Каковы перспективы космодрома Байконур? Сквозь тернии к…

На прошлой неделе состоялось первое заседание казахстанско-российской межправительственной комиссии по комплексу "Байконур" с участием сопредседателей МПК – вице-премьера РК Кайрата Келимбетова и первого заместителя председателя правительства РФ Игоря Шувалова. Мы попросили Кайрата Келимбетова высказать свое мнение по итогам встречи.




- Расскажите об основных итогах первого заседания МПК.

- Вопрос сотрудничества России и Казахстана по космодрому Байконур действительно обсуждался 28-29 марта т.г. на уровне вновь созданной межправительственной комиссии. С момента ее создания в сентябре 2011-го заседаний не проводилось и никаких конкретных договоренностей достигнуто не было.

Вопрос возобновления переговоров по космодрому возник недавно, в связи готовностью двух сторон поделиться своим видением и информировать друг друга о проведенной подготовительной работе. На первом заседании был рассмотрен большой спектр актуальных вопросов сотрудничества. В частности, это разработка Дорожной карты по совместному использованию комплекса "Байконур", подготовка нового межгосударственного соглашения, регламентирующего порядок совместного использования космодрома, развитие его научно-технического потенциала, создание совместных ракетных комплексов, подготовку кадров, участие казахстанских специалистов в пусковых услугах, а также развитие города Байконур.

Стороны договорились приступить к конкретному рассмотрению проекта Дорожной карты в составе совместной рабочей группы, первое заседание которой запланировано на май т.г. На этой базе будет продолжена работа над проектом нового межгосударственного соглашения.

Кроме того, были рассмотрены вопросы, связанные с реализацией проекта "Байтерек", дальнейшей работой по подготовке к подписанию проектов международных договоров, регулирующих различные сферы функционирования комплекса "Байконур", в том числе жизнедеятельности и социального развития города Байконур.

- Можно ли сказать, что наметившиеся разногласия по поводу завтрашнего дня космодрома преодолены?

- У нас нет никаких разногласий. Мы подтверждаем безусловную приверженность Республики Казахстан Договору аренды, который был заключен в 1994-м, и Соглашению, подписанному президентами двух стран в 2004-м и предусматривающему продление срока аренды до 2050 года.

Считаем, что космодром Байконур является отличной возможностью для реализации совместных программ в сфере инноваций, научной, образовательной и космической деятельности. Как я уже сказал, до конца мая мы проработаем подходы к созданию Дорожной карты по обновлению законодательства, которое регулирует наше совместное использование космодрома.

Что касается пусков, то наши космические ведомства достигли договоренности о согласованном графике их осуществления на 2013 год, и теперь эту работу мы будем планировать на среднесрочную перспективу.

В целом до конца года мы обсудим и решим на взаимовыгодной основе накопившиеся вопросы, которые касаются как сотрудничества в космической отрасли, так и жизнедеятельности города Байконур.

- Какие конкретно шаги предусматриваются в рамках упомянутой вами Дорожной карты?

- Дорожная карта подразумевает обновление законодательства, которое регулирует наше совместное использование космодрома. По сути это будет новый базовый договор, учитывающий взаимные интересы. Также в нем мы должны учесть перспективы развития города Байконур.


- В информационном сообщении по итогам заседания комиссии говорилось, что сторонами достигнута договоренность о реализации проекта создания КРК "Байтерек" с использованием ракеты-носителя "Зенит". В то же время чуть ранее стало известно, что российская сторона планирует развитие своего нового космодрома "Восточный" с упором именно на этот носитель. Не станет ли такой подход в будущем препятствием на пути реализации проекта "Байтерек"?

- Если в прежние годы реализация проекта ракетно-космического комплекса "Байтерек" предполагалась на ракетоносителе "Ангара", то теперь стороны договорились реализовывать его на поэтапной основе на ракетоносителе "Зенит".

Комментарий эксперта

Нурлан Аселкан, генеральный директор компании COSMOS.KZ:

- Заседание российско-казахстанской МПК по комплексу "Байконур" было анонсировано еще до Нового года. На нем планировалось поставить совершенно под новым углом зрения те проблемы, которые ранее были озвучены в прессе, и начать поиск подходов к их решению. Должен сказать: это большой плюс, что встреча состоялась в запланированные сроки и что она вообще состоялась.

Впервые не только эксперты, но и главы ведомств, руководители правительств на уровне вице-премьеров посмотрели друг другу в глаза, озвучили свое видение существующих проблем. То есть это, безусловно, позитив. Но интересно другое. По окончании заседания сопредседатели МПК совершенно по-разному прокомментировали его итоги. Господин Келимбетов сделал упор на том, что принято решение об окончательном переходе в проекте "Байтерек" с одной ракеты-носителя на другую. Конкретно говоря, с "Ангары" на "Зенит". Эту информацию казахстанские СМИ подали как основную содержательную составляющую прошедшей встречи. Российская же сторона устами господина Шувалова сообщила, что согласованы графики пусков на текущий год и прорабатывается долгосрочный план-график пусков на ближайшие два-три года. Также российский вице-премьер проинформировал о том, что обсуждены перспективы развития города Байконур и собственно космодрома с учетом новых тенденций и предложены механизмы их реализации. Конкретизация результатов переговоров по проекту "Байтерек" и его носителям у российской стороны отсутствовала.

В общем-то, такое (когда российская сторона уклоняется от конкретизации своей позиции) во время переговоров по Байконуру происходит уже не в первый раз. Наверное, на это стоит обратить внимание, поскольку можно сделать вывод, что путь от "Ангары" к "Зениту" будет непростым. Так считают многие комментаторы и специалисты.

Конечно, найдена политически приемлемая формула: не возбуждая общественность, предложить вариант трансформации проекта и оставить бренд "Байтерек" как он есть. На самом деле, речь идет о полной смене ракеты и соответственно места строительства старта: вместо бывшей стартовой площадки "буранов" используется уже имеющаяся "зенитовская" площадка. Рядом стоит разрушенная (тоже "зенитовская"), вопрос о восстановлении которой будет рассматриваться. То есть меняется ракета, меняется место дислокации, меняются структура и формат проекта. Поэтому и инвестиции, которые должны быть вложены в проект с приходом "Зенита", совершенно иные. Они, возможно, и меньше, чем в проекте с "Ангарой", но то, что сейчас обсуждается, предполагает подготовку с нуля целого ряда ключевых документов и планов. Это и ТЭО, и эскизный проект, и план модернизации с графиком инвестиций. Так что "Байтерек"- это совершенно новый проект, который просто называется по-старому. Я предполагаю, что на этом пути будет много трудностей.

Недавно было опубликовано интервью с руководителем Центра по эксплуатации наземной космической инфраструктуры (подразделение "Роскосмоса") А.Фадеевым, который рассказал о том, чем занимается его компания. А обеспечивает она наземную составляющую всех пусковых услуг как на Байконуре, так и на территории РФ. Касаясь сотрудничества с Казахстаном, Фадеев впервые озвучил интересную вещь, которая в принципе известна специалистам, но на официальном уровне прозвучала впервые. По его словам, российская сторона планирует создать на базе 45-й площадки "Зенит" на правом фланге Байконура совместное казахстанско-российское предприятие, которое займется пусками ракет для двух наших стран в приоритетном порядке, а для остальных – в коммерческом. При этом Фадеев предупредил, что очень многие знания, технологии и объекты работ на площадке связаны с доступом к ракетным технологиям. И многие из этих знаний, сведений и компетенций не могут быть переданы казахстанской стороне, поскольку они подпадают под международный режим по контролю над ракетными технологиями. Дескать, мы готовы работать и будем искать выходы из ситуации, но ставим вас в известность.

Я полагаю, что это станет серьезнейшим препятствием на пути к реализации наших планов. Особенно с учетом того, что вся работа на стартовой площадке так или иначе связана с ракетными технологиями. И если убрать их из списка работ на стартовой площадке, то останется немного – подметать, охранять…

Поэтому вопрос этот надо решать, и чем быстрее, тем лучше. Должен сказать, что Казахстан уже более десяти лет стучится в режим контроля за ракетными технологиями. И неоднократно решение этого вопроса откладывалось. По этому поводу существуют разные мнения. Есть точка зрения, что у нас просто нет зачатков ракетно-космической промышленности и поэтому нам трудно претендовать на членство в этом клубе. Казахстан говорит о готовности создавать основы этой промышленности – разрешенные, связанные с мирным освоением космоса. Но наличие режима препятствует нашим устремлениям. Существуют и крайние мнения: мол, наши партнеры, в том числе и РФ, заинтересованы в таком невыгодном, таком ущемленном положении Казахстана. Трудно сказать, как обстоит на самом деле, но надо решать проблему с двух сторон.

Во-первых, нужно официально и неофициально проработать вопрос с членами режима. Прежде всего с такими ведущими, как США и РФ. Подчеркиваю, РФ. Попросить их о помощи во вступлении. А не разбивать об этот режим свой лоб, когда мы начинаем большой проект.

Во-вторых, конечно, надо начинать свое дело, свою экспериментальную базу, вести свои разработки. Потому что коль скоро мы развиваем именно космическую составляющую, причем не военную, то имеем право создавать, в конце концов, с нуля самостоятельно, не воруя, не присваивая. Но создавать мы имеем право. А создав, мы тем более будем иметь основания делать это и в дальнейшем. На сегодняшний момент это самая слабая сторона деятельности "Казкосмоса".

Теперь вернемся к межправительственной комиссии. Она, видимо, очертила самый первый круг вопросов и обозначила график встреч, с тем чтобы последовательно решать проблемы одну за другой. Политический этап, когда волевым решением заставили представителей стран сесть друг против друга, прошел относительно быстро, а вот теперь начинается рутина, которая, боюсь, таит в себе немало подводных рифов.

В чем это заключается? Например, большая проблема кроется в модернизации, реконструкции межгосударственного соглашения 2004 года о комплексе "Байтерек". Для этого надо убрать упоминание о ракете "Ангара". А раз нет ракеты "Ангара", то возникает вопрос о партнере с российской стороны. До последнего момента это был государственный ракетно-космический центр им. Хруничева. Если речь идет о "Зените" и о другой стартовой площадке, то понятно, что центр Хруничева выходит из проекта. Кто придет на его место? Кандидатуры две. Основная – это Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры, возглавляемый господином Фадеевым. Он занимается пусковыми услугами везде и, по мнению многих, может стать партнером казахстанской структуры в этом проекте. Другая кандидатура – это ракетная корпорация "Энергия", которая имела отношение к созданию ракеты-носителя "Зенит". Она поставляет к нему разгонный блок и достаточно успешно эксплуатирует подобный проект на море (так называемый "Морской старт").

Проблема вывода одного российского участника и прихода туда нового, переписывание всей юридической базы – это работа, по меньшей мере, на год. И ее надо всячески ускорять. Потому что только мы заинтересованы в быстрой реализации проекта. Могу сказать это, зная ситуацию.

Еще один момент, который остался вне поля зрения и несколько настораживает экспертов. Ракета-носитель "Зенит" была разработана в советское время днепропетровским КБ "Южное" и производится до сих пор на "Южмашзаводе" в этом городе. И невключение в процесс переговоров украинской стороны не есть добрый знак. Возможно, РФ и РК собираются привлечь Украину на другой переговорной площадке, но чем раньше это будет сделано, тем выгоднее будет для дела, ну и для Казахстана. Поскольку ясно, что система из трех составляющих более устойчива, особенно в условиях доминирования такой великой космической державы, как Россия. Особенно на фоне Казахстана, только делающего первые шаги в этом направлении. И потом не будем забывать, что Украина не просто формальный производитель ракет. Она – собственник конструкторско-технической документации. Без украинских специалистов невозможны никакие действия с ракетой. Авторский надзор за носителем "Зенит" ведется специалистами КБ "Южное". Поэтому еще раз повторю: чем раньше мы их привлечем, тем лучше. Возможно, в этом плане Казахстан встречает определенные возражения со стороны нашего российского партнера, но здесь можно только гадать.

Российская сторона озвучила предложение о возможном участии казахстанских структур и инвестиций в создании космодрома "Восточный". На мой взгляд, это очень интересная идея. У космической отрасли любой страны глобальный рынок, и это надо помнить казахстанским специалистам. Я уже говорил ранее, что коль скоро мы занимаемся носителем "Зенит", то есть прямая необходимость иметь свою разумную долю участия в "Морском старте". Это удешевит производство ракет, предоставит заказчикам большую гамму услуг. Что касается "Восточного" и "Ангары", то кроме финансов, мы можем внести наработки, созданные коллективом СП "Байтерек" ранее. "Ангара" – магистральный проект российской космонавтики, на него тратятся огромные деньги, и наше участие в нем, пусть и на чужом космодроме, может принести массу плюсов. Пусковые услуги – это серьезный, высокотехнологичный бизнес, и надо уметь работать на разных площадках, с разными носителями, которые способны подстраховать друг друга, сотрудничать со всеми сторонами. Только на этом пути и будет результат.
Автор:
Кенже ТАТИЛЯ
Первоисточник:
http://camonitor.com/archives/7249
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

192 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти