Дух дагестанской полиции по-прежнему высок

Только силовыми методами проблемы экстремизма и терроризма не решить

Оперативная обстановка далека от идеальной. У многих сегодня складывается впечатление, что она едва ли не вышла из-под контроля. Считать ситуацию неконтролируемой, как это преподносят некоторые СМИ, в корне неверно, убежден республиканский министр внутренних дел генерал-майор полиции Абдурашид Магомедов.


«ВПК»: Абдурашид Магомедович, действительно ли вы держите руку на пульсе событий?

– Без сомнения, мы держим руку на пульсе событий, плотно работаем по всем направлениям, в том числе по вопросам борьбы с экстремизмом и терроризмом, которые на данный момент представляют наибольшую угрозу для региона.

На территории Дагестана действует 10 бандгрупп общей численностью 150–170 активных боевиков, не считая пособников, в основном родственников и знакомых бандитов. В некоторых территориальных субъектах складывается сложная оперативная ситуация. Прежде всего в Буйнакском, Хасавюртовском и Карабудахкентском районах.

«ВПК»: К ним, судя по всему, и приковано в первую очередь ваше внимание?

– Да. В результате планомерной работы, которую мы проводим в тесном контакте с сотрудниками ФСБ, в прошлом году удалось стабилизировать обстановку в Кизлярском и Сергокалинском районах, в городе Избербаше. Серьезно продвинулись в данном направлении и по Карабудахкентскому району и Махачкале. Но бандиты не сидят на одном месте, поэтому сотрудники оперативно отслеживают ситуацию, мониторят ее.

Вследствие предпринятых мер за прошедший год мы уменьшили число «лесных людей» и их сторонников примерно на 450. Среди них и задержанные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, и добровольно сдавшиеся – около 200 человек, и ликвидированные с оружием в руках, среди которых немало главарей.

«ВПК»: Есть положительные тенденции?

– Люди стали выходить из лесов, добровольно сдаваться властям. Только в конце марта сложили оружие четыре человека. Активнее всего процесс сдачи идет там, где с сотрудниками правоохранительных органов в тесном контакте работают главы администрации, родственники, духовные лидеры. Для бандитского подполья такие примеры очень болезненны, а то и просто смертельны. Они предпочли бы потерять десять подельников убитыми, чем хотя бы одного сдавшегося властям. К сожалению, такая тенденция пока не стала доминирующей, но она очень перспективна.

«ВПК»: Насколько эффективно идет борьба с бандподпольем, ведь она продолжается не первый год?

– Ряды бандформирований пополняются, значит, существует питательная среда для вербовки. Одна из главных причин оттока в леса – религиозная безграмотность населения. На людей, особенно молодежь, большое влияние оказывают те, кто получил духовное образование за рубежом. Заграница вообще оказывает странное воздействие на многих. Мы неоднократно сталкивались с ситуацией, когда вполне законопослушные, лояльные государству граждане, уехавшие за границу для учебы в исламских вузах, возвращаются домой совершенно другими, с чуждой Дагестану системой ценностей и взглядов. Среди тех, кто берет в руки оружие, значительное число выпускников духовных учебных заведений Египта, Сирии, Пакистана. В частности, ликвидированный в 2010 году лидер дагестанского бандподполья Вагабов окончил исламский университет в Пакистане. И с подобными «учеными богословами» с автоматами мы сталкиваемся постоянно.

Дух дагестанской полиции по-прежнему высок

Хочу обратить внимание и вот на что. Молодые люди, ушедшие в леса, жили до этого отнюдь не в пустыне. Как правило, они воспитывались во вполне нормальных семьях, на виду у родителей, преподавателей, друзей, подруг. Окружение не могло не заметить изменений, произошедших во взглядах, поведении, внешнем облике близких, но никто не посчитал нужным предпринять хоть какие-то меры, своевременно обратиться за помощью к нам, в органы безопасности или муфтият. Все чего-то ждали, надеялись на то, что это минутное увлечение. Увы, слишком часто бывает наоборот. Отсутствие принципиальной позиции родных, педагогов приводит к трагедии. Хорошо, когда удается вытащить запутавшихся ребят живыми, но это происходит не всегда. Например, некоторым участникам действующей еще бандгруппы в Карабудахкентском районе едва исполнилось 18 лет.

«ВПК»: Налицо проблема омоложения терроризма?


– Фактически да. И работать над ней надо всему обществу, а не только МВД и силовым структурам. Проводимая нами демонстрация силы играет, безусловно, свою роль. Однако не меньшее значение имеет и общественное мнение: влияние родственников, друзей, местных властей, учителей, СМИ, духовных лидеров, с которыми мы стараемся действовать в плотном контакте. Учитывая молодежный фактор, мы в одном из наших подразделений создали специальный отдел, нацеленный на работу среди молодежи в учебных заведениях республики. Этого, конечно, недостаточно, ведь много времени ребята проводят вне школы и вузов, предоставлены сами себе, чем и пользуются вербовщики. Они весьма успешно запудривают мозги парням и девушкам, применяя опять-таки религиозную риторику, намеренно искажая действительность и приукрашивая свою преступную деятельность. Никому из нас не хочется увидеть поверивших им ребят убитыми, но это непременно произойдет рано или поздно, если они не одумаются, не выйдут из леса.

«ВПК»: Как складываются взаимоотношения с религиозными деятелями Дагестана? Как оцениваете их работу, вклад в стабилизацию обстановки?

– Иногда приходится слышать обвинения в низкой активности наших духовных лидеров. Но в Духовном управлении мусульман Дагестана имамы и муфтии занимают очень активную жизненную позицию. Там работают смелые и честные люди, патриоты своей Родины, своего народа. Сила наших духовных лидеров в том, что они никогда, даже в очень напряженные моменты, не звали людей к насилию. Именно за то, что эти алимы призывают верующих жить в мире и гармонии, помогать, поддерживать друг друга, взаимодействовать с государственными институтами и структурами, их и убивают.

К сожалению, мы потеряли много достойных людей, которые пользовались авторитетом и оказывали огромное влияние на общество: ректора Института теологии и международных отношений Максуда Садикова и признанного духовного лидера многих мусульман Дагестана Саида-эфенди Чиркейского.

«ВПК»: У МВД Дагестана накоплен немалый опыт по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Но в одиночку, наверное, не справиться?

– Конечно. Существенная помощь оказывается Министерством внутренних дел России. Это прежде всего создание временных отделов с функциями территориальных органов в наиболее проблемных районах. Таких у нас десять. За каждым закреплен конкретный федеральный регион. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить и министра внутренних дел Российской Федерации, и руководителей территориальных подразделений за такую помощь. Условия работы у нас специфические, требуют особых профессиональных навыков, но люди к нам приезжают хорошо к этому подготовленные и работают результативно.

Хочу отметить также вклад Группы регионального оперативного управления (ГРОУ) по Дагестану, костяк которой составляют внутренние войска. Они берут на себя малознакомые нам функции и делают свое дело очень профессионально, качественно. При их активном участии фактически ликвидировано бандподполье в Сергокалинском районе, серьезно потрепали бандитов в Карабудахкентском. И такая деятельность ведется непрерывно, каждый день, по мере поступления информации, в которой мы не испытываем недостатка. В этом нам очень помогают, как я уже отметил, и коллеги из УФСБ России по Республике Дагестан. Взаимодействуем и с подразделениями УФСИН, снабжающими нас информацией о лицах, осужденных в разное время за экстремистскую и террористическую деятельность и возвращающихся теперь в места постоянного проживания.

«ВПК»: А каково моральное состояние сотрудников дагестанской полиции? В прессе нет-нет да и появятся сообщения о тех или иных фактах нарушения вашими подчиненными закона.

– Да, подобное время от времени действительно происходит. Все, наверное, помнят случай, когда наш участковый уполномоченный, находясь в нетрезвом состоянии, устроил стрельбу в кафе. Сейчас он под следствием, его вина доказана. Хочу еще раз извиниться за действия своего сотрудника и принести соболезнования родственникам погибших. Недавно мы собственными силами выявили двух полицейских, причастных к криминалу. Борьба за чистоту рядов продолжается.

Вместе с тем подчеркну, что большинство сотрудников МВД Дагестана – это честные и порядочные люди, готовые, если необходимо, жертвовать своим здоровьем, жизнью ради наведения порядка в республике. В прошлом году мы потеряли 69 своих товарищей.

Дух дагестанской полиции по-прежнему высок, а число желающих служить народу и закону значительно превышает предложение. Это дает нам возможность отбирать только достойных, в чем и видим залог нашего успеха.

Уверен, что поставленная перед нами задача искоренения терроризма и экстремизма выполнима. Для этого надо максимально объединить усилия всех здоровых институтов общества, начиная с семьи, детского сада, школы, мечети. Только силовыми методами проблема не решится.
Автор:
Абдурашид Магомедов, Роман Илющенко
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти