Миф о безупречном рыцаре революции Троцком. Часть 2

Миф о безупречном рыцаре революции Троцком. Часть 2 Возвышению Троцкого способствовал тот факт, что через родственников он был связан с «финансовым интернационалом». У него остались в России четыре дяди, братья матери - Абрам, Тимофей, Давид и Илларион Животовские. Все они были солидными предпринимателями. Особенно успешно шли дела у Абрама, он был купцом 1-й гильдии, банкиром и миллионером. Вел дела в Киеве, был держателем значительных пакетов акций Русско-Азиатского, Торгово-промышленного, Сибирско-торгового банков. Имел интересы в Путиловском заводе. Успеху Животовских способствовало их участие в масонстве. Когда в 1909 году возникло дело князя Бебутова, одного из лидеров российского масонства, был составлен список из 385 видных масонов, на первых местах стояли Давид и Абрам Животовские.

В этой среде большую роль играли брачные связи. Животовские такую связь имели с Бродскими. Лазаря Бродского называли «еврейским королем». Он монополизировал судоходство на Днепре, был хозяином сахарной промышленности, контролировал общественную жизнь в Юго-Западном крае империи. Бродский на мировом уровне отстаивал проект создания «земли обетованной» для еврейства не в Палестине, а в России. Бродские были в родстве с Ротшильдами, Каганами и другими семьями. Таким образом, Троцкий через родственников был связан мировыми банковскими кругами.


Готовя новую атаку на Россию, закулисные силы попытались объединить в единый фронт социал-демократов. Сплочение должно было произойти вокруг фигуры Троцкого. Он выглядел наиболее компромиссной фигурой – занимал промежуточную позицию между большевиками и меньшевиками. В августе 1912 года в Вене была организована партийная конференция. Она была более представительной, чем под руководством Ленина, в Праге. В ней приняли участие некоторые меньшевики – группа Мартова, Дана, и часть большевиков. Было провозглашено объединение социал-демократических сил, создан т. н. «Августовский блок». Но этот блок остался на бумаге, слишком сильными были противоречия между различными группами.

После конференции Троцкий в сентябре 1912 года, по предложению «Киевской мысли» (от неё же в Турцию отправился Парвус), почему-то забрасывает политику, «Правду» и отправляется на Балканы, писать репортажи о боевых действия. Понятно, что его функции не ограничивались журналистикой. Он прибыл как сотрудник русской газеты, считался союзником, от него не было секретов. Шеф Троцкого в разведотделе австрийского генштаба полковник Таковский мог быть доволен своим подопечным. Один из руководителей русской жандармерии генерал А. Спиридович писал: «Бронштейн прекратил печатание своей «Правды». Состоя на службе у австрийской полиции, он занимается другим делом…». Кроме того, Троцкий по-прежнему был связан с Парвусом, а тот имел связи с немцами, турками и британцами. Появление Парвуса и Троцкого на Балканах не было случайным, к этому региону было приковано внимание всех европейских спецслужб.

Правда, Троцкий до конца своей роли не сыграл. В нём взыграла русофобия, ненависть к славянам. Троцкий в своих материалах стал клеймить «руку царизма», идеи панславизма, описывал «зверства славян», выражал симпатию к Турции. Естественно, что такие публикации привели к валу критики в сторону «Киевской мысли». Вся русская общественность симпатизировала славянам, их войне с Турцией. Были возмущены и на Балканах. Болгария лишила Троцкого аккредитации.

Антиславянские статьи Троцкого перепечатывались австро-германскими газетами, для соответствующей настройки населения. Подготовка в большой войне в Европе шла полным ходом, была даже идея использовать войну на Балканах для начала общеевропейской войны. Турция потерпела поражение и обратилась к великим державам с просьбой о посредничестве. Австро-Венгрия двинула войска к сербской границе. Её были готовы поддержать Германия и Италия, которая мечтала о захвате Албании. Сербия и Черногория успели захватить часть Албании, претендовали на адриатические порты. Италия и Австрия заявили, что этот шаг будет означать войну с ними. Франция подталкивала Россию выступить на стороне Сербии. Париж предлагал занять жесткую позицию и давал большой военный заем. Однако в этот раз войны удалось избежать. Российский император предложил созвать мирную конференцию, его поддержали британцы. Кроме того, когда германский император спросил военное руководство о наилучшем времени для начала войны, Тирпиц сообщил, что флот ещё не готов и надо передвинуть начало крупномасштабных боевых действий на полтора года. Берлин надавил на Вену, и австрийцы сбавили обороты.

Первая мировая война

Для российской социалистической эмиграции война обернулась различными последствиями. Во Франции часть социал-демократов и социалистов-революционеров вступили добровольцами во французскую армию. Плеханов их поддержал. Считалось, что они сражаются не за «царизм», а за Россию. Газета Мартова «Голос» в Париже поливала грязью Плеханова и других «оборонцев». Интересен тот факт, что французские власти быстро разобрались со своими пораженцами, их без долгих разговоров по закону военного времени расстреливали, но Мартову и ему подобным не мешали, пропаганда против союзника – России оказалась вполне допустимой.

Троцкого, как только началась война, Адлер лично отвел к начальнику венской политической полиции и спросил, стоит ли революционеру покинуть Австро-Венгрию. Тот разъяснил, что лучше уехать. Троцкому сразу оформили все документы, и уже через три часа после визита его семья сидела в поезде, который направлялся в Швейцарию. Ленин таких почестей не удостоился. 7 августа его арестовали. На волне шпиономании, которая охватила Европу, опасность ему угрожала серьёзная. Но тут всполошились товарищи по партии, подключили и Адлера, Ленина из тюрьмы вытащили. Через некоторое время его также перебросили в Швейцарию.

Троцкий в Швейцарии не задержался. Как только стало ясно, что немцы Париж не возьмут, он предложению той же «Киевской мысли» стал её корреспондентом во Франции. Одновременно он публиковался на страницах «Голоса».

В целом же в начале Первой мировой войны социалистическая эмиграция выглядела беспомощно. Продолжались бесконечные споры, грызня. Тираж «центрального органа» большевиков газета «Социал-демократ» выходила тиражом в 500 экз. Противники России делали ставку на либералов, социалисты были на обочине. Ситуацию несколько изменил Парвус. В Турции он сколотил большой капитал, вернувшись, снова нацелился на Россию. Весной 1915 года он предложил германскому правительству план, где предлагал полностью сокрушить царизм и расчленить Россию на малые государства. Он доказывал, что Германия не сможет добиться победы, если в России не будет возбуждена революция. Но для полного уничтожения «русской опасности» следует расколоть Русскую империю. В этом отношении интересы германского правительства совпадают с интересами русских революционеров. Парвус предлагал план тайной войны против России. Германский канцлер, глава МИДа, военное командование и сам кайзер одобрили замысел. МИД сразу выделил Парвусу 2 млн. марок, затем ещё 20 млн., а осенью 1915 года ещё 40 млн.

Парвус в сентябре 1915 года собрал конференцию социал-демократов в швейцарском Циммервальде. Выяснилось, что даже такие враги, как Ленин и Троцкий, могут работать вместе, если есть деньги. Дела революционеров сразу вышли на иной уровень. В Копенгагене под эгидой германского посольства был создан штаб, который координировал деятельность различный антироссийских сил и распределяющий средства. Через нейтральные страны были организованы финансовые потоки. Основной шел через Швецию. В Россию пошли средства на агитационные материалы, организацию стачек и т. д. Тираж «Социал-демократа» был серьёзно увеличен. Троцкий смог издавать уже полноценную газету «Наше слово». С ней сотрудничали Луначарский, Урицкий, Лозовский, Чичерин и др. Надо сказать, что Парвус организовал финансирование и социалистов-революционеров (эсеров).

15 августа 1916 года в военном лагере де-Ларме в Марселе был убит солдатами подполковник русской службы Маврикий Краузе. При расследовании обнаружили, что среди солдат распространяли газету Троцкого «Наше слово» (хотя само убийство было вызвано не «политикой»). Россия потребовала ареста и выдачи Троцкого. За того заступились видные французские деятели, вплоть до депутатов и министров. Но Троцкого всё же арестовали, но ограничились высылкой в Испанию. Испанские власти его также арестовали, выслали в США. Надо сказать, что именно в США в это время становятся центром антирусских интриг и заговоров. Достаточно вспомнить деятельность полковника Эдуарда Хауза, советника президента Вудро Вильсона. Весьма удачное совпадение. Троцкого включили в ударный отряд революционеров, который должен был попасть в Россию, после революции.

Буквально с первых шагов в США, у Троцкого дела идут в гору. Знаменитая «Нью-Йорк таймс» публикует известие о прибытие революционера. Троцкого фактически рекламируют! Троцкий получает вид на жительство, его поселяют в Бронксе в хорошей квартире. «Опекуном» Троцкого стал Д. Хаммер. Он был владельцем крупной фармацевтической фирмы. Получил Троцкий и хорошую работу – стал редактором газеты «Новый мир». Стал публиковаться в газете «Форверст» и других изданиях.


Революция в России

В феврале 1917 года либеральная «пятая колонна» при полной поддержке западных спецслужб свалила самодержавие. Убийцами империи стали высокопоставленные сановники, генералы, члены Думы, видные банкиры и промышленники, а не большевики, как это часто внушают. Большевики даже не были проинформированы о готовящейся революции, что говорит об их весьма низком месте в иерархии противников Российской империи. Ленин ещё 22 января 1917 года, выступая в Цюрихе, был полон пессимизма и говорил, что грядущая революция будет пролетарской. «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв в этой грядущей революции». Для петроградских большевиков революция стала полной неожиданностью. Их лидер Шляпников в день начала волны массовых забастовок – 23 февраля, дал указание сворачивать активную деятельность.

Быстро сориентировались только меньшевики из социал-демократической фракции Думы, которые были связаны с заговорщиками через Керенского: Чхеидзе, Церетели, Скобелев и пр. На революционной воне они создали Петроградский совет, где полностью преобладали. А среди большевиков был разброд и шатание. Одни считали, что нужно поддерживать Временное правительство и Совет, другие, что только Совет, третьи считали оба органа незаконными.

В это время Временное правительство само себе роет могилу. Мало того, что была проведена амнистия «политических» в России, власти начинают целенаправленно собирать их из эмиграции. В российские консульства и посольства было направлено указание помочь веруться на родину всем политэмигрантам. В США одним из первых в консульство в Нью-Йорке пришёл Троцкий. Лев Давидович ещё и скандалил, ставил условия. Требовал, чтобы его как лидера местных большевиков, должны отправить отдельно, а не в группе.

Но у Троцкого существовала проблема, морские пути в Европу проходили через зону контроля британских и французских властей. А Троцкий после высылки из Франции числился как германский агент. Но проблема решилась очень быстро. Троцкий получил американское гражданство и паспорт США. Такой вопрос могли решить только на очень высоком уровне, в кругах близких к американскому президенту. К паспорту прилагалась виза для въезда в Россию, и британское консульство без вопросов оформило Троцкому транзитную визу.

По пути в Россию с Троцким случилась темная история. В Галифаксе Троцкого с семьёй и спутниками задержала британская морская контрразведка. Семью Троцкого освободили, а самого «героя» и его товарищей поместили в лагерь Амхерст, где содержали пленных немецких моряков и интернированных подданных Центральных держав. Есть разные версии этого происшествия. По одной из них, задержание произошло из-за несогласованности действий западных спецслужб. По другой версии, арестовав Троцкого британцы «отмыли» себя, пустив слух, что Троцкий якобы германский агент. Кроме того, Троцкого придержали, чтобы первым в Россию прибыл Ленин и закрепился в руководящей должности. А Ленин попал в Россию через Германию. Таким образом, на первый план вышел «германский след» революции в России. Разрушали Россию «союзники» по Антанте, а всю вину сваливали на Германию.

Заключение Троцкого продолжалось не долго. За него снова вступились на самом высоком уровне и революционера с извинениями посадили на ближайшее судно. По пути в Россию Троцкий вел себя развязано, в Канаде и Швеции пытался вербовать рабочих. Открытым текстом соблазнял их богатствами России. В Петрограде Льва Давидовича торжественно встретили и устроили отнюдь не «по-пролетарски». Троцкий не был аскетом, как Сталин, любил красиво жить, роскошь. Его поселили в огромных апартаментах директора заводов Нобеля, Серебровского. Хозяин сам её уступил. Он сам был из числа «пятой колонны».

За Лениным и Троцким в Россию последовал целый десант революционеров. Из Швейцарии через Германию прибыл Мартов с отрядом из 250 человек. Ещё больше прибывало из США. Основную часть перебрасывали из портов тихоокеанского побережья США во Владивосток. Ехали целыми пароходами, сотнями. Фактически в США провели мобилизацию революционной эмиграции. Троцкий стал лидером прибывших из-за границы «интернационалистов». Либеральная революция была только первым шагом на пути уничтожения «русской опасности». В соответствие с теорией перманентной революции Россия должна была пройти ещё социалистическую революцию. А затем революция должна была приобрести мировой характер.

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти