Блог "Вестника ПВО"


О разработках тульского КБП, входящего в холдинг «Высокоточные комплексы», о конкурентоспособности продукции предприятия на мировом рынке и о высокоточном оружии в целом рассказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы» управляющий директор Конструкторского бюро приборостроения Дмитрий Коноплев.

– ТУЛА ВООБЩЕ СИЛЬНА ОРУЖЕЙНЫМИ ТРАДИЦИЯМИ. ЭТО ГЛАВНЫЙ НАШ ОРУЖЕЙНЫЙ ГОРОД, С ЧЕГО ВСЁ ПОШЛО. ЧТО СЕЙЧАС ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ?


– У нас несколько площадок. Во-первых, это само Конструкторское бюро приборостроения. Работает более 7000 человек непосредственно. Мы работаем в направлении противотанкового вооружения, ракетных комплексов и штурмового вооружения. Это комплексы вооружения танков и легкобронированной техники, боевые модули. Артиллерийские управляемые ракетные комплексы. Зенитные комплексы ближнего рубежа действия. Пушечное вооружение и стрелковое оружие.


На территории Конструкторского бюро приборостроения расположен опытный завод и частично серийная площадка. Отдельно создан большой серийный завод, называется он Щегловский вал, создан был в 2001 году по решению Аркадия Георгиевича Шипунова.

До этого большое количество продукции производили заводы по территории России. Это и в Ижевске, и в Ульяновске, и так далее. Мы производим наиболее высокотехнологичную часть и осуществляем сборку конечного изделия и его настройку.

– А ЧТО ТАКОЕ ВООБЩЕ СВЕРХТОЧНОЕ ОРУЖИЕ КАК КОНЦЕПТ? ЧТО МОЖНО ОТНЕСТИ?

– Во-первых, точность: более 95% вероятности поражения. Во-вторых, управление. И вообще реализация схемы «обнаружил-сопроводил-поразил с высокой точностью до 95%». Это высокоточное оружие.

– ВЫ ЗАНИМАЕТЕСЬ И ПРОИЗВОДСТВОМ РАКЕТНЫХ СНАРЯДОВ ЗЕМЛЯ-ЗЕМЛЯ, ЗЕМЛЯ-ВОЗДУХ И ВОЗДУХ-ЗЕМЛЯ, ТО ЕСТЬ У ВАС ЕСТЬ ВЕСЬ СПЕКТР ПРАКТИЧЕСКИ?

– В такой терминологии можно сказать так, да, весь спектр.


– ЗА СЧЁТ ЧЕГО ВОЗМОЖНО ВЫИГРАТЬ В СЕБЕСТОИМОСТИ ПРОДУКЦИИ?

– За счёт правильных научных решений, и только. За счёт правильного подбора материалов, правильного подбора технологического концепта производства, и только в этом. Например, мы производим ракету «Корнет». Соответствующий образец американцев стоит порядка сотен тысяч долларов, а наш стоит несколько десятков. Понятно, что в данном случае, при равной эффективности поражения, использовать нашу ракету более целесообразно.

– ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ КАКОЕ-ТО ИЗДЕЛИЕ БЫЛО ЭФФЕКТИВНЫМ, В НЁМ РАБОТАЕТ ЦЕЛЫЙ НАБОР КАКИХ-ТО ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ. ПО СВЕРХТОЧНОМУ ОРУЖИЮ ЭТО ЧТО?

– В сверхточном оружии всегда определяющим является ансамбль технологий. И по-другому быть не может. Это сочетание в себе и оптики, и радиолокации, и баллистики, и ракетных технологий, и технологий материаловедения – всех технологий в совокупности, то есть очень сложная отрасль. Сам комплекс, который обнаруживает, сопровождает, поражает, вовлекает в себя всю ту технологическую базу, которая на текущий момент фактически известна современной науке.


– ВЫ ДЕЛАЕТЕ КОМПЛЕКСЫ, КОТОРЫМИ МОЖНО ОСНАСТИТЬ ЛЕГКОБРОНИРУЕМУЮ ТЕХНИКУ И ТАНКИ В ТОМ ЧИСЛЕ. ОНИ ВКЛЮЧАЮТ В СЕБЯ НЕ ТОЛЬКО РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ, НО И СТРЕЛКОВОЕ ВООРУЖЕНИЕ, ЛЁГКИЕ ПУШКИ. МОЖНО ЧУТЬ ПОДРОБНЕЕ ОБ ЭТОМ?

– Танки и БМП имеют одной из своих задач – поражение себе подобных. Поэтому противотанковые комплексы они содержат в себе тоже. То есть ракетные комплексы управляемого вооружения, системы обнаружения, оптико-электронные станции, те компоненты, которые нужны для поражения цели. Комплекс сам по себе достаточно сложен. И мир идёт по пути усложнения и роботизации таких комплексов.

– НУЖНЫ КАКИЕ-ТО НОВЫЕ СРЕДСТВА, ЧТОБЫ ОРУЖИЕ БЫЛО БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНО?

- С нашей точки зрения, будущее за управляемым оружием. Нами разработан комплекс «Краснополь» - это 152-миллиметровый управляемый снаряд, разработан комплекс «Китолов» - это 122-миллиметровый управляемый снаряд. Они состоят на вооружении в российской армии и востребованы на экспорт.

- НАСКОЛЬКО СВЕРХТОЧНОЕ ОРУЖИЕ С ПРОЦЕНТНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СТОИТ НА РЕАЛЬНОМ ВООРУЖЕНИИ?

- Реальная тенденция? Если 15-20 лет назад в ходе военных конфликтов всего 7% было управляемого вооружения, то последний ливийский конфликт показал, что используется 95% управляемого вооружения.

Наша продукция чрезвычайно востребована на международном рынке. Не секрет, что комплексов "Корнет" продано несколько десятков тысяч штук

ДМИТРИЙ КОНОПЛЕВ



– КОГДА РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ ВЫСОКОТОЧНОЕ ОРУЖИЕ, РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ И ПРОТИВОЯДИЕ ПРОТИВ НЕГО. НАСКОЛЬКО ВЫ ЗАКЛАДЫВАЕТЕ В РАЗРАБОТКИ ЭТОТ ФАКТОР?

– Наше конструкторское бюро в основном занимается разработками не оружия нападения, а оружием противодействия. Поэтому, когда мы разрабатываем новое оружие, мы закладываем противодействие лучшим образцам оружия нападения на текущий момент времени. И более того, пытаемся предвидеть тенденции развития.

– ЧТО ТАКОЕ УПРАВЛЯЕМОЕ ВООРУЖЕНИЕ, ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ ДОЛЖЕН ПОРАЗИТЬ ЦЕЛЬ?

– На текущий момент развитие технологий, особенно оптических, дошло до такой стадии, что управление производится не человеком, а техническим зрением. Даже при использовании лазерных каналов управления реализуется принцип «выстрелил-забыл».

– НО ЗАХВАТИТЬ Я ВСЁ РАВНО ДОЛЖЕН ЦЕЛЬ, ИЛИ ЭТО ТОЖЕ ДЕЛАЕТСЯ АВТОМАТИЧЕСКИ?

– Это всё делается автоматически. Садишься в БМП, включаешь кнопку автомат, и станция обнаружения сама обнаруживает цель, сама её определяет и сама потом поражает, выдавая команду. Человек нужен, но тенденция к тому, что он нужен всё меньше и меньше. Только на уровне принятия решений, как действовать.

- ЗЕНИТНЫЙ КОМПЛЕКС «ПАНЦИРЬ С-1» - УНИКАЛЬНАЯ ВЕЩЬ. ОН СПОСОБЕН ПОМОЧЬ В УСЛОВИЯХ, КОГДА РАЗРУШЕНА ЭНЕРГОСИСТЕМА СТРАН, ЛИНИИ СВЯЗИ МЕЖДУ НИМИ. В ЧЕМ ЕЩЕ УНИКАЛЬНОСТЬ?

– Панцирь как раз предназначен для того, чтобы не разрушили те объекты, о которых вы говорили. То есть ни большие станции обнаружения, ни энергоносители, ни города. То есть, это как раз средство ПВО, которое противодействует средствам поражения противника, причём, значительному спектру, для того чтобы наши стратегические объекты не были поражены.

Блог "Вестника ПВО"

– ОТ ИНОСТРАННЫХ ЗАКАЗЧИКОВ ЕСТЬ ЛИ ИНТЕРЕС К ВАШЕЙ ПРОДУКЦИИ И НАСКОЛЬКО ОН СИЛЬНЫЙ?

– Наша продукция чрезвычайно востребована на международном рынке и реально конкурентоспособна. Если касательно, допустим, комплекса «Корнет» – продано несколько десятков тысяч штук изделий на экспорт. «Панцирь» чрезвычайно востребован.

Также востребованы комплексы управляемого артиллерийского вооружения, востребованы боевые модули для БМП, в том числе и модернизация, и новые БМП. Сотрудничество идет полным ходом.

– КАК ФОРМИРУЕТСЯ ПЕРСОНАЛ ВАШИХ ПРЕДПРИЯТИЙ, ВАШИХ КОНСТРУКТОРСКИХ БЮРО. КАКОЙ У ВАС СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ, КАКАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ?

– Средний возраст – 45 лет. Как конструкторского персонала, производственного персонала, так и персонала ИТР. Должен отметить, что в последнее время достаточно серьёзно изменилась тенденция, и в военную отрасль пошли молодые люди. То есть у нас есть конструкторы 26-30 лет, причём очень талантливые ребята, которые делают современные разработки, современное оружие.

– ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ТАНКОВОЙ ТЕМАТИКЕ. ОБНОВЛЯТЬ ПАРК МОЖНО ДВУМЯ СПОСОБАМИ. МОЖНО МОДЕРНИЗИРОВАТЬ ТО, ЧТО ЕСТЬ СЕЙЧАС, МОЖНО РАЗРАБАТЫВАТЬ ЧТО-ТО НОВОЕ. ВЫ НА ЧЁМ БОЛЬШЕ СОСРЕДОТОЧЕНЫ?

– Мы участвуем в модернизации и участвуем в создании перспективных платформ. Мы реализуем программу, в соответствии с которой должно появиться 70% новой техники к 2020 году. Военно-промышленная комиссия этому вопросу уделяет значительное количество времени.
Первоисточник:
http://saidpvo.livejournal.com/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти