Духовно-нравственные ориентиры реформы

Народу и армии нужна подлинная история Отечества

События последнего времени до крайности обострили проблему военной реформы. Дорогой ценой доказано, что сила армии не в ее размерах, а в качестве: в профессионализме воинов, искусстве руководства, уровне вооружения и моральном духе войск. Достижение высокого уровня этих показателей и должна обеспечить реформа, необходимость которой сознается как во властных структурах, так и в обществе. Но далеко не все зависит от намерений.


Есть объективно действующие законы и тенденции развития военного дела. Их можно до поры не замечать, но в конечном счете именно им принадлежит решающее слово в историческом процессе. Для их познания и существует наука, только на основе которой и возможна эффективная практическая деятельность. В данном случае речь идет о комплексе наук военных, среди которых велика роль военно-исторической науки.

Слагаемые успеха

Военная реформа предполагает существенное изменение военной системы государства, включающей военно-политическую, военно-экономическую, военно-правовую, военно-техническую, военно-социальную и собственно военную сферы. В каждой из них проводятся преобразования, при всей своей самостоятельности и специфичности объединенные общими замыслом и временными рамками. Таким образом, военная реформа – это комплекс кардинальных изменений, ведущих к новому качественному состоянию армии и флота, как и всей военной организации страны, сопряженных с военными потребностями и экономическими возможностями государства.

Духовно-нравственные ориентиры реформы

Каждая реформа уникальна. Но есть и некие общие закономерности.

Во-первых, модернизация военного механизма обречена на успех лишь в том случае, если носит системный характер. То есть видоизменяет все слагаемые военного организма, условия его функционирования – экономику, науку, технику, подготовку кадров.

Во-вторых, любая, тем более радикальная реформа обречена на неуспех, если игнорирует национальную специфику государства, не связана с его историческими корнями, не учитывает накопленный столетиями военно-исторический опыт. Есть старая русская пословица: «Смотришь в прошлое – потеряешь глаз, забудешь прошлое – потеряешь оба». Александр Герцен, великий русский мыслитель XIX века, повторил и подчеркнул эту мысль, заметив, что «достигая лучшего понимания прошлого, мы проясняем настоящее, глубже вглядываясь в значение былого, мы обсуждаем смысл будущего, глядя назад, мы движемся вперед».

В России существует давняя и богатая традиция исследований в области отечественной военной истории. Эта традиция родилась еще в первой четверти ХVIII столетия, когда Петр Первый и его «птенцы» собирались утром каждой субботы, чтобы писать историю Великой Северной войны. Вплоть до второй половины прошлого века наследников и продолжателей традиции великого преобразователя насчитывалось лишь несколько человек, таких, например, как А. И. Михайловский-Данилевский, М. И. Богданович, Д. А. Милютин. Однако с наступлением эпохи реформ и созданием Академии Генерального штаба на смену отдельным личностям пришли целые школы. Родились «академические» и «русские» направления в военной историографии, сочетавшие интерес к прошлому с заботой о настоящем и будущем русской армии.

Военная история получила признание в качестве важного средства формирования теории, организации и военного искусства Красной армии. В 1918 году военные исследователи и историки приступили к созданию аналитических исторических трудов, посвященных мировой войне, собирая по крохам уроки недавнего боевого опыта. Выводы авторов этих трудов в сочетании с боевым опытом Гражданской войны послужили стимулом для развития новой военной теории и подвели базу под организационные преобразования. Многое из того, что появилось тогда, было синтезом старого и нового. Так, в середине и второй половине двадцатых годов знания военспецов, таких как А. А. Свечин, с одной стороны, и молодых красных командиров, таких как В. К. Триандафиллов, – с другой, стимулировали дальнейшие поиски, включая разработку стратегии и развитие теории глубокого боя (операции).

Титаническая работа

Особую главу наша военно-историческая наука отводит Великой Отечественной войне. Необходимо глубокое осмысление ее уроков, обобщение опыта руководства. Современная историография должна дать взвешенную, объективную оценку деятельности прежде всего Верховного главнокомандования.

Длительное время целенаправленно создавался миф о том, что Сталин в первые дни войны был растерян. Это миф, и об этом хорошо знают американцы. Они внимательно изучают управленческий опыт Сталина и реализуют сталинские идеи, особенно после событий 11 сентября 2001 года. На самом деле именно в первые дни войны Сталин проделал титаническую работу по созданию организационного и информационного механизма Победы. Ситуация была тяжелейшая. 24 июня оставлен Вильнюс, 28 июня – Минск. 30 июня фашисты захватили Львов, 1 июля – Ригу.

Многочисленные документы зафиксировали энергичные действия председателя СНК СССР, направленные на овладение положением, создание эффективной системы управления. Сталин работал по 16–18 часов в сутки, нечеловеческий по масштабам и ответственности объем работы лег на его плечи. 23 июня по его инициативе создается Ставка Верховного главнокомандования. Рабочие органы Ставки – Генеральный штаб, Управления наркоматов обороны и ВМФ. Сначала ее возглавил маршал Тимошенко, но уже в августе 1941 года Сталин взял всю полноту ответственности на себя и руководил Ставкой до конца войны.


24 июня Сталин приступил к созданию информационного механизма обеспечения деятельности Ставки. По его инициативе принято совместное постановление ЦК партии и правительства «О создании и задачах Советского информационного бюро».

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний ее возглавил гений и непоколебимый полководец И. В. Сталин, – говорил 21 декабря 1959 года в палате лордов У. Черчилль в речи по случаю 80-летия И. В. Сталина. – Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в котором протекала его жизнь…

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимым. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, мы все, словно по команде, вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам…

Он принял Россию с сохой, а оставил ее оснащенной атомным оружием.

Нет! Что бы ни говорили о Сталине, таких история и народы не забывают».

Нравственные ориентиры

Логично обратиться к историческому прошлому нашей страны. Поскольку процентов 80 нашей истории – это история военная, именно она призвана сыграть сегодня решающую роль в формировании духовно-нравственных ценностей воинской службы. Каким бы искажениям ни подвергалась наша история, не ослабевает интерес каждого истинного патриота к военной славе Отечества, постижению истоков его многовековой тверди. Это легко объяснимо: ведь военная история – важная часть отечественного культурного наследия с незаменимыми – образовательной, просветительской и воспитательной – функциями. Вопреки этому бесспорному факту ее искоренили из учебного процесса гражданских вузов, старые преподавательские кадры военных историков растеряли, новые не готовят, отсутствуют сколько-нибудь добротные учебники и полноценный дидактический материал.

Нашему народу и армии нужна подлинная, не искаженная конъюнктурными пристрастиями военная история страны, история ее армии и флота. Сегодня все мы нуждаемся в воссоздании именно такой истории, способствующей формированию здорового государственного патриотизма, тем более что духовно-нравственные ориентиры, которыми следует руководствоваться, не нужно придумывать – русские армия и флот всегда имели их в своей богатейшей практике. Эту особенность нашей отечественной армии русский мыслитель И. А. Ильин выразил следующими словами: «Армия есть сосредоточение волевой силы моего государства, воплощенная храбрость моего народа; организация чести, самоотверженности и служения...» Указанные ценности только нужно разумно внести в умы и сердца солдат и матросов, молодых офицеров, скорректировать с демократическими реалиями.

Речь идет о системе духовно-нравственных критериев и одновременно о простых нормах воинской службы – чести, мужестве, долге, достоинстве, войсковом братстве, чувстве локтя, любви к Отечеству, верности лучшим воинским традициям.

Идеалы воинской службы в прошлом были представлены девизом «За веру, царя и Отечество». Незыблемыми в этой триаде остаются Отечество и вера в величие России и ее народов с самоценностью каждой личности, каждого воина, защитника Отчизны, не исключая возвращения и некоторых ценностей религии.

В целом сущность российской военной системы – это преобладание духа над материей. Ее основами были следующие. В области устройства Вооруженных Сил – самобытность («Мы мало сходствуем с другими европейскими народами» – Румянцев), преобладание качественных элементов над количественными («Не множеством побеждают» – Суворов). В области воспитания – религиозность и национальная гордость («Мы русские – с нами Бог!» – Суворов), сознательное отношение к делу («Каждый воин должен понимать свой маневр»), проявление инициативы снизу и поощрение этой инициативы сверху («Местный лучше судит…»). Эти заветы дали великие плоды. Могут дать таковые и впредь, будучи сохраненными для потомков военно-исторической наукой.

Итак, воспитание воинов на фундаментальной базе отечественной военной истории избавляет нас от необходимости изобретать искусственно новую систему духовно-нравственных ценностей военной службы. Их только надо извлечь из многовекового опыта русской армии и дополнить ценностями, которые формируются ныне в новых социально-политических условиях современной России. Приведу ряд конкретных предложений по реформированию ВС РФ.

Важнейшим слагаемым военной реформы должны стать воспитание, духовная и морально-психологическая закалка личного состава Российской армии. По опыту старой русской армии ввести институт вольноопределяющихся, восстановить институт прапорщиков. Специалистов на инженерные должности готовить в том числе и в гражданских высших и средних учебных заведениях. Это обеспечит экономию средств и более высокий уровень специальной подготовки офицерского состава. Восстановить финансово-экономическую службу ВС. В 2008–2012 годах взамен стройной и исправно функционировавшей службы, построенной на принципах единоначалия, созданы финансовые органы, с большим трудом решающие поставленные задачи.
Автор:
Владимир Золотарев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти