Страсти по «Нерпе»

Продолжают кипеть страсти вокруг трагедии, случившейся в Японском море 8 января 2008 года. Напомним, что в тот день погибли 20 человек, находившихся на борту атомной подводной лодки «Нерпа» и ещё 21 были госпитализированы с диагнозом «отравление» вследствие нештатного срабатывания системы пожаротушения и выброса смеси фреона и тетрахлорэтилена. Из двадцати погибших 17 – члены так называемой приёмо-сдаточной команды, которые и участвовали совместно с экипажем в своеобразной «обкатке» атомного подводного крейсера. Всего на подводной лодке 8 января 2008 года находился 201 человек.




По итогам следствия, обвинения по факту случившегося прокуратура решила предъявить капитану «Нерпы» Дмитрию Лаврентьеву (капитан 1-го ранга) и старшине Дмитрию Гробову. По мнению следователей, именно старшина Гробов решил самовольно нажать пожарную кнопку, чтобы таким странным образом подозвать к себе вахтенного. Почему Гробов не смог воспользоваться для этого более адекватными ситуации способами, и что вообще заставило его сделать этот роковой шаг, - следствие и прокуратура не объяснили.

Капитана 1-го ранга Лаврентьева обвинили в том, что он вывел на испытания лодки неподготовленный экипаж, в котором, по всей видимости, самым неподготовленным обозначили того самого старшину (трюмного машиниста) Гробова. Мало того, Дмитрию Лаврентьеву в вину поставили ещё и то, что он и сам якобы непрофессионально действовал во время аварийной ситуации на «Нерпе».

Уже одни только эти доводы вызывали многочисленные вопросы.

Во-первых, по каким критериям следственные органы определяли неподготовленность экипажа, и даже если допустить, что такая неподготовленность у отдельных членов экипажа могла проявиться, то для какой тогда цели опытный Дмитрий Лаврентьев использовал на лодке услуги именно этих людей? Ведь атомный подводный крейсер – это, вроде, как не частный ларёк, где предлагают шаурму, а его хозяин волен выбирать поваров по своему усмотрению… А, стало быть, экипаж – какой был…

Во-вторых, насколько нужно было быть малоопытным старшине Гробову, чтобы не воспользоваться штатными системами связи, имеющими на борту, чтобы подозвать к себе того самого вахтенного, а вместо этого, простите, врубить систему пожаротушения. Если верить доводам следствия, то получается, что Гробов с таким же «успехом» мог попытаться подозвать к себе вахтенного, ударяя молотом по элементам боезапаса (если таковой в тот момент на субмарине был)… Сам Гробов в ходе судебных заседаний отрицал факт того, что он нажимал на кнопку срабатывания системы пожаротушения на субмарине.

В-третьих, как так вышло, что запуск противопожарной системы произошёл при нажатии кнопки. Ведь если разработчики предусмотрели именно такой вариант системы пожаротушения, то, выходит, от её срабатывания лодка совершенно не была застрахована: к примеру, на кнопку могли нажать по роковой случайности – всякое же бывает в ограниченном пространстве при скоплении большого числа людей.

В-четвёртых, если даже система пожаротушения и сработала, то почему всё это привело к жертвам вообще. Выходит, что в системе использовался фреон, как говорилось в одном небезызвестном фильме, «не той системы». Ведь если субстанция для тушения огня была подходящей, и вдобавок вся система при этом работала ещё и в штатном режиме, то тогда нужно задавать вопросы уже к разработчикам и заправщикам: а что - при любом срабатывании системы защиты от огня шансы выжить у экипажа будут стремиться к нулю. Ну, так чем эта система пожаротушения тогда отличается от того, как если бы кто-то просто впустил воду внутрь субмарины… Простите, но эффект с количеством жертв был бы, возможно, тем же.
А если допускать, что «напортачили» технари ещё на заводе, то почему на скамье подсудимых оказались исключительно члены экипажа подводной лодки. Нет, оно, конечно, понятно, что капитан судна должен отвечать за всё, что на этом судне происходит, но вряд ли его стоит обвинять ещё и в том, что производителями, возможно, не были выполнены все элементарные требования, что к трагедии и привело.

Такие нестыковки явно не нашли объяснения на проходившем на днях очередном судебном заседании по этому странному делу. Присяжные решили, что в действиях капитана 1-го ранга Дмитрия Лаврентьева и старшины Дмитрия Гробова состава преступления не было, и в отношении двух обвиняемых военных моряков вынесли оправдательный приговор. При этом сообщается, что специалистами была тщательно проанализирована запись событий на АПЛ «Нерпа», запечатлённая регистратором в тот роковой день, и те же самые специалисты не определили непрофессиональных действия со стороны команды субмарины. Это добавило уверенности присяжным, что ни Лаврентьев, ни Гробов в трагедии не виновны.

Как впоследствии оказалось, точка на этом в деле «Нерпы» не поставлена. Флотские прокуроры считают, что если бы присяжные были компетентны в технических вопросах, то их вердикт был бы противоположным вынесенному. В прокуратуре уверены, что объективного вывода по трагедии присяжным не позволили сделать «сложности технических нюансов», и вдобавок сторона защиты «умышленно искажала факты», вводя тем самым присяжных заседателей в заблуждение. На основании этого прокуратура намерена обжаловать вынесенный приговор в апелляционном порядке.

Нужно отметить, что оправдательный вердикт в отношении Лаврентьева и Гробова выносится уже не в первый раз. Первый оправдательный приговор был оглашён пару лет назад, и тогда органы обвинения решили его обжаловать в Верховном суде. Верховный суд отменил оправдательный вердикт, вынесенный присяжными, и направил дело на новое судебное разбирательство. Сторона защиты и после этого ходатайствовала о том, чтобы дело слушалось в суде присяжных. Ходатайство было удовлетворено, что сразу же несколько обескуражило обвинителей. Очевидно, что они рассчитывали на то, что во второй раз суд пройдёт без участия присяжных заседателей, что бы давало больше шансов именно стороне обвинения, но пришлось снова слушать оправдательный вердикт.

Интересно, сколько же ещё судебных заседаний обвинителям потребуется, чтобы поставить точку в этом деле? Или всё движется к тому, что обжалования приговоров будут идти до тех пор, пока Лаврентьев и Гробов всё же не окажутся за решёткой. Если так, то это будет очередная странность системы правосудия в нашей стране…

Примечательно, что Военная прокуратура помимо косвенного обвинения присяжных заседателей в некомпетентности (а их, вроде как, быть компетентными в технических нюансах атомных подводных лодок никто не обязывает…) решили выпустить пар, обвинив ещё и журналистов. По мнению военных прокуроров, в ряде СМИ прошла информация, которая отличается предвзятостью и также полной некомпетентностью. При этом главный спор закрутился вокруг записи, сделанной 8 января 2008 года на борту АПЛ «Нерпа». Военные прокуроры утверждают, что это аудиозапись с регистратора подлодки, а журналисты заявляют, что это всё же видеозапись. Хотя принципиальной разницы в этом нет, ведь видеозапись самого аудиорегистратора сложно в полной мере называть видеозаписью, но, тем не менее, она всё-таки видео. Да и качество записи такое, что спорить о том, является она доказательством вины капитана «Нерпы» или не является фактически бессмысленно…


Как бы там ни было, но ситуация с аварией на «Нерпе» продолжает находиться в «затопленном» состоянии. Лица, реально виновные в трагедии, явно не определены.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

80 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти