Юрий Крупнов: «России нужны семь революций»

Юрий Крупнов: «России нужны семь революций»В нынешнюю эпоху идеологического безвременья граждан объединяет лишь негативная повестка

Россия – страна богатая, даже чрезмерно. Огромная территория с огромными запасами сырья, приносящими огромные доходы огромному (для нынешней экономической ситуации) числу толстосумов. Ну и, конечно, богата земля наша талантами, героями, искусством. Вот только с идеологией не заладилось. Ее как таковой нет – не только с формальной точки зрения, согласно статье Конституции, но и фактически. Где эти «скрепы», о которых вдруг заговорили наверху? На что они похожи?


Исследований и просто высказываний на эту тему, в том числе высказываний из сиятельных уст – не счесть. Но толку-то? Авторы проведенного в Высшей школе экономики очередного «идеологического» исследования даже в самом заглавии работы не стали баловаться иносказаниями и назвали его резко: «Российское идеологическое безвременье в зеркале социальных медиа». Именно так – «безвременье».

А действительно, в какое время мы живем? Какой емкой формулировкой оно будет обозначено в будущих учебниках истории? Каков нынче век? Нанотехнологический, с полудохлым «Сколково» и «эффективным» «Роснано»? Нам бы в новый технологический уклад успеть влезть со своей исключительно сырьевой экономикой, реальная диверсификация которой происходит пока что в Планах и Концепциях...

Зато в социальных сетях современная идеология (вернее, ее аморфность) отражается исключительно точно. На этом настаивают авторы работы из НИУ ВШЭ под руководством Эмиля Паина. Сам профессор и доктор политических наук в интервью «Огоньку» объяснил репрезентативность такой методики исследования. «Сегодня, когда в России интернет-пользователи составили более 51% взрослого населения, а по количеству времени, проводимого в социальных сетях, наши сограждане оказались в числе мировых лидеров, появилась возможность анализировать не сиюминутные оценки респондентов, а устойчивые идеологические объединения, обладающие специфическим самосознанием и особым языком», – отметил г-н Паин.

Интернет не открыл политологу Америки: признаков наличия общей идеологии в социуме он не показал, зато уверенно и совершенно рельефно выделились четыре группы: провластная, «левая», националистическая и либеральная. Водоразделы между ними пролегают столь четко, что, кажется, искать здесь общий знаменатель – занятие бесперспективное. Но не все так просто. Есть как минимум две темы, которые сплачивают «запутинцев» с «внутренними эмигрантами», а тех и других – с их «палачами» справа и слева. Это, утверждает руководитель исследования, некий общий скепсис во взглядах на развитие страны, который не обходит стороной даже сторонников действующей власти. «Это и есть важнейший признак безвременья: настоящее безобразно, а будущее бесперспективно», – отметил эксперт.

Еще одна «сплачивающая» тема – ксенофобия. «Исламофобия, кавказофобия, мигрантофобия распространены даже среди либералов, а в других течениях они еще сильнее», – посетовал изданию Эмиль Паин. Такая основа, по мнению ученого, может стать залогом появления лидирующей группы «идеологических мутантов», которые выведут в авангард идеологию, замешанную на ксенофобном национализме и левом социальном популизме. А вот либералы, как фактически констатировал г-н Паин, остаются среди вышеназванных групп аутсайдерами: «Положим, они (либералы. – Прим. KM.RU) многое сделали для того, чтобы внушить большинству населения святую ненависть к «партии жуликов и воров». Но вот публикуется список министров-миллионеров, охарактеризованных как «сторонники экономического либерализма», и тут же в интернете появляется пост: «Хорошо устроились либерасты: сами воруют, а на Путина сваливают». Доверия нет». Странно, что исследователь при этом не оговорился о неоднозначном позиционировании самого автора, приведенного им в качестве примера «обзывалки». Алексея Навального исключительно своим либералы признать не могут. Валерия Ильинична, например, точно против.

В принципе, тот, кто ищет, всегда найдет, и объединяющее всех и вся «представление о прекрасном» можно найти и сегодня. Вопрос лишь в том, все ли можно назвать идеологией. Например, те же представления о социальной справедливости, которые разделяют и отстаивают (пусть каждый со своей коннотацией) все группы. Но такова ситуация идеологического безвременья: до осознания ценности социальной справедливости доросли, а до социализма – нет. И это – лишь один пример живущего в гражданском сознании поверхностного отношения к принципиальным вопросам. Пара десятков лет «безвременья» дает о себе знать.

Свой вариант «дорожной карты» обретения общегосударственной идеологии в беседе с обозревателем KM.RU предложил известный публицист, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов:

– То, что представила Высшая школа экономики, – это, если можно так сказать, социология распадного, понижательного, деградационного тренда. Он как раз выражается в самом наличии этого четкого разделения общества на эти четыре спасающиеся с тонущего «Титаника» группы. Они должны быть переформированы для целей развития страны. На их основе должна возникнуть качественно новая социальная конфигурация, управляемая идеологией планетарного развития. Без нее у России просто нет перспектив, нет будущего.

На территории России должен быть создан источник генерирования общественного богатства планетарного масштаба, вполне сопоставимого со всей мировой экономикой. Это достижимо посредством семи созидательных революций – демографической, промышленно-технологической, энергетической, градостроительной, антропологической, дальневосточной и постсоветско-интеграционной (окончательное формирование Евразийского союза).

Нужно обсуждать реализацию этих семи революций, обсуждать порядка сотни имеющихся на сегодняшний день проектов развития страны и около тысячи стратегических инвестиционных проектов, которые поднимут каждое муниципальное образование России. Это та самая повестка планетарного развития России, которая и задаст возможность выхода страны на позитивный, антираспадный, антидеградационный курс и создание новой идеологии – идеологии развития.

– Прекрасные перспективы, но кто все это будет делать?

– У нас есть прекрасная молодежь, прежде всего в регионах, которая уже освоила и продолжает приобретать уникальный опыт на основе советских (по инерции), западных и современных российских источников. Эта молодежь сегодня создает определенное давление на власть. В «кривом» виде это пока что выражается в разного рода «болотных» протестах, где тон задает так называемый «креативный класс», который на деле является отчасти паразитирующим. Но само давление молодежи на власть – это же и есть не что иное, как запрос на развитие! И дальше все дело уже в самой власти.


И, как мне представляется, Владимир Путин постепенно начинает это понимать, о чем можно судить по его давлению на правительство, по отставке певца деградации и распада страны Владислава Суркова. Да, мы потихоньку выбираемся на новую дорогу, но надо и отдавать себе отчет, что одной лишь мягкой критики правительства тут будет явно недостаточно.
Автор:
Виктор Мартынюк
Первоисточник:
http://www.km.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти