От Севастополя до Будапешта. Действия разведотрядов Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны

Действия разведотрядов Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны.

1941 год

Создание отрядов и начало боевого применения



1 июля 1941 года фашистские войска в составе 24 немецких и румынских дивизий и 15 венгерских бригад с территории Румынии перешли в наступление, имея задачу захватить Одессу, а затем Крым и Севастополь — главную базу Черноморского флота.

Для того, чтобы противостоять наступлению фашистов, был создан Одесский оборонительный район (ООР) в составе отдельной приморской армии, частей морской пехоты и береговых частей флота. Также в состав ООР входил отряд кораблей Северо-Западного направления.

Для ведения разведки противника по представлению разведотдела штаба ЧФ были созданы два разведотряда, один из которых должен был действовать в интересах Одесского оборонительного района, а другой в районе Крымского полуострова.

Отряд состоял из добровольцев авиации ЧФ. Первое применение морских диверсантов произошло в сентябре в ходе десантной операции в районе Григорьевки.

В соответствии с планом 22 сентября в полвторого ночи в 4-5 километрах севернее Шицли с самолета ТБ-3 был выброшен десант в составе 23 человек под командованием старшины Кузнецова.

Под покровом темноты десантники перерезали линии связи, нападали на немецкие штабы, уничтожали немецких офицеров и солдат. Разведчикам удалось выполнить боевую задачу и утром соединиться с основными силами морского десанта.

Первое применение крымского разведотряда состоялось в октябре 1941 года в ходе рейдовых действий на острове Джарылгач. Отряд в составе 60 человек под командованием С.Ермаша совершил рейд по маршруту о.Джарылгач — Акмечеть — Евпатория — Саки — Чеботарка — Симферополь. В ходе него были уничтожены склад горючего, самолет и колонна противника.

От Севастополя до Будапешта. Действия разведотрядов Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны


Евпаторийский поиск

В НОЧЬ на 5 декабря 1941 года разведотряд в составе 56 человек под командованием В.Топчиева с двух катеров высадился в порту Евпатория, разгромил жандармерию и полицейское управление, обратил в бегство расчеты румынских батарей, уничтожил на аэродроме один самолет Ю-88, плавсредства (шхуны, катера, шлюпки), находящиеся в порту, и сжег склады и причалы. Разведчики освободили из застенков гестапо 120 человек, захватили восемь пленных, оружие и документы. Задача была выполнена без потерь личного состава.

Феодосийский поиск

Поиск проходил в целях разведывательного обеспечения Керченско-Феодосийской десантной операции. Первоначально в Феодосию была выведена разведгруппа, состоявшая из старшины 2-й статьи В. Серебрякова и разведчика-краснофлотца Н. Степанова, который до призыва проживал в Феодосии. Ночью разведчики прибыли к родителям Степанова, где переоделись в гражданскую одежду, а днем приступили к выполнению поставленной задачи. Перемещаясь по городу, разведчики собрали большое количество ценной информации, касающейся береговой охраны и обороны порта, его противовоздушной и противодесантной обороны, которую передали в штаб операции той же ночью.

За несколько дней до начала операции была высажена разведгруппа для захвата пленного, который дал ценные сведения.

В ночь на 29 декабря разведгруппа в составе 22 человек под командованием старшего лейтенанта П. Егорова высадились с катера на Широкий мол Феодосийского порта.

Разведчики разгромили штаб полевой жандармерии и вскрыли 6 металлических шкафов с документами, имевшими важное значение для разведки ЧФ и других организаций. Среди них была захвачена «зеленая папка» крымского гауляйтера Фраунфельда, являвшегося личным другом Гитлера. Эта папка имела важное государственное значение, и впоследствии ее материалы использовались в ходе Нюрнбергского процесса.

1942 год

Судьба евпаторийского десанта


5 ЯНВАРЯ 1942 года в 3 часа ночи подразделение разведотряда штаба ЧФ во главе с капитаном В. Топчиевым в составе десанта морской пехоты было высажено под огнем противника на причал Евпаторийского порта. Десантники вели бой в окружении более двух суток. Группа погибла. Тяжело раненный капитан Топчиев застрелился.

Для выяснения судьбы десанта рано утром 8 января подводная лодка М-33, которой командовал капитан-лейтенант Д.Суров, высадила в районе Евпатории группу в составе 13 человек во главе с батальонным комиссаром У.Латышевым. На следующий день Латышев доложил, что десант полностью уничтожен противником.

Из-за сильного шторма катер и подводная лодка М-33 не смогли снять группу. Она действовала в течение недели в тылу противника в районе Евпатории, но затем была окружена. 14 января от Латышева поступила последняя радиограмма: «Мы подрываемся на своих гранатах. Прощайте!»

В апреле 1942 года из-под Ленинграда в Туапсе в составе батальона морской пехоты прибыл разведвзвод под командованием лейтенанта В.Калганова. В мае – июне 1942 года разведка велась силами разведотряда штаба ЧФ и параллельно разведотрядом Керченской военно-морской базы во главе с батальонным комиссаром В.Коптеловым.

От Севастополя до Будапешта. Действия разведотрядов Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны


В районе Алупки

В НОЧЬ на 18 июня 1942 года 22 разведчика под командованием старшего лейтенанта Н. Федорова вышли из осажденного Севастополя на двух судах, тащивших на буксире шести-, четырех- и двухвесельные шлюпки. Группа должна была высадиться в районе Алупки и дезорганизовать движение фашистских транспортов с войсками и боеприпасами.

Подгруппа мичмана О. Попенкова в составе 4 человек на двухвесельной шлюпке высадилась удачно и приступила к выполнению поставленной задачи.
Две другие шлюпки были обнаружены и подверглись обстрелу. Катера высадки, чьи экипажи, услышав стрельбу, решили, что вся группа успешно высадилась, ушли в Севастополь. На рассвете со стороны Ялты на шлюпки вышли два немецких катера. Завязался бой, в ходе которого один катер был поврежден, но второй продолжал обстрел шлюпок еще полчаса, после чего взял на буксир поврежденный катер и ушел в Ялту.

После этого шлюпки подверглись атаке двух торпедных катеров. В ходе боя один из катеров также получил повреждения и был отбуксирован в базу.
На траверзе мыса Сарыч шлюпки были обнаружены итальянской сверхмалой подводной лодкой. Разведчики открыли по субмарине огонь из пулеметов и автоматов, и лодка ушла под воду.

Береговая батарея противника стала стрелять по шлюпкам, но высланный на подмогу катер увел шлюпки из-под огня в Севастополь. Все восемнадцать разведчиков были награждены орденами, а краснофлотец Горбищенко — посмертно.

Подгруппа мичмана Попенкова выполнила поставленную задачу и за несколько дней до оставления Севастополя возвратилась в отряд, перейдя ночью линию фронта.

В последние дни героической обороны Севастополя разведотряд вел ожесточенные бои в городе, обеспечивая выход командования флота к мысу Херсонес. В уличных боях, а также в районе Казачьей и Стрелецкой бухт большинство разведчиков погибло.

Контуженых и раненых захватили в плен, в том числе и Федорова, который погиб в лагере в Симферополе.

Возрождение отряда

20 октября 1942 года отряд возглавил батальонный комиссар В. Коптелов. Отряд состоял из трех взводов, которые, в свою очередь, делились на три разведгруппы.

Когда фронт приблизился к Новороссийску, там был сформирован разведотряд из добровольцев — морских пехотинцев и матросов, снятых с кораблей. Исполнял обязанности командира отряда капитан Собченюк.

В сентябре 1942 года старший лейтенант Довженко был назначен командиром разведотряда геленджикской оперативной группы разведотдела штаба ЧФ.
11 сентября 1942 года группа в составе 15 человек во главе с Довженко была высажена в тыл противника в районе Южная Озейка с задачей вести разведку в районе Глебовка-Мысхако. Группа успешно выполнила задачу, установив состав и численность войск в районе Мысхако, а также расположение и количество огневых точек противника.

У Южной Озейки и Глебовки

19 сентября 1942 года морские охотники МО-081 и МО-091 были подготовлены к выходу в море. Их задачей была высадка в ночь на 20 сентября разведывательного отряда в составе 116 человек под командованием командира отряда капитана Собченюка в районе Южная Озейка — Глебовка. Задачей отряда было нанесение удара по гарнизонам противника.

Для ее выполнения капитан Собченюк решил разделить отряд на две самостоятельные группы. Первая, которой командовал сам Собченюк, должна была нанести удар по гарнизону противника, расположенному в Глебовке. Вторая группа под командованием старшего политрука Либова должна была организовать и провести налет на гарнизон противника в Южной Озейке.

Отряд Либова, высадившись с МО-081, разделился на три разведгруппы и окружил станцию. Две первые разведгруппы должны были напасть на комендатуру, при этом каждая решала свою задачу. Одна разведгруппа должна была захватить документы коменданта, а вторая уничтожить комендатуру. Объектом налета для третьей группы были огневые точки противника на побережье. В результате внезапного налета отряд решил поставленную задачу. В гарнизоне возникла паника. Отряд начал движение на соединение с отрядом Собченюка. Но первому отряду не повезло. Из-за того, что в Глебовке противник услышал звуки боя, который возник в Южной Озейке, он усилил посты. На этапе выдвижения к объекту налета отряд был обнаружен противником и обстрелян. Собченюк погиб.

После возвращения в базу отряд возглавил младший лейтенант В.Пшеченко, направленный на эту должность разведотделом штаба флота. Высадка разведгрупп на различные участки побережья Таманского полуострова стала проводиться регулярно. Разведгруппы действовали до Абинской и Крымской, проникали в Новороссийский порт. Они добывали ценные сведения о противнике, необходимые для планирования операций, указывали цели авиации и артиллерии. Однажды группа разведчиков дала точнейшие координаты вражеского опорного пункта вблизи Анапы и указала ориентиры для авиации, которая уничтожила цель ударом с воздуха.

10 января 1943 года отряд влился в отряд Цезаря Куникова и стал одной из пяти его боевых групп.

От Севастополя до Будапешта. Действия разведотрядов Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны


Налет на авиабазу Майкопа

23 ОКТЯБРЯ 1942 года в 21.30 с аэродрома, который расположен недалеко от Сухуми, в небо взлетели девять дальних бомбардировщиков ДБ-3 и два скоростных бомбардировщика СБ и взяли курс на Майкоп. Следом поднялись в небо два самолета с десантом на борту. Перед взлетом транспортный Ли-2 принял на борт 15 парашютистов. Тяжелый бомбардировщик ТБ-3, который частенько в годы войны использовали для выброски десанта, нес 22 парашютиста.

Целью операции было уничтожение крупнейшей на Северном Кавказе авиагруппировки противника, базирующейся на аэродроме Майкопа. Первой удар по огневым точкам ПВО аэродрома нанесла четверка бомбардировщиков ДБ-3. Следом подошедшие истребители нанесли штурмовые удары по прожекторам, а скоростные бомбардировщики сбросили зажигательные бомбы на железнодорожную станцию и мебельную фабрику. Из транспортников первым над аэродромом оказался Ли-2 и выбросил десант. ТБ-3 был подбит во время десантирования, загорелся и разбился. Несмотря на сильный огонь с земли, из 54 самолетов, находившихся на земле, десантники уничтожили 22 и нанесли повреждения различной степени тяжести еще 20 самолетам. При десантировании и в ходе выполнения задачи погибло 15 человек. Остальные 22 диверсанта пробились к партизанам.

1943 год

Первомайская демонстрация


Диверсионная операция, проведенная в начале мая, должна имитировать высадку большого по численности десанта. Отряду предписывалось порвать телефонную связь, заминировать дорогу Анапа — Новороссийск.

В ночь на 1 мая 1943 года отряд в составе 35 человек под командованием капитана Д. Калинина успешно высадился в районе ст. Варварка. Отряд был разбит на три группы, которыми командовали капитан Калинин, мичман Земцов и старший сержант Левинский.

Все группы поставленные задачи успешно выполнили. Оставался последний этап операции: требовалось посеять панику в рядах противника. Группа Левинского завязала бой с намного превосходящим по численности противником, задержалась в районе Супсеха и была окружена. К ней на выручку пошла группа Калинина, но прорвать окружение и помочь товарищам не удалось. В ходе боя вся группа Левинского была уничтожена, за исключением нескольких раненых, которых противник взял в плен. Группа Калинина также сражалась до последнего патрона и вся погибла. Оставался в живых только командир, который подорвал себя и навалившихся на него немцев последней гранатой.

Группа мичмана Земцова, пробыв в тылу противника восемнадцать суток, благополучно вернулась на базу, доставив ценные разведсведения.
За проявленное мужество и героизм капитану Калинину присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Также за успешное выполнение ответственного задания высокого звания Героя удостоен мичман Земцов.

После гибели Калинина на должность командира отряда 15 мая 1943 года был назначен старший лейтенант Довженко. Из-под Туапсе был переведен разведвзвод старшего лейтенанта Калганова.

Началась подготовка к проведению Новороссийской десантной операции. Для обеспечения штаба необходимыми разведданными разведчики постоянно совершали вылазки в тыл противника. Задачи с каждым днем становились все сложнее.

За выполнение разведывательных заданий в районе Новороссийска старший лейтенант Калганов впервые на Черноморском флоте был награжден орденом Александра Невского.

Разведка ЧФ в Крыму

В июне 1943 года группа под командованием мичмана Ф.Волончука была выброшена с парашютами на площадку партизанского аэродрома в Крыму для разведки в заданном районе.

В августе 1943 года для ведения разведки в Крым была десантирована группа в составе главного старшины Менаджиева, радистки Громовой, разведчиков-матросов Вертеника и Коншина.

Из-за сильного огня ПВО противника десантирование группы вынужденно производилось с высоты около 4000 метров. Несмотря на это группа удачно приземлилась на площадку в лесу между горами Черная и Чатырдаг и в полном составе собралась в указанном месте.

Группа установила связь с партизанами и организовала наблюдение за ялтинским портом и перевозками по прибрежным дорогам. Разведчики регулярно сообщали по радио в штаб полученные разведывательные сведения, а также готовились к приему других разведгрупп. Вскоре в район горы Черная была выброшена вторая группа, а в ноябре — третья под командованием старшего лейтенанта Калганова.

С многочисленных высот, окружавших Ялту, моряки-разведчики вели непрерывное наблюдение за Ялтинским портом. Для этого использовали наблюдательные пункты, где несли вахту по нескольку суток и разведчики, и радистки, сменяя друг друга. Место НП периодически меняли, чтобы не быть обнаруженными противником.

Разведчики вели разведку не только наблюдением. Они активно использовали и партизанскую разведку. Хорошая связь была и с подпольем, действовавшим в Севастополе, Балаклаве и других портах Крыма от Алушты до Евпатории.

Немцы не догадывались, что причиной удачных авианалетов на их военные корабли, находившиеся в портах полуострова, было четкое взаимодействие разведчиков и бомбардировочной авиации Черноморского флота. Два полка бомбардировщиков находились на боевом дежурстве в ожидании разведывательных данных о выявленных целях в портах Крыма.

Взаимодействие с авиацией позволяло обеспечивать действующие группы необходимыми боеприпасами, питанием к радиостанциям и продовольствием. Летчики 5-го гвардейского минно-торпедного полка доставляли и сбрасывали грузы на обозначенные разведчиками площадки вплоть до апреля 1944 года.

Противник, опасаясь постоянных ударов с воздуха советской бомбардировочной авиации, решил перебазироваться в Алушту, но и здесь дежурили на НП два матроса-разведчика, а добытые данные в штаб флота оперативно передавала радистка Валентина Морозова.

Поэтому принятые противником меры оказались безрезультатными. Интенсивность и эффективность ударов авиации ЧФ, которая реализовывала данные разведки, не снижалась.

13 апреля 1944 года после того, как советские войска освободили Ялту, разведчики вышли из леса. Их продолжительная и трудная, но в то же время необходимая штабу флота работа на этом этапе была завершена.

1944-1945 годы

На Дунае


В августе 1944 года, после создания Дунайской флотилии, отряд Калганова был передан в ее распоряжение и стал разведотрядом штаба Дунайской флотилии.

24 августа, поддерживая наступление 3-го Украинского фронта, корабли флотилии вошли в Дунай. Для обеспечения их действий требовались достоверные данные разведки. Их добывали недавние черноморцы-разведчики. Они выбирали наиболее безопасные пути прохода бронекатеров, опрашивая местных жителей, уточняли, не заминирован ли фарватер, выявляли позиции береговых батарей противника, а также подбирали места для высадки десанта. Помимо новых задач разведчики занимались и привычным захватом языков. У югославского селения Радуевац противник создал мощный оборонительный рубеж. Ночью с катера была высажена разведывательная группа под командованием старшины 1-й статьи Морозова, в состав группы также входили старшины 2-й статьи Чечило, Глоба и проводник югослав Радуле. Разведчики переоделись в гражданскую одежду, взятую у местных жителей, и вышли на поиск языка двумя парами. В результате были захвачены унтер-офицер германского флота и ефрейтор 1-й альпийской дивизии, которые дали ценную информацию об обороне немцев. Из Радуеваца немцы были выбиты совместным ударом войск 3-го Украинского фронта и кораблей флотилии, высадившей десант и поддержавшей его действия огнем.

В поисках свободного фарватера

Не дожидаясь взятия Радуеваца, разведчики на двух полуглиссерах прорвались мимо вражеских позиций вверх по течению к прибрежному селению Прахово для проверки информации, полученной от языка.

Фарватер выше по течению был перегорожен затопленными судами, а подходы к преграде враг держал под огнем артиллерии.

Вернувшись и доложив в штаб флотилии о результатах, разведчики тут же получили приказ убыть для разведки проходов в заграждениях. Времени на их обнаружение было мало — только одна ночь. Наземные войска не могли продвигаться дальше без поддержки флотилии. Им необходимы огневая поддержка, обеспечение переправ и высадка десантов. Вновь разведчики убыли вверх по течению Дуная. На подходе к заграждению перебрались в две шлюпки, которые буксировал катер. Темнота, холод и быстрое течение мешали выполнению задачи. Постоянно ныряя в холодную воду, разведчики искали проход для бронекатеров, но весь фарватер был завален затопленными судами. Близился рассвет, а проходы все еще не были обнаружены. Почти перед самым рассветом его удалось найти. Далее проверили проход во второй линии затопленных кораблей — есть! На отходе попали под обстрел и вынуждены были отпустить шлюпку, а сами добираться вплавь. Под огнем выбрались на берег, совсем окоченевшие от холода, и встретились с командой большой шлюпки. Та тоже обнаружила проходы в первой и второй линиях. Вечером следующего дня кильватерная колонна бронекатеров под огнем прошла заграждения. Впереди шел катер разведки.

В боях за Михайловец и Железные ворота

В БОЯХ за Михайловец пехота опередила флотилию. Ночью, ориентируясь по огню артиллерии, старший лейтенант Калганов пошел на полуглиссере вверх по течению. Встретив румынский катер и приняв капитуляцию от его командира, Калганов и старшина 1-й статьи Морозов остались на борту сдавшегося катера. Катер поднялся до дивизии, оборонявшей Михайловец, где с КП Калганов двое суток корректировал огонь бронекатеров.

Следующий рубеж — Железные ворота. Разведчикам была поставлена задача – обеспечить проход бронекатеров через них. Для решения задачи была выделена группа старшего лейтенанта Калганова. С ней был и сербский партизан Любиша Жоржевич.

Ранним утром 2 октября на полуглиссере группа вышла на задание. Нужно было торопиться, позади на удалении 20-30 километров шли бронекатера. Под минометным обстрелом преодолели канал и обнаружили обслуживающий персонал канала (бакенщики, машинисты паровозов). Удалось договориться с ними о сотрудничестве и снабдить их оружием. На обратном пути вновь попали под обстрел. Полуглиссер затонул. Разведчиков подобрал головной бронекатер. Курс катерам указывали разведчики.

Секретная лоция Дуная

Еще в декабре 1944 года, когда разведчики только начинали работать в Будапеште, им была поставлена задача добыть данные о том, где на Дунае, выше Будапешта, фарватер заминирован, где затоплены противником суда, мешающие проходу кораблей, и где проходит фарватер, которым пользуется противник для движения своих судов. Эта информация была нужна уже на весенний период, когда река освободится ото льда и флотилия вновь пойдет вперед. Навигационные документы могли находиться в управлении Дунайского пароходства. После долгих поисков разведчикам удалось захватить чиновника пароходства, который нарисовал им план здания управления. Ночью Калганов, Чхеидзе и Глоба проникли в охраняемое здание пароходства. Сначала подорвали железную дверь, ведущую в секретное отделение, а затем – дверь сейфа, где обнаружили сделанную в виде альбома лоцию Дуная. На обратном пути были обнаружены противником и заблокированы в многоэтажном здании недалеко от передовой. Ракетой дали знать своим и при помощи стрелковой роты вырвались за линию фронта.

Перед штурмом Будапешта

К Крепостной горе были стянуты все силы противника, окруженного в Будапеште. Для нанесения удара требовались сведения о позициях артиллерии в Буде, о силах противника на участках обороны. Все попытки разведчиков попасть за линию обороны оказались безрезультатны. Тогда было решено проникнуть через канализацию. Нашли старого инженера по эксплуатации канализационных систем, который несколько часов рисовал схему. 6 февраля 1945 года в 21.00 в люк канализации спустилась разведгруппа. Ей предстояло пройти несколько километров в противогазах, полусогнувшись. Через три часа вышли к нужному разветвлению и поднялись на поверхность, где разделились на две группы. Первой группе удалось захватить немецкого офицера из оперативного отдела штаба. Вторая группа пленила майора. Обратный путь с пленными оказался тяжелее, но они были доставлены и дали ценные показания.

Уже пройдена Вена. Войска шли дальше. И как всегда, впереди глаза и уши Дунайской флотилии – разведчики. Правда, командир отряда Калганов в последних боях из-за ранения не принимал участие. По этой же причине его не было в рядах разведчиков отряда, которые были направлены после войны на Дальний Восток для формирования 71-го разведотряда Амурской флотилии. Его основой стали моряки-разведчики, прибывшие с Северного и Черноморского флотов. Амурский разведотряд успешно действовал против японских милитаристов, но это уже другая история.
Автор: Геннадий Сизиков
Первоисточник: http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. omsbon 3 мая 2013 08:23
    Разведчик это сплав мужества, смелости, долга!
    Слава и вечная память, тем кто погиб за Родину!
  2. avt 3 мая 2013 10:30
    Большая война на маленьких кораблях . Вот так по рекам и практически в упор request ... Сильно !Ходили практически как в рукопашную .
    avt
  3. smershspy 3 мая 2013 12:14
    Разведка - есть разведка! Честь и слава! Ура!
    smershspy
  4. misterwulf 3 мая 2013 14:03
    Хорошая статья. Автору-респект! Но, не все, что здесь описано (и имеется в официальных источниках)...хотя...м.б. это была и не разведка флота? Но около роты защитников Севастополя смогли пробиться в горы и через 2 года штурмовали город самыми первыми. Здесь много таких эпизодов и легенд, где легенды переплетены с реальностью, и никто уже не узнает "точного соотношения". Не зря город Легендарный! При обороне Севастополя разведгруппы раз в 2-3 дня просачивались за линию фронта и возвращались. Кем они были? Флот там точно участвовал! Была и Армия и НКВД, но кто тогда разбирал?
    У нас скоро двойной праздник (каждый год) 9 мая 1944 г. -дата освобождения Севастополя! Спасибо им!
  5. КубанЕц 4 мая 2013 23:43
    Статье + Но автору следовало упомянуть что в рядах Дунайской флотилии сражался будущий актер и звезда экрана 50-70 Георгий Юматов
    КубанЕц

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня