Агония Польши. Сентябрь 1939

Предлагаемая Вашему вниманию статья не претендует на эксклюзив. Но на наш взгляд она сегодня актуальна. Войну в Польше нельзя отнести к забытым — публикаций на эту тему не мало, но большинство сегодняшних авторов активно «нажимает» на политическую подоплеку этой истории или пытается найти в ней некие «жареные» фанты и фактики, часто на поверку оказывающиеся абсолютным ВЫМЫСЛОМ. Чтобы нас не обвиняли в политических пристрастиях, в сегодняшней публикации автор опирался именно на зарубежные источники, главным из которых стал капитальный труд - «ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ» (К.Типпельскирх). Думаем, что эту статью с интересом для себя прочитают и те начинающие критики, что с легкостью купились «ЛЕДОКОЛОМ» В.Б.Резуна (прославившегося под псевдонимом Виктора Суворова) и которые смогут теперь задать себе те самые вопросы, которыми они (цитируя упомянутого псевдоисторика) мучают людей, стоящих на иных позициях. И не сочтут ли они теперь, что удар, нанесенный А.Гитлером по Польше, был также превентивным, как средство предотвращения оккупации Польшей Восточной Пруссии?

3 апреля 1939 г. главное командование вермахта выпустило директиву «О единой подготовке вооруженных сил к войне», содержащую основные положения подготовки к предстоящий войне с Польшей. Главная задача сухопутных войск, наложенная в директиве, состояла в полном уничтожении вооруженных сил Польши до возможного вступления в войну третьей стороны. Для этого предписывалось готовиться к ведению "молниеносной войны" - нанесению внезапного массированного удара, который приведет к полному превосходству вермахта до завершения противником мобилизационных мероприятий. Директивой предусматривалась ВОЗМОЖНОСТЬ начала операции с двадцатых чисел августа 1939 г.


В географическом отношении у Германии имелись все предпосылки дли достижения быстрой победы над Польшей, которая находилась как бы в полуокружении, т.к. Восточная Пруссия нависала над ее территорией с северо-востока, а проведенная аннексия Чехословакии позволяла им использовать Словакию для массированного вторжения с юга. Такая конфигурация линии фронта давала возможность вермахту нанести мощный удар большими силами по сходящимся направлениям. Нетрудно было предвидеть (для тех военоначальников, которые тогда хотели мыслить), что германское командование будет вести боевые действия в Польше двумя или даже тремя группами армий, используя естественно-географическое положение. Но польское командование почему-то считало, что возможное немецкое наступление будет развиваться только по одному пути. Впрочем, об этом позднее.

Для ведения боев немецкое командование создало две группы армий «Север» и «Юг». Само их название говорит о местах их развертывания.

В гpyппy армий «Север», которой командовал генерал-полковник фон Бок, входили 4-я и 3-я армии. Перед ними была поставлена задача совместными ударами из Восточной Пруссии и Померании установить связь Восточной Пруссии с Германией. Впоследствии они должны были согласованными действиями всех сил разгромить противника, оборонявшегося севернее Вислы, после чего во взаимодействии с группой армий «Юг» уничтожить польские части, которые вес еще останутся в западной части Польши. Из излучины рек Одер и Варта должны были наступать только небольшие силы, чтобы сковать здесь польские войска и внести противника в заблуждение.

Агония Польши. Сентябрь 1939
Вступление немецких войск в Польшу. Утро 1 сентября 1939 г.


Немецкая танковая часть в районе Мзлопольска, 5 сентября 1939 г.


Немецкий солдат в бою. 5-6 сентября 1939 г.


Группа армий «Юг» под командованием генерал-полковника фон Рунштедта включала 14-ю, 10-ю и 8-ю армии и должна была, сконцентрировав мощные силы в полосе наступления 10-й армии, наступать из района Силезии в общем направлении на Варшаву, разгромив по пути стоящие против нее польские войска. Форсировав с ходу Вислу по обе стороны от Варшавы и окружив столицу Польши, они во взаимодействии с группой армий «Север» должны были довершить уничтожение оставшихся польских войск и выйти либо на границу с СССР, либо (если русские все-таки решились бы начать боевые действия против Польши) — на соединение с частями Красной Армии.

Всего для наступления против Польши были сконцентрированы 44 дивизии, в основном кадровые, в том числе танковые и моторизованные, Кроме того, 1 сентября началось формирование еще 10-ти дивизии резерва, которые в боевых действиях участии не принимали. Германские военно-воздушные силы на этом театре военных действий насчитывали до 2 ООО самолетов, сведенные в 1-Й воздушный флот под командованием генерала авиации Кессельринга (группа армий «Север») и 4-й воздушный флот под командованием генерала авиации Лёра (группа армий «Юг»).

Немецкая зенитная СДУ SdKfz 10/5 в бою. Польша, 1 1 сентября 1939 г.


Командирский SdKfz 222 преодолевает ручей по построенному мосту.


Уличный бой в Быдгощ.


Немецкая автомобильная часть на марше к Варшаве. 6 сентября 1939 г.



Заметим, что перед войной Польша не считалась малым государством. Ее население составляло в 1939 г. более 35 млн, чел., а численность армии была весьма значительной для мирного времени - 30 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия и отдельных кавалерийских бригад (более 1 млн. чел.). Оснащение польских вооруженных сил оружием было достаточным, но его образцы (оружия) представляли собой изделия преимущественно устаревших типов. Танков было немного; и из них только 7ТР более или менее отвечал современным требованиям и брался немцами в расчет. Полученные из Франции танки «Рено» R3S и «Хочкисс» Н35 гак и не были введены в строй (по халатности командования для них не были изготовлены даже инструкции на польском языке, что делало их освоение войсками почти безнадежным делом). Из тысячи с небольшим самолетов, составлявших польские военно-воздушные силы, меньше половины (и те — бомбардировщики) могли считаться более или менее современными. Полевая артиллерия преимущественно состояла из скорострельных пушек калибра 75-мм и 76-мм выпуска 1890-1920 гг. Противотанковая артиллерия была вполне современной, но крайне малочисленной. Еще более малочисленна была зенитная артиллерия, развитию которой, равно как и развитию истребительной авиации, в Польше совершенно не уделялось внимания перед войной.

Промахи в оснащении и комплектовании вооруженных сил Польши усугублялись стратегическими просчетами польского командования. При существующем положении Польша могла рассчитывать на успех в обороне собственной территории, лишь отведя основные СИЛЫ за Вислу, Сан и Нарев и возведя там дополнительные укрепления. Но при этом пришлось бы отдать немцам индустриальный район Верхней Восточной Силезии, и потому польскому командованию с его великодержавным образом мышления такой отход казался невероятным. Командующий польскими вооруженными силами маршал Рыдз-Смиглы поставил перед собой совершенно неразрешимую задачу. Подобно своим учителям — французам, он хотел удержать существующими силами всю территорию Польши, а против Восточной Пруссии предпринять даже стремительные наступательные действия. Принцип «своей земли вершка не отдадим» преобладал до войны в оборонительной доктрине практически всех европейских стран. Поэтому основные силы польской армии (подобно армиям других стран) располагались вдоль границ с тем, чтобы отразив первый удар агрессора быстро перейти в наступление и «бить врага на его территории малой кровью могучим ударом». Кроме того, польское командование считало, что Франция, верная своему союзническому долгу, непременно ударит Германию с тыла, которой в таком случае грозил «детский мат в три хода».

Таким образом, реальный шанс перенести военные действия с Германией в позиционную войну на заранее подготовленных рубежах, был проигнорирован, а вести маневренные бои существующими силами Польша была не в состоянии. Так что война была заведомо проиграна польским командованием задолго до сентября 1939 г.

Мы намерено опускаем здесь Гляйвицкий инцидент, многократно описанный за пятьдесят лет послевоенной истории и перейдем к ходу военных действий.

Польское командование (также как и командование многих европейских государств) рассчитывало, что война начнется в соответствии с традициями, с приграничных стычек и боев, в ходе которых будут участвовать небольшие силы с обеих сторон, постепенно вовлекая в бои все большие массы войск и потому не спешило с проведением всеобщей мобилизации, объявленной 20 августа скрытую мобилизацию польское правительство начало еще в марте 1939 г. Предусмотренное планом мобилизации стратегическое развертывание войск к началу боевых действий не было закончено, и удар немецких подразделений многие части польской армии приняли, находясь или в движении или на временных не оборудованных позициях.

PzKpfw IV Ausl А в районе Модлина. Сентябрь 1939 г.


Трофейный польский танк А11 Mark I в окружении немецких солдат.


Сдача польских войск группы «Модлин». 21 сентября 1939 г.


Командир немецкого танкового подразделения принимает капитуляцию польских офицеров. Сентябрь 1939 г.


Немецкие войска, в соответствии с доктриной «молниеносной войны» (авторство которой некоторые авторы приписывают почему-то Советскому Союзу), перешли границу Польши 1 сентября 1939 г. в 4 часа 45 минут утра. Одновременное выступлением всех наземных войск массированные удары по польским аэродромам нанесли подразделения люфтваффе. Польские летательные аппараты, несмотря на уже проводившуюся мобилизацию и приготовления к войне польским командованием, находились на них совершенно открыто, многие из них не были заправлены топливом, не несли вооружения, и потому авиация обороняющихся быстро прекратила свое существование.

Действия сухопутных войск развивались в строгом соответствии с заранее разработанным сценарием. Несмотря на авантюрность некоторых пунктов этого сценария, наступление немецких войск разворачивались, в общем, успешно. Немного портили впечатление неудачи с операцией по захвату моста в Диршау (полякам удалось взорвать мост, что ненадолго задержало наступающих) и действием десантной группы в Вестерплятте (неожиданно для себя немцы встретили здесь яростное сопротивление). Несмотря па гарантии союзников, только утром третьего дня боевых действий англичане и французы выдвинули немцам ультиматум, а к обеду - объявили войну. Но никаких активных действий, вопреки многочисленным обещаниям польскому командованию, не начали. Более того — все страхи Гитлера, что союзники, даже не переходя границы, смогут ограничиться эффективными действиями собственной авиации и флотов против территории Германии, не оправдались и по свидетельству К.Зиберта, командовавшего ротой прикрытия «Западного вала», Франция, гаркнув, заснула.

Группе армий «Север» потребовалось всего несколько дней, чтобы установить связь между Восточной Пруссией и Германией. После боев в Тухольской Пустоши с пытающимися контрнаступать и обороняться здесь двумя польскими пехотными дивизиями и кавалерийской бригадой, 4-я армия вышла 4 сентября в район Кульма и форсировала Вислу. В ходе проведенных боев было захвачено в плен более 16 ООО чел при 100 орудиях. Части 3-й армии, наступавшие из Восточной Пруссии, 4 сентября ворвались в северный форт крепости Грудзёнз и на следующий день крепость пала. К 7 сентября передовые части армии вышли к реке Нарев, по пути уничтожив большую группировку противника в районе севернее Млава.



14-я армия группы армий «Юг» с мизерными потерями захватила Верхнесилезский промышленный район, просто обойдя находившиеся здесь польские укрепления.

10-я армия, в составе которой было несколько танковых дивизий, уже 2 сентября вышла передовыми частями к реке Варта севернее Ченстохова, после чего повернула на Варшаву и Радом. 7 сонтября 10 армия находилась уже в 60 км юго-западнее Варшавы.

5-6 сентября выяснилось, что расчет потребного количества боеприпасов и артиллерии на ведение боевых действий оказался, мягко говоря, недостаточным, а также тот факт, что немецкие самолеты и танки потребляют бензина несколько больше, чем то гарантировалось фирмами — изготовителями. Но если положение с бензином было пока терпимым, то катастрофически подходило к концу дизельное топливо. Чтобы позволить дизельным грузовикам перемещаться, 6 сентября было спешно разработано указание по замене дизельного топлива смесью синтетического бензина с сырой нефтью, Все чаще для снабжения войск применяли авиацию. 6-7 сентября 1939 г. стали критическими днями всей Польской кампании.

К 7 сентября войска прикрытия всех польских приграничных оборонительных районов были сбиты и уничтожены, либо осуществляли беспорядочный отход. Управление вооруженными силами Польши под ударами немецких войск стало невозможно, но несмотря на это, польские солдаты дрались повсюду с крайним ожесточением, хотя их командование было совершенно бестолковым, что приводило большей частью к неоправданно высоким потерям. 6 сентября польское правительство спешно покинуло Варшаву и перебралось в Люблин, откуда 9 сентября выехало в Кременец, а 13 сентября - в Залещики. 16 сентября польское правительство перешло границу Румынии. Армия осталась без командования; страна была брошена на произвол судьбы.

Уличный бой в пригородах Варшавы.


Немецкие огнеметчики подавляют польскую огневую точку. Сентябрь, 1939 г.


Немецкая авиация бомбит Варшаву. Сентябрь, 1939 г.


Расчет немецкой 20мм зенитной пушки на площади Оперы в Варшаве.


Расчет немецкой гаубицы в уличных боях в Варшаве.


Дальнейшие операции немецкой армии привели к окружению и уничтожению всех, еще истекавших кровью в обороне западнее Вислы, польских частей. Несмотря па очевидный исход этой обороны, польские солдаты продолжали драться порой с отчаянием, доходящим до безрассудства. К 10 сентября бои здесь были окончены. Затем 3-я и 14-я немецкие армии предприняли наступательные действия восточнее Вислы. Они нанесли глубокие удары с севера и юга с целью окружения польских резервных частей, находившихся здесь. Действия 14 армии упрощались тем, что 5 сентября а войну вступила Словакия, которая выдвинула одну дивизию, перешедшую границу у Дукельского перевала. Соединения 14 армии встретили у реки Сан сильную оборону, которая 9-10 сентября была прорвана севернее Санок. 11 сентября соединения правого фланга 14 армии форсировали реку, завершив обход и окружение Перемышля.

Соединения левого фланга 14-й армии, после захвата Кракова, продвигались по обе стороны верхнего течения Вислы и затем переправились на восточный берег реки в районе Сандомира. Далее была осуществлена переправа через Сан и выход к Рава-Русская, где наступавшие части столкнулись с крупной группировкой польских войск. Это были остатки польских армий, отошедших сюда с южной границы. Командовал этими подразделениями Генерал Пистор. Группировка оказала немецким войскам ожесточенное сопротивление и нанесла большие потери, по тем не менее, к 16 сентября она была окружена, а вскоре и уничтожена..

10-я армия, форсировав Варту, 13 сентября окружила в районе Радона крупную группировку польских войск, создав котел, к котором «были сварены» более 65 тыс человек и 145 орудий. После нескольких дней боев, находившиеся здесь остатки пяти польских дивизий, были захвачены в плен. Левое крыло 10-й армии тем временем продолжали продвигаться к Варшаве. Уже 11 сентября ее передовые танковые части завязали бои в предместье польской столицы, но все их атаки были отбиты.

В эти дни для немецких войск создалось новое критическое положение на северном фланге 8-й армии, отразившееся и на 10-й армии. Создалось оно потому, что 4 пехотные дивизии и 2 кавалерийские бригады армии «Познань», которые польское командование планировало использовать для ведения наступательных действий на территории Германии и которые не были задействованы в оборонительных боях, начали отступление в общем направлении на Варшаву. По пути польские войска встретили сильно растянутую немецкую 30-ю дивизию, которая обеспечивала северный фланг 8-й армии, наступавшей на Лодзь. Польские войска повернули на юг и на широком фронте атаковали немецкую дивизию, которая оказалась в сложном положении. Другие польские подразделения, беспорядочно отступавшие в направления Варшавы, соединились с познанской группировкой и усилили её. 8-я армия была вынуждена повернуть на север и перейти к обороне. Приостановили свое наступление и части 10-й армии, получившие приказ атаковать польскую группировку с востока. Соединения 4-й армии получили приказ окружить поляков также с севера. Но прежде, чем окружение было завершено, частям немецкой 8-й армии пришлось туго, так как части группы «Познань» непрерывно атаковали их с отчаянностью смертельно раненого зверя. Это длилось с 8 но 11 сентября, после чего польские подразделения сами перешли к обороне, время от времени пытаясь пробиться па юг. 16 сентября они совершили последнюю попытку вырваться из кольца немецких войск в районе Лович, после чего их сопротивление было сломлено. 19 сентября остатки девятнадцати дивизий и трех кавалерийских бригад, всего около 170 тыс. человек во главе с генералом Бортновским, сложили оружие.

17,19. А.Гитлер рассматривает разрушенный польский бронепоезд.


Немецкий танк PzKpfw II Ausf с, подбитый в пригородах Варшавы.


Парад немецких войск в Варшаве.


Пока шли бои с группировкой «Познань», немецкая 3-я армия наступала вслед за танковым корпусом Гудериана (переброшенным для ее усиления) восточнее Вислы. 9 сентября армия переправилась через Нарев и устремилась на юг, 11 сентября она практически без препятствий со стороны польской армии форсировала Буг, и, обойдя Варшаву с востока, повернула через Седльце на запад, чтобы окончательно окружить столицу, меж тем как подвижные соединения Гудериана продолжали двигаться на юго-восток. Один передовой отряд прорвал 14 сентября линию фортов Бреста и пробился к цитадели. Но сопротивление гарнизона было сломлено только 17 сентября с подходом главных сил.

13 сентября в руки немецких войск перешла крепость Осовец на северо-востоке Польши. Теперь оставалось окружить Варшаву с запада, что и было вскоре сделано.

17 сентября в войну решил вступить Советский Союз. Быстро продвигаясь в перед Красная Армия к 21 сентября сломила организованное сопротивление везде, где оно вспыхивало и вскоре встретились с передовыми частями немецкой армии. Впрочем, «Красный блицкриг» (а скорее всего - маневры, на которых временами постреливали боевыми патронами) - тема, которая заслуживает отдельного описания.

19 сентября польская кампания была фактически окончена. Варшава, несмотря на многочисленные немецкие ультиматумы и меморандумы, продолжала отчаянное сопротивление, но силы защитников таяли под ударами авиации и артиллерии 21 сентября по предложению немецкого командования из города были эвакуированы представители всех дипломатических миссий и более 1 200 иностранцев, а 28 сентября город пал. 30 сентября капитулировала крепость Модлин, а 2 октября прекратил ожесточенное сопротивление и последний оплот поляков - порт Хель.

В войне, длившейся всего 18 дней (осада Варшавы — не в счет), польская армия была полностью уничтожена. Примерно 695 тыс. человек попали в плен к немцам, до 217 тыс. человек - к русским. Возможно, что до 100 тыс. человек спаслись бегством через границы Румынии, Венгрии и Литвы. Громадное число убитых польских солдат и воевавших бок о бок с ними мирных жителей, составляет по некоторым источникам, более полутора миллиона человек, и скорее всего, никогда не будет точно установлено.

Германские вооруженные силы успешно закончили первый этап своего «блицкрига». Несмотря на то, что им противостоял достаточно многочисленный противник, операция развивалась почти без отклонений от сценария. Потери немецкой армии были мизерными: 10 572 человека убитыми, 30 222 ранеными и 3 -109 пропавшими без вести. Но все эти успехи в немалой степени определялись безграмотным руководством польского командования и ура-патриотическим настроением населения до войны при полном молчании польских союзников. Несмотря на то, что польская кампания изучалась представителями военных разведок многих стран, правильных выводов из нее не сделал никто. Французы, англичане, русские и американцы - все стали жертвами переоценки собственных сил и поддались самоуспокоению. Чтобы на них таких больших и сильных напали какие-то немчики (или япончики)... Да никогда в жизни! Но нападали, и вдруг оказывалось, что такие большие и сильные (американцы, англичане, русские, французы ...) совершенно не были готовы к войне и платили за это очень большой ценой. Порой непомерной.

Но и германское командование не вынесло для себя никаких уроков из прошедшей кампании. Именно после Польши Гитлер уверовал в абсолютную непогрешимость военной доктрины Третьего рейха и безотказность военной машины вермахта. И опробованный шаблон «пошел в тираж» на протяжении всех последующих кампаний, а когда настала пора переучиваться, времени для этого уже катастрофически не хватило.
Автор:
А. Майоров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

117 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти