США – архитектор суннитско-шиитского противостояния

США – архитектор суннитско-шиитского противостоянияПоследние месяцы ознаменовались ожесточенными столкновениями между представителями двух ветвей ислама – шиитов и суннитов, которые происходят по всей территории Ближнего и Среднего Востока – Сирия, Египет, Бахрейн, Саудовская Аравия, Ирак, Пакистан и даже российский Северный Кавказ. Ряд акций, как например, взрывы сотен шиитов в Пакистане, не назвать иначе, как зверствами. Помимо подобных резонансных действий, совершаемых все-таки маргиналами, обостряется и политическое противостояние государств с шиитами и суннитами во главе. А такие страны, как Сирия и Ирак ввергаются в пучину кровопролитного гражданского противостояния. Очевидно, что рядовые участники с той и другой стороны оказываются в явном проигрыше, становясь «пушечным мясом». Однако есть и те, кому скатывающийся в межконфессиональный хаос Ближний Восток выгоден – они присутствуют, как в самом регионе, так и далеко за его пределами.

Политика США как предпосылка будущего противостояния


Надо сказать, что одним из основных факторов напряженности, возникшей между суннитами и шиитами на современном этапе (притом, что враждебные отношения вообще имели место на протяжении многих веков), стала американская политика на Ближнем Востоке. Именно США вывели на политическую арену суннитских радикалов – «Аль-Каиду» и «Талибан», в период глобального геополитического противостояния с СССР на территории Афганистана. Именно они оказывают поддержку монархиям Персидского залива, политические элиты которых также придерживаются радикальных версий суннитского ислама и спонсируют их экспорт далеко за рубеж.

Примечательно, что при этом именно США стали, возможно, невольной причиной своеобразного «шиитского ренессанса», который идет в последние годы. Вашингтону принадлежит «заслуга» ликвидации режима Саддама Хусейна в Ираке, который не только жестоко подавлял представителей шиитского ислама внутри страны, но и являлся противовесом Исламской Республики Иран на Ближнем Востоке. В частности, аравийские монархии рассматривали саддамовский Ирак в качестве «бастиона» на пути распространения влияния идей исламской революции, тесно переплетенных с шиитской теологией. Падение баасистского режима в Багдаде вполне логично привело к усилению в стране шиитского большинства, которое и имеет в настоящее время большинство мест в парламенте, а также привело на пост премьер-министра шиита Нури аль-Малики.

Такое усиление шиитов в Ираке стало возможным во многом благодаря деятельности их религиозных лидеров. Вчастности, великий аятолла Али Систани является не только «архитектором» современной иракской государственности, но и человеком, успешно организовавшим «ненасильственный» вывод американских войск с территории Междуречья. При этом, именно Систани открыто отказался от концепции теократического государства для Ирака, подобно соседнему Ирану. Али Систани даже номинировался на Нобелевскую премию мира, что свидетельствует о широком признании заслуг ученого. Есть среди шиитских духовных лидеров Ирака и более радикальные персонажи. В частности, выходец из рода великих богословов Муктада ас-Садр (по причине долгого тюремного заключения при Саддаме, только в последние годы приобретший религиозные знания и авторитет) не только ратовал за принятие в Ираке иранской концепции велаят аль-факих, но и руководил нападениями своих сторонников на американские войска и суннитские вооруженные формирования. Ранее имело место даже столкновение боевых отрядов двух шиитских деятелей. В 2003 году при попытке установить контроль над святынями в священном городе Кербелле, «Армия Махди» ас-Садра была разбита частями «Армии Бадр» Али Систани. Несмотря на это открытое вооруженное выступление против себя и многочисленные жертвы, великий аятолла не стал публично критиковать своего молодого противника, последовательно выступая за единство шиитов и всех иракцев перед лицом американских оккупантов и в будущем строительстве в стране нормальной жизни. В настоящее время, после ухода американцев, два деятеля сблизили свои позиции и отказались от радикального противостояния.

Шиитское правительство Ирака, возвышение в стране шиитского большинства и невиданный рост авторитета шиитских лидеров в стране красноречиво демонстрируют то, что из антишиитского бастиона Ирак стал страной, управляемой большинством – шиитами.

Идеология «справедливости» и просчет американцев

Вряд ли американцы, а также их союзники в Персидском заливе, не ожидали, что падение Саддама Хусейна приведет к подъему шиизма в Ираке. Вместе с тем, представляется, что Вашингтон рассчитывал на то, что власть в стране возьмут светские политики. Так и произошло. Однако это не помешало Ираку из заклятого врага стать, фактически, вторым (после Сирии) союзником Ирана на Ближнем Востоке. Более того, сложилась целая «шиитская Ось» - Тегеран-Багдад-Дамаск, к которой также примыкает движение Хезболла в Ливане, ориентированные на Иран шиитские меньшинства Афганистана и Пакистана, а также находящиеся в угнетенном положении шииты стран Аравийского полуострова.

Такая ситуация не могла не вызвать у американской администрации и средневековых, как по букве, так и по сути режимов Персидского залива обоснованного беспокойства. Кроме того, представляющие их господа словно «просмотрели», что шиизм – самое революционное (однако не связанное с терроризмом), антиимпериалистическое и тяготеющее к справедливости направление в исламе.

Дело в том, что в шиизме огромное значение имеет концепция Адалята – справедливости, которую Бог проявляет по отношению к человеку. Последний также обязан реализовывать «справедливую» модель во взаимодействии с себе подобными. Концепция Адалята, помимо вопросов бытовых взаимоотношений, затронула и социальные и политические вопросы. Именно справедливость была лейтмотивом поступков наиболее почитаемых шиитских Имамов – Али и Хусейна.

Сочетание концепции справедливости со своеобразным культом мученичества во имя ее, сложившимся со времени гибели в неравном бою Имама Хусейна и его сторонников под Кербеллой, веками давало шиитам идеологическую «подпитку» в разного рода политических акциях.

В 20 веке шиизм вновь заявил о себе сначала на идеологическом и философском уровне – в трудах Али Шариати и Рухоллы Хомейни, а затем – на практике, в период Исламской революции в Иране. Последняя прошла под лозунгами достижения социальной справедливости, а также уничтожения влияния империалистов – американцев.

Впоследствии «эстафету» из Тегерана подхватили бойцы ливанской Хезболлы, помимо вооружения своих сторонников, решавшие и продолжающие решать насущные социальные вопросы Ливана, а также остановившие вторжение в страну другого проводника колониализма и империализма – Израиля.

Реализация той же концепции Адалята прослеживается и в выступлениях шиитов за свои права в Саудовской Аравии и Бахрейне. Похожая тенденция имеет место в Йемене. Все эти события подрывают влияние США и их ближневосточных союзников. Даже в Ираке, шиитское правительство которого предпочитает сохранять хорошие отношения с Вашингтоном, ему удалось постепенно заставить американцев вывести свои войска из страны.


В результате «шиитский пояс» не только оказался вдруг значимым субъектом региональной и даже мировой политики, но и получил предпосылки для дальнейшего расширения своего влияния. При этом на стороне шиитов в какой-то момент оказались симпатии значительной части арабской «улицы» - именно Иран последовательно противостоял США на протяжении всей истории Исламской Республики, именно Хезболла, первой из арабских стран, движений и объединений смогла добиться успеха в противостоянии с грозным Израилем, именно аятолла Систани и премьер Малики обеспечили уход американцев из Ирака…

США исправляет свои «ошибки», залив Ближний Восток кровью межконфессиональной войны

Столь «справедливая», да еще и успешная в геополитическом смысле конфессия оказалась не выгодна ни Вашингтону, ни кому-либо из его ближневосточных союзников. Этим объясняются срочные попытки найти «шиитскому рецепту» противоядие. В качестве последнего были выбраны старые, хотя и хорошо забытые американские союзники – исламские радикалы. На роль борцов с «шиитской угрозой» не поставить их было бы, пожалуй, просто невозможно – идеологически салафиты Аль-Каиды, и их разного рода союзники не рассматривают шиитов в качестве мусульман, считая дозволенным их убийства, кроме того, они экономически, политически, а то и родственно связаны с политическими элитами стран Персидского залива. А то, что именно исламские суннитские радикалы убивали американских солдат и дипломатов в Ираке и Афганистане и даже уничтожали Всемирный торговый центр на территории самих США – это, как оказалось, не препятствие.

В борьбе с шиитским влиянием Вашингтон и его союзники стали стремиться ввергнуть Ближний восток в хаос, тотальную гражданскую войну с возможным политическим и даже военным противостоянием между государствами. Вначале имела место демонизация наиболее мощного в военном, политическом идеологическом отношении шиитского государства – Ирана. Страну, фактически, лишили права на разработку собственной атомной энергетики. Постепенно ужесточавшийся с 2010 по 2012 гг. режим санкций стал серьезным испытанием для иранской экономики, с которым она пока, хотя и не без проблем, справляется. Параллельно американцами стали вооружаться монархии Персидского залива – в последние годы они в огромных количествах получают новейшие вооружения: ракетные комплексы «Пэтриот», системы наведения авиационных бомб, истребители F-16, вертолеты Apache, артиллерийские орудия и многое другое. Безвозмездная американская военная помощь только одной Саудовской Аравии в 2010 году составляла 1,7 миллиарда долларов – и это без учета военных поставок. Общая их сумма всем странам полуострова с 2005 по 2010 гг. равняется 40 миллиардам долларов. Понятно, что настолько серьезно вооружались и вооружаются монархии Персидского залива на случай вооруженного конфликта только с одним государством – Ираном, имеющим мощнейшую армию, флот и ВВС на Ближнем Востоке.

Еще одним, пожалуй «инновационным» методом борьбы с распространением шиитской идеологии и иранского влияния стало провоцирование гражданского противостояния. В этом его «проектировщикам» изрядно помогла череда прокатившихся по странам Северной Африки и Ближнего Востока революций, названных «Арабской весной». После падения тунисского, египетского и ливийского режимов, «революционные» события разгорелись в Сирии.

Об этой стране необходимо сказать особо. Не являясь шиитской по конфессиональной принадлежности большинства населения, она, тем не менее, управляется представителями меньшинства, исповедующего алавитскую ветвь шиитского ислама. Тем не менее, сирийский режим подчеркнуто светский – в лучших традициях арабского светского национализма образца 60-70-х гг. Несмотря на то, что партия Баас, к которой принадлежит большая часть сирийской правящей элиты, когда-то являлась частью одной структуры с иракской Баас, которой руководил Садам Хуссейн, отношения у сирийцев с режимом Саддама не сложились. Фактически, Хафез Асад, отец нынешнего президента, был единственным арабским лидером, поддержавшим Иран в ходе войны 1980-1988 гг. Эту линию продолжил его сын Башар, который не только подписал с ИРИ в 2007 г. союзный договор, но и перешел из алавитского шиизма в исповедуемый в Иране двунадесятнический.

Именно светский режим Асада подвергся атаке «революционеров», среди которых почему-то оказались отнюдь не только (а, как выясняется – и не столько) сторонники демократии, но и те самые исламские суннитские радикалы, о которых шла речь выше. В частности, в рядах воюющих против Башара Асада боевиков насчитываются уже тысячи членов организации «Джаббат аль-Нусра» - иракского филиала Аль-Каиды. Из захваченных сторонниками Свободной сирийской армии населенных пунктов массово мигрирует шиитское, а вместе с ним и христианское население, справедливо опасаясь расправ. Последние имеют место в огромном количестве – уничтожаются сами шииты, их мечети и хусейнии. Гнев радикалов доходит и до суннитов, не разделяющих их точки зрения и методов борьбы. Самым ярким событием в этом ряду стало недавнее убийство шейха Саида Рамадана аль-Бути. Сирийские события превратились в бойню, где салафиты совершенно не скрывая этого, сражаются за создание исламского эмирата. Надо полагать, хотя бы исходя из действий радикалов, что шиитам в данном государстве места не будет.

Впрочем, Сирия оказалась «крепким орешком», и ее президент Башар Асад, поддержанный Ираном, сдаваться не собирается. Между тем фронт межконфессиональной войны между шиитами и суннитами расширяется. Местные выборы, прошедшие несколько дней назад в Ираке, стали детонатором для разгула терроризма, подобный которому имел место лишь в 2005-2006 гг. На прошлой неделе в районе Киркука салафитами был атакован блокпост иракской армии, в результате чего погиб солдат. При попытке военных арестовать виновных в убийстве, бойцы суннитской милиции оказали им сопротивление. Это привело к гибели 25 ополченцев и троих военных. Позже боевиками были захвачены два КПП в городах Рашад и Рияд. Выбить их местному командованию удалось, лишь запросив подкрепления. А 25 апреля суннитским боевикам удалось на некоторое время овладеть целым городом Сулейман-Бек в 160 км к северу от Багдада.

Ирак вполне уверенно скатывается к «сирийскому» сценарию. Учитывая уже имевшие место в этой стране события шести-семилетней давности, такой вариант развития событий вполне реален. Масштабы захлестнувшей страну волны межконфессионального насилия можно оценить, посмотрев данные лишь за 23-24 апреля. В эти дни 128 человек было убито и 269 – ранено.

Продолжаются вопиющие нарушения прав шиитов в странах Персидского залива. Особенно «отличился» в этом ряду Бахрейн, где войсками и полицией, верными королевской семье аль-Халифа, с выступления на Жемчужной площади в 2011 году по настоящее время были убиты десятки, а ранены и оказались в тюрьмах – сотни человек. Представители шиитского большинства подвергаются пыткам и издевательствам в тюрьмах. В подобных мерах была замечена даже принцесса Нура из дома аль-Халифа. На свободе шиитов постоянно обвиняют в участии в заговоре, устраиваемом на деньги Ирана. Несмотря на то, что обвинения уже который год не подтверждаются, они дают некоторое оправдание королевской семье и далее пребывать у власти и проводить ту же политику, что и раньше.

Страшные новости все чаще приходят и из Пакистана. Шиитская община, насчитывающая примерно 30 миллионов человек, и раньше не чувствовала себя в полной безопасности, периодически подвергаясь актам насилия. Однако систематическая бойня людей, устроенная боевиками суннитской радикальной группировки «Лашкар-и-Джангви» в Кветте удивляет и наводит на жуткие мысли своим размахом. В январе 2013 года в результате акции смертников, взорвавших в этом городе бильярдный клуб в шиитском районе, погибли 92 и получили ранения 120 человек. Месяцем позже, 17 февраля, самодельное взрывное устройство сработало в рыночном квартале Кветты, где проживали все те же шииты-хазарейцы. 81 человек погиб и 200 получили ранения. А 3 марта в Карачи прогремел взрыв, унесший жизни 55 и покалечивший 150 человек. Местные власти оказались настолько напуганы, что не могли принять каких-либо адекватных мер в течение нескольких дней после каждого из терактов. По-видимому, и у Пакистана имеется вполне реальная перспектива религиозной войны.

К чему приведет бойня между шиитами и суннитами?

Хотели ли Соединенные Штаты всей этой крови, ненависти и хаоса? Пожалуй, сказать можно только то, что такое положение им выгодно. Американцы и их союзники открыто поддерживают сирийских оппозиционеров и, говоря о союзе с иракским правительством, не препятствуют аравийским шейхам вооружать его радикальных противников. Как представляется, США не ощущают в уже начавшемся противостоянии опасность для себя, полагая, что таким хаосом можно управлять. Спорная точка зрения для страны, в которой когда-то тоже управляемые исламские радикалы уничтожили здания Всемирного торгового центра.

Вне всякого сомнения, религиозная война на Ближнем Востоке страшна сама по себе – разгул жестокости, терроризма и обыкновенного мракобесия не может радовать никого. Однако складывающееся положение представляет серьезную опасность и для России. Стоит напомнить, что в нашей стране также проживают как мусульмане-сунниты, так и мусульмане-шииты. И их взаимоотношения уже ознаменовались кровавыми акциями. К примеру, 18 августа в шиитскую мечеть в дагестанском Хасавюрте вошли два человека в масках, которые открыли огонь по молящимся. В результате один верующий скончался от огнестрельных ранений, а еще семерым потребовалась медицинская помощь. В случае, если подобные акции повторятся, и без того не спокойный Северный Кавказ может быть ввергнут в противостояние уже под новым углом. Это противостояние может легко перекинуться и на улицы Москвы, Санкт-Петербурга и других городов, где проживают сотни тысяч мусульман, исповедующих обе ветви данной религии – шиитскую и суннитскую.

Развитие межконфессиональной розни на Ближнем Востоке не выгодно никому. В дальнейшем оно может привести к самым непредсказуемым последствиям далеко за пределами данного региона. Представляется, что США и Западу в целом есть смысл быть более разборчивыми в выборе союзников и приоритетов внешней политики. Решение вопросов столь «грязными» методами, как это имеет место ныне, не раз, как уже было упомянуто выше, отражалось и на жизни самих американцев. Впрочем, они получили очередной тревожный звонок буквально на днях… Обвиняемые в терактах в Бостоне братья Царнаевы, по данным следствия, исповедовали именно ту, радикальную и агрессивную, версию ислама, которая используется американцами в борьбе против шиитов на Ближнем Востоке – салафизм. Можно ли удивляться схожести методов устроителей бостонского теракта с теми, что практиковали организаторы кровавых антишиитских акций? … Хочется верить, что хотя бы кровь американских граждан заставит правительство США пересмотреть некоторые из своих точек зрения.
Автор:
Антон Евстратов
Первоисточник:
http://www.iran.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти