После 15 мая Россию ожидает мини-НЭП

Не так давно на «Военном обозрении» вышёл материал, посвящённый ухудшению ситуации в российской экономике. Некоторые наши читатели достаточно бурно его встретили, обойдя своим вниманием важные макроэкономические показатели, но при этом заявив, что российская экономика останется крепкой как гранит даже при падении цен на нефть ниже значений, заложенных в бюджете. При этом спад российской экономики опять-таки некоторыми читателями был увязан вовсе не с объективными данными реального сектора, а, каким-то непостижимым образом, с публикациями журналистов. Мол, это всё журналистские орды ищут сенсаций, а потому публикуют материалы, посвящённые тому, чего на самом деле нет.

Позиция, конечно, интересная, но соглашаться с ней, по меньшей мере, наивно. Если ситуация в российской экономике действительно не самая радужная, то тут можно обвинять хоть журналистов, хоть Папу Римского, хоть Жана-Батиста Эммануэля Зорга, но суть проблемы от этого не изменится, да и сама проблема с помощью такого подхода явно не будет решена. Как говорится: можно хоть сто раз повторять слово «халва», но слаще от этого не станет…


Примечательно, что президент Владимир Путин не стал выдавать желаемое за действительное, а признал, что в российской экономике проявляется определённый негатив. Это говорит о том, что российские власти понимают реальную цену многократного произнесения слова «халва», а потому (хотелось бы на это рассчитывать) переходят на объективное оценивание финансово-экономической ситуации в Российской Федерации.

Путин выразил свою озабоченность возможным началом экономического спада в России на совещании, которое проводилось в Сочи. В ходе совещания обсуждалась тема того, как вдохнуть в российскую экономику новые силы, чтобы она не скатывалась к спаду. О гипотетическом спаде экономики речь, кстати, зашла не просто так. Если в прошлом году подъём экономики был зафиксирован на уровне 3,6%, то в этом году эксперты Министерства экономического развития дают прогноз роста максимум на 2,4%. Опасений добавляет и то, что за последние несколько дней серьёзно просели цены на нефть, уровень которых сегодня буквально балансирует на бюджетном «Рубиконе»: чуть ниже, и правительственным структурам, хочешь - не хочешь, но придётся сворачивать те или иные программы, прописанные в бюджете. Так вот, чтобы никакого сворачивания не произошло, Путин и решил выслушать мнения экспертов сначала в Сочи, а затем собрать мини-совещание уже в Москве.

На сочинском совещании проводилась, скажем так, оценка ситуации, которая описывает нынешнее состояние российской экономики. Эту оценку представил глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, который неожиданно для многих сделал обращающее на себя внимание заявление. Белоусов сказал, что проблемы, проявившиеся в российской экономике за последнее время, порождены вовсе не вне России, а внутри нашей страны. Именно ряд внутренних факторов, по мнению министра, и играет негативную роль в развитии финансовой системы государства.

Такое заявление Белоусова сложно оставить без внимания. По сути, это первая публичная оценка представителем правительства РФ своей собственной деятельности без каких-либо поисков виноватых за пределами страны. Ну, что тут говорить: любим мы порой всех «экономических собак» вешать на козни Евросоюза, Китая, США, СНГ и другие территориальные объединения, а тут министр честно и откровенно даёт понять, где нужно искать причины экономического негатива.

Правда, тот же Андрей Белоусов дальше не стал заниматься исключительно самолинчеванием, а решил увязать текущие экономические неурядицы (фактически нулевой рост экспорта, повышение уровня безработцы, рост тарифов ЖКХ, стабильно высокие ставки по кредитам), в том числе, и с работой бывших членов российского Кабинета министров.
В частности, министр экономического развития напомнил, что в своё время господин Кудрин обещал при снижении уровня инфляции то, что банковский сектор пойдёт на снижении процентных ставок по кредитным программам. Однако, - продолжил Белоусов, - ничего подобного не произошло: инфляция за последние годы существенно снизилась, а ставки не только не снижаются, но нередко ещё и растут. Примечательно, что на этом заседании находился и сам экс-министр финансов Кудрин, к которому опосредованно Белоусов и обратился.

Своеобразный выпад министра Белоусова в сторону Кудрина поддержал и президент Путин. Вот фраза Путина:
«…наехал на Кудрина. Ну и правильно, не всё же ему на нас наезжать».


На этом этапе совещания вышло так, что Белоусов не только «наехал» на Кудрина, но и уличил того либо во лжи, либо в непрофессионализме. Слова министра экономики можно интерпретировать следующим образом: мол, если кто-то ещё продолжает молиться на Кудрина как на икону, то вот вам пример, когда его «далеко идущие» предсказания и выведенные им формулы ничего общего с действительностью не имеют.

Очевидно, что после такого кудринский ореол в глазах у тех, кто Алексея Леонидовича продолжал воспринимать как главного и чуть ли ни единственного экономического эксперта России, несколько задрожал и частично растворился в окружающем сочинском воздухе…

Самого Кудрина тут же попытался защитить всё ещё действующий глава Центробанка господин Игнатьев, который сделал выпад уже в сторону самого Андрея Белоусова. Игнатьев сказал, что относительно высокие процентные ставки на кредиты никак не связаны с замедлением экономического роста. Далее – цитата Сергея Игнатьева:
«Ситуация с кредитованием у нас та, которую мы хотим».


Интересное кино получается. «…Которую мы хотим» - это как? И кто вообще эти «мы»? Если Сергей Игнатьев хочет, чтобы российские граждане увязали в ипотечных кредитах по 14-16% годовых, то это его личное желание. И вряд ли здесь местоимение «мы» уместно к употреблению. Или у Игнатьева есть единомышленники, которые тоже хотят, чтобы банки «ломили» проценты, кратно превосходящие инфляционные темпы... Видимо, есть…

Защищать репутацию внештатного прогнозиста Кудрина принялся и господин Вьюгин (глава банка «МДМ», присутствовавший на совещании). Он вдруг решил напомнить, что российские кредитные ставки даже ниже, чем в ряде стран АТР, где уровень инфляции меньше нашего.


Но если так, и если снижение инфляции, как заявляют перечисленные эксперты, слабо влияет на банковский сектор, а значит, и на всю экономику, то к чему тогда такие силы сегодня тратятся на снижение инфляционных барьеров? Выходит, что кто-то всё-таки лукавит. Инфляция просто не может не играть основополагающей роли в работе банковского сектора, а значит, сам банковский сектор просто, простите, паразитирует на снижении её уровня. Только вот ряд экономистов продолжают твердить, что банки вообще ничего на этом не зарабатывают, а потому никак не виновны в торможении экономического роста. Если учесть то, сколько всевозможных банков и их филиалов развелось за посткризисные годы в России, то начинают терзать смутные сомнения, что эти банки на раздувании кредитного сектора экономики ничего для себя не зарабатывают.

Выходит, министр Белоусов справедливо указал на одно из больных мест несырьевого сектора экономики.

После достаточно бурного сочинского совещания, где помимо сложностей в системе кредитования к проблемам экономики были отнесены рост тарифов естественных монополий и чрезмерное укрепление рубля, своеобразное продолжение этого совещания состоялось уже в Москве. Из Администрации президента поступила информация о том, что в минувший понедельник (поздно вечером) Владимир Путин вызвал к себе помощника президента Эльвиру Набиуллину, которая, кстати, уже готовится сменить господина Игнатьева на посту главы Центробанка, и вице-премьера Игоря Шувалова.

На встрече продолжилось обсуждение экономических проблем в стране, и затрагивалась тема поисков путей повышения темпов роста экономики.

Владимир Путин в начале встречи отметил:
Те проблемы, которые мы сейчас видим, связанные с замедлением темпов, но в то же время те резервы, которые у нас есть, и те макроэкономические показатели, которых мы добились за последние годы, дают нам возможность не спеша, в спокойном режиме – в плановом, я бы сказал, посмотреть на то, что и как можно было бы скорректировать в нашей текущей экономической политике… Я жду от вас завершения этой дискуссии.


Сама встреча оказалась направленной на то, что Путин поставил перед присутствующими задачу до 15 мая представить итоговый документ, в котором содержались бы пункты, направленные на выведение российской экономики на приемлемые темпы роста. Владимир Путин отметил, что у российской экономики есть определённый запас прочности, однако нужно поспешить с практическими изменениями экономической политики для полноценного экономического оздоровления.

Выходит, что уже к 15 мая мы можем узнать о своеобразном мини-НЭПе, который представят президенту профильные правительственным министерства и ведомства, а также его Администрация. Будет ли эта экономическая политика по-настоящему новой? – вряд ли. Правительство на радикальные меры в нынешних условиях не пойдёт. Однако стоит ожидать, что для достижения хотя бы прошлогоднего уровня роста придётся принимать серию локальных мер радикального типа. Одним из таких шагов вполне может стать прозрачный намёк российским банкам на то, что пора бы сбавлять свои кредитные аппетиты и снижать бремя процентного давления на реальный сектор экономики. А если учесть, что принять к сведению могут и слова Белоусова о завышенности тарифов естественных монополий (ЕМ), то и здесь можно ожидать определённых подвижек. Только нужно помнить, что противников пересмотра кредитной политики банков и, особенно, тарифов ЕМ наберётся немало. А именно эти люди и будут держаться руками и ногами за имеющуюся экономическую модель, которая не всегда выдерживает критику, но лично их вполне устраивает. Значит, первостепенная задача правительства – не столько приступить к созданию итогового документа и представить его президенту, сколько перешагнуть через личные интересы той категории господ, которая путает «личную шерсть с государственной»…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

269 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти