Российская армия повернулась в сторону роботизированной техники

С приходом на пост министра обороны страны бывшего министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу, военные все чаще стали смотреть в будущее, в котором главную роль будут играть роботизированные системы разных классов. При этом речь не идет лишь о банальных БПЛА или подводных роботах. Российские военные рассматривают возможности использования автономных систем десантирования и наземных боевых машин. ВДВ проявляет активный интерес к неодушевленным помощникам военнослужащих и планирует подключить к амбициозным проектам и программам Тульское КБП и Московский авиационный институт.

О том, что роботизированная техника в российской армии должна применяться как можно чаще, Сергей Шойгу говорил еще в декабре прошлого года. 14 декабря 2012 года новый глава МЧС России Владимир Пучков и министр обороны Сергей Шойгу посетили 294-й центр по проведению операций особого риска «Лидер». Здесь министры осмотрели ряд образцов роботизированной техники, которые применяются российскими спасателями: противопожарные комплексы «Ель-10» и «Ель-4», а также дистанционные мобильные комплексы пожаротушений LUF-60 и различные роботы-саперы. Во время посещения центра начальник Генштаба ВС России Валерий Герасимов предложил применять подобного рода системы в Чечне.


Одним из известных российских роботов-саперов сегодня является мобильный робототехнический комплекс (МРК) «Варан». МРК предназначен для проведения поиска, визуальной разведки и первичного диагностирования подозрительных предметов на наличие взрывоопасных устройств при помощи специализированного навесного оборудования и телевизионных камер. «Варан» в состоянии обезвреживать взрывные устройства, а также загружать их в специализированные контейнеры для эвакуации и выполнение различных технологических операций, направленных на обеспечение доступа к ВУ.
Российская армия повернулась в сторону роботизированной техники
Противопожарный роботизированный комплекс Ель-10

В первую очередь данные роботы направлены на борьбу с терроризмом, поэтому они в основном закупаются МВД, ФСБ и МЧС России. Производством робота-сапера занимается Ковровский электромеханический завод. Роботы данного типа в состоянии разминировать ВУ на расстоянии в 2 километра, он может обнаружить его в машине, под машиной, а также эвакуировать автомобиль из туннеля после ДТП. Стоимость подобного рода техники составляет порядка 50 тыс. долларов. При этом робот-сапер – это не просто агрегат на гусеничном или колесном ходу, это целый комплекс оборудования, который включает в свой состав различные сменные навесные устройства и манипуляторы, пульт управления, комплект расходуемых материалов и запасных частей. Стоимость российских роботов в полной комплектации соответствует ценам западных аналогов, к которым часто еще приходится докупать дополнительное оборудование.

Вскоре после экскурсии в центр по проведению операций особого риска «Лидер» российские военные заговорили о необходимости использования роботов для решения разного рода задач. Согласны с ними и представители МЧС, по слова Ирека Хасанова начальника центра профилактики пожаров, техника, которая уже находится на вооружении МЧС, будет полезна и в армии.

Высказались об использовании роботов и командующие различными видами войск. Так ВМФ заинтересованы в автономных необитаемых подводных аппаратах, Сухопутные войска собираются начать повсеместное применение разведывательных БПЛА. При этом наиболее перспективные и прорывные идеи высказывает командующий ВДВ Владимир Шаманов. Шаманов не собирается ограничиваться широким использованием беспилотников, он предлагает создать роботизированные десантируемые системы, а также автономные наземные боевые машины. Также Минобороны России уже сделало заказ на создание робота для поиска и эвакуации раненых с поля боя.
Робот-сапер Варан

О разработках подобного робота-спасателя сообщается в докладе Общественного совета при председателе Военно-промышленной комиссии. Данный доклад посвящен проектам не так давно учрежденного Фонда перспективных исследований. Создаваемый роботизированный комплекс должны научить самостоятельно находить, опознавать и вывозить раненых солдат с поля боя, а также без проблем передвигаться по различным типам местности и грунта, в помещениях, а также по лестницам. При этом манипуляторы такого робота планируется приспособить к работе с ранеными, которые получили серьезные повреждения и находятся в разных позах. Транспортировку раненых необходимо осуществлять без риска причинения им дополнительных повреждений и вреда здоровью.

Главным исполнителем проекта по созданию санитарного робота может стать петербургский ЦНИИ робототехники и технической кибернетики, который в настоящее время занимается созданием системы управления боевыми роботами. Также в числе возможных разработчиков называют МГТУ им. Баумана. Помимо Минобороны России новый робот может пригодиться подразделениям МЧС. Ранее передовые технологии мобильного реанимирования были представлены в российском хирургическом комплексе, созданном на базе транспортного самолета Ил-76МД «Скальпель-МТ». В настоящее время данный самолет находится на вооружении МЧС России.

В США созданием робота для эвакуации раненых бойцов с поля боя занимается DARPA – Управление перспективных исследований и разработок Минобороны США. До этого Минобороны России уже объявляло 2 тендера на разработку ультразвуковой манжеты для остановки кровотечения (шифр «Пчела») и искусственной печени (шифр «Прометей»), но позднее отменило проведение двух этих тендеров. Фонд перспективных исследований был создан в России по инициативе вице-премьера Дмитрия Рогозина, который курирует ОПК. Фонд был создан в октябре прошлого года и позиционируется как отечественный аналог DARPA. Его основной задачей является содействие высокорискованным научным исследованиям в интересах национальной обороны.
Разведывательно-ударный БПЛА Дозор-600

Возвращаясь к ВДВ, можно отметить, что в августе 2012 года было объявлено, что ВДВ совместно с Тульским КБП собираются разработать многофункциональный комплекс с дистанционно управляемым модулем на базе машины – БМД-4М. Предполагается, что данная машина будет автономной, а оператор сможет управлять ей, находясь на значительном расстоянии. Воплотить данную идею в жизнь сравнительно нетрудно, тем более что Тульское КБП уже занимается выпуском роботизированных боевых модулей БМД-4М. Сообщается, что 5 таких машин должны поступить в войска еще до конца этого года, а еще 5 в 1 квартале 2014 года. По сути, единственным, что остается реализовать, является система дистанционного управления, а также всеракурсного обзора.

Есть в ВДВ и собственное видение перспективной боевой машины десанта, которая, по словам Шаманова, должна представлять что-то среднее между средним вертолетом и легким бронеобъектом. Такая машина должна самостоятельно совершать перелеты на расстояние в 50-100 км, а благодаря наличию складывающихся крыльев спокойно помещаться в российские транспортные самолеты Ил-76 и Ан-124. Больше про перспективную летающую БМД неизвестно ничего.

Скорее всего, данный проект просто не будет реализован из-за общей непродуманности и сложности конструкции. В беспилотном варианте такая боевая машина не будет иметь смысла, так как даже созданные БПЛА могут выполнять в воздухе существенно больше различных задач. В пилотируемом же варианте такая БМД может стать прекрасной мишенью для атак из засады: пока она будет трансформироваться в полетный режим, раскинет крылья, раскрутит винты и наберет высоту.
БМД-4М

В воздухе такая машина может быть очень уязвима для противника из-за больших размеров и, скорее всего, посредственной маневренности. Применение же активных систем и комплексов самозащиты существенно усложнит конструкцию аппарата и может привести к завышению массы БМД, что крайне нежелательно для ВДВ. Наконец для управления такой летающей БМД придется готовить высококвалифицированных механиков-водителей, которые будут способны вести машину не только по земле, но и управлять ей в воздухе.

Помимо роботизированных боевых машин воздушно-десантные войска испытывают потребность в десантируемых роботах, которые можно будет использовать для решения достаточно широкого круга задач. В январе 2013 года полковник ВДВ Александр Кучеренко говорил, что вооружать российских десантников робототехникой Шаманов решил на примере МЧС России. При этом роботы для десантников должны отличаться меньшими размерами и весом. О каких конкретно роботах идет речь пока что неизвестно, но вероятнее всего это роботы-саперы, системы тушения пожаров и наблюдения.

Также не исключается, что российским десантникам могли бы пригодиться роботы, которые в состоянии отмечать места десантирования. В Америке для этих нужд планируется применять БПЛА. В марте 2013 года в США уже провели испытания системы точного наведения для транспортных самолетов. Суть систем заключается в том, что разведывательный БПЛА осуществляет осмотр местности, выбирая самые пригодные для транспортировки десантников и грузов места и отмечая их специальными радиобуйками. Такие радиобуйки передают точные координаты места десантирования экипажам транспортной авиации, также они могут транслировать информацию о погоде, в первую очередь – ветре. Данные системы применяются для прицельного сброса грузов, подобные системы очень пригодились бы российским десантникам при десантировании боевой техники, особенно в сложных метеоусловиях.
Боевой робот МРК-27

Разнообразные роботизированные системы с каждым новым днем играют все большую роль в армиях развитых стран мира, они становятся неотъемлемой частью ведения боевых действий. Данные машины в состоянии выполнять ряд задач с гораздо большей точностью, а также быстрее, чем люди. Та или иная степень автоматизации процессов уже достаточно давно востребована во многих операциях. К примеру, в построении противовоздушной обороны (в полностью автономном режиме может функционировать современный российский комплекс ПВО С-400) или разведки. Наиболее активно в последние годы робототехника применяется армией США: разведка, нанесение авиаударов с помощью БПЛА, наблюдение и рекогносцировка, досмотр и разминирование. В России данные технологии в данное время еще не так распространены в войсках.

При этом способность российской экономики воплощать идеи военных в жизнь ряду экспертов представляется сомнительной. В России сегодня очень слабо развито производство элементной базы, которая является необходимым условием для создания надежной, компактной и функциональной электроники. Также в России отсутствует отрасль, которая занималась бы изготовлением разного рода роботизированных систем, в настоящее время данными задачами занимается ряд предприятий, которые ведут работы в инициативном порядке почти без взаимодействия друг с другом.

Источники информации:
-http://lenta.ru/articles/2013/04/25/robots
-http://vpk-news.ru/articles/15758
-http://kovrovskievesti.ru/?p=9903
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

71 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти