«Пора, братцы! Кто остался жив – помни мое дело!»


3 апреля исполнился 173 год со дня подвига, совершенного рядовым Тенгинского полка Архипом Осиповым. К великому сожалению, это, как и многие другие, героическое деяние покорителей Кавказа известно сегодня в основном историкам. Между тем, знание этих событий, произошедших, по историческим меркам, не так уж давно, возможно, заставило бы российское общество и политиков взглянуть несколько иначе и на происходящее на Кавказе сегодня.

Архип Осипов совершил подвиг 22 марта (по старому стилю) 1840 года при обороне Михайловского укрепления Черноморской береговой линии во время нападения на него черкесов.


Здесь уместно сделать отступление. Сопротивление кавказских мятежников в ХIХ веке в значительной степени подпитывалось извне. Турция, Великобритания, Франция финансировали, вооружали и подстрекали враждебных России горцев. Турецкие суда доставляли в гавани черноморского побережья оружие, боеприпасы и деньги. А назад везли черкесских и не только юношей и девушек, проданных их соплеменниками для гаремов Малой Азии и Ближнего Востока. Этот «бизнес» получил столь широкое распространение и был так популярен у горцев, что, по подсчетам историков, только число черкесских невольников и невольниц, проданных туркам, переваливает за миллион! Так что перед русским властями на Кавказе стояла задача не только пресечь помощь мятежникам извне, но и положить конец столь омерзительному явлению, как работорговля. Для того чтобы прекратить сношения черкесов с турками, прибрежные воды патрулировали суда Черноморской эскадры и казачьей гребной флотилии, а в ряде бухт, где ранее осуществлялась турецко-черкесская торговля, были выстроены укрепления и размещены армейские гарнизоны. Одним из таких фортов Черноморской береговой линии и было Михайловское укрепление, построенное в устье реки Вулан в 1837 году.

Отметим, что черноморское побережье в те времена мало напоминало сегодняшнее. Служба в прибрежных крепостях была весьма сурова. Горцы фактически держали гарнизоны укреплений в непрерывной осаде. Заготовка дров и сена больше напоминали боевые спецоперации. Дорог не было, и вся связь с «большой землей» осуществлялась только по морю. В периоды осенних штормов, она совершенно прекращалась. Но наиболее страшны для обитателей фортов были малярия, цинга и эпидемии инфекционных болезней, которые выкашивали гарнизоны. Особенно тяжелым в этом смысле оказался осенне-зимний период 1839-40 гг. К весне 1840 года ситуация на береговой линии приняла угрожающий характер. В форте Лазарева число больных составило 2000 человек, в Навагинском укреплении из 230 человек больными оказались 110, из двух рот Михайловского укрепления только 50 военнослужащих были здоровыми. Командующий береговой линией генерал-лейтенант Николай Раевский, сын прославленного героя Отечественной войны 1812 года, буквально бомбардировал командующего Черноморской и Кавказской линиями Граббе рапортами о бедственном положении прибрежных фортов и необходимости немедленной помощи. Но тщетно.

В феврале и в марте огромные полчища черкесов обрушились на обезлюдевшие крепости, и 4 из них пали: 7 февраля - форт Лазарева, 27 - форт Головинский, 29 февраля - укрепление Вельяминовское и Туапсе.
22 марта на Михайловское укрепление напали банды горцев, в 20 (!) раз превосходившие по численности поредевший русский гарнизон. Во время этих ожесточенных боев и совершил свой подвиг русский солдат. Когда противник ворвался в форт, последовал взрыв порохового погреба, подожженного рядовым Тенгинского полка Архипом Осиповым. От взрыва погибли три тысячи бандитов и почти весь гарнизон крепости. Остатки гарнизона (около 80 человек) попали в плен к горцам. Приказ взорвать крепость вместе с противником отдал руководивший обороной укрепления штабс-капитан Николай Константинович Лико, во время налета раненый двумя пулями, а затем порубленный шашкой. По одним сведениям, он пал в крепости, по другим - был захвачен в тяжелом состоянии в плен, где и умер.

На всех бастионах крепости уже развевались значки черкесских узденей, укрепление пылало - в горящем лазарете погибло более ста тяжело больных солдат. Последняя схватка шла у входа в пороховой погреб. Архип Осипов схватил пылающую головню и со словами: «Пора, братцы! Кто останется жив - помни мое дело!», - бросился в погреб. О подвиге Архипа Осипова узнали спустя несколько месяцев после того, как почти пятьдесят защитников крепости, возвратившись из плена, под присягой все подтвердили.

«Обрекая себя на столь славную смерть, - гласил приказ военного министра от 8 ноября 1840 года, - он просил только товарищей помнить его дело, если кто-либо из них останется в живых». Это желание Осипова исполнилось. Несколько храбрых его товарищей, уцелевших среди общего разрушения и погибели, сохранили его завет и верно его передали.
...Архип Осипов происходил из семьи крепостных крестьян села Каменка Липецкого уезда Киевской губернии. О времени его рождения точных данных нет. По одним источникам на момент совершения геройского поступка ему было 38 лет, по другим - 40.
За свою долгую службу Осипов участвовал в войнах с Персией и Турцией, за что в 1829 году был награжден серебряными медалями. В мае 1834 года два батальона Крымского полка, в том числе 5-я мушкетерская рота, где служил Осипов, влились в Тенгинский полк.
Государь Император почтил заслуги доблестных защитников Михайловского укрепления в оставленных ими семействах. Для увековечения памяти о подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда имя его в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках, при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении». Он удостоился чести стать первым из русских воинов, чье имя было навечно зачислено в списки воинской части.

Подвигу Архипа Осипова посвящали стихи и песни. В октябре 1881 года во Владикавказе герою был воздвигнут памятник, позже разрушенный. Но на месте взорванного укрепления и ныне стоит шестиметровый чугунный ажурный крест, сооруженный на народные деньги в 1876 году. А в 1889 году станица Вуланская по просьбе жителей была переименована в Архипо-Осиповскую, и доныне, уже в качестве поселка городского типа, носящая имя русского героя.

В результате героического поступка Осипова потери противника были столь велики, что Михайловское стало последним укреплением, им захваченным. Для штурма других фортов у него уже не было сил, боевой дух горцев был значительно подорван столь грандиозными потерями.
Первоисточник:
http://pravoslav-voin.info/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

45 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти