«Тачанки» российской пехоты

Существенное влияние на характер боевых действий соединений и воинских частей регулярных армий в локальных войнах и вооружённых конфликтах против военных формирований неприятеля, ведущих вооружённую борьбу «партизанскими» методами, оказывают условия «расширенного поля боя». Под этим подразумевается отсутствие чётко обозначенной линии боевого соприкосновения, районов боевых действий и тыловой зоны. В этих условиях воинским частям и подразделениям приходится выполнять боевые и специальные задачи, как правило, самостоятельно в различных районах, сравнительно далеко удалённых от тыловых баз (баз снабжения), что обуславливает большую протяжённость и уязвимость коммуникаций, пунктов управления и объектов тыла.

«Урал» с ЗУ-23-2 72-го мсп 42-й гв. мсд, май 2000 г., Ханкала, Чечня



Машина того же подразделения на стоянке в полевом парке 42-й гв. мсд, май 2000 г., Ханкала, Чечня


«Урал» с ЗУ-23-2 72-го мсп 42-й гв. мсд, май 2000 г., Ханкала, Чечня. Справа – автор статьи


Экипаж машины боевой... На снимке хорошо видны размещение расчёта, вооружения и имущества в кузове машины. Рабочие места наводчиков спереди прикрыты бронежилетами. Эта машина в боевом положении, как и большинство таких машин, имела поднятые борта. 72-й мсп 42-я гв. мсд, май 2000 г., Ханкала, Чечня


В таких условиях противник стремится избегать прямых боестолкновений с боевыми частями и подразделениями, а наибольшую активность проявляет путём систематических нападений на колонны на коммуникациях, налётов на объекты тыла, пункты управления и т.д.

Наибольшую опасность представляют действия противника на коммуникациях, имеющие целью срыв снабжения необходимыми материально-техническими средствами (боеприпасы, ГСМ, продовольствие и т.п.) частей и подразделений, выполняющих боевые и специальные задачи в удалённых районах или просто базирующихся там. Наряду с этим, противник такими действиями пытается в максимально возможной степени изолировать районы проведения боевых и специальных операций от притока резервов и психологически измотать личный состав войск.

Здесь можно привести отрывок из инструкции по ведению боевых действий, составленной наиболее опасным полевым командиром Э. Хаттабом (уничтожен в результате спецоперации в 2002 г.) в 2001 г.:
«… Сегодня мы должны наносить мощные удары, стараясь избежать больших потерь среди своих. Вопрос продвижения больших колонн самый болезненный для русских. Они гоняют повсюду пехоту, стараясь обнаружить места засад, стараются обезопасить свои колонны и избежать нервного напряжения среди своих солдат (особенно среди ОМОНовцев) на марше …».


В последние годы бандиты стараются устанавливать почти все фугасы не в полотне дороги, а в стороне от неё – в кучах мусора, на деревьях, столбах и т.п., с целью нанесения максимальных потерь личному составу, находящемуся сверху, на броне боевых машин. Чаще всего применяются фугасы, управляемые по радио.

После подрывов фугасов бандиты, особенно если колонна небольшая, в течение 5-15 мин производят интенсивный обстрел машин из всех видов оружия. В последующем, по возможности, захватывают оружие, документы, пленных и быстро исчезают в густых зарослях горно-лесистой местности.
Таким образом, опыт локальных войн и вооружённых конфликтов убедительно свидетельствует о том, что обеспечение бесперебойного подвоза материальных средств, т.е. беспрепятственного прохождения автоколонн, является одной из важнейших задач, стоящих перед командирами и штабами всех степеней.

В ходе проведения контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе проводка автотранспортных колонн рассматривалась как специфическое боевое действие, требовавшего тщательного обеспечения. В ряде случаев этим занимался Командующий и штаб Объединённой группировки войск (сил).

Борьба на коммуникациях характеризуется большой напряжённостью, требует привлечения большого числа сил и средств. К примеру, во время войны во Вьетнаме в 1963 – 1973 гг. американцы были вынуждены привлекать для этой цели около 40 – 60 % личного состава боевых соединений и частей. Аналогичное положение имело место при ведении боевых действий Советской армией в Афганистане и российскими войсками в ходе проведения контртеррористической операции в Чеченской Республике. Везде автоколонны были излюбленными объектами нападений боевиков.

Советскими войсками в Афганистане и российскими частями в Чеченской Республике накоплен большой опыт обеспечения проводки колонн в различных условиях местности и боевой обстановки.

Одним из важнейших условий обеспечения безопасной проводки колонн является надёжное непосредственное охранение.


Как правило, построение походного порядка колонны было следующим: походное охранение, отряд обеспечения движения, боковые походные заставы (при необходимости), основная колонна, замыкание колонны, тыльная походная застава.

«Урал» с ЗУ-23-2 72-го мсп 42-й гв, мсд, май 2000 г., Ханкала, Чечня. В боевом положении машина имела опущенные борта


«Уралы» с ЗУ-23-2 комендантской роты Урус-Мартановской военной комендатуры, сентябрь 2002 г., Чечня. Полуфургоны закрыты изнутри толстыми деревянными брусьями, а артустановка прикрыта спереди толстыми стальными листами и бронежилетами


КамАЗы с ЗУ-23-2 комендантской роты Аргунской военной комендатуры, сентябрь 2002 г., Чечня. Орудия также прикрыты стальными щитами


Машина ЗиЛ-131 комендантской роты Курчалойской военной комендатуры, июль 2001 г. На кабине перед дверью хорошо видны пулевые отверстия (результат обстрела) и бронежилет на дверце, прикрывающий водителя


В составе основной колонны следуют автомашины с грузом материальных средств, командно-штабные машины (как правило, на бронебазе) для связи с вышестоящим командованием, диспетчерскими пунктами, а также для вызова, в случае необходимости, огня артиллерии и (или) авиационной поддержки. Непосредственную охрану осуществляют мотострелковые отделения на БМП (БТР, МТ-ЛБ), которые следуют в общей колонне через каждые 5-10 машин.
Однако, вследствие того, что ежедневно по дорогам передвигаются с различными целями большое количество различных по величине колонн (от 5–10 машин до 50–70 машин в одной колонне), боевой бронированной техники (танки, БМП, БТР, МТ-ЛБ) для их сопровождения и охраны не хватает. Ведь эти боевые бронированные машины (ББМ) должны применяться и применяются в первую очередь по своему прямому назначению – участию в боевых и специальных операциях, охране и обороне базовых районов расположения войск, важных военных и государственных объектов, а также несения службы на многочисленных сторожевых заставах, блокпостах и т.п. Весьма негативную роль играет и то, что количество исправных и, тем более, новых ББМ в войсках отнюдь не увеличивается. Главной причиной этого является всё то же «сложное экономическое» положение в стране.

Но, как свидетельствует военная история, российское воинство всегда находило выход из любой, самой сложной ситуации. Поэтому для прикрытия колонн и огневой поддержки их охранения, в воинских частях Вооружённых сил, а затем и в некоторых воинских формированиях других войск, входящих в состав Объединённой группировки войск (сил) в Северо-Кавказском регионе, появились (причём в довольно-таки большом количестве) грузовые полноприводные автомобили (в основном «Урал-4320») с установленными на них артустановками ЗУ-23-2. Этакие своеобразные «тачанки» конца XX – начала XXI в. Наряду с этим, осенью 2002 г., автору удалось несколько раз увидеть в расположении подразделений МВД РФ хорошо бронированный «Урал-4320» с зенитной пулеметной установкой ЗПУ-14,5-2.

Этот опыт не является чем-то совсем новым: вооружать грузовики различными огневыми средствами для усиления самообороны автоколонн начали ещё американцы во Вьетнаме, то же самое делали и советские войска в Афганистане.

Количество таких машин действительно велико – практически в каждой армейской колонне, следующей по дорогам Чеченской Республики можно увидеть, наряду с БМП, БТР или МТ-ЛБ, одну–две и более машин с ЗУ-23-2.

Более того, небольшие колонны (от 5 до 10 машин) часто вообще не имеют в охранении никакой бронетехники, а сопровождаются парой таких «тачанок».
В большинстве случаев эти машины на ночь выставляют на временные огневые позиции для усиления системы огня военных комендатур или районов расположения войск (ночных стоянок колонн) от нападений или обстрелов противника.

Опыт боевого применения армейских полноприводных грузовиков с установленными на них 23-мм спаренными зенитными автоматическими пушками, показал, что при относительно малой стоимости изготовления и эксплуатации таких систем оружия, они способны с высокой эффективностью выполнять боевые задачи при действиях на равнине, в горной местности и в населённых пунктах. Участники боёв, как правило, отмечают то, что, наряду с мощным поражающим действием спаренных автоматических пушек, их огонь производил на противника и сильное психологическое воздействие. Это, во многих случаях, вынуждает боевиков в короткие сроки прекращать обстрел колонны и осуществлять отход с места нападения.

Вместе с тем, статистика показывает то, что эти вооружённые автомашины, как правило, несут относительно небольшие потери. Главными причинами этого является высокая боевая выучка расчётов, хорошо налаженное взаимодействие с другими огневыми средствами охранения и то, что члены бандформирований предпочитают наносить поражение огнём гранатомётов и фугасами любым видам бронетехники и командно-штабным машинам – ведь за них значительно больше платят.

Монтаж зенитных установок 23-мм автоматических пушек (как правило, со снятием колёсного хода) производится, как правило, силами войсковых ремонтных частей и подразделений по мере необходимости и наличию соответствующей техники и вооружения. Чаще всего ЗУ-23-2 устанавливаются на дизельных грузовиках «Урал-4320». Это обусловлено прежде всего тем, что по опыту применения грузовых автомобилей в первой и второй чеченской кампаниях именно эти машины показали себя лучше других в своём классе машин: как самые удобные и неприхотливые в эксплуатации, обладающие лучшей проходимостью, наиболее безопасные при подрывах мин и фугасов под передними колёсами и т.д.

Машина ЗиЛ-131 комендантской роты военной комендатуры, июль 2001 г. Хорошо видно прикрытие бронежилетами артустановки спереди и закрепленный на заднем борту череп какого-то животного – видимо, для устрашения


КамАЗ с ЗУ-23-2 комендантской роты Аргунской военной комендатуры, сентябрь 2002 г., Чечня. Обращает на себя внимание оригинальный камуфляж машины



«Урал» с ЗУ-23-2 комендантской роты одной из военных комендатур, октябрь 2002 г., Ханкала, Чечня. В качестве прикрытия орудий спереди использованы верхние бронелюки от БМП-1. На них отчётливо видны характерные надписи: на снимке №11 - Мари, Красноярск, на снимке №12 - Екатеринбург, Приморье


Немаловажное значение имеет и то, что эти машины обладают достаточно большой массой, а грузовая платформа (проще говоря, кузов) – достаточными размерами для установки на ней зенитной артиллерийской системы и опирается на два ведущих моста автомобиля. Всё это позволяет эффективно вести огонь из пушек под любым углом к продольной оси машины.

В 2001 и 2002 гг. автору довелось лично увидеть ЗУ-23-2, установленные на автомашинах ЗиЛ-131 и КамАЗ (полноприводный, армейской версии).
По рассказам некоторых очевидцев имели место случаи установки ЗУ-23-2 на автомобилях ГАЗ-66. Сам лично автор во время своих четырех командировок в Чеченскую Республику (1996, 2000, 2001 и 2002 гг.) ни разу таких машин не видел.

Большого распространения установка этой артсистемы на ГАЗ-66 не получила вследствие относительно небольшой массы и малых размеров кузова (грузовой платформы) этого автомобиля, что не позволяет достаточно удобно разместить зенитную артустановку, её ЗИП, запас боеприпасов и личное имущество расчёта орудия. Малая масса и опора грузовой платформы на один задний мост приводит к большой амплитуде колебаний машины, то есть не даёт возможности вести устойчивую стрельбу при ведении огня по наземным целям в стороны бортов.

Артсистема в кузове машины устанавливается с таким расчётом, чтобы угол обстрела пушек в задней полусфере был не менее 180 градусов. Но часто, особенно при монтаже ЗУ-23-2, в кузове КамАЗа, угол обстрела бывает, как правило, ещё большим.

Порядок размещения и компоновка на грузовых платформах машин хорошо видны на представленных фотографиях. В передней части кузова, примерно на 1/3 его длины находится открытый сзади фургон. Снаружи он обтянут одной–двумя слоями брезента (тента). С внутренней стороны, с трёх сторон стены обшиты толстыми досками (иногда жердями). Во время своей последней командировки в Чечню, осенью 2002 г., автор обратил внимание на то, что на большинстве таких машин борта фургона с внутренней части прикрыты толстыми стальными листами. Более того, в настоящее время сами артустановки с передней части и спинки сидений наводчиков орудия также прикрыты толстыми стальными листами.

Иногда, при отсутствии стальных листов, артустановка спереди и спинки сидений наводчиков прикрываются бронежилетами. Ими же практически всегда прикрываются боковые стёкла и двери кабин автомашин. Помимо этого, весь расчёт артустановки в ходе выполнения боевых задач по охране колонн, как правило, надевает бронежилеты и стальные шлемы.

В самом фургоне вдоль боковых стен обычно сложены ящики с ЗИП (техническим имуществом, инструментами и запчастями), вещмешки и матрасы для отдыха (в ходе продолжительных поездок личному составу приходится жить и служить, чаще всего, в кузове машины). Там же, в фургоне, находится и боезапас.

Экипаж такой машины составляет обычно четыре-пять человек (командир, водитель и два-три номера расчёта).

Завершая изложение материала, можно сделать следующие выводы:
1. Использование средних армейских полноприводных грузовиков, вооружённых автоматическими пушками, для непосредственного охранения автоколонн подвоза материально-технических средств воинским частям и подразделениям, выполняющим боевые и специальные операции в районах вооружённых конфликтов, показало себя в достаточной мере эффективной мерой и полностью себя оправдало.
Вместе с тем, имеется настоятельная необходимость монтажа ЗУ-23-2 на специально разработанных, неоднократно продемонстрированных на ежегодных выставках в Бронницах, забронированных автомобилях «Урал» Миасского автозавода. Это в значительной мере повысило бы живучесть этих подвижных огневых средств.
2. Столь массовое изготовление и применение такого рода «самодельных» подвижных огневых средств является вынужденной мерой, следствием нехватки колёсных БТР и специальных многоцелевых хорошо вооружённых бронеавтомобилей.
3. В связи со сложной военно-политической обстановкой в мире, большой вероятностью возникновения и эскалации разного рода вооружённых конфликтов и локальных войн в различных регионах, становится весьма актуальной проблема создания достаточного количества многоцелевых бронемашин, в том числе и для обеспечения безопасности проводки тыловых колонн на различные расстояния в условиях противодействия иррегулярных формирований или (и) подразделений сил специальных операций.

КамАЗ с установкой ЗУ-23-2 сопровождает воинскую колонну, Чечня, февраль 2002 г.


Сержант-контрактник, командир одного из камуфлированных КамАЗов с ЗУ-23-2, сентябрь 2002 г., Чечня


Автор статьи на одной из машин этого подразделения. На снимке отчётливо виден бронелюк от БМП для прикрытия спереди (с надписью Приморье) и крышка круглого бронелюка от БМП, закреплённая на спинке сиденья наводчика для прикрытия сзади. Так были оборудованы все «Уралы» с ЗУ-23-2 этой комендантской роты, октябрь 2002 г., Ханкала, Чечня


Личный состав этого же подразделения на стоянке во время приёма пищи и отдыха. Обязательной «принадлежностью» большинства подразделений Российской армии являлось наличие своих собачек, кошек. Для русского солдата это потребность души – забота о чём-то малом и слабом... октябрь 2002 г., Ханкала, Чечня
Автор:
Геннадий Жилин. Фото автора Журнал «Танкомастер»
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти