История одной фотографии

История одной фотографии

Вот уже много лет в мемуарной литературе, в аналитических изданиях, статьях уважаемой газеты «Комсомольская правда» и т.д. и т.п., посвященных катастрофам и авариям подводных лодок, авторы регулярно используют фотографию советского подводного ракетною крейсера проекта 667-Б, по классификации НАТО «МУРЕНА», с замечательно поврежденным носом и хорошо помятой рубкой. Везде это преподносится как столкновение подводного крейсера с американской подводной лодкой в полигонах боевой подготовки Северного Флота. Ни время, ни место данного эпизода, указываемые в этих источниках, не совпадают с сутью происшедшего. Интригует ещё и то, что ни в одном известном мне документальном перечне аварий и столкновений подводных лодок об этом эпизоде нет никаких сведений. Как бы «море хранит свои тайны».

Море пускай хранит множество тайн, но этот живой, помятый ратным трудом стратегический атомоход как-то не согласен с той походя определённой ему какими-то специалистами ролью.

У подводников и у тех, кто интересуется историей подводного флота, невольно из-за скудости информации возникают очень далекие от истины предположения и домыслы об этом загадочном эпизоде холодной подводной войны. А ведь внутри помятого железа находились 144 моряка-подводника, и ни у одного из них уважаемые авторы не помыслили как-то прояснить, что же было на самом деле. Уж совсем не грех было бы пообщаться и с командиром корабля, он ещё пока здравствует. На мою попытку подсказать автору книг, где регулярно смотрит на читателя эта фотография, г-ну Мормулю Н.Г. про истинное положение вещей я получил замечательный ответ: «Я уже забыл об этом случае!» Это Вы забыли, уважаемый Николай Григорьевич, поскольку Вы там не присутствовали, но позвольте помнить это экипажу и, извините, командиру атомохода.


Так вот. Пусть уважаемые подводники простят мне интригующее начало моего вступления. Я попытаюсь прояснить, как все происходило на самом деле.

Я, капитан I ранга Батаев Вячеслав Михайлович, ныне уже в отставке, командовал этим кораблем в том самом боевом походе, когда произошло столкновение с чем-то неизвестным, но менее массивным, чем мой подводный аппарат, внешние последствия которого зафиксированы на этой фотографии. В должности командира данного проекта РПКСН это была моя восьмая боевая служба. Я уже шесть лет командовал данным кораблём.

Наш экипаж был опытной, хорошо сплаванной командой, и я до сих пор низко кланяюсь всем матросам, мичманам, офицерам за то, что имел честь и счастье командовать ими и успешно ходить в любые широты, куда бы нас ни занесло Боевое Распоряжение. Спасибо вам, мужики!

В том 1982 году наш корабль должен был выйти в месяце марте на боевую службу согласно цикличному графику несения Боевых служб стратегическими подводными лодками. Экипаж в полной мере отработал и сдал все положенные курсовые задачи. Выполнил с отличными оценками практические, ракетную и торпедные стрельбы и был полностью готов к выходу в море для несения боевой службы. Районы боевого патрулирования и маршруты переходов нам не были известны, т.к. они определялись Боевым распоряжением Генштаба и ГК ВМФ. Обычно наши корабли (РПКСН) несли боевую службу одиночно, соблюдая максимальную скрытность, находясь в установленной командованием готовности на применение ракетного оружия.

К моменту окончания подготовки к выходу в море мы узнали, что по решению Главного штаба ВМФ нашей лодке предстоит часть похода провести в составе тактической группы подводных лодок. По замыслу наш подводный крейсер на переходе должна была охранять ПЛА проекта 705 «К-123». Это атомоход из серии полуавтоматов с жидкометаллическим реактором и экипажем, практически полностью состоявшим из офицеров. Ее задачей являлось отвлечение на себя противолодочных сил вероятного противника, уничтожение их с началом боевых действий, способствование отрыву РПКСН от сил ПЛО супостата для дальнейшего выполнения стратегической задачи. Идея эта не нова, но апробировалась она крайне редко, только в масштабах флотских учений. Не существовало и, боюсь, не существует и до сегодняшнего времени чёткой технической возможности нашими гидроакустическими средствами при обнаружении шумящего подводного объекта надёжно определить: «Я есть Свой». Это называется системой опознавания. Лётчики такой проблемы не имели, у них есть и техника, а ещё и глаза, у нас же только совсем не музыкальные уши и штампованный перечень классификационных акустических признаков шумящих целей.

Любой шумящий объект становился предметом тщательного анализа и рассматривался как возможный противник. Вопрос для шестиклассника: Было двое, стало трое. Кто чужой? Как определить «казачка»? Берег, Москва на всё даст ответы, но потом в выводах, перелопатив грузовик ими же наваянных документов, отловят какие-то несоответствия и затем у метро «Арбатская» или «Лермонтовская» будут верещать о глупости командира того «самотопа», когда его акустики и он сам не смогли распознать шумящий объект. Специалисты безграмотно классифицировали, а командир, не пережевав, проглотил их доклад. А акустики, между прочим, квалифицированные офицеры-инженеры, выпускники ВВМУРЭ им. Попова, но у них нет каждодневного тренинга, а слушать и различать шумы может только человек, которого Господь или природа отметила этим даром. Это я даже не о слухе радиста, хороший акустик из другой ипостаси, это явление штучное как талант. Призывные же комиссии в военкоматах направляли на эту военную специальность пареньков не всегда отличающих шум паровоза от грохота отбойного молотка. Сколько таких бульдозеристов по гражданской специальности приходилось называть акустиками. Командир может доверять опытному слухачу - старшине или мичману, но не волен игнорировать доклад их командира - начальника Радиотехнической Службы. На подводном языке это называется классификация цели. И командир утверждает или не утверждает то, что ему докладывает начальник РТС, сообразуясь со своими знаниями, опытом и тактической обстановкой в данный момент и принимает своё решение.

По прибытии ПЛА «К-123» в нашу базу Гремиха, незабвенной памяти командующий 11-й флотилией подводных лодок вице-адмирал Устьянцев Александр Михайлович пригласил меня и командира «К-123» капитана I ранга Булгакова В.Т. для инструктажа и разрешения возникших у командиров лодок тактических вопросов. Старшим в тактической группе был назначен командир РПКСН, т.е. я. На маршруте движения в целях безопасности подводные лодки были эшелонированы по глубине: верхний эшелон для РПКСН, нижний - для ПЛА. Требовалось соблюдать полное радиомолчание. Связь - по необходимости, акустическая (ЗПС - звукоподводная связь) в кодовом режиме, используя таблицу условных сигналов. При движении, по возможности, находиться в зоне акустической слышимости взаимных шумов. В таком режиме и следовать до точки расхождения. Далее каждая подводная лодка следует по собственному плану.

В базе проверили практическую совместимость на взаимную работу гидроакустических комплексов РПКСН МГК-100 «Керчь» и ПЛА ГАК «Енисей». Все работало замечательно.

После выхода в море и встречи в назначенной точке группа, проведя опознавание по ЗПС, двинулась генеральным направлением в Северный Ледовитый океан. Плавание проходило спокойно. Периодически РПКСН прослушивала шумы ПЛА. т. е. та, «крутясь» на разных дистанциях вокруг РПКСН. выполняла свои охранные функции.

В моей памяти несколько размыты хронологические моменты и какие-то детали, но последовательность фактических событий сохранилась выпукло и отчетливо.

Неожиданно на третьи сутки от ПЛА четырежды был получен один и тот же цифровой закодированный сигнал. В нашем конкретном случае каждая кодограмма не декодировалась, но из четырех кодограмм методом сопоставления получалась информация: «Авария. Нуждаюсь в помощи!». Нелишне заметить, что скорость прохождения акустического сигнала в воде в 200.000 раз медленнее радиосигнала. В этом случае резко возрастает непредсказуемое участие объективных помех.

Шумов ПЛА не было слышно уже около полутора часов. Наши запросы в направлении пришедших сигналов оставались без ответа. Ситуация требовала принятия мер для прояснения обстановки, и я принял решение, нарушая скрытность, всплыть под перископ. Я моряк, а полученная кодограмма - сигнал сродни SOS. Время мирное, и штабы переживут это нарушающее мою скрытность решение.

Я предположил, что ПЛА в тяжелой аварийной ситуации всплыла в надводное положение и дала аварийный радиосигнал по флоту. РПКСН всплыл под перископ и открыл радиовахты в общих и аварийных радиосетях. В первых сетях шла обычная работа, в аварийных же царило полное радиомолчание. Всплыв под рубку, многократно обследовал горизонт радиолокационной станцией на всех шкалах дальности. Надводных целей обнаружено не было.

Это меня несколько успокоило и я, оставаясь на перископной глубине, продолжал следовать своим маршрутом синхронно с плановой подвижной точкой. Через несколько часов услышали вначале слабые, затем усиливающиеся шумы нашей драгоценной пропажи. Акустики классифицировали шумы как шумы ПЛА «К-123». На наши запросы по ЗПС ПЛА не отвечала, но тем не менее тревога улеглась: жив курилка!

Вздохнув облегченно, погрузились и пошли дальше. Уже ближе к точке расставания контакт был окончательно потерян, и РПКСН пошел своим маршрутом. Только после возвращения в базу по слухам узнали, что на ПЛА были серьезные проблемы с ядерной энергетической установкой и её отбуксировали в г. Северодвинск. В 2002 г., встретившись с командиром «К-123», я попросил его прояснить былой эпизод. Командир был очень сдержан, и я его понимаю.

Далее желобом Франц-Виктория вышли в Северный Ледовитый океан под мощные ледовые поля и продолжили боевое патрулирование, смещаясь генеральным направлением к северу.

Экипаж в предыдущих боевых патрулированиях накопил весомый опыт плавания подо льдами (мои перископные фотографии надводной ледовой обстановки неплохо иллюстрируют мемуары Главнокомандующего ВМФ Чернавина В.Н. и Мормуля Н.Г.), и я прекрасно понимал, что ледовый панцирь над головой толщиной от двух до тридцати метров требует почтительного отношения к себе, и только грамотное и четкое исполнение каждым подводником своих профессиональных обязанностей поможет исключить даже мелкие промахи и непредсказуемые случайности.

Началось патрулирование в Северном Ледовитом океане. Не буду рассматривать всю систему навигационного обеспечения плавания в этих районах. Собственная инерциальная система навигационного комплекса «Тобол-5» и частично космическая навигация позволяли плавать с достаточной точностью. Остановлюсь на одном.

После пересечения курсом на север определенной широты закончились навигационные путевые карты на районы патрулирования. Их просто не существует в нашей гидрографии. Но это не беда. Перешли для счисления на карты-сетки. Не мне первому, не мне последнему приходилось и придется по ним плавать. Это чистый лист картографической бумаги с обозначенной широтной шкалой. Долготы наносит штурман, в зависимости от долгот района плавания. Это обычная практика при переходе океанами, где глубины давно измерены, и моряки в океане свободны от возможности очутиться на неожиданном мелководье.

Другое дело Северный Ледовитый океан. Если вблизи северных островов промеры в течение века делались и им с определенной степенью осторожности можно верить, то ближе к приполюсным районам такая уверенность значительно уменьшается. Неоднократно включая эхолот, ожидаешь глубину 1000 м по Генкарте, а получаешь 300 м при собственной глубине погружения 150 м. Правильно говорят, что «океан таит в себе …», но и корабль с экипажем «таит в себе ...» Сдается мне, что наши гидрографы и океанологи решили, что хребет Ломоносова найден, назван, а дальше не бойся, кругом глубоко. Так, да не так. Поспрошайте живых командиров и штурманов-подводников об этом. Наверное, услышите что-то интересное и фольклорное. Конечно, нашим океанологам и гидрографам сподручнее работать на Большом Барьерном Рифе у Австралии, чем в четвёртом океане, который кличут Северный Ледовитый, талдыча от букваря до энциклопедий, что он наш, родимый, поморский. Ну и плавай родной подводный люд без карт, а по одному только государеву промыслу. Согласен, если бы только за рыбой ледяной, но куда девать эти «Мама, не балуй» в ракетных шахтах и торпедных аппаратах. Но что делать, куда послали, там и крутись! Осторожность и еще раз осторожность. Поэтому выбор глубины погружения диктовался оптимальным диапазоном 90-120 м. Эхолот и эхоледомер использовались достаточно часто, а телевизионная система МТ-70 для наблюдения за тем, что над лодкой, постоянно. Не следует забывать, что плавание подо льдом начиналось в самом начале апреля, когда полярный день короток, освещенность горизонта невелика, а зимний лед еще крепок. Согласно поставленной РПКСН задаче, необходимо, особенно перед сеансом связи, активно искать полыньи или тонкий лед и всплывать на связь в этом месте для получения приказания или информации.

Организация и способ приледнения такого тяжелого корабля был отработан безукоризненно, и прикосновение носовой оконечностью корабля и рубки ко льду происходило трепетно и нежно. Командир БЧ-5 капитан 2 ранга Гужов Борис Петрович всегда делал это мастерски, и я шуткой: «Петрович! По возвращении с меня 150 с прицепом и хор имени Пятницкого», что означало: 150 г водки, кружка пива и банка килек пряного посола - отмечал это умение.

В промежуток между сеансами связи при движении лодки велось тщательное наблюдение за ледовой обстановкой, наносились на карту тонкий лед, полыньи и разводья, их размеры и конфигурация. Но нужно отметить, что уже через час после фиксации при возвращении на это место мы их не находили, т.к. подвижка льда полностью меняла картину. Точность же плавания в этот часовой промежуток была высокой. Штурмана, возглавляемые опытным штурманом капитаном 3 ранга Кузнецовым Михаилом Михайловичем, добрейшим человеком с необыкновенно умными руками, резюмировали изменение в ледовой ситуации как «броуновское движение».

Здесь мне бы хотелось остановиться на имевшихся на корабле средствах наблюдения за гидроакустической обстановкой, что позволит понять последующий ход событий.

Как уже упоминалось, на РПКСН установлен гидроакустический комплекс (ГАК) МГК-100 «Керчь», который представляет собой несколько гидроакустических станций различного предназначения, логически объединенных и управляемых с одного командно-информационного пульта. На момент разработки и его установки на первых кораблях это был существенный шаг вперед, а эксплуатация в морских и океанских условиях показала хорошие результаты: резко увеличилась дальность обнаружения шумящих объектов, а значит, расширилась свобода маневра наших подводных лодок при атаках надводных и подводных целей или уклонениях от противолодочных сил противника.

К 80-м годам он существенно устарел, а наше техническое и технологическое отставание в области гидроакустики было очевидным (не берусь утверждать это в плане научных разработок), но то, что технологически мы были в очень мягком месте - это точно. Комплекс не имел технического классификатора целей. Классификация движущихся целей производилась акустиками по частотным диапазонам, оборотам винтов, характеру двигателей, периоду качки и утверждалась командиром ПЛ, сообразуясь с тактической обстановкой. Кстати, наш противник уже имел техническую возможность записывать и держать в памяти «акустические портреты» всех наших кораблей, даже однотипных, с их индивидуальными акустическими особенностями.

Как ни горько признавать, но дальность обнаружения противником наших подводных лодок была в 2 - 5 раз выше возможностей советского подводного флота, что позволяло иностранным лодкам абсолютно спокойно осуществлять слежение за нашими всеми подводными лодками. А т.к. акустический комплекс на АПЛ это больше, чем уши (как ни парадоксально, но подводники «смотрят» ушами), то наши атомоходы получали у противника нелестные для нас определения: «ревущие коровы», «гангстеры с завязанными глазами», а командиров наших АПЛ из-за непредсказуемости маневров при проверках отсутствия слежения или иных манёврах - «бешеными Иванами». А «Иван» ни сном, ни духом не ведает, что его лодку «пасут».

Этот краткий экскурс в мир технических возможностей нашей гидроакустики проведен для того, чтобы более понятным было различие между плаванием в открытом море и в арктических и приполярных районах. Ледовые поля не стационарны. В движении льдины и поля трутся друг о друга, торосятся, переворачиваются, раскалываются и все это сопровождается акустическим возмущением водной среды, т.е. шумом. Отображение шума на электронных индикаторах ГАК превращается на экранах в сплошную засветку на всех частотных диапазонах. На электротермической бумаге самописцев идет густая пятнистая полоса. Звуковой индикатор центрального поста выдает звуки во всем диапазоне частот слышимости человеческого уха: от комариного писка до пыхтящего паровоза через соловьиную трель, воя стаи волков, скрежета зубов, бури аплодисментов, переходящих в овацию и т. п. Сущая какофония! Акустики сдвигают наушники на затылок, меняются на вахте через 2 часа вместо 4-х, звуковой индикатор отключается. Только бумага самописцев покорно терпит все, покрываясь чернотой, да бытовой магнитофон «Комета» в меру своих шансонных возможностей накручивает этот акустический беспредел. Здесь существует реальная 99% вероятность не услышать «полезный шум» т.е. шум от цели.

По принятым положениям ПЛ, находясь на патрулировании, должна производить разведку гидрологического разреза по глубине, т.е. погружаться на глубину и специальной станцией замерять скорость распространения звука в воде, а она на разных глубинах различна и закономерность ее изменения до конца не познана. На основании полученных замеров строится график, определяется тип гидрологии и выбирается оптимальная глубина плавания в зависимости от тактической необходимости (своей скрытности, обнаружения надводных кораблей, ПЛ, атаки и др.). Наш РПКСН также исполнял это узаконенное руководящими документами действо, и мы диву давались резким скачкам скорости звука. Перо самописца бегало от края до края шкалы, фиксирующей скорость распространения звука (это изменения до 50 м/сек) на считанных метрах погружения. После глубины 60 м и более изменения становились менее резкими и хаотичными, но ледовое царство продолжало свой нескончаемый концерт и какофония, ставшая «осознанной необходимостью», не уменьшалась.

Плавание продолжалось спокойно. Акустическое буйство держало в напряжении центральный пост, а остальные военморы хлебали. Уставной распорядок подводной походной жизни и она шла по заведенному распорядку. По установленному Боевым распоряжением графику мы приледнялись на сеансы связи по возможности к тонкому, от 3-4 метров толщиной, льду, если таковой находили при подготовке к приледнению, и принимали от командования текущую оперативную и политическую информацию.

Замполит днем проводил идейно-воспитательную работу с народом и писал свой отчет о ПолМорСосе (политико-моральном состоянии) этого народа в Политотдел.

Особист, в основном ночами, вел свою еще более трудную работу и также писал свой отчет в Особый отдел.

Старпом писал командиру «ЖУС» (журнал учета событий), ранее сей документ назывался «ЖБД» (журнал боевых действий), раз уж выполняем Боевую Службу, то не стоит путать События с Действиями, ибо первое, что произошло, а второе проявление энергии, деятельности. И лукавить поэтому не стоило бы. И ежесуточные планы Боевой подготовки.

Остальные писали и читали каждый свое. И читатели, и писатели доплыли таким образом до 9 апреля. Эти и последующие события память цепко и навсегда сохранила в нас.

В 03 час. 57 мин. по учебной тревоге приледнились на очередной сеанс связи. Толщина льда 4.5 - 5.0 м. Под килем 1000 м. Приняли информацию и начали погружаться, производя разведку гидрологического разреза. Скорость лодки 9.0 узлов. Где-то в 4 час. 26 мин. оператор БИУС кап.л-т Минаев Александр Георгиевич доложил: «Тов. командир, глубина 96 м, с 60 м идет изотермия» (скорость звука в воде постоянна). Я скомандовал боцману: «Держать глубину 100 м. Право руля» и назначил курс следования по маршруту. Чуть раньше в центральный пост зашел особист Ваня Ряховский, очень порядочный мужик и, дай Бог ему долгие лета, присел на сейф рядом с командирским креслом и шутя говорит: «Вячеслав Михайлович, что-то мы давно не играли аварийной тревоги», (видимо, имея в виду учебную тренировочную аварийную тревогу). Я ему в шутку ответил: «Что ты расстраиваешься, сейчас заиграем!».

Лодка уже легла на курс, глубина 99 м. Сидим, ждем от радистов бланки с принятыми радиограммами. Секунд через 30 после моего шутливого ответа от сильного двойного удара в носовой части я вылетел из кресла в открытую дверь центрального поста. Часы показывали 4 час.31 мин.

Несколько секунд мне понадобилось, чтобы «влететь» обратно в ЦП и ухватиться за трос астронавигационного перископа. Лодка погружалась с дифферентом 18 градусов на нос. Глубина погружения нарастала. Скорость упала до 7.0 узлов. Скомандовал: «Турбинам реверс (полный назад), пузырь в нос, рули на всплытие». В этот момент у меня появилась, как метко определил свое состояние во время аварийной ситуации летчик-испытатель Микоян С.А. «прозрачность мысли». Все вокруг виделось резко и отчетливо. Время, казалось, непозволительно замедлилось, манипуляции боцмана и оператора пульта управления корабельными системами производились как при замедленном прокручивании киноплёнки, речь людей звучала растянуто. Физически хотелось всё ускорить. Такое же ощущение у меня было позднее, в другом месте и времени, во время ракетной стрельбы, когда ракета с уже работавшими в шахте двигателями призадумалась дольше положенного времени, прежде чем расстаться с кораблём и экипажем. Подводники поймут, что это может означать. В нынешней же ситуации опасений тоже хватало.

Больше всего я опасался, что от удара могла сработать аварийная, в том числе и 1 рода, защита реакторов, турбин и турбогенераторов. Но по вибрации лодки, по показаниям тахометров и падению скорости ощутил, что турбины заработали на задний ход. Позже выяснилось, что сигналы аварийной защиты выпадали, но офицеры-управленцы БЧ-5 грамотно их блокировали и исключили создание катастрофической ситуации. Особенно отличился кап. л-т Буцаев Василий Николаевич. Долгих лет ему жизни.

Лодка одержалась на глубине 186 м, выровнялась по дифференту и начала медленно всплывать. На глубине 45 м командир БЧ-5 кап.2 ранга Гужов Б.П. удержал лодку практически на «стопе». Эхоледомер показывал толщину льда 1.5 - 2.0 м. Можно было приледняться, чтобы тщательнее осмотреться в отсеках. Мне не хотелось отходить далеко от места столкновения, т.к. первая мысль о причине удара была: айсберг.

Приледнившись и поддув среднюю группу балластных цистерн, рубкой проломили лед. От места удара лодка отошла на 4.5 - 5.0 кабельтовых. После принятия докладов из отсеков и от командиров боевых частей о состоянии материальной части и не получив особо тревожных докладов, решил визуально через командирский перископ осмотреть горизонт.

С предосторожностью, очень медленно, руками контролируя натяжение тросов, подняли командирский перископ. Осмотрел горизонт. Было раннее утро. Солнце высотой 6-7 градусов просвечивало сквозь морозную дымку. Айсбергов по всему горизонту не наблюдалось.

Дал команду продуть среднюю группу, чтобы подвсплыть повыше, не рисковать поломкой перископа и более основательно осмотреться по горизонту. Отдраил верхний рубочный люк, вышел на мостик. Было очень морозно, и как-то совсем по-северному звенела тишина. Надо льдом возвышалась только рубка, носа и кормы видно не было. На ракетной палубе этаким «домиком» громоздились льдины весом в десятки тонн. Верхняя часть носа ограждения рубки была сильно помята, валялись осколки форточек и топового огня. Мощные крышки, закрывающие шахты выдвижных устройств, оставались закрытыми, но имели вмятины со стрелой прогиба до 3-х см. Айсбергов не наблюдалось. Вокруг были ледовые торосящиеся поля.

Для документирования надводной обстановки я попросил нашего хорошего фотографа-любителя кап. л-та Левчука Ростислава сделать панорамную съёмку всего горизонта через перископ с фиксацией лимба курсовых углов и компасной шкалой. Часть подводников через перископ полюбовалась «белым безмолвием».

Оставаться долго в таком положении из-за сжатия льдов было опасно и, «подбив» запасы воздуха, погрузились на глубину 90 м, следуя по плану.

Из докладов командиров боевых частей стало ясно, что серьезных повреждений оружия и механизмов нет. Четвертый торпедный аппарат с очень серьезной торпедой заполнялся водой, но поступление было незначительным, от 15 до 50 л/мин в зависимости от глубины погружения. Подводная акустическая обстановка по-прежнему не менялась. Родная какофония жила.

Из головы не выходила мысль: что же мы «поцеловали»? По недоуменно-вопросительным взглядам замполита и особиста почувствовал, что им не дает покоя профессиональный вопрос: «Когда ВЫ будете давать радио командованию о случившемся? Ведь есть документы, по которым Вы обязаны это сделать!». Я понимаю, они тоже «царевы люди» и тоже несут свою меру ответственности. Да, отвечаю, есть документы, и я под свою ответственность их нарушу, и вот почему:

Вы знаете, что серьезных повреждений нет. Экипаж и физически и морально здоров. Докладывать о столкновении на этой широте, на глубине 100 м с неизвестным предметом при отсутствии, как вы убедились, айсбергов, только ради требования документов? Нас непременно вернут в базу, даже если мы укажем, что в помощи не нуждаемся и готовы продолжить выполнение боевой задачи.

Представьте, какой будет переполох в Министерстве обороны, ВМФ, Кремле, сколько вопросов посыплется из всех командных мешков. Ответы нужно давать, часами находясь в надводном положении. Раздавит льдами к чертовой матери. Подводная лодка - это яйцо, она выдерживает большие забортные давления, но может треснуть от сжатия льдинами. И вот тогда никакой атомный ледокольный флот нам не поможет, он сюда не пробьется. Дублировать «Челюскина» и челюскинцев не хочется ни в трагическом, ни в героическом плане.

В лучшем случае прикажут вернуться самостоятельно. Вернемся с позором. Сами. Пунктик выполним, вселенский переполох устроим, но в глазах умных и грамотных подводников будем выглядеть унтер-офицерской вдовой. Не волнуйтесь. Придем - доложим. А там пусть решают, кто мы и чего стоим. А пока будем считать, анализировать, готовить отчетные документы по этой незадаче. Оба меня поняли и согласились со мной. И начали анализировать.

Для начала я попросил весь экипаж написать на мое имя рапорта и указать в них свое местонахождение на момент столкновения, какие команды подавались из центрального поста и в отсеках, как они выполнялись и всё, что каждый считает нужным доложить.

Ознакомившись с рапортами, мы не нашли неверных действий личного состава. Вот это и есть сплаванность экипажа, когда команды исполняются безошибочно, а экипаж грамотно действует в нестандартной ситуации.

Далее. Личный состав кормовых отсеков не отмечал никаких ударов в кормовой части корабля. При всплытии под рубку, как я уже отмечал, отсутствие каких-либо айсбергов еще больше утвердило меня в том, что предмет «поцелуя» был иной. Исправность электрических цепей кормового якорного огня на верхушке стабилизатора вертикального руля также говорила о том, что стабилизатор ничего не задел. И самое главное. Удар даже о нижнюю часть айсберга, как слабо деформирующегося объекта, был бы для РПКСН сокрушающим, а т.к. этот колосс неподвижен, то при создавшемся дифференте удар стабилизатором был бы неизбежен.

Через какое-то время после погружения старшина команды гидроакустиков мичман Щербаков Александр доложил (как он умудрился услышать!?): «Слышу шум винтов, предполагаю - подводной лодки». Самописец на фоне клякс и пятен в течение 3-4 минут вычертил закономерную траекторию изменения пеленга. Затем шум и отметка цели исчезли. Шум был записан на магнитофон, и в дальнейшем, по возвращении в базу пленки были переданы в акустическую лабораторию штаба Флота г. Северодвинска.

Я, вместе со штурманёнком, ст. л-том Петровым Андреем Владимировичем, в дальнейшем командиром новейшего подводного стратегического ракетоносца (ТАЙФУН), у которого по тем временам был навороченный калькулятор и собственная светлая голова, сели за расчеты и анализ предшествующих событий, обложившись руководящими документами.

Через двое суток в очередной сеанс связи получил разведсводку такого содержания: «Время, Широта. Долгота (Район мыса Нордкап). Английская атомная подводная лодка следует в надводном положении. Курс 210, скорость 6 узлов». Вот тут-то и вспомнилось про то, где может быть прикопана собачонка, и происшедшее начало представать под несколько иным углом.

Проглядывалось следующее: припомнился полузабытый «казачок». Иностранная ПЛА обнаружила нашу тактическую группу еще в Баренцевом море. Пользуясь преимуществом своего гидроакустического комплекса, она определила для себя главную цель - РПКСН и установила за ней скрытное слежение, целью которою являлось выявление маршрутов и районов нашего патрулирования и уничтожения в случае начала боевых действий. Помыслы неисповедимы. Продолжая слежение уже подо льдами, командир иностранной ПЛА где-то не рассчитал дистанцию. Не исключено, что из-за той же акустической какофонии. И на иностранной ПЛА гидроакустические комплексы тоже не совершенны. К тому же он, наверное, запамятовал, что «Бешеный Иван» еще и глухо-слепой, поэтому и не успел увернуться.

Динамика же столкновения мне вырисовывается следующей. РПКСН ударил ПЛА (она водоизмещением в два раза меньше) в нижнюю часть корпуса и добавил ограждением и крышей рубки. ПЛА, получив толчок вверх, начала всплывать, а РПКСН погружаться. Действия РПКСН описаны выше. Затем ПЛА, очевидно, имея повреждения, вышла из-подо льда на чистую воду и двинулась в сторону портов своего союзника Норвегии или домой в надводном положении.

Наш подводный крейсер продолжил свой боевой поход в приполюсном районе и согласно Боевому распоряжению на 78-е сутки от начала похода всплыл в надводное положение в районе своей базы и двинулся к родному причалу. После входа на внутренний рейд с мостика обратили внимание, что буксир, встречающий лодку для оказания помощи при швартовке, резко шарахнулся в сторону, на его палубу высыпала команда во главе с поварихой, показывая руками в нашу сторону. При швартовке к пирсу оркестр, игравший радостную музыку, соответствующую торжественному моменту встречи, поперхнулся и разнобойно замолчал. Четкий строй офицеров двух штабов, тыла и прочих во главе с начальником штаба Флотилии контр-адмиралом Логиновым Владимиром Павловичем рассыпался, и каждый персонально остолбенел.

Пришвартовавшись и сойдя с корабля, я доложил кратко о прибытии, о выполнении задания, о здоровье экипажа. Обычных объятий, рукопожатий было мало, на лицах застыл немой вопрос: «Как тебя так угораздило, родной?». Владимир Павлович меня спрашивает: «Слава, ты свою морду видел?» Поняв его правильно, я ответил, что с мостика мне ничего не видно. «Садись на буксир и полюбуйся». Вместе с фотографом, тем же кап. л-том Левчуком Р.П. мы на буксире обошли лодку и сфотографировали нашу страдалицу. Так появилась эта фотография. Всю документацию, фотографии, а может даже и чьи-то мысли, забрал любимый отдел, а у меня на память осталось несколько снимков из числа прилагаемых к отчёту.

Далее последовал «разбор полетов». Отчетные документы были готовы, подробный анализ плавания также готов к представлению.

На следующий день из Североморска прилетела комиссия во главе с заместителем командующего Флотом вице-адмиралом Рябовым В.А. и началось почти недельное разбирательство происшедшего. Командующий Флотилией вице-адмирал Устьянцев Александр Михайлович сказал: «Слава, корабль привел, людей не потерял, остальное - наша жизнь». В течение недели экипаж отвечал на всякие умные, и не очень, вопросы комиссии. В итоге председатель комиссии вице-адмирал Рябов задал мне один единственный вопрос: «Командир. Вы считаете себя виновным?», на что я ответил: «Ни я, ни экипаж виноватыми себя не считаем». «Мы тоже пришли к такому же мнению», - подытожил председатель комиссии. Командующий флотилией был краток: «Сдавай отчет, сдавай корабль, только поставь его в док и отправляйся с экипажем в отпуск».

После работы комиссии все отчетные документы, ленты самописцев, магнитофонные записи, ленты курсограмм, часть поврежденных металлических конструкций были отправлены в штаб Флота, КБ "Рубин" и в управление Генштаба, Главного Штаба ВМФ.

Будучи в отпуске в Москве я встретился с приятелем, который присутствовал на докладе об этом очень серьезном происшествии Главнокомандующему ВМФ адмиралу Флота СССР Горшкову С.Г. Как обычно в таких случаях оргвыводы следуют для командира в первую очередь. Авторучки кадровиков как средство для отсечения головы и еще кое-чего значимого для мужика были на «товсь!». Главком произнес три слова: «Командира не трогать!». Очевидно, он владел более обширной информацией по этому факту. Не скрою, что, возможно, на это решение повлиял и мой недоклад с моря.

Отгуляв отпуск, экипаж принял другой РПКСН и после уже упоминавшейся привычной подготовки и отработки положенных задач и практических стрельб вновь отправился на очередную боевую службу уже в Атлантику, попутно со мной для «обкатки» пошел молодой, только назначенный, командир РНКСН. мой бывший старший помощник Крыжевский Алексей Алексеевич. По возвращении из этого похода экипаж принял из заводского ремонта осенью 1983 г. свою родную РПКСН «К-465» и летом 1984 г. мы ушли на очередную, мою последнюю, уже десятую командирскую боевую службу, частично тоже подо льдом, но уже к берегам Америки. Об этом походе я попытаюсь рассказать как-нибудь в другой раз. Это был очень трудный поход.

А внимание в виде выговора за вышеописанные подледные дела штаб Флота мне всё-таки оказал. С формулировкой: «За неправильный выбор глубины погружения». Ну что ж, в штабах выбор глубин в Ледовом океане определяется всегда легко и всегда безошибочно. Чем выше штаб, тем безошибочнее выбор. Вот и вся история этой фотографии.
Автор: командир «К-465» капитан 1 ранга В.М. Батаев
Первоисточник: http://vnmazurenko.blogspot.ru/2010/09/465.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 62
  1. Horn 16 мая 2013 08:34
    Блин! Героические люди! Здоровья вам!
  2. Вы знаете, коллеги, сказать то особенно нечего... Хорошие, настоящие мужики - советские подводники!..
    Слава ВМФ!
    Эту историю сохраню в личном архивчике для детей и внуков.
  3. dv-v 16 мая 2013 08:38
    ну, газета "комсомольская правда" особенно после своего пассажа от некой девицы по фамилии скобейда - тем более не заслуживает прилагательного "уважаемая".

    по теме - янки дежурили подле наших баз безвылазно, англичане, видимо, союзнически тренировались, а вот французы, интересно, туда наведывались?
    dv-v
  4. Стройбат запаса 16 мая 2013 08:55
    Восхищен героизмом и мастерством экипажа. good good good
  5. Добрый 16 мая 2013 09:01
    Очень интересно, узнал много нового!!!
  6. Stiletto 16 мая 2013 09:20
    Вот готовый сценарий для хорошего фильма!
  7. Ллирик 16 мая 2013 09:30
    Спасибо за подробный и интересный рассказ от непосредственного участника событий. Чем больше мы будем знать о таких эпизодах, тем лучше.
  8. koley7 16 мая 2013 09:51
    Не статья, а произведение искусства! Прочитал на одном дыхании. Спасибо за мужество и профессионализм.
  9. Сухов 16 мая 2013 10:06
    Хороший командир должен уметь в любой обстановке быстро принять решение и заставить своих подчиненных его выполнить!
    Если при этом решения оказываются правильные - то это ОТЛИЧНЫЙ командир!
    1. Rider 16 мая 2013 12:50
      Цитата: Сухов
      Если при этом решения оказываются правильные - то это ОТЛИЧНЫЙ командир!


      Командир имеет право на ошибку, право на колебания - не имеет.
  10. Petrucho 16 мая 2013 10:22
    Большое спасибо автору! Читается запоем. Узнал много нового, буду ждать рассказ про поход к Америке.
  11. schta 16 мая 2013 10:23
    Мне одному в голову приходит буйная мысль из серии "врезался? Стреляй!".))))
    Товарищ командир грамотный и рассудительный. Есть повод для гордости.
    schta
    1. Слесарь 16 мая 2013 12:36
      Цитата: schta
      Мне одному в голову приходит буйная мысль из серии "врезался? Стреляй!".))))

      Там в тексте есть сакраментальная фраза " торпеда с интересным зарядом"-боюсь не для мирного времени .Выдержка и мужество просто поражают,молодцы.
  12. bunta 16 мая 2013 10:31
    Цитата: dv-v
    Турбинам реверс (полный назад), пузырь в нос, рули на всплытие»

    Если бы с такой четкостью управлять страной!
  13. omsbon 16 мая 2013 10:36
    Поражает спокойный героизм наших подводников! Большое спасибо за интересный рассказ.
  14. МЧПВ 16 мая 2013 10:52
    СПРАВКА «АН»
    В истории советского и российского ВМФ было более двух десятков столкновений подводных лодок с зарубежными субмаринами.

    Столкновения на Северном флоте:
    1. 1968 г. АПЛ «К-131» с неустановленной АПЛ ВМС США.
    2. 1969 г. АПЛ «К-19» с АПЛ Гато ВМС США;
    3. 1970 г. АПЛ «К-69» с неустановленной АПЛ ВМС США;
    4. 1981 г. АПЛ «К-211» с неустановленной АПЛ ВМС США;
    5 1983 г. АПЛ «К-449» с неустановленной АПЛ ВМС США;
    6. 1986 г. АПЛ «ТК-12» с АПЛ «Сплендид» ВМС Великобритании;
    7. 1992 г. АПЛ «К-276» в наших территориальных водах с АПЛ «Батон Руж» ВМС США;
    8. 1993 г. АПЛ «Борисоглебск» с АПЛ «Грейлинг» ВМС США.

    На Тихом океане:
    1. 1970 г. в полигоне боевой подготовки у Камчатки АПЛ «К-108» и АПЛ «Тотог» ВМС США;
    2. 1974 г. в этом же районе АПЛ «К‑408» с АПЛ «Пинтадо» ВМС США;
    3. 1981 г. в заливе Петра Великого АПЛ «К-324» с неустановленной АПЛ ВМС США.
    И это только официально признанные а сколько еще неозвученных.
    "Ты помнишь как все начиналось
    Все было впервые и вновь
    Как строились лодки и лодки звались
    Вера Надежда
    Любовь
    Как дружно рубили канаты
    И вдаль уходила земля
    И волны нам пели и каждый пятый
    Как правило был у руля
    Я пью до дна за тех кто в море
    За тех кого любит волна
    За тех кому повезет
    И если цель одна и в радости и в горе
    То тот кто не струсил и весел не бросил
    Тот землю свою найдет
    Напрасно нас бури пугали
    Вам скажет любой моряк
    Что бури бояться вам стоит едва ли
    В сущности буря пустяк
    В буре лишь крепче руки
    И парус поможет и киль
    Гораздо трудней не свихнуться со скуки
    И выдержать полный штиль
    Я пью до дна за тех кто в море
    За тех кого любит волна
    За тех кому повезет
    И если цель одна и в радости и в горе
    То тот кто не струсил и весел не бросил
    Тот землю свою найдет
    Я пью до дна за тех кто в море
    За тех кого любит волна
    За тех кому повезет
    И если цель одна и в радости и в горе
    То тот кто не струсил и весел не бросил
    Тот землю свою найдет
    Землю свою найдет землю свою найдет" hi
  15. МЧПВ 16 мая 2013 10:55
    Ждем следующего рассказа!
    Много интересного тут:http://avtonomka.org/
  16. ded10041948 16 мая 2013 11:24
    Оценивать не могу. Не мои войска. По внутренним ощущениям: Командир и экипаж - профессионалы, за таких стыдно не бывает, Флаг не посрамят!
    Вылазит один вопрос: А разведотдел флота почему не заинтересовался, с каких это щей АПЛ вероятного противника в надводном положении "медленно и со скорбью" ползет домой. А ведь её должно было не шуточно приложить рубкой об лед. Или у морской авиации всю аппаратуру фоторазведки изъяли? Да и службе внешней разведки готовая задача!
    Статье и экипажу - строчка из плюсов, а разведке один, но жирнющий минус.
    ded10041948
    1. МЧПВ 16 мая 2013 11:37
      Своих всегда было проще наказывать
      1. Garrin 16 мая 2013 13:19
        Цитата: МЧПВ
        Своих всегда было проще наказывать

        Ну это, как в поговорке: "Бей своих, что бы чужие боялись."
        Хотя, никогда не считал эту поговорку справедливой.
        А мужики - молодцы, всегда с уважением относился и отношусь к нашим подводникам. Браво!!!
    2. Юрий3005 16 мая 2013 13:33
      Интересна дальнейшая судьба этой англицкой АПЛ. Ну не верю, что наша внешняя разведка не изучила это проишествие и не стало узнавать что там у бритов приключилось
  17. crambol 16 мая 2013 12:13
    Читаешь, и мороз по коже! Слава подводникам!
    Ну а то, что штабах и министерствах самые-самые специалисты, так ЖИРАФ БОЛЬШОЙ. ЕМУ ВИДНЕЙ!
  18. Old_Kapitan 16 мая 2013 12:18
    Хороший рассказ! Но вот что не дает мне покоя...
    то наши атомоходы получали у противника нелестные для нас определения: «ревущие коровы»
    Лодки эти получили такое имя не за шумность (хоть она и была), а за своеобразный звук, издаваемый стартующими КР.
    а командиров наших АПЛ из-за непредсказуемости маневров при проверках отсутствия слежения или иных манёврах - «бешеными Иванами»
    Интересно, а они наши лодки с кормовых углов слышат? Или жаба давит, что сами на такой маневр не способны?
    от сильного двойного удара в носовой части я вылетел из кресла в открытую дверь центрального поста
    Насколько я помню расположение командирского кресла, вылететь в дверь он мог только снеся часть пульта управления торпедной стрельбой, а назад вернуться основательно запутанный в трап боевой рубки.
    Что имеем в сухом остатке? То, что какой-то журналюга очередной раз "литературно" переработал (или как там у них называется?) интересный рассказ заслуженного боевого офицера...
    1. Delta 16 мая 2013 12:50
      Цитата: Old_Kapitan
      Что имеем в сухом остатке? То, что какой-то журналюга очередной раз "литературно" переработал (или как там у них называется?) интересный рассказ заслуженного боевого офицера...

      100% согласен. Меня вот мучает другой вопрос: "Турбины на реверс, пузырь в нос...". При погружении лодки с дифферентом на нос эти две команды как бы взаимоисключают друг друга, ибо при погружении на нос нужно либо сохранить ход корабля вперед и перевести рули на всплытие (пузырь само собой), либо дать турбинам реверс и вытягивать уже задним ходом. Как-то не стыкуется команда. Это напоминает команды, данные на "Титанике", в момент обнаружения айсберга. Если бы там дали только реверс, то смяли бы нос, но остались бы на плаву, а если бы оставили ход вперед, то вообще просто обошли айсберг, потому что на большой скорости корабль лучше слушается руля
      1. Old_Kapitan 16 мая 2013 13:45
        Меня вот мучает другой вопрос: "Турбины на реверс, пузырь в нос..."
        Черт его знает... Там и рули на всплытие были. При таком положении рубочные рули будут "давить" на нос. А пузырь как бы компенсирует это давление. Тем временем кормовые отрабатывают дифферент на корму. Может командиру надо было срочно убрать дифферент (ограничение где-то в районе 30 градусов, потом механизмы со станин полетят)? Поговорить бы с командиром, а то после литературных правок черта с два поймешь...
        Тоже "понравилось", что аварийная защита выпадала, но ее вовремя блокировали. АЗ не выпадает и падает! И практически мгновенно. У нас было. Бултыхнуться успели метров на 80. И управленцу главное не блокировать - сие не реально, а как можно скорее отработать "вспять". Наши успели (кап. л-т Коренев).
      2. Argon 16 мая 2013 23:46
        В общем не верно этож не самолет она просадку даст такую что выйдет из рабочего диапазона глубин.Команды верные.
  19. Kaetani 16 мая 2013 12:25
    Профессионалы. И несмотря на ни на что наверху выполняли свой долг по защите Родины! Военные Моряки!!
  20. Fuzeler 16 мая 2013 12:39
    Прочитал воспоминание командира-подводника, и стало мне как-то непонятно в душе. Почему?
    Знаете, у меня отец всю свою морскую офицерскую жизнь трудился на дизельных подводных лодках, и я, будучи малЫм, слышал о том как5 отец и его друзья с лодки обсуждают те или иные вопросы, НО никогда, НИКОГДА в своих разговорах, или воспоминаниях они не пассовали перед вероятным противником. Они никогда не жаловались на то что "враг сильней нас", "мы глухи, а они всегда нас слышат", наоборот, они считали что способны выполнять свои задачи не только в мирное время, и одноразовыми кораблями себя не считали. То же самое я увидел и в воспоминаниях других подводников-дизеллистов(напр. А.И. Штырова). Хотя, например, батя мой, до того как попасть в Комсу(экипаж испытателей) на ЗЛК, служил на пр. 629(3 года), пр. 641(6 лет), 877(год).
    Однако, у наших офицеров-атомников(по крайней мере тех, кто публикует свои воспоминания) подход совершенно другой: вот только бы пожаловаться на промышленность и конструкторов, только бы сказать о том какие они несчастные, что в моря ходили на гробах.... Будто это им приходилось в волнении моря свыше 5ти баллов аккумуляторы перезаряжать, или дышать газами при следовании под РДП.

    Не понимаю чем так товарища капитана 1го ранга В.М. Батаева уязвило то что его фотография используется другими моряками при освещении морской службы в ВМФ СССР.
    Ну, ставте теперь мне "красные цифры", знаю, что не понравилось.
    1. Old_Kapitan 16 мая 2013 13:55
      Fuzeler
      Не обижайтесь на подводников-атомщиков. Это не они так пишут, это их так правят. Ну как же сейчас без страстей-мордастей? Чем жутчей, тем лучшей продается. Вот и выдумывают, что на ум взбредет, у автора не спросясь.
      И Батаева уязвило не то, что моряки (где Вы их в "Комсомолке" видели?) используют, а то, что суют по поводу и без повода, даже не указав, что за корабль и что с ним случилось. Батаев - достойнейший человек. Мы в то время в одной дивизии служили. Конечно, лично знакомы не были: где я и где он, но отзывы экипажа что ни будь да значат, да?
    2. Argon 16 мая 2013 23:55
      Видимо,дорогой Fuzeler другой образовательный уровень,люди понимали,что противник на данный момент не враг и куда большую потенциальную опасность представляет собственный корабль,причем для всего человечества. hi
    3. Kosha 16 мая 2013 23:56
      Да они и не жалуются. Они просто констатируют факт. И как с этим бороться - прекрасно знают и умеют. Сколько уж раз обсуждалось как "ревущие бешеные иваны в ушанках" пробирались внутрь ордера АУГ, как учебно атаковали эти супер-дупер-мега-неуязвимые авианосцы, как их обнаруживали только тогда, когда они уходили из района патрулирования на базу. Наши капитаны просто объективно оценивают - "да, вот тут уступаем, и даже зачастую очень сильно. да, вот тут лучше они, вот тут лучше мы. а вот тут мы однозначно превосходим". В этом и суть настоящего профессионала - знать слабые и сильные стороны как свои, так и вероятного противника и не фантазировать.
      А то, что там нынешняя "козломольская правда" и им подобные вещают и как "художественно интерпретируют интервью"... так труды наших писАк надо очень тщательно фильтровать. иначе можно умом тронуться от взаимоисключающих параграфов.
      Kosha
  21. cool.ya-nikola 16 мая 2013 14:10
    Цитата: Old_Kapitan
    Что имеем в сухом остатке?

    Дорогой, Валерий, а в "сухом остатке", на мой дилетантский взгляд, имеем очень интересный, содержательный рассказ о событиях, той не объявленной войны, которая шла в течении десятилетий, между двумя сверхдержавами. И, к сожалению, о которой нам простым обывателям, ничего не велено было сообщать. А, ведь, в той "холодной войне", были и потери, и подвиги, и свои герои, и обо всем этом почему то умалчивалось, хотя на мой взгляд, этим бы нам гордится надо, и оценить и воздать героям заслуженное! Поэтому, уважаемый Валерий, поверьте, абсолютно не ставя под сомнение Ваш профессионализм, не могу согласится с Вами в Вашей суровой оценке, "литературно переработанного" (каким-то журналюгой) в общем-то интересный рассказ (это Ваша оценка!) заслуженного боевого офицера...
    Видите ли, то, что для Вас, как профессионала, кажется и недостоверным и в какой-то степени привычным и тривиальным, для многих из нас знающим о жизни флота лишь понаслышке, подобного рода рассказы, в какой-то степени приоткрывают, то, что нас (дилетантов!) интересует и трогает и волнует! Ведь, это и наша армия и наш флот, и все кто служит (и служил!) в этих государевых службах, достойны всяческого почета и уважения! Да, и думаю, Вы со мной согласитесь, - Страна обязана знать свою историю и гордится своими героями!
    cool.ya-nikola
  22. Old_Kapitan 16 мая 2013 14:30
    Цитата: cool.ya-nikola
    Страна обязана знать свою историю и гордится своими героями!

    Уважаемый Николай, абсолютно с Вами согласен! И поэтому, не смотря на все замечания поставил статье заслуженный плюс. так что ни о какой суровой оценке и речи быть не может. Просто в "живую" читалось бы еще интереснее. Уверен.
    ЗЫ. Я тоже баловался эпистолярным жанром. И написал рассказ о простом деревенском парне, которому выпала честь служить на подводной лодке, участвовать в подледном походе с ломкой льда корпусом и стрельбой ракетами (фото на аватарке - оттуда). Вы бы видели, что сделали редакторы! Слава Богу, нашелся добрый человек, в прошлом морской офицер, и напечатал рассказ в своем журнале без купюр.
  23. smershspy 16 мая 2013 15:55
    Слава подводному флоту! Героические люди! Слава ВМФ!
    smershspy
  24. iulai 16 мая 2013 17:03
    Слава подводникам !!! Но у нас в чести людишки типа чубайса. надеюсь пока.
    iulai
  25. Кэптен45 16 мая 2013 17:12
    Я человек сухопутный,но глядя на повреждения на корпусе лодки, а потом представив это где-то там в Северном Ледовитом на глубине свыше 100м да подо льдом и это в течении 2х месяцев, да ё...ся можно!Слава Советскому подводному флоту!Хочется надеяться,что ещё не всё растеряли и в наше время есть такие командиры и такие экипажи! ВМФ-УРА!!!!
    1. Old_Kapitan 16 мая 2013 17:32
      но глядя на повреждения на корпусе лодки
      В том-то и мудрость командирская, что выслушав доклады из отсеков, Батаев принял решение никуда не докладывать, а продолжать выполнение боевой задачи. Мудрость и мужество. И мужество не в том, что бы с такими повреждениями ходить, а в том, что еще неизвестно, как к этому отнесутся по возвращению.
      А повреждения... Ну помяли легкий корпус, так это не критично. Конечно, 3-й ТА по прямому назначению случай чего вряд ли получилось бы использовать - крышку там изрядно свернуло. Ну, на больших скоростях шуму бы добавило. А так... Легко отделались. Другое дело, что могло бы быть...
  26. crambol 16 мая 2013 18:13
    Цитата: Old_Kapitan
    В том-то и мудрость командирская

    Да не мудрость, это чересчур высокопарно. Высокий ПРОФЕССИОНАЛИЗМ+ОПЫТ+УМ, то, что требуется от моряка вообще и от подводника в частности!
    1. Old_Kapitan 16 мая 2013 18:30
      Да не мудрость, это чересчур высокопарно. Высокий ПРОФЕССИОНАЛИЗМ+ОПЫТ+УМ, то, что требуется от моряка вообще и от подводника в частности!

      Все правильно! Просто вы сказали несколько слов, я это выразил одним. А что высокопарно... Не надо стеснятся красивых слов...
      1. crambol 17 мая 2013 13:03
        Спасибо за доверие от моряка.
  27. Geisenberg 16 мая 2013 19:36
    Сасибо. За то что вы есть.
  28. duche 16 мая 2013 19:37
    ++ Мужество, профессионализм,Честь и слава нашим подводникам. Ну а изложение материала на совести "журналиста". Однажды и я давал интервью, так потом сослуживцы прочитав эту газету, дулись на меня. Встретив этого деятеля пера, предъявив ему претензию по содержанию статьи,её подачи,на что получил ответ,"Это моё дело как подать материал".
  29. tundez 16 мая 2013 21:03
    Вячеслав Михайлович, спасибо большое за Вашу статью и за Вашу Работу. Очень интересно написано. Еще раз спасибо.
  30. Тартарий 16 мая 2013 21:58
    А минус статье поставил тот самый, который из самого высокого штаба...

    Присоединяюсь к сделанным в адрес автора, добрым пожеланиям.
  31. Чёный 16 мая 2013 22:36
    Огромное спасибо! Живое слово! Очень было интересно читать.
  32. Argon 17 мая 2013 00:11
    А мне не показалось,что редактор погорячился,читается легко,увлекательно.Командира уважаю во первых всех подчиненных по ФИО называет,во вторых старается дополнить слово о человеке какой то положительной характеристикой.Долгих ему лет,здоровья,ну и статью ждем.Кстати уважаемый Old_Kapitan от вас тоже,публикуйте как есть,обещаю при любом раскладе вам плюс поставить. good
  33. vanderhaas 17 мая 2013 04:22
    Такого бы мужика, как автор статьи, наставником и учителем. Есть чему поучиться у такого рода людей даже читающим. Благодарность за предоставленный материал.
    vanderhaas
  34. AZB15 17 мая 2013 04:53
    Да, подводникам ВМФ слава, конечно, но есть нюансы.
    По моему мнению, тут не геройство, а прямое должностное преступление, за которое и под трибунал можно.
    1. Командир не то что-бы должен, он обязан был доложить о столкновении, т.к.:
    А. Не на прогулку выехал, а на боевую службу;
    Б. Не лисапедом рулит, а РПКСН;
    В. Не "восьмёрку" на колесе набил, а столкнулся с неизвестным подводным объектом;
    Г. Детальный осмотр корпуса не производился, и что там с ГЧ "интересной" торпеды, никто не знал.

    Проще говоря, моё мнение: договорились 3 начальника: Командир, Замполит, Особист - никуда не докладывать, т.к. по досрочному возвращению накроется много чего материального и интересного, плюс намылят всем "холки", а может и со службы попрут. А проведя боевую, и вернувшись - "победителей не судят".

    P.S. А если-бы "англичанка" затонула в результате столкновения, успев передать о столкновении, а наши-бы не сном не духом, что-тогда? Через год "корейца" сбили над своими водами - что началось, а тут АПЛ.
  35. AZB15 17 мая 2013 04:54
    Да, подводникам ВМФ слава, конечно, но есть нюансы.
    По моему мнению, тут не геройство, а прямое должностное преступление, за которое и под трибунал можно.
    1. Командир не то что-бы должен, он обязан был доложить о столкновении, т.к.:
    А. Не на прогулку выехал, а на боевую службу;
    Б. Не лисапедом рулит, а РПКСН;
    В. Не "восьмёрку" на колесе набил, а столкнулся с неизвестным подводным объектом;
    Г. Детальный осмотр корпуса не производился, и что там с ГЧ "интересной" торпеды, никто не знал.

    Проще говоря, моё мнение: договорились 3 начальника: Командир, Замполит, Особист - никуда не докладывать, т.к. по досрочному возвращению накроется много чего материального и интересного, плюс намылят всем "холки", а может и со службы попрут. А проведя боевую, и вернувшись - "победителей не судят".

    P.S. А если-бы "англичанка" затонула в результате столкновения, успев передать о столкновении, а наши-бы не сном не духом, что-тогда? Через год "корейца" сбили над своими водами - что началось, а тут АПЛ.
    1. Old_Kapitan 17 мая 2013 08:53
      1. Командир не то что-бы должен, он обязан был доложить о столкновении, т.к.:
      А. Не на прогулку выехал, а на боевую службу;

      Вот именно! Интересные были бы командиры и интересные боевые службы, если б после каждого чиха с докладами спешили. Да и объяснили Вам русским по белому, чем грозил кораблю доклад в той обстановке.
      Б. Не лисапедом рулит, а РПКСН;
      Вот именно, и я о том же. Он командир РПКСН, а не кисейная барышня.
      В. Не "восьмёрку" на колесе набил, а столкнулся с неизвестным подводным объектом;
      Ну и? Успешно закончили БС и благополучно вернулись в базу. Или срывать БС на практически исправном корабле и со здоровым экипажем?
      Г. Детальный осмотр корпуса не производился, и что там с ГЧ "интересной" торпеды, никто не знал.
      В том-то и дело, что осмотрели. Изнутри. Есть такая команда - "Осмотреться в отсеках". Или в ВОВ после бомбежки глубинными бомбами каждый раз всплывали "осматривать корпус"? И при чем осмотр корпуса к состоянию ГЧ "интересной торпеды"? Особенно учитывая, что они мирно лежат на стеллажах и заряжаются в крайнем случае. А заряжены обычные, да и те только в 1-й и 2-й ТА.
      А если-бы "англичанка" затонула в результате столкновения, успев передать о столкновении, а наши-бы не сном не духом, что-тогда? Через год "корейца" сбили над своими водами - что началось, а тут АПЛ.
      А никто и не знал, с чем столкнулись, в т.ч. и англичане. Даже в этом рассказе командир только ПРЕДПОЛАГАЕТ. А уж доклад затонувшей ПЛ из подо льда...
      т.к. по досрочному возвращению накроется много чего материального и интересного
      Минусить не собирался - ну не понимает товарищ! Но вот за это - твердый минус.
      1. AZB15 17 мая 2013 11:21
        1. Это не чих, а столкновение с неопознанным подводным объектом, приведшее к довольно солидным повреждениям. И это ещё раз повторяю, не лисапед, а РПКСН с БР с термоядерными зарядами. Не надо мне объяснять "русским по белому"! Досрочное возвращение в базу грозило большими разборками, поэтому и не доложили. Не надо тут говорить про "патриотизм" и "тягу к службе" и "прочие фанфары". Кто служил в Советских ВС хотя бы солдатом, и работал и работает на предприятиях, а не за столом бумажки перебирает, тот и так всё понял. Собрались в каюте командира трое главных по кораблику и всё порешали.... По идее, всех троих надо было гнать со службы, если не под суд отдавать.

        2. Вот Вам, как раз "русским по белому" в статье доведено, что была фильтрация воды в 4-й ТА, с находящейся в нём торпедой с ядерной БЧ. Возможно, это описка редактора, но, что есть - то есть.

        3. "Изнутри осмотрели".... Ну да, ну да... А снаружи? А если-бы рваный лёгкий корпус начало рвать и сминать давлением, а затем и прочный?
        Посмертно экипаж награждать?

        4. Англичане то как раз видимо знали. Имея более совершенную ГАС, и целенаправленно следя за нашим кораблём, уж они то поняли, что не в айсберг въехали, да ещё и айсберг снизу прилетел....

        5. "Из подо-льда, доклад...." А что, ежели бы наши в перископ увидели всплывшую АПЛ (которая затем гипотетически на дно пошла-бы), они бы чего? рядом всплыли?

        6. Минус можете на лбу себе накалякать. После Ваших: "практически исправном корабле со здоровым экипажем" и "кисейной барышни", мороз по коже продирает... бред сумасшедшего.
        1. AZB15 17 мая 2013 11:53
          7. Очень интересно было бы посмотреть, какую запись сделали в вахтенном, и какие записи делались позднее, на основании осмотра.
          Я не подводник, не знаю, записываются ли автоматически показания глубометра, я думаю, что корабль ниже 30 метров за всё время службы после столкновения не опускался. Страшно было за корпус.
          1. Old_Kapitan 17 мая 2013 14:19
            7. Очень интересно было бы посмотреть, какую запись сделали в вахтенном, и какие записи делались позднее, на основании осмотра.
            Я не подводник, не знаю, записываются ли автоматически показания глубометра, я думаю, что корабль ниже 30 метров за всё время службы после столкновения не опускался. Страшно было за корпус.

            Вот именно - Вы не подводник, но думаете. В данном случа, прежде чем делать глубокомысленные заявления, лучше все таки спросить у тех, кто знает.
            Выше я уже писал - мы ломали корпусом лед и лодку основательно помяло. После всплытия на смятом ограждении рубки осталась глыба льда приличных размеров и метра два с половиной толщиной. Вы не поверите, но ограничений по глубине никаких не предпринималось. Да и нереально это: кое где по пути толщина ледового поля достигала 80-100 метров, а это значит, что под водой 70-90 метров.
            иии
          2. El13 17 мая 2013 15:30
            Цитата: AZB15
            Я не подводник, не знаю...

            В этом случае, почитали, сделали для себя выводы и скромно промолчали...
            1. AZB15 18 мая 2013 02:02
              Поучите свою жену щи варить!
              1. El13 18 мая 2013 10:12
                Очень хочется послать, но правила не позволяют, поэтому сами выбирайте дорогу.
        2. Old_Kapitan 17 мая 2013 14:02
          1. Это не чих, а столкновение с неопознанным подводным объектом, приведшее к довольно солидным повреждениям. И это ещё раз повторяю, не лисапед, а РПКСН с БР с термоядерными зарядами. Не надо мне объяснять "русским по белому"! Досрочное возвращение в базу грозило большими разборками, поэтому и не доложили. Не надо тут говорить про "патриотизм" и "тягу к службе" и "прочие фанфары". Кто служил в Советских ВС хотя бы солдатом, и работал и работает на предприятиях, а не за столом бумажки перебирает, тот и так всё понял. Собрались в каюте командира трое главных по кораблику и всё порешали.... По идее, всех троих надо было гнать со службы, если не под суд отдавать.

          Я тоже не за столом бумажки перебирал. Я служил на РПКСН К-447 того же проекта, той же дивизии и мне лучше знать, что и как. Поэтому оставьте свои грязные домыслы при себе.
          2. Вот Вам, как раз "русским по белому" в статье доведено, что была фильтрация воды в 4-й ТА, с находящейся в нём торпедой с ядерной БЧ. Возможно, это описка редактора, но, что есть - то есть.
          Еще раз повторяю - торпеды с СБЧ заряжаются только в особых случаях. Привет редактору. Кстати, а Вы знаете, что такое фильтрация и чем она отличается от поступления воды?
          3. "Изнутри осмотрели".... Ну да, ну да... А снаружи? А если-бы рваный лёгкий корпус начало рвать и сминать давлением, а затем и прочный? Посмертно экипаж награждать?
          Вы бредите? Как Вы это себе представляете? Годом раньше, уже по заданию мы (К-447) ломали корпусом паковый лед и стреляли 2-я ракетами. Лодку тогда тоже здорово помяло, но трагедии из этого никто не делал.
          4. Англичане то как раз видимо знали. Имея более совершенную ГАС, и целенаправленно следя за нашим кораблём, уж они то поняли, что не в айсберг въехали, да ещё и айсберг снизу прилетел....
          Вы не имеете ни малейшего понятия о гидроаккустической обстановке подо льдами, где обнаружить лодку можно только уперевшись в нее. Именно поэтому мы упорно лезли под лед и после нашего похода БД подо льдом атомных ракетоносцев стали постоянными.
          5. "Из подо-льда, доклад...." А что, ежели бы наши в перископ увидели всплывшую АПЛ (которая затем гипотетически на дно пошла-бы), они бы чего? рядом всплыли?
          Вы всплывали во льдах? Я всплывал и как ни будь напишу об этом сюда. Поверьте, это непросто даже нормальной лодке, не то что аварийной.
          6. Минус можете на лбу себе накалякать. После Ваших: "практически исправном корабле со здоровым экипажем" и "кисейной барышни", мороз по коже продирает... бред сумасшедшего.
          Это у Вас как раз бред сумасшедшего. А у меня мнение человека с двумя БС и выполнением спецзадания советского правительства за плечами.
          1. AZB15 17 мая 2013 15:41
            1. Если "привет редактору", то привет. Я знаю, что такое фильтрация.
            2. Про давление. Слов нет. Поучите физику. При чём тут ударные нагрузки и сжатие? Лёд бьется ограждением рубки, но не корпусом.
            3. Про гидроакустику подо льдом... Вы это серьёзно, про невозможность и т.п. и т.д.?
            4. Две БС, задание... а в какой должности и звании? Матроза? Тихо водичка журчит в гальюне, служба подводная нравится мне....
            1. ded10041948 17 мая 2013 16:33
              Не хами, здоровее будешь!
              ded10041948
        3. ded10041948 17 мая 2013 16:29
          А повежливее никак нельзя? Не торговки на базаре!
          ded10041948
      2. Комментарий был удален.
  36. Fuzeler 17 мая 2013 12:30
    Уважаемый AZB15!!
    Если бы англичанка затонула, то, поверьте, в тех обстоятельствах об этом НИКТО бы не узнал о причине гибели британского многоцелевика. Почему? Объясняю:

    1. тов. кап. 1го ранга(командир нашей РПК СН) в своей статье четко написал, что на поверхность смогла вырваться ТОЛЬКО рубка нашего атомохода, носа и кормы видно не было из-за наслоившегося льда, который кусками залег(ну, командир-то грамотней пишет чем я).

    2. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, слой льда был крепким, а у англичан, на ПЛА того поколения, спасательных капсул не было(ЕСЛИ Я НЕ ОШИБАЮСЬ, но даже если бы и были, то пробить лед они бы врядли смогли)), соответственно, в таком случае, "концы в воду"(шлепнулась бы она на дно, а там по обстоятельствам: либо английские моряки задохлись бы в прочном корпусе, либо погибли б подо льдом от переохлаждения/окончания кислородного ресурса в баллонах, или, самое "лучшее" их лодочку раздавило бы давлением(если бы глубина была свыше 400 метров). А передать РДГ из подводного положения, без использования специальных устройств, НЕВОЗМОЖНО. Так что всё было бы с англичанкой "нормально"(как с нашей К-129 в 1968м).

    А вообще вы, хоть вообще представьте себе ситуацию: РПК СН снимается с боевого дежурства. Ни Дизельная ПЛ пр. 613, и ни даже ПЛА пр. 671РТМ, а РПК СН пр. 667Б - т.е. боевая единица основного средства сдерживания. СДЕРЖИВАНИЯ вероятного противника. Это ни ЧП локального масштаба, тут речь идет о безопасности целой страны встает. Поэтому, в сложившихся обстоятельствах, командир, оценив размер ущерба, принял абсолютно правильное решение: продолжать боевую службу.
    Я уж говорил что мой отец на дизелюхах служил, так вот у них, на пр. 641, кажется в Южно-Китайском море(по пути из Камрани во Владивосток) тоже произошла аварийная ситуация(не буду подробно описывать, т.к. боюсь что моих технических знаний не хватит чтобы правильно описать), связано было с поступлением забортной воды(лодке было 28 или 29 лет), но командир тогда тоже принял решение - "продолжать выполнение поставленной задачи"(просто глубину погружения ограничили, т.е. глубже не то 60, не то 90 метров не ныряли).
    Судить-то заслуженных офицеров все мастера, а вот понять....
    1. Old_Kapitan 17 мая 2013 14:31
      а у англичан, на ПЛА того поколения, спасательных капсул не было(ЕСЛИ Я НЕ ОШИБАЮСЬ, но даже если бы и были, то пробить лед они бы врядли смогли

      Вы не ошибаетесь. Не ошибаетесь и в том, что и менее тонкий слой она не пробила бы - действующая на нее выталкивающая сила никакая, по сравнению с ПЛ, а ведь даже ей не просто это сделать. Одна из наших попыток:
      тт

      Я уж говорил что мой отец на дизелюхах служил, так вот у них, на пр. 641, кажется в Южно-Китайском море(по пути из Камрани во Владивосток) тоже произошла аварийная ситуация(не буду подробно описывать, т.к. боюсь что моих технических знаний не хватит чтобы правильно описать), связано было с поступлением забортной воды(лодке было 28 или 29 лет), но командир тогда тоже принял решение - "продолжать выполнение поставленной задачи"(просто глубину погружения ограничили, т.е. глубже не то 60, не то 90 метров не ныряли).

      Всю боевую службу ходили под раздвижным упором после того, как выгорел разъем питания с берега.
    2. AZB15 17 мая 2013 15:31
      Уважаемый Fuzeler!
      По моему, я ничего не писал о капсуле... Я писал о том, что "англичанка" могла аварийно всплыть, радировать о таране и затонуть как лодка, люди вышли бы на лёд. А т.к. наши "промолчали", то как должно было реагировать руководство НАТО и СССР на доклад командира АПЛ Англии о таране советской ПЛ?
      Ещё раз повторяю, именно потому-что это не ДПЛ, не АПЛ, и не лисапед, а дело идёт о безопасности страны, командир был ОБЯЗАН доложить в штаб о столкновении. И не его капитаноперворанговское дело решать - продолжать нести боевую службу, или нет.
      1. mejik 17 мая 2013 15:53
        Вашим "суперпрофессиональным" коментам народ давно дал определение поговоркой: Со свинным рылом в калашный ряд.
        Уж Вы-то без Высшего соизволения небось и пернуть не сможете?
        дал "+" вашему коменту из-за досадной оплошности. Прошу считать этот плюс плевком в вашем направлении, потому как не уважаю серливых перестраховщиков. И не просто не уважаю, а презираю!
        Я сугубо гражданский человек, строитель со стажем, и готов стать на колени перед героями описываемых событий. И благославляю Бшога, что не Вы тогда командовали крейсером. Под Вашим бы руководством АПЛ страна осталась бы неприкрыта из-за занозы на Вашем мизинце.
        1. старый ракетчик 17 мая 2013 18:03
          Цитата: mejik

          Уж Вы-то без Высшего соизволения небось и пернуть не сможете?
          , потому как не уважаю серливых перестраховщиков. И не просто не уважаю, а презираю!
          Я сугубо гражданский человек, строитель со стажем, и готов стать на колени перед героями описываемых событий. И благославляю Бшога, что не Вы тогда командовали крейсером. Под Вашим бы руководством АПЛ страна осталась бы неприкрыта из-за занозы на Вашем мизинце.


          Уважаемый Виталий Анатольевич,спешу довести до вас,что в армии и на флоте,пердеть без дозволения начальства никому не позволено,а тем более принимать решение о продолжении несения боевого дежурства в нештатной ситуации.
          Вы имеете право вставать на колени когда угодно,но не надо путать героизм и идиотизм.Рисковать кораблем и жизнями экипажа командир может только при выполнении боевой задачи,в остальных случаях его "самостоятельность" сильно ограничена. hi
          1. Old_Kapitan 17 мая 2013 18:32
            Рисковать кораблем и жизнями экипажа командир может только при выполнении боевой задачи
            Вы, как старый ракетчик, должны бы знать, что боевое дежурство и есть выполнение боевой задачи. У подводников автономка так и называется - боевая служба. В отличие от контрольных выходов, учений, сдачи задач и т.п.
        2. AZB15 18 мая 2013 01:28
          Послушайте, Вы, строитель со стажем.... Именно такие как Вы, и посылают варить в колодцах одного сварного без контроля и стропят абы кем, а не стропальщиком. И на высоте у Вас и Вам подобных народ без поясов работает.
          Я тоже строитель, и со стажем, и сейчас строю - мосты и дороги. Хорошо строю. И ТБ у меня на объектах если нарушается, то прораб страдает по полной программе. Нарушается конечно, но без фанатизма. А вот Вы, судя по всему - строите, так же как и пишите. Безграмотно.

          В тот момент, когда Вы плевали в мою сторону, ветер дул от меня. Так что УТРИСЬ своим плевком и ЗАСОХНИ!!! И смотри коленки не сотри, ползая на них.
      2. Fuzeler 17 мая 2013 16:01
        Уважаемый AZB15!!
        "P.S. А если-бы "англичанка" затонула в результате столкновения, успев передать о столкновении, а наши-бы не сном не духом, что-тогда? Через год "корейца" сбили над своими водами - что началось, а тут АПЛ."-Ваши слова? Я Вам отвечал исходя из них. А про капсулу я говорил для того чтобы не возникало дополнительных тем.
        Аварийно всплыть, радировать, и утонуть? Вы, вообще, представляете себе процесс радиосвязи атомной подводной лодки с "берегом"? Кроме того, скорее всего это была англичанка либо типа "Черчилль", либо типа "Суифтшюр". При всей их гидроакустической вооруженности и малошумности живучестью они обладают меньшей чем их коллеги из ВМФ СССР. Поэтому, если бы что-то у англичан случилось, то случилось бы наверняка, а затопленным отсеком через тот слой льда пробиться нереально. Только если бы британский командир не просто продул все цистерны, но и смог набрать полных ход и посредством полного хода и продувки цистерн(одновременно) уже пробиваться на поверхность. В арктических условиях это в принципе не реально, ибо рискуешь уже столкнуться с не только с советской "стальной ласточкой", но и с глыбами льда(ведь чтобы разогнаться нужно какое-то расстояние пройти, а на полном ходу лодка просто-напросто безнадежно глохнет). Если Вы мгне не верите, то посмотрите такие термины как одно, полуторно и двухкорпусная подводная лодка. Посмотрите как отсечно делились и делятся наши лодки, как американские и английские, каков запас плавучести у наших и их подводных кораблей.

        И, кстати, AZB15, пожалуйста, не переходите на личности. В конце концов Old_Kapitan только Ваш собеседник, и мы все просто беседуем тут, обсуждаем. Не надо оскорблять теми словами какие Вы говорите про гальюны и пр.
        1. AZB15 18 мая 2013 01:50
          Уважаемый Fuzeler!

          Разговор переходит в сугубо техническую плоскость. Тут необходимы профессиональные знания по теории плавучести, практики кораблестроения и т.п. и т.д. У меня их нет, и ввязываться в эту тему я не буду.
          Прошу понять меня правильно. Я имею мнение, и его поддерживаю, что причины вынудившие командира лодки - не докладывать о столкновении, вызваны не какими-то "фанфарами", а гораздо более жизненными потребностями. И решил всё междусобойчик в каюте капитана. Это происходило и происходит всегда и везде, все-всё понимают, и не надо никакой патетики из этого делать. Всё жизненно. Только по моему мнению, совершила эта троица - должностное преступление.
          Я может и промолчал-бы, но уж больно народ "розовые сопли" распустил от "телячьего" восторга неизвестно от чего.

          Теперь про "оскорбление". Я Old_Kapitan-у задал вопрос: должность и звание в студию, пожалуйста. Безо всяких фамилий. Ведь он крыльями в мою сторону вона как размахался... Я, да я.... головка от синхрофазотрона, всё днище в ракушках. Пусть предъявит основания для размахивания. Посмотрим, насколько он "Старый", и насколько "Капитан".
          А про "водичку и гальюны".... Вообще не понял? Эту присказку я ещё со школы (80-е) знаю. Единственно, что она была приведена в контексте, ну тут, уж, извиняйте "для красного словца".....
        2. AZB15 18 мая 2013 02:09
          Уважаемый Fuzeler!

          Предлагаю оставить в покое АПЛ ВМФ Великобритании.
          Разговор переходит в сугубо техническую плоскость. Тут необходимы профессиональные знания по теории плавучести, практики кораблестроения и т.п. и т.д. У меня их нет, и ввязываться в эту тему я не буду.
          Прошу понять меня правильно. Я имею мнение, и его поддерживаю, что причины вынудившие командира лодки - не докладывать о столкновении, вызваны не какими-то "фанфарами", а гораздо более жизненными потребностями. И решил всё междусобойчик в каюте капитана. Это происходило и происходит всегда и везде, все-всё понимают, и не надо никакой патетики из этого делать. Всё жизненно. Только по моему мнению, совершила эта троица - должностное преступление.
          Я может и промолчал-бы, но уж больно народ "розовые сопли" распустил от "телячьего" восторга неизвестно от чего.

          Теперь про "оскорбление". Я Old_Kapitan-у задал вопрос: должность и звание в студию, пожалуйста. Безо всяких фамилий. Ведь он крыльями в мою сторону вона как размахался... Я, да я.... головка от синхрофазотрона, всё днище в ракушках. Пусть предъявит основания для размахивания. Посмотрим, насколько он "Старый", и насколько "Капитан".
          А про "водичку и гальюны".... Вообще не понял? Эту присказку я ещё со школы (80-е) знаю. Единственно, что она была приведена в контексте, ну тут, уж, извиняйте "для красного словца".....
        3. AZB15 18 мая 2013 05:03
          А в чём проблема аварийной радиосвязи? Кроме высокоширотных помех, что ещё? Да даже, если-бы "они" на лёд с собой аварийные буи взяли, "их" бы канадские и норвежские станции слежения всё равно запеленговали-бы.
          Теперь про действия англицкого кэпа. Помните корову в "Особенностях....". Захочешь жить - не так раскорячишься.
  37. crambol 17 мая 2013 13:16
    Цитата: Fuzeler
    Судить-то заслуженных офицеров все мастера, а вот понять....

    Командир действовал на основе опыта, руководствуясь инструкциями и здравым смыслом. В результате всё получилось тип-топ.
  38. Оксана 11 июня 2013 19:52
    С Уважением Ко Всем ВАМ !!!Господа ОФИЦЕРЫ -ПОДВОДНИКИ!!!Послушаешь песню В .Семёновича "Спасите наши души "!!!Мурашики по коже !Слава ВАМ и величие!
    Оксана

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня