МиГ-31: реальность и перспективы

Возобновить производство, модернизировать или создавать новый истребитель-перехватчик

На очередном заседании Комитета Государственной думы по обороне, прошедшем в апреле, обсуждалась судьба уникального истребителя-перехватчика, способного поражать объекты в ближнем космосе. Предлагаем вниманию читателей выдержки из выступлений участников и резолюции этих парламентских слушаний (начало в № 16 еженедельника «ВПК»).


Характеристики самолета уникальны

В 1987 году на севере страны были проведены уникальные учения. В разведывательно-ударную группировку входили А-50, самолет-танкер и два опытных Су-27 и МиГ-31, оснащенных системой дозаправки в воздухе. Они выполняли барражирование в Баренцевом море вплоть до Северного полюса и перехваты самолетов вероятного противника.

А-50 обнаруживал далеко идущие цели, передавал указание по радиолинии на МиГ-31, который выполнял сверхзвуковой бросок и сверхзвуковой перехват идущих на дальних рубежах целей. После этого он уходил на дозаправку, а прорвавшегося противника добивал Су-27.

МиГ-31: реальность и перспективыУчения показали: эти два самолета прекрасно дополняют друг друга и говорить о том, что какой-то из них может выполнить функции другого, нельзя. Эти две тематики обязаны существовать совместно.

Характеристики МиГ-31 действительно уникальны. В мире существовало два самолета, способных выполнять перехват на данных режимах: высота до двадцати километров со скоростями до трех тысяч километров в час. Это МиГ-31 и его старший товарищ – МиГ-25.

Президент Владимир Путин неоднократно отмечал, что при разработке новых компонентов вооружения необходимо глядеть за горизонт. Задел на будущее при развитии этой тематики – гиперзвук. А это один из признаков шестого поколения. Технологии, существующие на ОАО «РСК «МиГ» и ОАО «НАЗ «Сокол», друг друга дополняют. Сохранение производства и развитие тематики МиГ-31 дадут нам возможность заглянуть в будущее.

Роман Таскаев,
заместитель генерального директора – генерального конструктора ОАО «ОКБ им. А. С. Яковлева»


Неотвратимость наказания – защита от нападения

В начале своего выступления хочу подчеркнуть, что Военно-воздушным силам нужен МиГ-31, летчики его любят и летают на нем с удовольствием. Возможности у него огромные. Но, к сожалению, все в этом мире имеет тенденцию к старению. Элементная база самолета, созданная в 60–70-х годах, морально и физически устарела.

В качестве примера можно сравнить ситуацию с «Локхид SR-71» – самолетом с характеристиками, даже превосходящими МиГ-31. И тем не менее американцы решили, что нельзя тратить миллиарды долларов только на то, чтобы просто показать, как он летает.

По предварительным данным, для возобновления выпуска МиГ-31 непосредственно заводу-производителю требуется 15 миллиардов рублей, смежникам – 10 миллиардов. Для доведения самолета до современного уровня необходимо также не менее 25 миллиардов рублей на ОКР по замене оборудования, прежде всего навигационного, системы вооружения, РЛС. Итого – около 50 миллиардов рублей.


Эти деньги можно вложить в создание нового суперсовременного самолета, который будет решать задачи в три раза лучше, чем МиГ-31.

Необходимо понимать, что ни одна страна в мире не сможет защитить себя от нападения равнозначного или превосходящего противника. Однако сдерживающим фактором является осознание неотвратимости наказания за подобное нападение.

Север открыт не потому, что там нет МиГ-31, а потому, что там нет радиотехнических войск. Армия у нас всего-навсего один миллион человек, а для закрытия надо ее увеличить до двух миллионов. Может, и 3,5 миллиона потребуется при нынешнем оснащении. Давайте это сделаем. Но тогда у нас вместо 25 будут всего семь миллионов работающих, а остальные станут проедать оставшиеся деньги.

Для неотвратимости наказания мы должны идти вперед по пути модернизации существующего парка самолетов и вертолетов. Мы это делаем и будем делать. Не знаю, кто и куда тратил деньги до этого, прокуратура разберется, но Военно-воздушные силы направляют их на оборону, на самолеты, вертолеты и вооружения.

О некоторых цифрах. Те 2,83 Маха, которые выдавал ранее этот самолет, сейчас недостижимы. Сегодняшний предел – 1,5 Маха по одной простой причине – не выдерживает стекло. Лучшего в России не производится. Второе. Бортовая цифровая вычислительная машина и элементная база на нем 60-х годов. Поменять программу, улучшить характеристики невозможно – устарела. Другую надо ставить только через ОКР. Хранятся все самолеты на открытой площадке, в результате – повреждение обшивки. И это еще не все проблемы.

Тем не менее самолет эксплуатируется и будет модернизирован в том варианте, в каком он нужен Военно-воздушным силам. От того, что он помимо истребительных станет решать задачи поражения наземных объектов, хуже не будет никому. Надо двигаться вперед. Только так мы сможем достойно ответить каждому, кто попытается с нами шутить.

Виктор Бондарев,
главнокомандующий ВВС, генерал-лейтенант


Нужны значительные средства

Сегодня Минобороны приняло правильное решение о модернизации этих самолетов и такой контракт заключен с ОАО «РСК «МиГ». В соответствии с соглашением завершена работа с 50 МиГ-31Б, которые превращены в МиГ-31БМ. Это с виду они одинаковы, а по назначениям и функциям – совершенно разные самолеты. На очереди реализация второго этапа преобразования МиГ-31БС в МиГ-31БМ. Это также примерно 40 самолетов.

Что дает модернизация? Это новые рубежи перехвата на сверхзвуковых скоростях, применение современного оружия. Система управления вооружением позволяет обнаружить воздушные цели на удалении 300 километров. Наращиваются возможности информационного управляющего поля кабины, что облегчает летчику выполнение боевых задач. Проходит совершенствование бортовой цифровой вычислительной системы.

Корпорация ведет работу по увеличению назначенного срока службы самолета с 20 до 28 лет, а в последующем даже свыше 30 лет.

При этом следует помнить, что это авиационный комплекс. Самолет сам по себе, без модернизации его составляющих жить не может. Всего 118 предприятий, которые входят в кооперацию по производству этого самолета.

У нас составлен подробный перечень предприятий, которые прекратили производство тех или иных комплектующих изделий. Среди них те, на которых возможно восстановление производства, но требуются достаточно большие деньги, и те, которые оказались за границей: в Белоруссии, Казахстане и на Украине.

По нашим оценкам, денег для восстановления полноценного производства МиГ-31 необходимо много – от 30 до 50 миллиардов рублей.

Сергей Коротков,
генеральный директор ОАО «РCK «МиГ»


Огромный модернизационный потенциал

Цель моего выступления – доложить истинную информацию о ситуации с двигательной установкой МиГ-31 для возможного принятия решения о возобновлении производства или модернизации парка этих самолетов.

Прежде всего следует сказать об уникальности его двигателя. Он почти в полтора раза превосходит своего собрата на Су-27 и в два – на МиГ-29. Более мощные установки только на стратегическом бомбардировщике Ту-160. Но уникальность не в этом, а в сочетании характеристик, на которых он эксплуатируется.

Хотя самолет стоит на вооружении уже очень давно, ничего подобного в мире до сих пор не создано. Сегодня он имеет назначенный ресурс 1800 часов. Это является ключевым моментом в понимании того, что делать с парком МиГ-31 и как обеспечивать его плановую модернизацию.

В 1993 году прекратился серийный выпуск, а в 1997-м – ремонт в Перми. Полный ремонт двигателя сосредоточен на 218-м авиационном ремонтном заводе в Гатчине, а его турбостартера – на 570-м заводе в Ейске. Все эти годы ОАО «Авиадвигатель» обеспечивало сопровождение ремонта, решение вопросов эксплуатации. Эта система сохранена и полноценно функционирует.

Увеличить назначенный ресурс двигателя непросто. Для этого нужны ОКР, но в обозримом будущем они не требуются. Мы совместно с представителями Минобороны и ремонтных заводов проанализировали весь парк имеющихся двигателей. Сегодня в ремфонде 1231 единица (из 1497 произведенных). Подавляющее большинство из них находится еще в первой половине выработки ресурса благодаря тому, что последние 20 лет самолет практически не летал. И огромный остаточный ресурс этих двигателей позволяет эксплуатировать их еще лет 30–40, используя для модернизированных или новых самолетов.

Есть одна техническая проблема, которая на сегодня близка к решению, связанная с элементной базой электронных агрегатов, стоящих на двигателе. Для его управления впервые в Советском Союзе применена электронно-вычислительная машина, которая, естественно, устарела. Новый электронный регулятор мы уже разработали совместно с конструкторским бюро «Стар». В ближайшее время будет подписан контракт с ОАО «Авиаремонт» на проведение летных испытаний этого агрегата и внедрение его в серию. На это нужно 188 миллионов рублей.

Возможности завода в Гатчине – ремонт 100 двигателей в год. Для обеспечения этих работ необходимо организовать в Перми дополнительное производство запчастей. Для этого нужно порядка 600 миллионов и для завода – производителя агрегатов – 220 миллионов.

Таким образом, находящихся в ремфонде 987 двигателей, подлежащих капитальному ремонту и имеющих назначенную выработку ресурса (42 процента), вполне достаточно для полетов в ближайшие 30 лет.

А для восстановления производства запчастей в Перми не потребуется заявленных здесь 15 миллиардов, для этого надо порядка одного миллиарда рублей и программа капитальных ремонтов будет полностью обеспечена. У двигателя Д-30Ф6 огромный модернизационный потенциал.

Александр Иноземцев,
генеральный конструктор ОАО «Авиадвигатель»


Сохранить уникальные планер и двигатель

На всех перечисленных сегодня самолетах – Су-27СМ3, Су-35, Т-50 и МиГ-31 установлено оборудование, разработанное в нашем институте. Радиолокационная система «Заслон» истребителя МиГ-31 стала родоначальником целого семейства. Это система управления вооружением, которая включает в себя локаторы с электронным сканированием луча, теплопеленгатор 8-ТК, прицельно-пилотажный индикатор.

К сожалению, можно констатировать, что возобновление производства системы управления вооружением в том виде, который был заложен, невозможно. Почему? Для элементной базы имелось специальное производство. Но это технологии даже не предыдущего, а предпредпредыдущего поколения, которые невосстановимы. По комплектующим, например, ни разработчика, ни производителя теплопеленгатора и электромеханического прицельно-пилотажного индикатора не существует. Так можно перечислять долго.

Если говорить о возобновлении производства МиГ-31, то по аналогии с Б-52 следует сохранить уникальные планер и двигатель, а вот всю радиоэлектронную начинку нужно модернизировать. Старая элементная база утеряна, а воспроизводить на новой – это ОКР со всеми вытекающими финансовыми и временными потерями. При этом следует рассмотреть различные варианты. Но надо не возвращаться к производству старого, а менять все оборудование на современное.

Юрий Белый,
генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт приборостроения имени В. В. Тихомирова»


Угроза с севера

Обсуждая судьбу уникального самолета-перехватчика МиГ-31, мы обязаны исходить прежде всего из задач, которые он должен решать.

Опыт интервенций НАТО против Югославии, Ирака, Афганистана и Ливии показывает, что в последние десятилетия изменились методы ведения боевых действий.

Очевидно, что основную угрозу для безопасности России в войнах ХХI века будут представлять воздушно-космические средства нападения с применением прежде всего крылатых ракет. В этой связи для надежной защиты страны необходима мощная система воздушно-космической обороны (ВКО).

Сегодня экономика России держится на нефтегазовых центрах, которые являются главными источниками валютных поступлений в бюджет страны. В этой связи наш север станет одной из основных целей нападения.

Раньше главной задачей ПВО являлась защита промышленных центров, таких как Урал, Поволжье, Центральный район, а также северных рубежей нашей страны, имеющих стратегическое значение. Сегодня отечественная промышленность фактически разрушена. Так что задача неприятеля упростилась, ибо бомбить практически нечего. Потенциальный противник будет наносить удар в первую очередь по инфраструктуре, по объектам энергетики. Ярким примером могут служить войны НАТО против Югославии, Ирака, Афганистана и Ливии.

Группа американских ученых подготовила доклад о том, что всю Россию бомбить необязательно: есть 12 основных целей, по которым нужно нанести удар, и государство будет повержено. Среди них Сургутская ГРЭС.

Чем защищена эта электростанция? Ничем, ибо никаких частей ПВО поблизости нет. Стоит только одна небольшая рота радиотехнических войск в Ханты-Мансийске. Она способна отслеживать объекты на малых высотах не далее 50 километров. То есть крылатая ракета будет обнаружена лишь на подходе к цели. Максимум, что можно сделать в этом случае, – передать сигнал об опасности.

А защищен ли вообще север нашей страны? Предположим, что несколько американских ударных подводных лодок, на каждой из которых по 154 «Томагавка», подойдут к нашим берегам и произведут залп. Чем мы сможем противостоять? Раскидывать там комплексы С-300 и С-400 бессмысленно, ибо при всем радиусе их действия такие большие пространства не перекроешь.

Сейчас решать задачу обороны северного стратегического направления от средств воздушно-космического нападения способен только МиГ-31. Поэтому для прикрытия севера нашей страны существует жизненная необходимость в этой машине.

Представители ВВС говорили о том, что на подходе другие самолеты – ПАК ФА и Су-35. Но Су-35 имеет другое предназначение. Это многофункциональный истребитель, задача которого в первую очередь завоевание господства в воздухе. ПАК ФА – самолет пятого поколения. Но опять-таки проблема упирается в двигатель. Еще 10–15 лет может пройти, пока он станет реальной боевой силой и поступит в войска в необходимом количестве.

Имеющихся в наличии 122 МиГ-31 недостаточно для прикрытия колоссального российского пространства. У нас более 60 тысяч километров границы. На этом протяжении дыры в радиолокационном поле исчисляются тысячами километров.

Других самолетов и оружия, способных парировать потенциальный массированный удар крылатыми ракетами воздушного и морского базирования, у нас сейчас нет. Поэтому для прикрытия севера существует жизненная необходимость в этой машине. Мы должны отталкиваться прежде всего от этого, рассуждая о судьбе МиГ-31.

Однако спасать нужно не только этот самолет, но и военное авиастроение в целом. Оно до поры до времени держалось за счет экспортных поставок. Но уже почти зачахли всемирно известные конструкторские бюро Туполева, Ильюшина, Яковлева. Ныне политическое руководство ставит задачу создать новый стратегический бомбардировщик. Но кто будет вести опытно-конструкторские работы, если в Туполевском КБ жизнь едва теплится?

Поэтому спасение завода «Сокол» и сохранение РСК «МиГ» за счет создания новой боевой авиатехники на основе уникального перехватчика МиГ-31 является стратегической задачей государственной важности. Нам нельзя допустить потери ценнейшего научно-технического и производственного потенциала корпорации «МиГ».

Сейчас положение дел таково, что на поле военной авиации доминирует компания «Сухой». Никто не спорит, что это всемирно известное предприятие. Однако исчезает конкурентная среда, что очень нужно для создания по-настоящему прорывных и инновационных технологий.

Согласен с необходимостью разработки фактически нового самолета на основе уникальной конструкции МиГ-31. Действительно, следует не механически воспроизводить нынешний самолет, а срочно поставить задачу проведения опытно-конструкторских работ по созданию на его базе новой, сверхсовременной машины и сразу готовиться к его серийному производству на основе сохраняющихся мощностей завода «Сокол».

К сожалению, мы услышали от представителей оборонной науки и промышленности лишь стенания о том, что деталей нет, кооперация разрушена и создать новый самолет невозможно. В этой связи хотелось бы напомнить, что в 1941 году, когда немцы захватили основные промышленные районы европейской части СССР, была разрушена практически вся кооперация по производству боевой техники. Однако ее в кратчайшие сроки вновь воссоздали на Урале, в Поволжье и Западной Сибири.

Удивительно также слышать рассуждения руководства ВВС о расходах на возрождение МиГ-31. Но деньги в стране есть. В рамках государственных программ на развитие авиационной промышленности выделяются огромные средства. С учетом идущих расследований коррупции в системе Минобороны можно надеяться, что деньги будут наконец доходить до производителей.

Еще раз подчеркиваю, что речь необходимо вести не только о технической и военной стороне дела, но и о долгосрочной политической программе обеспечения обороноспособности страны через спасение научно-технического и производственного потенциала военного авиастроения. Это столь же важная, если не более важная задача, нежели просто создание нового самолета.

Вячеслав Тетекин,
член Комитета Госдумы по обороне


Выдержки из рекомендаций парламентских слушаний

Рассмотрев вопросы, связанные с современным состоянием группировки истребителей-перехватчиков МиГ-31 ВВС РФ, а также их модернизацией и возможным обновлением производства, участники парламентских слушаний отмечают: МиГ-31 продолжает оставаться одним из уникальных самолетов мира.

Он предназначен для использования в системе ПВО страны, способен выполнять длительное патрулирование и вести борьбу со всеми классами аэродинамических целей, в том числе малоразмерными крылатыми ракетами, вертолетами и высотными гиперзвуковыми летательными аппаратами, стратегическими бомбардировщиками, низкоорбитальными спутниками и космическими аппаратами в любое время суток, в сложных погодных условиях.

Это практически единственный самолет, который способен перехватывать и уничтожать крылатые ракеты и беспилотные летательные аппараты, летящие на предельно малых высотах. Целевое оборудование позволяет использовать МиГ-31 автономно, в составе группы из однотипных самолетов или в качестве самолета-лидера для управления действиями истребителей, имеющих менее совершенное бортовое радиоэлектронное оборудование, – МиГ-29, Су-27, Су-30 и Су-35. Наибольшая боевая эффективность достигается групповыми действиями четырех МиГ-31, связанных между собой информационным взаимодействием через АСУ с автоматическим обменом информации и целенаведением в составе группы. Такой вариант боевого применения позволяет четырем самолетам контролировать воздушное пространство шириной до тысячи километров.

МиГ-31 более позднего выпуска – МиГ-31Б и все последующие модификации оснащаются системой дозаправки топливом в полете от самолетов-танкеров.

На сегодня зарубежных аналогов МиГ-31 не существует. В своей работе участники парламентских слушаний основывались на том, что в современных условиях, несмотря на финансовые средства, выделенные на перевооружение армии и флота, наше государство не сможет поддерживать военно-стратегический и военно-технический паритет с ведущими мировыми державами на симметричной основе, особенно в области неядерных вооружений.

Важным моментом является принятие симметричных, нестандартных, эффективных мер с минимальными экономическими и финансовыми затратами для парирования потенциальных военных угроз безопасности государства и оптимизации военных расходов.

Особое внимание обращается на четко обозначенную в последнее время тенденцию выделения воздушно-космического оружия в качестве первоочередного и наиважнейшего как существующих, так и перспективных форм и способов ведения вооруженной борьбы.

Благодаря такому оружию вероятный противник получает возможность наносить скоординированные по времени и в пространстве высокоточные удары практически по всем целям на территории России. Одновременно им предпринимаются меры, направленные на исключение вероятного применения против него ядерного оружия и других видов ОМП. Вместе с этим трудности в создании сплошного радиационного поля территории страны подтверждают необходимость противопоставить системе воздушно-космического нападения вероятного противника эффективно действующую систему ВКО нашего государства с действенной авиационной составляющей.

Одним из таких элементов, позволяющих полноценно занять достойное место в системе ВКО, может быть использование боевых авиационных комплексов на основе глубоко модернизированных самолетов МиГ-31. При грамотно проведенной модернизации по своим тактико-техническим параметрам он еще минимум 10–15 лет будет превосходить современные отечественные и зарубежные аналоги.

У данного типа самолетов нет конкуренции по следующим направлениям боевого применения: перехват, достижение рубежа атаки в кратчайшие сроки и уничтожение воздушных, наземных и надводных носителей крылатых ракет, самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией стратегических летательных аппаратов-разведчиков, обнаружение низколетящих целей, беспилотных летательных аппаратов, крылатых ракет и других, оперативное развертывание противовоздушной обороны на неприкрытых направлениях, возможность контролировать воздушное пространство по широкому фронту небольшим количеством самолетов, эффективное оснащение сверхсовременными антенными комплексами без нарушения аэродинамики благодаря квадратному фюзеляжу, сопровождение и прикрытие авиационной составляющей ядерных сил, уничтожение низкоорбитальных спутников противника, а также оперативный вывод спутников и спутниковых группировок массой до 200 килограммов на орбиты 200–800 километров.

На данный момент МиГ-31 является единственным боевым самолетом, способным обеспечить прикрытие воздушного пространства России в арктической зоне, в том числе объектов нефтегазодобывающей промышленности и систем транспортировки энергоресурсов. Технология производства самолетов МиГ-31 является основой для выхода к созданию технологии производства гиперзвуковых летательных аппаратов.

В связи с этим участники парламентских слушаний выражают обеспокоенность тем фактом, что несмотря на отсутствие в составе ВВС воздушных судов, способных решать весь спектр задач, возлагаемых на МиГ-31, производство самолетов данного типа практически прекращено под различными предлогами. С 1994 года после завершения серийного выпуска утрачены кооперационные связи со значительным количеством предприятий – поставщиков комплектующих изделий. Элементная база систем управления вооружением устарела. Кроме того, планируется ликвидация технологической и иной инфраструктуры, необходимой для возможного возобновления работ. Оснований для принятия такого решения нет. В то же время данные об отсутствии двигателей для этих самолетов не соответствуют действительности. В наличии 244 двигателя с форсажной камерой и 695 двигателей, требующих доработки.

В связи с изложенным материалом участники парламентских слушаний подготовили ряд рекомендаций правительству, Военно-промышленной комиссии, Минобороны и Минпромторгу, в том числе относительно возможности возобновления производства, модернизации и прекращения утилизации МиГ-31, а также создания летательных аппаратов на основе гиперзвуковых технологий.
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти