Зачем Казахстан устроил военное "дефиле"?

Первый боевой парад, прошедший 7 мая в Отаре, вызвал бурю восторга только у непосвященных. Профессионалы же восприняли это событие с большой долей скепсиса, считая, что подобного рода шоу очень уж смахивают на изнанку показа мод, когда “прикид” от именного кутюрье, расшитый стразами, зачастую прикрывает рваные трусы модели.



Как сообщалось, в боевом параде приняли участие более семи тысяч военнослужащих, свыше 400 единиц военной техники, более 80 самолетов и вертолетов, были продемонстрированы выучка личного состава и новые образцы техники, находящиеся на вооружении отечественных ВС. И, конечно же, уже по традиции мы оказались “впереди планеты всей”. По крайней мере, как заявил вице-министр обороны Сакен Жасузаков, Казахстан первым среди стран СНГ провел подобный парад. Так и хочется воскликнуть: кто бы сомневался!


Правда, высокие чины из министерства уходят от ответа на вопрос, чем продиктованы такая прыть и желание отличиться. Зачем именно сейчас нам нужны такие большие показательные маневры? Масла в огонь подлил президент казахстанского Союза ветеранов локальных войн и военных конфликтов “Боевое братство” Сергей Пашевич, который в начале недели заявил буквально следующее: “У меня возникает вопрос: кто этот парад увидит и сколько денег ушло на его организацию и проведение? Не проще ли было на эти деньги купить квартиры офицерам и отставникам? Тогда у молодежи появилось бы желание идти в армию и чувствовать себя социально защищенными”.



Вопрос, поставленный Сергеем Пашевичем, показался нам здравым, и мы адресовали его тем, кто в свое время занимал высокие и ответственные посты в системе Министерства обороны. “Праведного гнева” лидера “Боевого братства” они не разделили, но и кричать троекратное “ура” тоже не стали.


Полковник, попросивший не ссылаться на него, назвал парад “рядовым событием”, фактически дав понять, что это “личное дело Верховного главнокомандующего”:


- На вопрос развития Вооруженных сил нужно смотреть системно. А если смотреть системно, то очевидно, что казахстанской армии нужна реформа. Посадили какого-нибудь генерала или нет, прошел боевой парад или нет – это всего лишь частности. Но системно смотреть никто не хочет, так как армия находится под прессом застойных, коррупционных сил. Что же касается парада, ну захотел президент – провел; Бог с ним, это его право. Нужен ли нам такой парад или не нужен – дело другое. Пашевич, наверное, отчасти прав, когда говорит о том, что лучше бы на деньги, потраченные на парад, министерство закупило квартиры для военнослужащих или новую военную технику. Но, с другой стороны, по своему опыту скажу, что подобные мероприятия дисциплинируют личный состав, воодушевляют.


Расставить точки над i мы попросили генерал-майора запаса Махмута Телегусова, заместителя председателя республиканского общественного объединения “Совет генералов”, бывшего заместителя командующего аэромобильными войсками.


- Махмут Утегенович, зачем Казахстану проводить боевой парад?


- Вооруженные силы должны выполнять две главные задачи. Первая – это стратегическое сдерживание: в это понятие отчасти входит демонстрация мощи казахстанской армии, ее морально-боевого духа, состояния военной техники. Все это в комплексе сдерживает другие государства от каких-либо неосмотрительных шагов в отношении Казахстана. Вторая задача, стоящая перед Вооруженными силами, – защита независимости и территориальной целостности Казахстана. И эти задачи наша армия выполняет.


- Но зачем же делать это так демонстративно? Разве перед Казахстаном сегодня стоят конкретные военные угрозы? Мы хотим кого-то отпугнуть или просто выбрасываем деньги на ветер?


- Так рассуждать нельзя. Да, затраты на организацию подобного мероприятия, даже не сомневаюсь, большие. Помнится, еще при министре Ахметове перед проведением одного из учений ему было доложено, что оно обойдется в 13 миллиардов тенге. Он не поверил и поручил одному из генералов “пересчитать”. После своеобразного аудита появилась другая, обоснованная цифра – 3 миллиарда. Я работал в Счетном комитете и могу сказать, что ни одна комиссия никогда не установит, сколько средств списано при проведении того или иного учения. Но деньги – это еще не все. Сегодняшнюю армию мы должны подготовить к войне будущего. К сегодняшней войне мы уже опоздаем, если так будем готовиться. Мы постоянно должны изучать, анализировать, прогнозировать. Наша армия в любое время должна быть готова к любым угрозам. Да, большой пользы для государства затраты на проведение парада не принесут. Но парад – это своеобразный отчет руководства, моих коллег перед народом, чтобы показать, что мы есть, мы работаем, готовы выполнить любую поставленную перед нами задачу. И я считаю, что на 99,9 процента офицер­ский состав способен на это. Конечно, легче это сделать при наличии современной техники, сложнее – при ее отсутствии. Но и морально-боевой дух имеет не послед­нее значение.


- Вот и возникает вопрос: а есть ли у нашей армии чем гордиться, кроме морально-боевого духа и готовности выполнять задачи?


- Что касается непосредственно состояния Вооруженных сил, то об этом открыто пишется в печати и для зарубежных военных атташе и специалистов не является секретом. И то, чем зачастую гордятся военные чины, на самом деле предметом гордости не является. Например, в ходе проведения боевого парада была заявлена демонстрация “нового” ракетно-зенитного комплекса С125. Как говорится, было бы смешно, если бы не было так грустно. А погрустить есть о чем. В России эта установка была снята с вооружения еще года три назад. Вот и делайте выводы.


Конечно, мы любим свою армию, народ ждет от нее, чтобы она была сильной, и равнодушно смотреть на то, что происходит в Вооруженных силах, не получается. Да, парад даст какую-то закалку, выучку, но не более того, потому что там идет натаскивание, идет показуха, о чем, кстати, неод­нократно говорили генералы, считающие, что следует прекращать подобные шоу и переходить к объективному выполнению задач, определить, к чему все-таки готовить казахстанскую армию, к каким конфликтам. А существуют три вида конфликтов. Первый – конфликт низкой интенсивности, это борьба с бандформированиями, террористами. И хотя сегодня постоянно произносятся громкие слова о новой подготовке и т.д. в этом направлении, ничего нового тут нет, эту работу начинали еще мы, во время Баткенских событий. Второй вид – это конфликты средней интенсивности, например война между государствами. Нестабильная геополитическая обстановка в центральноазиатском регионе, милитаризация Каспия, вопросы водной безопасности, национальные споры на постсоветской территории, новые угрозы – все это факторы, которые способны спровоцировать боевые действия. Третий вид – конфликты высокой интенсивности, когда государства воюют коалициями. От этого, к сожалению, тоже никто не застрахован, и мы уже наблюдали подобное на примере Югославии и других стран. Сейчас время такое, что к любым конфликтам, к любым вызовам мы должны быть готовы.


Что бы мы сегодня ни показывали, какие бы парады ни проводили, вряд ли это станет для кого-то откровением – все, кто хотел знать, что из себя представляет наша армия, давно уже всё знают, за исключением, может быть, каких-то способов ведения военных операций. Другое дело, если бы в ходе парада проводились испытания новой закупаемой техники и выслушивались мнения экспертов, как это делалось еще во времена Союза, когда создавалась исследовательская группа. А так…


- Но давайте вернемся к техническому оснащению армии…


- Я уже не раз поднимал этот вопрос и еще раз повторю, что система госзакупок доконала нашу армию. Сейчас опять разгорается скандал за скандалом, и генералы вновь попадают за решетку. И все потому, что созданная система толкает их на преступление, а организаторам позволяет оставаться в стороне. Именно таким образом был сорван план перевооружения нашей армии. Помню, как в 2009 году тогдашний министр обороны Даниал Ахметов грамотно обосновал необходимость закупа десяти дивизионных зенитно-ракетных комплексов С300 – стратегического вооружения, которое бы защищало все воздушное пространство нашей страны. Но новым руководством министерства это так и не было сделано. Вместо этого сейчас закупаются какие-то “Кобры” из Турции, БТР-4 с Украины, БТР-82 из России. Но набирая вооружение для сухопутных войск без воздушного прикрытия, мы превращаем себя в открытую мишень, особенно в бесконтактных войнах. В современных условиях нужна сильная противовоздушная оборона, чего, к сожалению, мы так и не смогли создать и в начале года вошли в состав объединенной системы ПВО России, Белоруссии и Казахстана, что в некоторой степени сделало нас зависимыми от северного соседа.


Сейчас, как мне кажется, нужно создать комиссию при правительстве и заново рассмотреть военно-техническую политику государства, программу перевооружения армии, внести изменения в закон о госзакупках. Нужно отобрать у Вооруженных сил, силовых структур функции госзакупок и передать их правительству. Всем этим, включая деятельность дочерних предприятий Минобороны, должно заниматься правительство. В пользу такого подхода ярко свидетельствует печальный опыт России. К сожалению, само Министерство обороны не заинтересовано в поисках более эффективного расходования госсредств.



Зачем Казахстан устроил военное "дефиле"?










Автор:
Алмагуль Олжас
Первоисточник:
http://camonitor.com/archives/7635
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

64 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти