Мали: золото и тысяча французов

Недавно президент Франции отрапортовал, что до конца года Париж намерен сократить военный контингент в Мали до тысячи человек. «В конце апреля мы начнём вывод войск. Сейчас там 4 тысячи военных. В июле в Мали останется не более 2 тысяч французских солдат, в конце года — только тысяча», — сказал президент, отметив, что в случае необходимости военное присутствие Франции в стране может быть усилено. Причём в любой момент. По словам Олланда, Франция уже добилась решения основных операционных задач.




Заявление из разряда бодрящих поутру речей. Ранее Франсуа Олланд, если верить многочисленным сообщениям западной прессы, обещал ещё к марту окончить операцию в Мали и полностью вывести оттуда войска. Аналитиков терзали смутные сомнения, что Франция то ли открыла для себя новый Афганистан, то ли лезет в Мали совсем не ради убиения несчастных террористов, которых полно и в Сирии и которых она, как получается, волей-неволей там поддерживает. (Впрочем, видимо, поддерживает недостаточно. На днях Айман аз-Завахири, босс «Аль-Каиды», в радиообращении призвал своих сторонников разгромить и армию Асада в Сирии, и французов в Мали: «Пусть ваша битва идёт во имя Аллаха с целью установления власти шариата. Делайте всё возможное, чтобы ваша священная война привела к созданию исламского государства»).

За очередным заявлением президента Франции, как представляется, стоит не победное торжество (назначенное не то на апрель, не то на июль, не то на конец года), но и не грусть-печаль: мол, да, я признаю, что наш контингент не выберется из Мали до конца года. Нет, тут не то. Читайте дальше.

Следом за короткой речью Олланда прозвучали в эфире слова генсека ООН. Сформулировав условия, на которых в Мали может быть развёрнут международный миротворческий контингент, Пан Ги Мун письменно объяснил Совбезу, что в Мали под флагом Объединённых Наций может действовать 11,2 тысячи военнослужащих и 1440 полицейских, значительная часть из которых уже присутствует в стране — в виде воинского контингента соседних государств, направленного туда в рамках миротворческой миссии ЭКОВАС. Перевод под эгиду ООН позволит решить проблему финансирования африканских миротворцев — одну из главных, стоящих перед Парижем. Генсек считает, что африканские миротворцы едва ли смогут сами противостоять отрядам исламистов. Воины Пан Ги Муна начнут действовать в Мали не ранее лета.

Тут подали голос борцы за мир во всём мире с портала antiwar.com. По их мнению, опубликованному на русском языке на портале «Военный обозреватель», сохранение в Мали около 1000 военнослужащих навсегда (так сказал Лоран Фабиус, министр иностранных дел) предполагается вовсе не для достижения цели «борьбы с террором», а для обеспечения контроля над природными ресурсами Мали. Чтобы французские воины в Мали не застаивались, военное руководство разработало план ротации.

Что касается собственно войны против террористов (которые уже организовывают атаки смертников, например, в Тимбукту), то бои будут вести не французы, на которых уповает генсек ООН, а африканские солдаты (прежде всего из Чада), которых вот-вот повысят в статусе до миротворцев.

Авторы antiwar.com не сомневаются в том, что города Кидаль и Тессалит были освобождены повстанческими отрядами туарегов, а не французскими воинами. Парижане прибыли лишь на окончательную зачистку. Патрулирование тоже почти повсеместно берут на себя африканцы.

А что же французы? Они в ближайшем будущем станут обучать тех, кто штурмует форпосты исламистов. А чтобы обучающая Франция не обеднела, поддержку ей оказывает ЕС. Недавно в Бамако начала работу миссия Евросоюза: в её рамках скоро начнут проходить подготовку малийские полицейские и военные.

8 апреля французские военные приступили к операции «Густав». По словам генерала Бернара Баррера, командующего сухопутными частями французского контингента, эта операция обещает стать самым заметным действием Франции со времени вмешательства в ситуацию. В операции задействованы около тысячи военнослужащих, несколько десятков бронемашин, вертолёты и БПЛА.

«Заметным»? Французскую армию, конечно, трудно не заметить, но случилось так, что в первый день «Густава» военные вообще не встретили ни одного исламиста. В бодрящих сводках сообщается о нейтрализации около 340 артиллерийских снарядов, спрятанных повстанцами… под акациями.

Александр Мезяев («Фонд стратегической культуры») напоминает, что гуманитарная ситуация в Республике Мали — крайне тяжёлая. Беженцев там — уже около полумиллиона человек, ещё 300 тысяч — «внутренне перемещённые лица». В стране голод: 750 тысяч человек срочно нуждаются в продовольственной помощи, 660 тысячам детей в 2013 году грозит недоедание.

В Мали съели даже верблюда, подаренного «благодарными туземцами» Франсуа Олланду. Чисто из «гуманных соображений» верблюд был то ли временно, то ли навсегда передан на содержание одной семье в Тимбукту, пишет Дмитрий Семушин, обозреватель ИА «REGNUM». Семья эта, подождав пару месяцев, и съела верблюда Олланда. Туземец, ранее содержавший животное, утверждает, что оно было у него украдено. Случилось это после того, как дом его был разрушен — между прочим, во время французского авианалёта.

Вот так «гуманные соображения» перешли в «гуманитарные».


Несмотря на начинающийся голод, правительство Мали интересуется российской военной техникой. Малийское правительство обратилось к «Рособоронэкспорту» с намерением закупить вооружение для нужд своей армии. Речь идёт о приобретении российских вертолётов Ми-35 и Ми-17, боевых и транспортных самолётов, БТР-80, радиолокаторов ПВО, а также легкого стрелкового вооружения и боеприпасов, сообщает Артём Кобзев («Голос России»).

Главный редактор еженедельника «Военно-промышленный курьер» Михаил Ходаренок говорит: «Не секрет, что в Мали сейчас достаточно горячая обстановка. И вопрос о том, куда всё-таки качнётся чаша весов, остается открытым. Россия меньше всего заинтересована в утрате Мали своей государственности и в том, чтобы это центральноафриканское государство было захвачено исламистами. У России, помимо всего прочего, есть интересы и в соседних странах. Поэтому, по всей видимости, вопрос о поставках вертолётов и бронетехники будет решён, на мой взгляд, положительно. И, как мне представляется, договорённости по этим вопросам уже переходят в чисто практическую плоскость».

В СМИ пишут, что французы вряд ли станут протестовать против русских сделок с правительством Мали. И то верно: зачем? Французы будут заниматься в Мали своими делами, а африканцы — с русскими автоматами и на русских вертолётах (купленными, разумеется, в кредит) — своими. Пока местные бойцы и снаряжённые воины Пан Ги Муна будут умирать на поле боя или при взрывах исламистских смертников, европейские дельцы начнут извлекать из земли Мали денежки. Теперь, во времена кризиса доллара и евро, когда центробанки многих стран мира стали активно скупать золото, вывеска антитеррористической операции в Мали французам удобна как никогда.

Согласно открытым данным, Мали — не только крупнейший в регионе экспортёр хлопка, но и занимает третье место в Африке по добыче золота. Жёлтый металл и есть основной источник доходов этого государства. В Мали добывается около 50 тонн золота в год (20% от ВВП страны и около 70% экспорта). Запасы золота Мали оцениваются в 600-800 тонн.

Кто же главный покупатель малийского золота? Нетрудно догадаться — Китай. Его доля в покупках золота у Мали составляет 26,4%. Тут мы обнаруживаем и вторую цель французского правительства: вытеснить Китай из Африки. Эта цель созвучна целям США, которым растущая мощь Поднебесной не по нраву.

Неспроста президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов в конце января сказал, что считает операцию в Мали продолжением войны за глобальные ресурсы.

В Мали, считает генерал Ивашов, американцы «играют руками европейцев». Французы расчистят территорию от радикальных группировок, а затем явятся люди из Вашингтона — чтобы привести к власти нужные им силы. Миротворческую операцию аналитик считает «прикрытием» истинных целей. Имеет место установление контроля над богатыми ресурсами территориями и приведение к власти тех сил, которые будут вечно поклоняться Западу. Причём Олланд, считает генерал, озабочен своим будущим и понимает, что без поддержки американцев удержаться на посту президента Франции ему будет сложно. Однако, пытаясь восстановить свою репутацию, он — точно так же, как и его предшественник Саркози, — не понимает американских двойных стандартов.

Товарищ Ивашов оказался прав. Дабы привести к власти те самые силы, Париж уже наметил выборы в Мали — причём в крайне сжатые сроки. Глава МИДа Франции Лоран Фабиус, прибыв в Мали, заявил: «Выборы будут проведены в июле. Никто, в том числе и политики, не предлагали никаких иных вариантов, для нас очень важно, чтобы голосование состоялось в указанные сроки». Аналитики указывают, что сроки слишком сжатые, если учесть нестабильность на севере и наличие 400 тысяч беженцев.

Но Западу важно («для нас очень важно») привести к власти своих людей. В Мали стартует неоколониализм.

Вот вам и борьба с терроризмом. Вот вам и тысяча французских спецназовцев, которые, несмотря на экономический кризис, будут непременно присутствовать в Мали, время от времени разумно подвергаясь ротации. Кто получит больше золотишка — американцы или французы — пока остаётся под вопросом.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти