С красной звездой на броне

С красной звездой на бронеВ 1942 году начались массовые поставки авто- и бронетанковой техники в СССР по ленд-лизу. Тысячи американских, английских, канадских танков, грузовиков, джипов и мотоциклов стали поступать на вооружение Красной армии. Это помогло фактически заново моторизировать советские войска, восполнить тяжелые потери лета-осени 1941 года, приступить к формированию новых танковых и механизированных соединений. И хотя танковый ленд-лиз не превысил 13% от советского производства, поставки по одному из видов бронетехники составили все 100%.

Речь идет о колесных, гусеничных и полугусеничных бронетранспортерах союзников.


Пятнадцатого сентября 1916 года летящий в районе реки Соммы британский самолет-разведчик передал в тыл сообщение, которое тут же попало в мировую прессу: «Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении». Это был танк МК-1.

32 его собрата атаковали немцев и сумели продвинуться в течение дня в глубь германской обороны на 5 км, причем потери англичан составили в 20 раз меньше обычных. Так появилось во время Первой мировой новое грозное оружие. Его психологический эффект было невозможно переоценить, но вскоре выяснилось, что сильно страдает взаимодействие танков с пехотой. По изрытой воронками земле пехотинцы не успевали за танками, пехоту отрезали пулеметным и артиллерийским огнем, она несла большие потери.

Солдат надо было как-то прикрыть броней и «доставить» до вражеских окопов, где бы они действовали самостоятельно, закрепляя успех и прикрывая танки. Поэтому командование британского танкового корпуса после сражения у Камбре в ноябре 1917 г. заказало и танк специальной конструкции — транспортер пехоты.

Первый в истории бронетранспортер получил название МК-9. За его основу была взята конструкция первого танка МК-1, с которого демонтировали вооружение и бортовые спонсоны. Корпус немного удлинили, разместив на каждом борту по две овалообразные двери с лючками для стрельбы из винтовок. Машина могла брать на борт до 30 пехотинцев или 10 т груза. По современной классификации это был тяжелый бронетранспортер, но с противопульным бронированием. Всего было выпущено около 35 таких машин, однако принять участие в боевых действиях до подписания перемирия они не успели.

Массовое применение танков привело к системе формирования бронетанкового вооружения. Во время крупнейшего танкового сражения Первой мировой, Амьенской операции 1918 года, союзники уже расширили «ассортимент» и применяли транспортеры, радиотанки, танки-мостоукладчики, танки инженерного разграждения, танки — тягачи артиллерийских орудий.

Новая модель танка МК-5 благодаря своему размеру уже сама позволяла брать на борт небольшой десант. Во время Амьенской операции танки МК-5 доставили к границам прорыва два пулемета «Льюис» и два пулемета «Гочкисс» вместе с расчетами, которые, высадившись из танка, отражали немецкие контратаки.

Танкам в этом сражении неоднократно приходилось возвращаться и снова зачищать окопы противника, увлекая за собою пехоту. Они коренным образом изменили общий характер боя при условии массированности, внезапности применения их на широком фронте с эшелонированием в глубину. Но танкам была нужна поддержка артиллерии, чтобы подавлять огонь вражеских орудий и огонь ПТО; необходимо было сопровождение пехоты, которая обеспчивала бы охранение и занимала местность; требовались саперы для преодоления препятствий; необходимы были моторизированная разведка и служба тыла. Стало очевидным, что все эти части надо включать в состав бронетанковых войск Но и другие рода войск тоже не могли успешно взаимодействовать с танками без механизированных средств передвижения…

Британский путь

Инициатива в развитии механизированных войск в 20–30-е годы принадлежала Англии. Сторонники механизации в британской армии, генералы Б. Лиддел Гарт, Дж. Мартель, Д. Фуллер, предлагали усилить танковые части пехотой и артиллерией на специальных бронированных машинах и полностью механизировать службу связи, тыла, разведки и саперов. Но мнения разделились. Одни авторитетные военные считали, что необходимы крупные смешанные соединения, где танки действовали бы при поддержке других родов войск, другие не менее авторитетные специалисты настаивали на сплошной механизации, при которой соединения состояли бы только из танков и бронемашин. Кстати говоря, последнее направление было взято на вооружение руководством РККА.

В 1927 г. на британском военном полигоне Солсбери-плейн формируется первое в истории тактическое объединение, использующее только двигатели внутреннего сгорания. Оно получило название экспериментальной механизированной бригады. На учениях скоро выяснилось, что колесный транспорт не может сопровождать танки на пересеченной местности. Пришлось пересмотреть требования к вспомогательным гусеничным машинам, таким как бронированный пулеметовоз, бронированный транспортер орудий, бронированный транспортер снабжения и пехоты.

И в конце 1928 г. появилась машина, оказавшая огромное влияние на развитие легкой бронетехники во всем мире. Речь идет о танкетке британского инженера Д. Кардена и его партнера по фирме В. Ллойда «Карден-Ллойд МК- 6», которая прижилась во многих странах и во множестве модификаций. Опыт эксплуатации танкетки позволил конструкторам фирмы «Виккерс-Армстронг» на основе не пошедшего в серию плавающего танка «Виккерс-Карден-Ллойд» в 1936 г. приступить к созданию транспортеров для новых пулеметов: тяжелого «Виккерс» и легкого «Брен». Открытая сверху легкобронированная машина (10 мм) массой 3,7 т и высотой 1,58 м имела 8-цилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 60–85 л.с, который позволял развивать скорость до 48 км/ч при запасе хода в 180–225 километров. Ее вооружение составляло 1–2 пулемета и 14-мм противотанковое ружье «Бойс», а экипаж — в зависимости от модификации 2–3 человека, десант — 3–4. Благодаря низкому удельному давлению на грунт порядка 0,45 кг/см2, бронетранспортер обладал высокой проходимостью.

В 1937 году машина получила название «Юниверсал-ган-карриер» и стала первым и самым массовым легким многоцелевым гусеничным бронетранспортером Второй мировой войны. Он был основным бронетранспортером Британского содружества, к 1945 году было выпущено в Англии около 57 000 ед., в Канаде — 29 000 ед., в Австралии — ок. 5000 ед., в Новой Зеландии — ок.1300, в США — ок.20000 ед. Настолько же многочисленным было количество его модификаций. Это и бронетранспортер пехотных подразделений, и носитель вооружений, и подвозчик боеприпасов, и артиллерийский тягач, и разведывательная машина, и огнемет, санитарная машина и др.


Первыми этими машинами в английской армии были вооружены разведывательные (бывшие кавалерийские) полки, в которых имелось 28 легких танков и 44 бронетранспортера. В состав Британских экспедиционных сил во Франции в мае 1940 г. входили 7 таких полков (308 ед. плюс 31 ед. в танковых частях). Но англичане практически лишились всех этих машин в основном в районе Дюнкерка.

Эти же машины первыми были отправлены по ленд-лизу в СССР. В 1941 г. прибыло 330 единиц, в 1942 г. — 903, в 1943 г. — 408, в 1944 г. — 351, в 1945 г — 16 ед. Всего за годы войны было получено 2008 бронетранспортеров как английских, так и канадских.

«Полутанк»

«Полутанк» или «Русский тип танка» — так обозначил австрийский майор Фриц Хейгль в своем очень популярном тогда справочнике «Танки» выпуска 1936 г. полугусеничный бронеавтомобиль периода Первой мировой войны «Остин-Кегресс».

Конструкцию движителя бронеавтомобиля запатентовал еще в 1914 г. заведующий технической частью императорского гаража и одновременно личный водитель Николая II французско-русский инженер Адольф Кегресс. По проходимости и скорости этот бронеавтомобиль превосходил даже первые английские и французские танки. Эмигрировав из России в 1917 году, Кегресс продал свое изобретение французской компании «Ситроен», и оно быстро нашло свое применение в Европе.

Полугусеничный тип движителя позволял избавиться от дороговизны и тихоходности гусеничного движителя и одновременно придавал колесной технике неплохую проходимость. Важна была и конструктивная простота, ведь в колесном автомобиле на гусеничный движитель заменялся только задний мост.

Пристальный интерес к этому виду машин проявила и Германия, имевшая опыт их использования в Первую мировую войну. По Версальскому договору Германии было запрещено иметь боевую бронированную гусеничную технику, поэтому немцы сосредоточились на проблеме будущей моторизации армии. Благодаря экспериментальным опытам в середине 20-х годов они пришли к выводу, что необходимо принять на вооружение систему полугусеничных тягачей с тяговым усилием 1, 3, 5, 8, 12, 18 т. С 1934 г. эта программа стала претворяться в жизнь. С этого времени до 1945 г. в Германии было выпущено более 50 тыс. тягачей всех типов.

Под влиянием трудов теоретиков танковой войны Л. Эймансбергера и Г. Гудериана «Танковая война» (1934) и «Внимание, танки!» (1937) в стране была разработана программа создания универсального среднего бронетранспортера для перевозки пехотного отделения и более легкого, вмещавшего половину отделения.Это бронетранспортеры семейства Sd.Kfz. 251 и Sd.Kfz.250, для производства которых были использованы базы полугусеничных тягачей: трехтонного Sd.Kfz.11 (фирма «Ханомаг») и однотонного Sd.Kfz.10 (фирма «Демаг»). Именно эти машины стали визитной карточкой немецких панцергренадеров во Второй мировой войне, их было выпущено более чем 22 тыс. единиц и более чем в 40 модификациях. Первый из них был запущен в производство в1938 г., второй — осенью 1940 г.

Войну в Польше немцы начали, имея всего лишь 68 Sd.Kfz.251, a при оккупации Франции — не более 300. В дальнейшем они старались оснастить бронетранспортерами один батальон в танковой дивизии, реже полк. Заметим, что по штату в 1935 г. в немецкой танковой дивизии надо было иметь 421 бронетранспортер, хотя таковой не был создан еще даже на бумаге!!!


«Арсенал демократии»

Успех блицкрига летом 1940 г., преимущество в подвижности и защищенности мотопехоты вермахта заставили серьезно задуматься военных за океаном. Находившиеся в зачаточном состоянии американские танковые войска требовали срочной модернизации… и моторизации. Главной автодержаве мира следовало решить, каким типом бронетехники оснастить свою армию и какие виды запустить в производство, чтобы по-настоящему стать «арсеналом демократии».

И хотя американцы вели работы над полугусеничными машинами, или, как они их называли, «хаф-траками» еще с 1932 г., когда приобрели французское шасси «Ситроен-Кегресс С417», в первую очередь в массовое производство в 1941 г. был запущен колесный разведывательный бронетранспортер фирмы «Вайт» М3 А1 «Скаут», выпускавшийся малыми партиями с 1937 г. Машина весом 5,62 т с рядным шестицилиндровым карбюраторным двигателем мощностью 110 л.с и колесной формулой 4 х4 развивала скорость на шоссе 81 км/ч, с запасом хода до 400 км. Оснащенная броней в 12 мм и вооруженная одним 12,7-мм и одним 7,7-мм пулеметами Браунинга, имела экипаж из одного человека и десант из 5–7. Машина использовалась в качестве разведывательно-дозорной, командно-штабной, санитарной, носителя миномета, легкого бронетранспортера и легкого орудийного тягача.

«Скауты» с 1942 г. находились на вооружении разведбатальонов пехотных, танковых дивизий и бронекавалерийских частей. Всего в 1941–1944 гг. было выпущено 20994 «скаутов». Эти бронетранспортеры активно поставлялись по ленд-лизу (11 тыс. ед.). Начиная с 1942 г. Советский Союз получил 3034 машины.

Фирма «Диамонд Т Мотор Компани», используя капот и кабину водителя от бронетранспортера М3 А1 «Скаут», агрегаты от грузовика «Форд v 8» с колесной формулой 4 х2 и резинометаллическую гусеницу «Тимкен», выпустила бронированный полугусеничный артиллерийский тягач М2 «Хаф-трак-кар» и бронированный полугусеничный бронетранспортер М3 «Хаф-трак Персонел Карриер». Однотипные машины незначительно отличались весом (М2–8 –98 т; М3–9,06 т), длиной (М3 был на 250 мм длиннее), экипажем (М2–2 чел., М3–3 чел.), десантом (М2–7 чел., М3–10 чел.), и М3 имел кормовой люк для высадки десанта. В остальном они имели одинаковую броню (13 мм), вооружение (1 х12,7 и 1 х7,7-мм пулеметы), оба ведущих моста, шестицилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 147 л/с, который развивал скорость до 72 км/ч при запасе хода в 321 км.

Осенью 1940 г. обе машины были приняты на вооружение и запущены в серию. Всего в 1941–1945 гг. было выпущено М2 во всех модификациях более 13 тыс. единиц, а М3 и его более улучшенной версии М5 и М9 во всех модификациях — более 31 тыс. единиц, став самыми массовыми полугусеничными бронетранспортерами Второй мировой.

Во всех частях американской танковой дивизии должно было быть ни много ни мало 733 «хаф-траков» (!). «Хаф-траки» тоже поставлялись по ленд-лизу в различные страны, в том числе и в СССР, но не так уж и много: всего 1158 машин, из них М2–342, М3–2, М5 A — 401, М9–413 единиц. Правда, в Советский Союз было доставлено несколько видов самоходных артиллерийских установок на базе «хаф-траков». Это были 57-мм противотанковая САУ на базе М3-Т48, получившая в Красной армии обозначение СУ-57 (650 ед.); 37-мм зенитная САУ на базе М3-м15 (100 ед.); 12,7-мм счетверенная пулеметная зенитная САУ на базе М5-м17 (1000 ед.)

РККА. Свой путь

Вступив в «Танковый клуб» позже других его участников, СССР начал быстро наверстывать упущенное. Форсированная индустриализация страны позволила создать мощную танковую промышленность.

Именно качественный скачок в танкостроении подтолкнул группу советских военных теоретиков В. К. Триандафилова, К. Б. Калиновского, С. Н. Аммосова к разработке концепции «глубокой наступательной операции», которая предусматривала массированное использование механизированных войск на важнейших направлениях. Уже в 1932 г. был сформирован первый механизированный корпус, включавший в себя около 500 танков и 200 автомашин. Вне всякого сомнения, в период с 1933 по 1937 г. Красная армия по инициативе маршала М. Н. Тухачевского и его единомышленников находилась в фарватере вопросов теории и боевого применения танковых войск, а также оперативно-тактического использования вооруженных сил в целом. Подтверждением этому стали масштабные маневры РККА в 1935 г. на Украине и 1936 г. в Белоруссии.

К концу 1937 г. в Красной армии было 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкие и 4 отдельные тяжелые танковые бригады и 3 отдельные бронебригады. Увы, на огромную армаду в 17 тыс. танков и бронемашин не приходилось ни одного бронетранспортера. Это было вызвано наличием серьезного кавалерийского лобби, опиравшегося на опыт Гражданской войны и выступавшего за применение конно-механизированных групп (кстати, оправдавших себя во время ВОВ). Свою негативную роль сыграли, безусловно, репрессии, практически уничтожившие руководство бронетанковых войск, а также ошибочные выводы из войны в Испании. И к тому же явно разработчики отечественных бронетранспортеров не могли похвастаться успехом.

В середине 30-х гг. на базе серийного легкого танка Т-26 были сконструированы опытные машины ТР-26 и ТР-4 на 14 и 15 десантников соответственно. Машины оказались перетяжеленными и крайне неудобными для десанта. В результате они не были приняты на вооружение. Также неудачной оказалась конструкция колесного санитарного транспортного бронетранспортера Б-22 на база Газ-ААА, созданного в 1938 г.

Более успешным шагом в развитии легкой бронетехники в предвоенные годы стал принятый на вооружение в 1937 г. бронированный артиллерийский гусеничный тягач Т-20 «Комсомолец», выпускавшийся до 1941 г. серией в 7780 машин. Эта машина, созданная на базе танка Т-38, при весе в 3,5 тонны имела броню в 10 мм, была вооружена пулеметом ДТ и развивала скорость в 50 км/ч при запасе хода 250 км, могла перевозить 6 членов расчета и двух членов экипажа. Тягачи «Комсомолец» позволили большей частью моторизировать противотанковую, батальонную и полковую артиллерию. Но в войну РККА вступила, не имея собственного бронетранспортера, a это заставило массово применять танковый десант на броне…

С красной звездой на броне

Первые бронетранспортеры по программе ленд-лиза начали поступать в СССР осенью 1941 г. Английские, а с 1942 года и американские машины проходили через отделы приемки бронетанковой техники сначала в Архангельске и Мурманске, затем в Баку и Владивостоке, а к концу войны и в Одессе. В марте 1942 г. в Урюпинске создается 20-й отдельный учебный танковый полк для подготовки экипажей бронетранспортеров всех типов, который позже был переведен в Рязань. На подготовку командного и технического состава было ориентировано 3-е Саратовское училище бронемашин и бронетранспортеров. Экипажи для САУ Т48, М15, М17 проходили специальную подготовку. Ремонтировали бронетранспортеры в основном на ремонтной базе № 2 в Москве.

В боевые части первые бронетранспортеры (английские «Универсалы») попали перед началом контрнаступления под Москвой. Как правило, они поступали на вооружение разведывательных рот танковых бригад — по 3–10 машин. В дальнейшем они состояли на вооружении разведывательных и мотоциклетных батальонов танковых и механизированных корпусов, а в некоторых случаях отдельных мотоциклетных полков танковых армий (5 ед.).
К маю 1945 г. в составе Красной армии действовали 11 отдельных полков и 41 мотоциклетный батальон, в различной степени укомплектованные импортными бронетранспортерами. Так, в составе 91-го отдельного мотоциклетного батальона 19-го Перекопского танкового корпуса имелось 2 танка «Валентайн»,10 бронеавтомобилей БА-64 и 10 бронетранспортеров «Юниверсал-карриер».

Бронетранспортер завоевал уважение советских солдат за надежность, маневренность и проходимость. Часто на эти машины устанавливалось советское вооружение: пулеметы ДТ, ДШК, противотанковые ружья ПТРД и ПТРС.

Самый известный случай боевого применения «универсалов» произошел в конце 1943 г. в Таврии в районе Перекопа. Разведгруппа 19-го танкового корпуса 51-й армии 4-го Украинского фронта под командованием лейтенанта Галямова в составе двух «универсалов» отслеживала перемещение отступающих немецких частей. Получив от пленного данные о расположении колонны штаба, разведгруппа в 10 км южнее села Новосычевка сумела захватить в плен заместителя командира горнострелковой дивизии, начальника штаба и начальника санитарной службы…

Но самой массовой моделью, поставляемой в СССР, стал бронетранспортер М3 А1 «Скаут». Оказался неприхотлив и не вызывал нареканий. В Красной армии «скауты» поступали на вооружение разведывательных частей, а также использовались как штабные машины. Разведрота танковой бригады получала 3–4 «Скаута», разведбатальон корпуса — 6–8, а мотоциклетный полк танковой армии — 13–16 машин.

В 1944 г. стали формироваться разведроты танковых и механизированных бригад в составе 6 «скаутов» и 4 СУ 57 (Т 48). Разведка танковых частей всегда была на острие главного удара, первой врывалась в города, захватывала мосты и переправы, брала пленных. Советский разведчик на «Скауте» стал символом воина-освободителя не только у нас в стране, но и в Восточной Европе.

25 апреля 1945 г. разведрота старшего лейтенанта И. Матушкина из 4-й гвардейской механизированной бригады 2-го гвардейского механизированного корпуса первой ворвалась на восточную окраину чешского города Брно. «Скаут» сержанта Б. Баязиева, преодолев заграждения и сильный огонь противника, оторвался от своих. Внезапно сержант заметил орудие ПТО, которое расчет разворачивал на позиции. Быстрым маневром, а затем очередью из пулемета расчет был уничтожен. Разведчики продвинулись дальше, и основные силы 4-й механизированной бригады смогли вступить в город.

Бронетранспортеры М2, М3, М5, М9 в основном использовались как артиллерийские тягачи в истребительно-противотанковой артиллерии.118 машин применялись в качестве штабных. В частности, в декабре 1943 г. на бронетранспортере М2 передвигался член военного совета 1-й гвардейской танковой армии генерал-майор Н. К. Попель. Более активно применялись самоходные артиллерийские установки на их базе. САУ 57 (Т48) состояла на вооружении 16-й,19-й, 22-й самоходно-артиллерийских бригад (60–65 САУ в бригаде), приданных 3-й,1-й и 4-й гвардейским танковым армиям. С 15 июля по 31 августа 1944 года 19-я сабр уничтожила 18 пулеметов,16 орудий, 4 миномета, 36 танков,13 броневиков, 33 автомашины и 230 солдат. Но по существу, СУ 57 являлась бронетранспортером с усиленным вооружением, поэтому остальные машины получили разведывательные части. Так, в разведроте танковой бригады полагалось иметь батарею (4 САУ), а отдельному мотоциклетному полку или батальону дивизион (8 САУ).

Машины, как правило, довооружались пулеметом ДТ и тремя ППШ и успешно использовались в составе разведгрупп. 14 января 1945 г. в районе переправы через реку Оджувол в Польше разведгруппа 6-го отдельного мотоциклетного полка 1-й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта под командованием майора Иванова догнала отходящую колонну противника, и разведгруппа в составе шести танков «Валентайн» и 8 СУ 57 с десантом автоматчиков на борту обошла колонну с фланга, неожиданно захватила мост и открыла огонь по противнику. В результате колонна, растянувшаяся на 5 км, была уничтожена…

Зенитные САУ М15 и М17 поступали в Красную армию на вооружение зенитно-артиллерийских полков механизированных и танковых корпусов или зенитно-артиллерийских дивизий танковых армий. В 7-м гвардейском танковом корпусе было 10 ЗСУ М17, а в 8-м гвардейском мехкорпусе — 19 ЗСУ М 17. Высокая скорострельность до 2000 в/м позволяла эффективно прикрывать наступающие войска, а нередко и поддерживать их огнем. Очень часто ЗСУ включались в передовые отряды танковых частей.

2 мая 1945 г. батарея старшего лейтенанта Суркова из 359-го гвардейского зенитно-артиллерийского полка 4-й гвардейской танковой армии была атакована большой группой немцев на окраине Берлина. Вовремя подоспевший взвод ЗСУ М17 шквальным огнем счетверенных крупнокалиберных пулеметов спас ситуацию. Только убитыми немцы потеряли 138 солдат и офицеров, а 76 сразу сдались в плен.

Нельзя не упомянуть и о поставках плавающих автомобилей в СССР. За годы войны мы получили из США 3500 плавающих автомобилей — 0,25-тонных «Форд GPA» и 586 3,5-тонных DUKW 353 6 x6, которые поступили на вооружение отдельных моторизированных батальонов особого назначения. Особенно они пригодились при форсировании рек в Восточной Европе и Маньчжурии.

Конечно, 6442 бронетранспортера и 1802 САУ на их базе, поставленные нам по ленд-лизу, выглядят не очень убедительно по сравнению с 90 тыс. английских, 41 тыс. американских и 22 тыс. немецких бронетранспортеров, выпущенных в годы войны. Но они позволили создать подвижные разведывательные части танковых войск, так необходимые для наступления во второй половине войны, послужили импульсом для развития этого типа бронетехники у себя в стране.

Уже в начале 1943 г. на московском заводе «ЗиС» был построен макет бронетранспортера ТБ 42 на базе полугусеничного автомобиля «ЗиС 42», но из-за ненадежности ходовой части работы были прекращены. В 1944 г. конструкторы «ЗиС» создали опытный полугусеничный образец Б-3 на базе грузовика «ЗиС 5» и танка Т 70 с десантом из 10 человек, но из-за низкой скорости и ненадежности он тоже не был принят на вооружение.

Опыт использования американского бронетранспортера М3 А1 «Скаут» привел к созданию уже после войны в 1947 г. на базе грузовика «Газ-63» первого советского серийного бронетранспортера БТР-40. Даже внешне в нем отчетливо прослеживалось влияние американского аналога. Именно рождение этой машины послужило основой для создания в дальнейшем таких машин, как БРДМ-1, —2 и БТР-60. С этого момента колесный движитель стал основным и превратился в национальную особенность советских и российских бронетранспортеров.
Автор:
Евгений Музруков
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти