Звездные войны: вчера и сегодня

2 апреля в международном мультимедийном пресс-центре РИА Новости прошел круглый стол на тему «Звездные войны: вчера и сегодня». Мероприятие было посвящено тридцатилетию начала американской программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива – Strategic Defense Initiative). В качестве экспертов на круглом столе выступали декан факультета мировой политики МГУ член-корреспондент РАН А.А. Кокошин, бывший начальник Генштаба вооруженных сил России генерал армии Ю.Н. Балуевский и бывший начальник главного штаба РВСН генерал-полковник В.И. Есин.

Загрузка в шахту межконтинентальной баллистической ракеты ракетного комплекса 5-го поколения РТ-2ПМ2 «Тополь-М»



Прошлое

Сперва участники мероприятия подняли тему СОИ, поскольку именно эта программа в свое время значительно повлияла на дальнейшее развитие противоракетных систем. По мнению А. Кокошина, одной из предпосылок к началу неудачного проекта были особенности личности и мировоззрения тогдашнего американского президента Р. Рейгана. Очевидно, он не слишком комфортно чувствовал себя, зная, что на Соединенные Штаты нацелено множество советских ракет. Кокошин отметил, что предыдущие президенты США нормально относились к концепции сдерживания на основе возможного гарантированного взаимного уничтожения. Что же до администрации Рейгана, то она решила пересмотреть имеющиеся принципы. Кроме того, нашлись политики и ученые, так или иначе заинтересованные в начале новой программы, которые в итоге убедили руководство страны в возможности создания некоего «многослойного ракетного щита» и нивелирования роли вражеского ядерного оружия.

Тогда же, как напомнил декан факультета мировой политики, ряд ученых и политиков высказался против СОИ, поскольку в тех условиях проект был попросту нереализуем. Однако взгляды президента и его окружения, желание втянуть СССР в новую гонку вооружений, а также корыстные интересы некоторых лиц в итоге пересилили мнение о невозможности успешного исхода проекта. Тем не менее, в конечном счете программу СОИ тихо и незаметно закрыли, т.к. она не дала почти никаких результатов. Подавляющее большинство новых технологий до сих пор не нашло применения в военных целях. Общая же стоимость затрат на программу, по словам В. Есина, вышла на уровень ста миллиардов долларов. Самым заметным результатом программы СОИ стал отказ от т.н. нетрадиционных средств перехвата в пользу привычной и отработанной ракетной техники.

Несмотря на отсутствие заметных успехов технического или практического характера, американская Стратегическая оборонная инициатива имела некоторые последствия другого рода, прежде всего политические. В качестве примера таких последствий А. Кокошин приводит общее ухудшение отношений между СССР и США в целом и обострение споров вокруг баллистических ракет средней дальности, размещенных на территории Европы в частности. Эти исторические факты также можно рассматривать в качестве примера другой тенденции, отмеченной Кокошиным. По его словам, проблема противоракетной обороны и развитие наступательных вооружений жестко связаны друг с другом и должны рассматриваться только вместе.

Экс-начальник Генштаба Ю. Балуевский заметил, что при всех своих неудачах программа СОИ все же дала практическую пользу. В ходе воплощения всех задумок американские ученые создали множество новых технологий, которые используются и развиваются до сих пор. В этом отношении ситуация с СОИ напоминает советский проект «Буран»: сам космический аппарат совершил всего один полет в космос, но оставил после себя несколько тысяч технологий, конструкторских решений и т.д.

Также Балуевский обратил внимание на саму концепцию СОИ и последующих аналогичных программ. Как он считает, главной причиной появления этих проектов является желание американцев отгородиться от возможной ядерной угрозы и тем самым значительно увеличить свой оборонный потенциал. Сама программа СОИ не дала никаких ощутимых результатов в этом аспекте, но последующие проекты систем противоракетной обороны оказались более успешными. В будущем их развитие продолжится, а командование США не будет отказываться от идеи противоракетного щита.

Наше время

При обсуждении нынешней ситуации с американской ПРО было поднято сразу несколько вопросов. Сперва В. Есин коснулся тематики распространения противоракетных систем. Первоначально создававшаяся для защиты континентальной территории США система постепенно расширяется и теперь должна охватить Европу и Восточную Азию. При этом азиатское направление развивается немного активнее европейского, чему способствуют темпы развития Китая и заявления КНДР.

Говоря об эффективности американских систем ПРО, бывший начальник главного штаба ракетных войск отметил как недостаточную численность, так и невысокий потенциал имеющихся противоракет. По его словам, сейчас развернуто лишь три десятка ракет-перехватчиков типа GBI, причем все они сосредоточены на западном побережье Соединенных Штатов, на Аляске и в Калифорнии. При этом, со ссылкой на директора Агентства по противоракетной обороне генерал-лейтенанта П. О’Рейли, Есин привел следующие цифры. Для перехвата российской межконтинентальной ракеты типа «Тополь-М» может понадобиться 5-7 противоракет GBI. При этом стоит помнить, что ракета «Тополь-М» несет лишь одну боевую часть и набор средств противодействия. Как рассказал Есину О’Рейли, данные оценки пока что носят расчетный характер. Ракеты GBI пока не испытывались на реальных целях, поэтому на практике расход перехватчиков может быть и меньше.

Из этих данных генерал-полковник В. Есин делает простой и понятный вывод. При единовременном запуске Россией всех имеющихся ракет противоракетные системы Соединенных Штатов не смогут оказать существенное влияние на результаты удара. Нетрудно подсчитать, что для эффективного перехвата понадобятся тысячи противоракет, а это пока является недостижимой целью. США ограничены не только в техническом, но и в финансовом плане. В ходе недавнего секвестра бюджета, в том числе и военного, Пентагон вынужден был свернуть или сократить ряд программ. Поэтому, как полагает Есин, как минимум, до 2025 года американская система ПРО не сможет ощутимо изменить ситуацию с потенциалом ядерных сил. Прогнозировать события следующих лет бывший начальник главного штаба РВСН пока не берется.

В то же время, Есин признал определенные успехи США. Их ПРО уже сейчас позволяет бороться с ракетами тех типов, какими располагает Северная Корея. Поэтому сейчас в Японии и Южной Корее идет развертывание противоракетных батарей с комплексами Patriot последних модификаций, в район приходят корабли с боевой информационно-управляющей системой Aegis и ракетами-перехватчиками SM-3 Block 1A, а также идет поставка «Иджисов» и противоракет Японии и Южной Корее. Этими силами США и их союзники вполне способны сдерживать ядерный потенциал КНДР. При этом имеющихся возможностей хватает только на борьбу с северокорейскими ракетами. Китай в настоящее время не имеет и сотни межконтинентальных ракет, но при этом даже существующего их количества достаточно для уверенного прорыва всех эшелонов американской ПРО.

Ю. Балуевский отметил, что все выводы В. Есина совершенно верны и даже признаются американцами. Все эти сведения содержатся в докладе Агентства по ПРО, изданном еще в 2010 году. Однако наибольший акцент Балуевский сделал на информационной составляющей противоракетных систем. Полет межконтинентальной ракеты длится менее получаса, а для реагирования на угрозу остается еще меньше времени. Поэтому в существующем состоянии систем ПРО есть некоторые риски. Экс-начальник Генштаба в качестве примера привел инцидент, когда американская система обнаружения пусков ракет зафиксировала огонь факела на газовом месторождении и ошибочно посчитала его запуском ракеты. От фатальных последствий спасли действия ответственных лиц. Вопрос правильного определения факта пуска, его интерпретации и ответного удара пока остается сложным для решения и, как следствие, в течение следующих лет продолжит быть источником опасности.


Ракета против противоракеты

Также продолжает оставаться актуальной тематика ответа на американские проекты. А. Кокошин напомнил, что еще во времена работ по СОИ в Советском Союзе был проведен анализ возможностей, по результатам которого выбрали т.н. ассиметричный ответ. Это значит, что отечественные конструкторы-ракетчики стараются нивелировать значение систем ПРО и ракет противника не путем создания своих противоракетных систем, но при помощи различных средств прорыва вражеской обороны. По этому пути до сих пор развиваются все отечественные стратегические ракеты. К примеру, проводятся работы по сокращению активного участка полета, на котором баллистическая ракета наиболее уязвима для перехватчиков.

Характерной чертой ракетно-ядерного удара является тот факт, что перехват нескольких ракет, пусть даже и сравнительно большого их количества, все равно не избавляет страну от катастрофических последствий. Поэтому средства прорыва ПРО являются наиболее эффективным способом противодействия в отношении стоимости. При этом польза такого подхода, как отмечает Кокошин, проявляется не только при первом, но и при ответном ударе. По его словам, в случае успешного завершения программы СОИ именно ассиметричный ответ мог бы сохранить обороноспособность страны. Дело в том, что при наличии неких альтернативных способов перехвата США могли бы возомнить себя почти полностью защищенными. По такой логике, первым ударом можно было «выбить» основную часть стратегических сил противника и защититься от ответного удара при помощи ПРО. Однако в результате программа СОИ не дала ожидаемых результатов, а советская идея ассиметричного ответа до сих пор ставит под сомнение все новые американские проекты.

В. Есин согласился с мнением о высоких качествах ассиметричного ответа в плане критерия «стоимость-эффективность». Кроме того, он напомнил, что в существующих условиях Россия просто не может позволить себе строительство противоракетной системы, аналогичной американской. У страны просто нет финансовых возможностей для этого. Поэтому дальнейшее развитие ракет и средств прорыва остается наиболее простым, удобным и реальным способом противодействия строящейся американской ПРО.

Вопрос политики

Все участники дискуссии сошлись во мнениях в отношении «плоскости», в которую сейчас перешел вопрос американской ПРО. Сейчас он рассматривается не столько в военно-техническом аспекте, сколько в политическом. Именно политики ведут основную массу споров, пока военные и инженеры продолжают работать над технической частью. По мнению В. Есина, предпосылки к этому явлению такие же, как и в случае с началом программы СОИ. Одной из сторон неприятны действия другой. России не выгодно создание «противоракетного забора» вокруг нее, даже несмотря на все его недостатки. При этом не стоит забывать, что США продолжат строительство своей противоракетной обороны, а Россия никак не сможет повлиять на них. Подписание некоего договора наподобие соглашения от 1972 года просто невозможно. Тему международных договоров продолжил Ю. Балуевский. Как он считает, договор по ПРО между США и СССР от 1972 года был обусловлен разницей в уровне развития систем. Противоракетная программа Советского Союза была более удачной и поэтому Соединенные Штаты постарались сдержать ее заключением договора.

Военная доктрина США специфична и неоднозначна. Среди прочего, напомнил Балуевский, она предусматривает превентивные удары по объектам противника, в том числе и с использованием ядерного оружия. Таким образом, американцы оставляют за собой право нанести первый удар. Целью, в первую очередь, могут стать Россия и Китай. В таком случае – в идеальных условиях – американцам удастся сократить масштабы ответного удара в несколько раз и перехватить оставшиеся ракеты противника имеющимися средствами. Именно нежелание подвергнуться массированному удару и заставляет руководство Соединенных Штатов ежегодно вкладывать в развитие систем ПРО порядка 10 миллиардов долларов.



Третий игрок

В ходе обсуждения ведущий круглого стола поднял тему китайских возможностей. Он отметил, что ему не встречались заявления официального Пекина, касающиеся американской ПРО и напоминающие слова Москвы. А. Кокошин поправил его, отметив, что даже публичные высказывания руководства Китая носят достаточно смелый и жесткий характер. По мнению декана факультета международной политики, возможности Китая пока не велики, поэтому для него американская ПРО представляет определенную опасность. К счастью для Пекина, пока есть возможность развивать свои ядерные силы, не ввязываясь в международные процессы. В течение ближайшего времени сохранится текущий порядок вещей, при котором основные процессы сдерживания и переговоров о ядерных вооружениях идут между Россией и Соединенными Штатами. Китай, в свою очередь, пока не будет участвовать в них и использует имеющееся время для развития своих ракет.

Тем не менее, Китай видит текущую обстановку и понимает, какие шаги необходимо предпринимать для обеспечения своей безопасности. В качестве примера такой деятельности В. Есин привел новейшие баллистические ракеты DF-31. Ранее все китайские ракеты подобного класса имели моноблочную боевую часть. Такая полезная нагрузка является сравнительно простой целью для противоракет. Новейшие DF-31, в свою очередь, будут оснащаться разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения. Таким образом, возможности ракет по прорыву ПРО значительно увеличиваются. Также разрабатываются новые мобильные наземные пусковые установки. Наконец, китайские конструкторы создают новые атомные подлодки и баллистические ракеты для них.

Ю. Балуевский напомнил об инциденте 2007 года, когда Китай специальной ракетой сбил неисправный метеорологический спутник. Экс-начальник Генштаба охарактеризовал эту операцию и все связанное с ней фразой: «Китай громко не кричит, но делает свое дело». Случай с успешной атакой спутника наглядно показывает, что китайская наука и промышленность занимается не только ракетами, но и средствами перехвата.

Что касается возможного выхода Китая на «первый план», то эта страна, по мнению участников круглого стола, делает все возможное для повышения своей военной мощи. В конечном счете это сделает Китай одной из ведущих стран мира. По мнению Ю. Балуевского, в этом ему помогает советский опыт. Китайцы берут советские наработки, перекладывают их на свои условия и получают хорошие результаты, позволяющие развивать вооруженные силы. Также генерал рассказал о своем визите на особо важные объекты китайских вооруженных сил: командный пункт Народно-освободительной армии Китая и Центр управления полетами космического ведомства. Эти объекты показались ему знакомыми и напоминающими отечественные. В то же время, они были оборудованы новой аппаратурой. В этом и проявляется китайский подход с использованием чужого опыта.

Будущее

Последней темой обсуждения стал гипотетический отказ Соединенных Штатов от строительства своей системы ПРО. По мнению А. Кокошина, американцы уже сейчас способны защитить себя или своих союзников от ракет Северной Кореи. Существующие системы ПРО, несмотря на массу недостатков, выглядят перспективными и выгодными в политическом плане. Поэтому их разработка продолжится, хотя возможны колебания курса развития. К примеру, в случае победы на президентских выборах М. Ромни можно было бы ждать призыв к возвращению к идеям времен Рейгана.

Ю. Балуевский посоветовал вспомнить не только российский и американский опыт, но и разработки других стран. Израиль и Япония уже располагают некоторыми противоракетными системами с ограниченными возможностями. Балуевский сослался на доклад 2010 года и напомнил, что в планы США входит строительство не только своей системы ПРО, но и аналогичных региональных. Далее все они должны быть собраны в единую сеть глобального масштаба. Главные цели этой глобальной системы – российские и в перспективе китайские стратегические ракеты. Поэтому строительство американской противоракетной обороны продолжится, поскольку ее целью является обеспечение военной, политической и экономической безопасности Соединенных Штатов.

В. Есин, в свою очередь, напомнил о старой концепции меча и щита, которые стимулируют развитие друг друга. Поэтому пока существуют мечи, в мире останутся и щиты. Соответственно, до тех пор, пока будут существовать стратегические ядерные силы, никто не откажется от средств противодействия им. По меткому замечанию Ю. Балуевского, «меч» всегда дешевле «щита». Вероятно, это был прямой намек на дальнейшее развитие событий вокруг американской системы противоракетной обороны и межконтинентальных баллистических ракет.


По материалам сайтов:
http://ria.ru/
http://newsland.com/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

51 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти