Наследники атеизма и псевдоислам

Проблемы государства идут от безбожников, невежд и людей без совести

После падения Советского Союза и окончательного крушения коммунистической идеологии у людей стал просыпаться естественный интерес к религии. Но процесс обращения к вере своих предков оказался долгим, болезненным и далеко не таким безобидным, как можно было надеяться в начале 90-х годов. Выяснилось, что атеистическое в прошлом государство не готово удовлетворить спрос на религию. Именно в этом, как убежден наш собеседник – имам Центральной Джума-мечети Махачкалы Магомедрасул Саадуев, кроются истинные истоки религиозного экстремизма.


«ВПК»: Магомедрасул-хазрат, действительно ли можно говорить о том, что напряженная обстановка в Дагестане – следствие проводимой в советское время атеистической линии?

– В результате 75-летнего коммунистическо-атеистического правления в сердцах и умах граждан страны, в том числе и в регионах, где проживали мусульмане, образовался духовный вакуум. До революции отец мог передать сыну свой религиозный опыт, и для этого в каждом ауле были мулла, мечеть, где читался Коран. За советский период этот опыт был утрачен. Традиция прервалась. Я, например, рос в религиозной семье, отец меня научил кое-чему, но я не мог открыто об этом заявить даже своим друзьям или родственникам. Все боялись КГБ. Религиозная жизнь едва теплилась.

Действительно, после развала Союза многие желали учиться исламу, но дать этим людям знания в полном объеме власти оказались не готовы. Религиозная безграмотность населения стала питательной средой для распространения всяких псевдорелигий и псевдоидеологий. Определенные деструктивные силы воспользовались таким положением дел в своих интересах. В селениях и мечетях начали появляться люди, которые брались толковать священный Коран в своих корыстных целях, манипулируя сознанием безграмотных в религиозных вопросах людей. Остро сказалось отсутствие в дагестанском обществе грамотных, ученых людей – улемов, которые обладали бы полным знанием Корана, были компетентны в этих вопросах, пользовались доверием населения и не боялись вести открытый диалог с демагогами. То же касается и официальных проповедников ислама, имамов мечетей и даже муфтиев – их не хватало.

Наследники атеизма и псевдоислам«ВПК»: Почему у молодежи возникает такой интерес к исламу?

– Молодежь наблюдательна и чутка к переменам. Когда молодые люди увидели, что идеологическая система – коммунизм – терпит крах, они разочаровались в ней. Но человек не может жить без идеи, без веры. Куда идти, как жить? Вот и возник вполне объяснимый, естественный интерес к своим корням, к своей вере. В религии молодые люди стали находить ответы на свои вопросы, она помогала в решении личных проблем. Этот процесс заметен и среди представителей молодежи других конфессий, но особенно очевиден у мусульман. Ислам по праву занимает законное место в умах и сердцах людей, что можно только приветствовать. Проблема лишь в том, что истинный ислам искажается в силу названных выше причин.

По моим наблюдениям, в леса уходят ребята прежде всего не из религиозных семей, получивших в свое время прививку в виде необходимых знаний, а из семей атеистов, где они не слышали слов о Боге, о вере. У них нет иммунитета, когда кто-то из новых друзей, сокурсников начинает извращенно трактовать Коран.

«ВПК»: Что же делать в такой ситуации?

– К сожалению, ислам до сих пор не получил должной поддержки со стороны государства – такой, которая удовлетворила бы всех желающих узнать свою веру. Преподавание религии происходит большей частью в частных медресе или за границей, где невозможно установить контроль над учебной программой. Что там сеют в молодые головы под видом ислама, одному Аллаху известно.

Для успешной борьбы государства с псевдоисламом оно должно дать своим гражданам возможность узнать истинный ислам. Один из путей выхода из кризиса – расширение сети базовых исламских учебных заведений – институтов и университетов. Нужно привлекать еще больше компетентных ученых из арабских стран, платить им достойную зарплату. Победить псевдоидеологию, основанную на псевдорелигии, можно только истинной идеологией, основанной на истинной религии. Поддерживать и распространять истину о религии – вот задача государства. Только так можно выйти из кризиса.

«ВПК»: Изменилось что-то с приходом к власти в республике нового исполняющего обязанности президента?

– С приходом к руководству республикой Рамазана Абдулатипова наконец-то прозвучала мысль о необходимости в Дагестане первоклассного исламского вуза, который будет в состоянии конкурировать с учебными заведениями других исламских стран. Это наша давняя и заветная мечта. Слава Всевышнему, она начала сбываться.

Единый государственный исламский вуз необходим и потому, что Дагестан – многонациональная республика. Здесь проживают много народов, которые не понимают друг друга, и русский язык выступает в качестве межнационального. Человек, который изучал Коран, написанный по-арабски, не может самостоятельно перевести его с родного, допустим, аварского сразу на русский. И даже будучи ученым, он не может передать свои знания соседям другой национальности. Обучение исламу на русском языке в государственном исламском университете в значительной степени решит проблему и подготовки кадров, и духовного просвещения.


Почему ситуацию в Чечне легче удалось взять под контроль? Там живут фактически одни чеченцы. Имамы, муфтии могут напрямую по-чеченски обращаться к народу, умме – исламской общине, а также тем, кто скрывается в лесах или только задумал сделать это. В Дагестане все сложнее. На каком языке проповедникам обращаться к тем, кто прячется в лесах? Там ведь такой «интернационал».

Объяснять прихожанам суть веры приходится, увы, на русском, которым не все в равной степени хорошо владеют. Нам крайне необходим мощный исламский вуз, где будут всесторонне готовить проповедников, улемов, которые могли бы свободно излагать свои мысли на русском и арабском языках.

«ВПК»: Больше всего в Дагестане убивают сотрудников силовых структур и духовных лидеров. Почему?

– Убивают, очевидно, тех, в ком чувствуют опасность. Крайности в исламе появляются тогда, когда нет глубоких знаний, когда они поверхностны, лишены корня. Стоит только человеку углубиться в истину и он поймет свои заблуждения. Именно этого панически боятся лидеры экстремистов. Они хотят, чтобы служащие им люди вечно пребывали во тьме полузнаний и невежества.

Один православный священник на вопрос, какие в их Церкви проблемы, ответил: «Безбожие и невежество». Такие же точно проблемы и у мусульман. Убийцей почтенных, уважаемых, грамотных людей Саида-эфенди Чиркейского и ректора института теологии и международных отношений Максуда Садикова может быть только безбожник или невежда.

«ВПК»: Нет опасения, что экстремисты перестреляют своих оппонентов и одержат тем самым идеологическую победу?

– У меня нет такого опасения. Даже при наших ограниченных возможностях мы ведем подготовку специалистов и их немало. С учетом того, что власть нас услышала и готова идти навстречу, мы справимся с этой задачей.

Немало примеров, когда заблуждавшиеся люди, готовые уйти в лес, после открытого общения с имамами стали менять свои убеждения на менее радикальные, традиционные для Дагестана. Среди тех, кто скрывается до сих пор в лесах по религиозным мотивам, есть готовые сложить оружие и сдаться. Причина не страх за свою жизнь, а понимание прежних заблуждений. Давно уже в воздухе витает мысль, что всем мусульманам Дагестана, находящимся по разные стороны баррикад, надо объединиться на базе традиционных исламских ценностей без привнесения в них чего-то чужеродного. Мы активно работаем в этом направлении. Если Бог даст – Иншалла, то это будет большой прорыв в деле мирного урегулирования вопроса.

«ВПК»: Эту позицию разделяет не все руководство Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД). Некоторые имамы уверены, что диалог со сторонниками неосалафизма (ваххабизма) невозможен и это лишь пустая трата времени. Вас за это критикуют.

– Окончательное решение о диалоге принято в первую очередь муфтием республики, и большинство улемов поддержали эту идею. Только путем диалога, путем раскрытия глаз на истину можно прийти к миру. Если человек из леса искренне делает шаг нам навстречу, правильно ли отталкивать его? Конечно, нет. Мы не боимся диалога и готовы до конца бороться за каждого, кто хочет разобраться в путях Аллаха. Аллах говорит в одной из сунн примерно так: «Если твои оппоненты склонны к миру, и ты склонись к нему», поэтому мы всегда следуем повелениям Аллаха и не рассматриваем всех своих оппонентов как однородную массу. Нами движет исключительно одно желание: чтобы в Дагестане побыстрее наступил мир.

Повторю, среди тех, кого принято называть бандитами и ваххабитами, немало ищущих выход из леса. Я не могу назвать имена, поскольку таким образом поставлю их под угрозу. По этой же причине они не делают явку с повинной. Но человек отошел от пособничества, перестал оказывать поддержку своим бывшим товарищам. Разве этого мало?

«ВПК»: Таким образом, достигнуто взаимопонимание между правительством, Министерством внутренних дел и ДУМД о необходимости скоординированных действий и есть все возможности для коренного перелома ситуации?

– Да, но помимо религиозного фактора есть еще и экономический. Правительство должно понимать, что молодежь, которая увлекается религиозными идеями, должна и работать, и обеспечивать себя, своих родителей, а не болтаться без дела.

Праздношатание – это тоже один из негативных факторов. Во все времена правители мусульман особенно беспокоились о занятости молодежи. Один ученый пришел к правителю – султану Омару и сказал: «Займи людей трудом, иначе они выберут для себя вредные занятия». А у нас во многих регионах люди, молодежь работать не хотят, учиться тоже. Вот и появляются вредные мысли, протестные настроения. Если удастся решить эти две проблемы, в Дагестане наступит порядок и мир.

«ВПК»: В обществе сейчас бурно обсуждаются проблемы ношения хиджабов и раздельного обучения. Насколько это актуально и возможен ли компромисс?

– В исламе на этот счет все однозначно: с 8–9-летнего возраста девочка должна быть закрыта, то есть одета в хиджаб. В исламе это принципиальный вопрос. И это нужно понять государственным чиновникам. Если есть принципиальные вопросы, подобные этому, то им надо идти на компромисс, на уступки.

Ни один нормальный мусульманин не согласится, чтобы его дочь в школе заставили снять косынку. В исламе этим моментам придается очень большое значение, если быть точным, то с внешнего вида и начинается осознание себя мусульманином. Здесь компромиссы недопустимы. Поэтому запрет на ношение хиджаба и воспринимается многими мусульманами как запрет на ислам. И из-за этого часто льется кровь, гибнут люди. Зачем доводить дело до такой ситуации.

Неужели государству важнее какие-то правила, которые легко меняются, чем обычаи одной из традиционных религий – ислама? В этом случае государство должно быть готово к эскалации противостояния, поскольку, повторю еще раз, для мусульманина запрет на ношение хиджаба – это фактически запрет на ислам.

«ВПК»: Как вы предлагаете решить проблему?

– Не вижу здесь никакой проблемы. Почему нельзя вместе учиться, сидеть за одной партой или даже просто дружить двум одноклассницам, одна из которых в хиджабе, а другая – нет? Девочка в хиджабе остается такой же ученицей со всеми требованиями к ней. Могу даже предположить, что мусульманка будет лучше успевать, так как у нее больше времени уйдет на учебу, уроки, чем у ее светской подруги, которой надо и телевизор посмотреть, и пофлиртовать с мальчиками. Настоящая мусульманка этого не станет делать.

Если не превращать девочку, пришедшую на урок в хиджабе, в посмешище, гадкого утенка, а отнестись к ее религиозным чувствам с пониманием, уважением, кому от этого будет плохо? Школе и ее директору? Думаю, пришла пора смотреть на девушку в хиджабе как на норму. Ведь смотрят же как на норму сейчас во многих школах России на школьниц в мини-юбках или с сигаретой. Никто же не борется с этим куда более негативным явлением. Почему на хиджаб так ополчились? Это результат исламофобии, раскрученной российскими СМИ, которые, наверное, не заинтересованы в стабильности нашего многоконфессионального общества.

У многих граждан на уровне инстинкта выработалась связь: хиджаб – значит террористка-шахидка. Глупости. Очень обидные и болезненные для мусульман параллели. Они не принесут мира.

Если бы государство уделяло такое же внимание проблемам наркомании, детской преступности или педофилии, успехи были бы налицо. Увы, слишком сильны стереотипы атеистического прошлого в нашей стране.

Отчасти помогут решить проблему вводимые уроки основ веры. На них ребятам да и родителям через них рассказали бы об основах веры, ислама в том числе. Мы, духовенство Дагестана, обеими руками приветствуем введение этого предмета в школах. Такие уроки, проводимые грамотными преподавателями-специалистами, будут способствовать и прекращению оттока молодежи в леса по причине религиозных недоразумений.

«ВПК»: Как вы смотрите на то, что среди сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих все больше и больше мусульман?

– Только положительно. Процентов 80 прихожан Джума-мечети – молодые люди, среди них немало и в форме. Они приходят не из любопытства, а как истинные мусульмане. И не только на пятничную (обязательную) молитву, но и в другие дни. Это и есть, слава Аллаху, процесс оздоровления народа и силовых структур. Сейчас в армии, в органах внутренних дел проблем с открытым исповедованием своей веры нет. Во многих воинских частях и учреждениях МВД оборудованы молельные комнаты. Считаю, что такая тенденция скажется положительно на деятельности и воспитании сотрудников настоящими патриотами своей родины – России.

Мне известно, что среди сотрудников МВД республики есть очень богобоязненные люди, которых весьма беспокоит происходящее в Дагестане. Этих людей надо начальству замечать, ценить, ведь в них еще не уснула совесть – основа богобоязненности. А таких сотрудников в эпоху бесчестия и коррупции не так много. Уж они-то ради страха Божия не поступят вопреки воле Всевышнего. Ведь именно от безбожников и невежд, людей, потерявших совесть, все проблемы в республике и в государстве. Такие люди, находясь на руководящих должностях, в том числе в силовых министерствах, и приносят массу проблем, накаляют обстановку. Чем больше у нас по-настоящему верующих людей – православных, мусульман, тем стабильнее и безопаснее будет обстановка в стране.
Автор:
Магомедрасул Саадуев, Роман Илющенко
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

207 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти