Направления экспансии Поднебесной

Для успешного решения внешнеполитических задач Китаю необходимы мощные и высокоэффективные вооруженные силы

Пекин продолжает демонстрировать признаки нарастания военной активности. Наряду с высокими темпами экономического развития исключительно высоки здесь и темпы военного строительства. Чем же обусловлено повышенное внимание руководства страны к развитию Народно-освободительной армии Китая?


В последнее время все чаще звучат предположения о возможности военного конфликта Китая с Японией из-за спорных островов Сенкаку (Дяоюй). Имеет Поднебесная и другие территориальные претензии: считает остров Тайвань своей неотъемлемой частью, которая незаконно была у него отторгнута, претендует на часть индийского штата Аруначал-Прадеш. Кроме того, в китайской прессе обсуждаются вопросы «возврата» Сибири и Дальнего Востока. Удовлетворение этих претензий Китая без применения военной силы маловероятно.

В то же время целый ряд внутренних проблем ставит под угрозу дальнейшее развитие, а при определенных условиях – само существование Китая. В их числе и перенаселенность, и недостаточное количество собственных сырьевых запасов, прежде всего энергоносителей, и задача дальнейшего расширения рынков сбыта, что позволит поддержать высокие темпы развития экономики.

Происходящие в последние годы кризисные явления в западной цивилизации способствовали ослаблению ее экономического и военного потенциала. Фактическое поражение США и НАТО в Ираке и Афганистане, провал операции «арабская весна» свидетельствуют о том, что военная машина НАТО не так уж эффективна. А значит, при благоприятных условиях ей можно успешно противостоять.

Это способствует формированию в китайском истеблишменте представления о необходимости и возможности защиты своих экономических и иных интересов за рубежом с помощью военной силы. Однако для ее успешного применения необходимы мощные и высокоэффективные вооруженные силы.

Потенциал НОАК

Народно-освободительная армия Китая (НОАК) является сегодня одной из самых многочисленных в мире – около 2,3 миллиона человек, резерв – около трех миллионов. Общие мобилизационные ресурсы годного к военной службе населения составляют порядка 200 миллионов человек.

Направления экспансии ПоднебеснойОснова НОАК – сухопутные войска имеют на вооружении боевую технику в основном собственной разработки: от 8 до 10 тысяч танков (по разным источникам), около шести тысяч боевых бронированных машин и 15 тысяч буксируемых и самоходных орудий полевой артиллерии, а также примерно две тысячи реактивных систем залпового огня различных типов и более 15 тысяч единиц средств войсковой ПВО.

Тем не менее количество современной техники в сухопутных войсках Китая невелико и не превышает 10–15 процентов в зависимости от вида вооружения.

Слабым местом являются и ограниченные возможности войсковой ПВО. В целом эти войска способны осуществлять в весьма короткие сроки оперативные перегруппировки, успешно вести масштабные наступательные и оборонительные операции стратегического масштаба.

Военно-воздушные силы Китая, имея почти 500 тысяч человек, располагают в общей сложности около 3500 самолетами различных классов. Наиболее многочисленный род ВВС – истребительная авиация (более 30 процентов от общего состава). Доля современных типов самолетов колеблется в пределах от 10 до 25 процентов.

Зенитные ракетные войска представлены 110–120 дивизионами ЗРК. Из них более половины устаревших типов. Кроме ЗРК в ВВС имеется большое количество зенитных орудий различного калибра.

В целом в настоящее время и на ближайшую перспективу китайские ВВС могут успешно противостоять ВВС отдельных региональных государств, даже оснащенных самыми современными самолетами, например японским. Однако для успешной борьбы с американскими группировками авиации или коалицией государств во главе с США их боевых возможностей недостаточно.


Военно-морские силы Китая насчитывают около 250 тысяч человек и имеют в боевом составе один средний авианосец (бывший советский «Варяг»), две атомные подводные лодки с баллистическими ракетами и пять многоцелевых атомных подводных лодок. Также в распоряжении Поднебесной около 70 неатомных (дизель-электрических) подводных лодок и 60 эсминцев и фрегатов, а также более 160 минно-тральных, десантных кораблей и приблизительно 300 катеров различного назначения.

Атомные подводные лодки Китая отличаются высокой шумностью и в этой связи имеют ограниченные боевые возможности.

Развернутые баллистической ракеты морского базирования имеют дальность стрельбы менее 2000 километров, что с учетом шумности их носителей ставит под сомнение способность морской ядерной системы Китая создать угрозу для США. Однако для региональных стран эти корабли являются источником серьезной ядерной угрозы.

Неатомные подводные лодки представлены в основном устаревшими типами. К числу современных можно отнести только несколько подводных лодок проекта 877.

Невелика доля современных единиц среди кораблей и катеров других классов.

Отсутствие на абсолютном большинстве надводных кораблей зенитных ракетных комплексов делает их группировки чрезвычайно уязвимыми от ударов современных средств воздушного нападения.

Морская авиации, несмотря на свою многочисленность (около 700 самолетов различных классов и более 50 вертолетов), обладает весьма ограниченными возможностями борьбы с высокотехнологичным противником в силу устаревшего самолетного и вертолетного парка.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время китайские ВМС способны вести эффективные действия только в ближней морской зоне под прикрытием наземной авиации ПВО.

Ракетно-ядерные силы Китая имеют около 120 ракет средней дальности и до 40 ракет межконтинентальной. Кроме этого есть до 200 тактических ракет, способных нести ядерную боеголовку. Общее количество ядерных боеприпасов Китая оценивается примерно в 400 единиц.

Проведенный анализ боевого состава и возможностей НОАК свидетельствует о том, что в настоящее время и в ближайшей перспективе она способна главным образом к масштабным успешным операциям на континентальных театрах военных действий. На море НОАК может рассчитывать на успех только в прилегающих к своей территории акваториях морей и при условии надежного прикрытия сил своего флота от ударов с воздуха.

Ядерный потенциал Китая представляет серьезную угрозу как для государств региона, так и для США. Однако Америка может отвести от себя китайскую ядерную угрозу, уничтожив немногочисленные китайские межконтинентальные ракеты упреждающим ударом стратегических ядерных и неядерных средств.

Направление – Россия

На основании анализа географии мировых ресурсов, а также привлекательных для проживания территорий (с учетом исторических оснований на право владения ими и стабильности правящих режимов в соответствующих государствах) можно выделить несколько гипотетических векторов возможного приложения Китаем военной силы. И первый из них – северный.

Оккупация территории принадлежащих России Сибири и Дальнего Востока, на первый взгляд, сулит Пекину решение практически всех его проблем. В первую очередь это касается перенаселенности и обеспеченности его экономики природными ресурсами. Существенно улучшится при этом и геополитическое положение страны, которая значительно приблизится к Ближневосточному региону и Европе.

Также Китай может рассчитывать и на получение части российского ядерного потенциала, что позволит ему обеспечить полноценное ядерное сдерживание США.

Овладение расположенной в Сибири и на Дальнем Востоке частью российского оборонно-промышленного комплекса с его специалистами даст КНР новейшие военно-технические технологии и научные школы для их дальнейшего развития.

Однако реализация этого варианта экспансии чревата для китайского государства не только огромными потерями, но и возможной гибелью. Россия ничем кроме ядерного оружия китайской агрессии ответить не может.

Если в случае начала масштабной военной агрессии Китая российское руководство решится на применение стратегического и тактического ядерного оружия (даже в ограниченном масштабе), потери китайского населения и экономики будут такими, что возможный выигрыш от занятия новых территорий не покроет понесенного ущерба от ядерного удара. Полномасштабный же ядерный ответ приведет к гибели КНР.

Первым на применение ядерного оружия Пекин не пойдет, так как будет стремиться занять территории в пригодном для проживания состоянии, владея при этом абсолютным превосходством в силах общего назначения. Россия же будет вынуждена нанести ядерной удар с тем, чтобы максимально уничтожить китайские ядерные средства. Основная часть имеющихся в распоряжении КНР ракет средней дальности (более 80 процентов) неспособна поражать объекты на европейской части Российской Федерации. Ответный ядерный удар со стороны Китая может быть нанесен в основном по территории Сибири и Дальнего Востока, то есть по тем территориям и объектам, ради захвата которых начнется военная операция.

Если же российское руководство не решится нанести удар по Китаю, то США и их союзники по НАТО, а также Япония и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона, оказавшись перед угрозой превращения КНР в бесспорного мирового доминанта, с весьма высокой вероятностью вступят в войну на стороне России.

При этом Соединенные Штаты, нанеся упреждающий удар ядерными и неядерными стратегическими средствами, способны уничтожить немногочисленные межконтинентальные ракеты Китая. В дальнейшем американцы могут безнаказанно наносить ядерные удары по китайской территории, принуждая Пекин к прекращению военных действий. В результате экономический и военный потенциал государства будет полностью разгромлен, а США, вероятнее всего, отторгнув от России часть территории Дальнего Востока и Сибири, закрепятся на Евразийском континенте.

Любой вариант развития событий при попытке Китая захватить российскую Сибирь и Дальний Восток приведет его к потере большей части зарубежных рынков сбыта и зарубежных активов.

Таким образом, военная операция против России не имеет для Пекина никаких позитивных перспектив. В то время как развитие дружественных отношений несет ему существенные выгоды.

Укрепление экономических российско-китайских связей дает КНР гарантированную обеспеченность ее экономики энергоносителями и другими видами сырья, а развитие военно-технического сотрудничества – доступ к самым современным военным технологиям. Важна для Китая и консолидированная с Россией позиция на международной арене, в частности в ООН. Наконец, дружеские отношения двух стран дают основания Пекину рассчитывать на российское ядерное сдерживание в противостоянии с США. А стратегический ядерный потенциал нашей страны почти в 20 раз превышает аналогичный в КНР.

Еще более выгодно Пекину создание российско-китайского военно-политического союза, который существенно бы расширил географию китайских интересов. Кроме того, Китай вполне мог бы рассчитывать на содействие российских Вооруженных Сил. Особенно это актуально в ближайшей и отчасти среднесрочной перспективе – пока китайские ВМС не готовы к действиям в удаленных от своего побережья районах морей и океанов.

Сотрудничество с Москвой для Пекина куда более выгодно, чем конфронтация и тем более прямое столкновение. Вероятность военного конфликта Китая с Россией, по крайней мере в ближайшей перспективе, ничтожно мала.

Очевидно, но маловероятно

Еще одно возможное направление применения Пекином военной силы – юго-восточное, то есть регионы Юго-Восточной Азии, богатые энергоресурсами, с населением, этнически близким Китаю, и значительной китайской диаспорой.

Китайская экономическая и демографическая экспансия в этом направлении идет достаточно давно и весьма успешно. Политическое закрепление ее результатов может быть осуществлено в ходе естественного процесса или в результате различных переворотов.

Применение военной силы Китаем в этих условиях может потребоваться для поддержки дружественных политических сил в случае возникновения вооруженного противостояния. Островной характер региона диктует определяющую роль в таких операциях флота. Однако ограниченные возможности китайских ВМС позволят проводить лишь локальные военные акции и при условии отсутствия противодействия со стороны флота США.

Наиболее масштабное применение Китаем военной силы можно ожидать на этом направлении в борьбе за спорные острова Сенкаку и за Тайвань.

Эскалация возможного военного конфликта с Японией из-за Сенкаку неизбежно приведет к втягиванию в него США как союзника Японии, что заставит Китай отказаться от наращивания военного противостояния. Но учитывая большое экономическое значение этих островов, вероятность такого конфликта даже в ближайшей перспективе достаточно высока.

Военные действия за остров Тайвань могут начаться в случае, если часть ориентированных на воссоединение с Китаем политических группировок острова подвергнется репрессиям или же будут зафиксированы грубые нарушения политического процесса, ущемляющие их права.

Военная операция против Тайваня может начаться и в результате масштабной провокации с его стороны в отношении Китая. В этом случае, учитывая близость острова к китайскому побережью, Пекин предпримет десантную операцию стратегического масштаба с задействованием основных сил своего флота и ВВС, а также значительных контингентов сухопутных войск. Общая численность войск в такой операции со стороны Китая споосбна достигнуть миллиона и более.

Кроме этого, взгляд Китая может быть обращен и на юго-запад – зону Индийского океана, Бенгальского залива. Поводом для применения здесь военной силы может послужить территориальный спор с Индией за часть индийского штата Аруначал-Прадеш.

Наличие ядерного оружия у Китая и Индии, а также география района возможных боевых действий определяют ограниченность этого конфликта масштабом локальной войны с использованием каждой из сторон группировок численностью не более 200–300 тысяч, основу которых составят ВВС и сухопутные войска. Учитывая ограниченную ценность для Китая этих спорных территорий, вероятность такого конфликта, по крайней мере в ближайшей перспективе, можно признать низкой.

Интенсивное развитие отношений с Пакистаном, нестабильная внутриполитическая ситуация в этой стране, а также в Афганистане создают благоприятные условия для распространения китайского влияния на эти государства, что сулит Китаю получение выхода к Аравийскому морю – важнейшему узлу нефтяных коммуникаций.

Здесь военная сила может быть применена Китаем для поддержки дружественных ему внутриполитических сил в случае возникновения политического хаоса в этих странах или для содействия отражению ими внешней агрессии.

В первом случае это миротворческая операция под эгидой ООН, во втором – полномасштабная военная операция, проводимая либо по просьбе руководства страны, либо по мандату ООН. В обоих случаях основу китайской группировки составят сухопутные войска, ВВС и ВМС.

И последнее, четвертое направление – африканское. В настоящее время Китай весьма активно внедряется в экономику африканских государств. Однако удаленность этого региона от территории Китая и слабость китайских ВМС практически исключают возможность военной поддержки китайских интересов в нем.

Таким образом, за исключением возможной военной операции против Тайваня масштабного применения военной силы Китаем ожидать нет оснований. Главным ограничивающим фактором является слабость китайских ВМС. Именно поэтому китайское руководство уделяет сегодня основное внимание развитию своего флота.
Автор:
Константин Сивков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти