О новых подлодках и их базах

До 2020 года Военно-Морской Флот России получит 24 новые подводные лодки. Не менее восьми из них (согласно некоторым данным, десять) принадлежат к классу подводных крейсеров стратегического назначения. Остальные – многоцелевые атомные и дизель-электрические с торпедным и ракетно-торпедным вооружением. Несмотря на то, что к настоящему времени построена лишь небольшая доля планируемых субмарин, уже сейчас командование ВМФ рассматривает различные вопросы, связанные с их будущей службой. К примеру, остается открытым вопрос распределения подлодок по флотам. Финансовые и политические катаклизмы восьмидесятых и девяностых годов серьезно ударили по планам флота, в результате чего сейчас нужда в новой технике выше, чем могла быть при постоянном и планомерном обновлении материальной части.

В отношении стратегических подлодок с баллистическими ракетами проблему базирования можно считать решенной. В силу географических, стратегических, правовых и ряда других причин подобные субмарины всегда входили в состав только Северного и Тихоокеанского флотов. Балтийский и Черноморский, при всей своей исторической значимости для российского флота, всегда получали только дизель-электрические подлодки, вооруженные торпедами и/или противокорабельными ракетами. Этот факт позволяет предполагать, что и в течение следующих лет многоцелевые ПЛА и РПКСН по-прежнему будут находиться в составе Северного и Тихоокеанского флотов. В случае со стратегическими ракетоносцами главное преимущество такого базирования заключается в том, что субмарина может быстрее выйти в район боевого патрулирования, который должен отвечать ряду требований: по площади, удалённости от сил и средств ПЛО противника, оптимальности по досягаемости назначенных целей, эффективности действий своих сил обеспечения боевой устойчивости и т.д.
Специфика задач, а именно атака подводных и надводных кораблей противника, не требует от многоцелевых лодок подобного подхода к базированию. Поэтому их можно размещать на базах, близких к районам патрулирования, где имеется наибольшая угроза.


Отличным примером такого базирования является Черноморский флот, который имеет прямой выход в средиземноморский регион, а оттуда и в Атлантический океан. Стоит напомнить, что акватория Средиземного моря – один из важнейших геополитических и стратегических районов. Есть несколько причин такой важности. Во-первых, как уже говорилось, возможность выхода в Атлантику. Во-вторых, корабли и подводные лодки вероятного противника, находясь в Средиземноморье, могут поражать объекты на российской территории. В-третьих, не нужно забывать о торговых морских путях и строящемся газопроводе «Южный поток». Все эти коммуникации также находятся в зоне ответственности Черноморского флота.

Не менее важен для страны Балтийский флот. Как и в случае с Черноморским, в непосредственной близости от его баз пролегают морские пути и газопровод «Северный поток». Кроме того, именно корабли Балтийского флота имеют наиболее удобный и короткий выход в северо-восточную часть Атлантического океана. Также нельзя забывать о возможном ракетном ударе противника из этих районов. Таким образом, Балтийский флот также может и должен выполнять поиск и, если понадобится, уничтожение кораблей и подлодок противника.

Зона ответственности атомных и дизель-электрических подлодок Северного флота с ракетно- торпедным вооружением – почти весь Северный Ледовитый океан. Уже несколько десятилетий этот регион представляет большой интерес в военном плане, поскольку фактически является очень удобным местом для запуска с подводных лодок баллистических ракет. Поэтому в обозримой перспективе подлодки Северного флота не останутся без работы и по-прежнему будут следить за появлением кораблей и субмарин в регионе.

Наконец, Тихоокеанский флот. Тихий океан, равно как и Северный Ледовитый, является одним из основных районов патрулирования стратегических подлодок различных стран. Сейчас в походы отправляются российские, американские и китайские ПЛА с баллистическими ракетами на борту. Кроме того, в регионе присутствуют надводные флоты, принадлежащие нескольким государствам. Таким образом, прикрытие восточного побережье России и защита ее от ракетно-ядерного удара с этого направления целиком и полностью ложится на Тихоокеанский флот.

Как видим, все оперативно-стратегические объединения Военно-Морского Флота России, за исключением Каспийской флотилии, имеют ряд задач, для решения которых необходимы подлодки, вооруженные торпедами и крылатыми ракетами. Таким образом, подводные корабли подобных типов необходимо вводить в строй всех флотов. При этом есть ряд факторов, которые при всем желании не позволят сделать это быстро и с максимальным эффектом. К примеру, сейчас, ввиду отсутствия соответствующей инфраструктуры, планируется оснащать Черноморский и Балтийский флоты только дизель-электрическими субмаринами. Атомные по-прежнему останутся прерогативой Северного и Тихоокеанского.

Объявленные планы относительно введения в строй до 2020 года 24 подводных лодок подразумевают строительство восьми стратегических субмарин проектов 955 и 955А «Борей», не менее семи-восьми многоцелевых лодок проектов 885 и 885М «Ясень», а также не менее шести дизель-электрических подводных кораблей проекта 636 «Варшавянка». Также планируется довести проект 677 «Лада» и начать серийное строительство таких лодок. Состояние последнего проекта пока вызывает некоторые вопросы, но к 2020 году или даже значительно раньше ситуация должна проясниться.

Б-380 в плавдоке ПД-16. Севастополь. Южная бухта, 2008 год.


Б-871 «Алроса» в Севастополе


Рассмотрим состояние «парка» нестратегических подлодок в российском ВМФ. В составе Черноморского флота в настоящее время имеется лишь две ДЭПЛ проектов 641Б (Б-380 «Святой князь Георгий») и 877В (Б-871 «Алроса»). Стоит отметить, субмарина Б-380 уже несколько лет находится на ремонте, ее дальнейшие перспективы порой становятся предметом споров. Подлодка Б-871 «Алроса» служит с 1990 года, а в начале двухтысячных прошла ремонт. Таким образом, фактически Черноморский флот располагает лишь одной подводной лодкой, способной нести службу и выполнять поставленные задачи.

Б-806 «Дмитров»


На Балтийском флоте ситуация немного лучше. В составе этого объединения есть две ДЭПЛ проектов 877 (Б-227 «Выборг») и 877ЭКМ (Б-806 «Дмитров»). Обе эти подлодки начали службу еще в восьмидесятых годах, а во второй половине девяностых и начале двухтысячных прошли средний ремонт. Также на Балтике должна была служить новая подлодка Б-585 «Санкт-Петербург», построенная по проекту 677. Однако из-за многочисленных проблем с энергетической установкой она до сих пор находится в опытной эксплуатации и не будет принята в боевой состав флота. Неудачи именно этой субмарины привели к текущей ситуации с проектом 677 «Лада».




Самая лучшая ситуация с подлодками, вооруженными торпедами и крылатыми ракетами, наблюдается на Северном флоте. В его составе имеется 17 атомных субмарин такого класса пяти проектов и 7 дизель-электрических двух проектов. Самые старые подлодки Северного флота (Б-239 «Карп» проекта 945, а также Б-401 «Новосибирск» и Б-402 «Вологда» проекта 877) начали свою службу в 1984 году, а самая новая (К-335 «Гепард») служит с 2001 года. Около трети всех многоцелевых и дизель-электрических подлодок Северного флота в настоящее время находятся на ремонте или проходят модернизацию.

На Тихом океане служат 11 многоцелевых атомных подлодок проектов 971 и 949А, а также семь дизель-электрических субмарин 877. К сожалению, большая часть этих подводных кораблей в силу различных причин не может нести службу и патрулировать заданные районы. При этом в отношении возраста техники Тихоокеанский флот почти не уступает Северному.

Как видим, больше всех в новых подлодках с ракетным и торпедным вооружением нуждаются Черноморский и Балтийский флоты. Из официальных источников известно, что в ближайшие годы Черноморский флот получит шесть новых ДЭПЛ проекта 636.3. В дальнейшем не исключается строительство подобных подлодок для Балтийского флота. Кроме того, для оснащения этих двух оперативно-стратегических объединений в будущем планируется строить неатомные подлодки доработанного проекта 677, однако состояние последнего пока вызывает массу вопросов. Поэтому в ближайшее время моряки-балтийцы, к большому сожалению, не получат новые неатомные субмарины.



Ранее сообщалось, что несколько подлодок проекта 677 будут построены для Северного флота. Тем не менее, пока основные надежды на обновление этого объединения связаны с атомными лодками проектов 885 и 885М «Ясень». Уже известно, что головная лодка этого проекта К-560 «Северодвинск» до конца текущего 2013 года войдет в состав Северного флота. О второй субмарине серии, получившей имя «Казань», пока подобных сведений нет, равно как и о следующих 5-6 подводных кораблях. Скорее всего, «Ясени» будут распределяться между Северным и Тихоокеанским флотом. Что касается службы этих субмарин на Балтийском или Черном морях, то такой вариант развития событий маловероятен. Как уже упоминалось, Черноморский и Балтийский флот пока не имеют соответствующей инфраструктуры, что не позволяет им эксплуатировать корабли с ядерными энергетическими установками.

Наконец, стоит затронуть тему вооружения новых нестратегических лодок. Во всех трех проектах предусмотрено использование одних и тех же систем. Это унифицированные 533-мм торпедные аппараты с возможностью стрельбы торпедами и ракетами комплекса «Калибр». Также все лодки могут применять мины, боекомплект которых, однако, сокращает запас торпед или ракет. От прочих новых лодок в оружейном аспекте значительно отличается проект «Ясень». Эти многоцелевые ПЛА помимо торпедных аппаратов оснащаются восемью шахтами с четырьмя пусковыми установками для крылатых ракет П-800 «Оникс». Торпедное и минное вооружение соответствует проектам 636 и 677.

При использовании ракет семейства «Калибр» (линейка 3М-54) подлодки способны атаковать корабли противника с дистанции в 220-300 километров, в зависимости от конкретного типа применяемой ракеты. В случае применения противолодочных ракет «Калибр» радиус действия сокращается до 40-50 километров. Ракеты «Оникс» подлодок проектов 885 и 885М имеют примерно такие же характеристики, как и «Калибр» и способны поражать надводные цели на расстоянии до 300 километров.

На основании информации о дальности полета ракет можно сделать соответствующие выводы о потенциале подлодок, в частности об их возможной боевой работе в том или ином районе. К примеру, в теории несколько подлодок Черноморского флота могут перекрыть значительную часть Средиземного моря и близлежащей суши, тем самым значительно затруднив передвижение кораблей противника, а также взяв на прицел некоторые сухопутные объекты. То же самое можно сказать и о новых подлодках Балтийского флота, которые способны провести аналогичную операцию в своей зоне ответственности. Конечно, не стоит забывать про обнаружение целей, необходимость скрытого передвижения и противолодочные средства вероятного противника. Тем не менее, теоретическая возможность перекрыть крупный район несколькими лодками имеется.

Как видим, все основные объединения Военно-Морского Флота России нуждаются в новых подводных лодках, способных бороться с кораблями и субмаринами противника. Прошлые годы серьезно подкосили боевой потенциал имеющейся техники и поэтому требуется срочное ее обновление. Однако экономические и производственные возможности страны пока не позволяют за считанные годы полностью восстановить производство с темпами шестидесятых или семидесятых годов. Тем не менее, строительство новых подводных лодок продолжается и постепенно набирает обороты. Поэтому от беспокойства относительно дальнейшей судьбы подводного флота можно перейти к не менее важным и полезным делам, например, к подготовке инфраструктуры для новейших субмарин.


По материалам сайтов:
http://deepstorm.ru/
http://russian-ships.info/
http://ria.ru/
http://vz.ru/
http://lenta.ru/
http://flotprom.ru/
http://ckb-rubin.ru/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

93 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти