Япония и Россия: принуждение к миру…

Как известно, в конце апреля Россию посетила расширенная японская делегация во главе с премьером Страны Восходящего Солнце Синдзо Абэ. Больше десяти лет официальные японские власти, скажем так, не радовали нас своими визитами, и это определённым кругом лиц воспринималось чуть ли ни в качестве российского дипломатического провала. Мол, это ж надо было довести отношение с соседом до такого состояния, что к нам делегации из Токио не хотели целых 10 лет прилетать. И мы – россияне – от таких слов, видимо, должны были биться головой о стену и посыпать эту же голову пеплом, проклиная себя за то, что «великая русско-японская дружба» испытывает сложные времена. А в перерывах между посыпанием головы и ударами ею о вертикально стоящие бетонные конструкции, по всей видимости, должны были думать о том, как нам задобрить японских партнёров, чтобы их дружба по отношению к нам засияла и заискрилась.




Но убиваться по этому поводу большинство российских жителей и не думали. И долгое отсутствие официальных посещений нашей страны японскими делегациями для подавляющего большинства россиян как стояло, так и ехало, как, в принципе, и сами японские делегаты. Но с таким положением вещей не смог смириться господин Абэ, которого на территории самой Японии определяют в ранг лидера правого движения. А статус правого политика уже по определению заставляет его шевелиться и демонстрировать своё желание повысить уровень национальной идентичности на Японских островах. Правый политический статус у Синдзо Абэ – это как крошки в постели: покоя точно не дадут. Вот и решил господин Абэ продемонстрировать своему народу, что он и есть тот политик, который не боится заговорить с Россией на жёстком языке, затронув вопрос о необходимости заключения мирного договора. Собрал свою делегацию, вручил сопровождающим его журналистам листки с нужными вопросами, погрузился в самолёт и отправился разговоры говорить с российским президентом.

Сам визит представлялся в качестве, в основном, экономического: снижение цен на газ, строительство комплекса СПГ на территории Японии, увеличения товарооборота; но все прекрасно понимали, что за экономической ширмой скрывается главный вопрос. Заключается этот вопрос в том, а что же будет с четырьмя островами Южных Курил, из-за территориальной принадлежности которых мирного договора между Россией (в своё время СССР) и Японией не существует более 67 лет. И этот вопрос, надо признать, наделал много шума как в России, так и в той стране, откуда к нам и прибыл Синдзо Абэ со своей свитой.

Слова Владимира Путина о том, что нужно возобновлять переговоры по мирному договору между Японией и Россией, вызвали острую дискуссию в обществе и в прессе. Лица, для которых само слово «Путин» является наиглавнейшим в их жизни раздражителем, тут же заявили, что российский президент «хочет сдать» японцам Курилы, преподнеся их Токио на блюдечке с известной каёмочкой. Мол, если Владимир Путин упомянул о необходимости возвращаться к переговорному процессу по Курилам, значит, к гадалке не ходи, острова «японским» партнёрам он подарит… Кто-то вспомнил о термине «хикиваке» (ничья в дзюдо), некогда использованный Путиным, выражавшим позицию по островам, к которой нужно стремиться. Политологи-арифметки тут же сосчитали, что в данном случае хикиваке может означать следующее: если требуют четыре острова, то Путин якобы отдаст два… Позиция конечно занимательная, но почему не предположить в качестве того же хикиваке, например, такой вариант: Япония передаёт России Хоккайдо или Окинаву, а Россия идёт-таки на уступки и передаёт ей Южные Курилы. Чем же ни ничейный исход?.. Уступки должны быть обоюдными и равноценными. Мирный договор, как никак.

Кстати, об Окинаве. Российский политолог и философ Александр Дугин также озаботился визитом японской делегации в России и заявил, что было бы лучше, если бы Путин всё-таки отдал японцам четыре южнокурильских острова, взамен потребовав от японцев вывода американцев с базы на Окинаве. Якобы после этого американцы потеряют своё влияние на Токио, а российско-японские отношения непременно нормализуются, ибо, по мнению, Дугина японцы без наличия американской военной базы на своей территории – это сплошь миролюбивые люди, которые склонны к добрососедским отношениям. Мол, если они и проявляют военную агрессию, то сугубо не по своей воле. То их, понимаешь, гитлеровская Германия подначивала, то теперь вот американцы сбивают с пути истинного. А сами они столь невинны и склонны к добрососедству, что об этом разве что песни слагать нужно…

Мнение, конечно, небезынтересное, но почему политолог Дугин уверен, что некий гипотетический вывод американских войск с базы на Окинаве есть равноценное по сути действие передаче Японии Южных Курил со стороны России? Какая связь может быть между передачей земель, перешедших к России в результате Второй мировой войны и выводом определённого военного контингента на территории иностранного государства. Да под такую лавочку можно отдать добрую половину территории России всем желающим, требуя, к примеру, чтобы натовские войска ушли за Вислу, а БДИПЧ признавало выборы в России демократическими. Обменчик… Ничего не скажешь… Перефразировав слова известного спортивного комментатора, можно сказать: нам такой обмен не нужен. Пусть со своей Окинавой разбираются сами, а мы со своими Курилами тоже сами разберёмся.

Япония и Россия: принуждение к миру…


По всей видимости, такого рода предложения как «нужно передать острова Японии» и «прогнозы» в стиле «Путин подарит Курилы Токио» будут продолжаться до тех пор, пока в самой России в этой проблеме не будет поставлена точка. А поставить эту точку очень легко. Если мы позиционируем себя как демократическую державу, то этому статусу нужно же когда-то соответствовать. А главным выражением демократии всегда и везде являлся плебисцит. Другими словами, точка в спорах по поводу статуса Южный Курил, а, стало быть, и по поводу мирного договора со Страной Восходящего Солнца, это референдум в России. Нравится ли этот вариант Японии или нет – нас вообще не должно интересовать.

Вопрос в бюллетене должен быть чётким и однозначным, как и представление результатов этого референдума. Вот после высказывания россиянами своей точки зрения о том, желают ли они, чтобы Южные Курилы оставались в составе Российской Федерации или не желают того, и нужно вести диалог о мирном договоре с Японией. Если уж большинство вдруг выскажет мнение, что Шикотан, Кунашир, Хабомаи и Итуруп лучше передать «братской» Японии (что вряд ли), то японцам и карты в руки. А уж коль российский народ (как, надо заметить, главный источник демократии в стране) нарисует Японии «фигвам», то у того же президента Путина появится куда лучшая возможность для продуктивной беседы с японскими «партнёрами»: мол, народ решил, а я всего лишь президент, избранный этим самым народом – ничего, понимаешь, не могу поделать, имею обязанность выполнять волю большинства россиян. Вот и пусть после этого кто-то задумает обвинить Россию в недемократичности. Конечно, таковые найдутся, но число их можно будет узреть по результатам того же референдума…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

184 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти