Танк КВ-13 (объект 233)

Танк КВ-13 (объект 233)


Шла осень 1941 г. немецкие войска вплотную приблизились к Москве, осадили Ленинград. В первые месяцы войны Красная армия понесла огромные потери в танках. Компенсировать их в кратчайший срок было невозможно - военная промышленность эвакуировалась в Сибирь и на Урал. Здесь ударными темпами шло строительство новых промышленных гигантов.

Однако новые предприятия не могли быть готовы в короткий срок - на их оснащение и достройку уходило от полутора месяцев до полугода. А фронт требовал танки, запас которых быстро таял в боях. Особенно сложным было положение с тяжелыми танками КВ, хорошо зарекомендовавшими себя в первых боях. Для исправления положения с тяжелыми танками постановлением Государственного Комитета Обороны № 734 от 4 октября 1941 г. в составе Наркомата танковой промышленности (НКТП) был образован Уральский Комбинат по производству тяжелых танков КВ в составе Челябинского тракторного завода (ЧТЗ), Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ), Уральского турбинного завода и двигательного завода № 75. Этим же постановлением ЧТЗ был переименован в Челябинский Кировский завод.


Следует отметить, что название «Уральский Комбинат по производству тяжелых танков КВ» не прижилось. Этот мощный танковый комбинат вскоре получил неофициальное наименование «Танкоград». Под этим именем он и вошел в историю. К середине октября 1941 г. здесь уже началось серийное изготовление танков КВ. Но фронту их не хватало. Положение усугублялось тем, что КВ были сложными в производстве и ненадежными в эксплуатации. А
в боевом отношении КВ, за исключением толщины брони, мало чем превосходили более дешевые Т-34.

Танк КВ-13 (объект 233)

Танк KB-13 (на гусеницах от KB) во дворе завода № 100. Челябинск, весна 1943 года.

В условиях, когда Ленинградский Кировский завод прекратил свою работу, от «Танкограда» потребовалось увеличить выпуск танков в три-четыре раза. Для решения этой проблемы руководство НКТП наметило два пути: уменьшение трудоемкости изготовления серийной машины без изменения конструкции и капитальная модернизация, направленная на снижение расхода времени на производство танка при сохранении его основных боевых и технических характеристик.

За движение по второму пути особенно активно выступал начальник отдела главного конструктора НКТП С. Гинзбург. Он мотивировал свою позицию тем, что существующий танк КВ «недостаточно технологичен и в существующем виде непригоден для массового выпуска в условиях военного времени». По его мнению, в условиях войны танки КВ и Т-34 должны быть заменены неким единым танком, обладающим массой не свыше 32 т, с броней не ниже 60-75-мм в лобовых проекциях и имеющим вооружение из 76-мм пушки и двух пулеметов. При этом скорость машины на местности должна была составлять около 20-25 км/ч, а максимальная - не ниже 45 км/ч. По мнению Гинсбурга, наличие такого единого танка позволило бы не только снизить трудоемкость его изготовления, но и значительно упростить вопросы ремонта, а также снабжения и комплектования танковых частей. Нарком танковой промышленности В. Малышев разделял подобную точку зрения, но только в случае, если новый танк должен был быть дешевле и проще в изготовлении не только КВ, но и Т-34, а освоение его производства не снизило бы общего выпуска танков.

Сегодня можно только предполагать, когда тактико-технические характеристики на новый «средний танк усиленного бронирования» поступили в конструкторские бюро ЧКЗ. Однако уже 6-11 декабря 1941 г. эскизный проект новой машины, получившей обозначение КВ-13, был рассмотрен представителями Автобронетанкового управления (АБТУ) Красной армии.

Работами по проектированию КВ-13 сначала руководил главный конструктор ЧКЗ С. Махонин, а затем главный конструктор НКТП Ж.Котин. Основные теоретические работы по машине возглавлял ведущий инженер, один из старейших и опытных конструкторов Кировского завода Н. Цейц. Оригинальный по форме корпус разрабатывала группа конструкторов под руководством инженеров К. Кузьмина и С. Мицкевича, а общей компоновкой машины занимался Г. Москвин. Кроме того, в проектировании различных узлов и агрегатов КВ-13 участвовали А. Ермолаев, К. Ильин, М. Креславский, Е. Дедов, Б. Красников, Г. Рыбин, В. Торотько, Н. Синев и другие.

Первоначально проект именовался как «скоростной танк усиленного бронирования». При его разработки планировалось решить следующие задачи:
«Дать проект боевой машины среднего веса, соединяющей способности широкого и быстрого маневра с силой лобового удара, а также упростить производство наиболее трудоемких деталей — корпуса, башни, трансмиссии».
В соответствии с поставленными задачами масса KB-13 была определена в пределах до 30 т, скорость до 65 км/ч, а броневая защита лобовой части должна была выдерживать огонь 88-мм зенитных орудий Flak 36/37.

Проект КВ-13 («объект 233») произвел на военных двойственное впечатление. Группа конструкторов под руководством С. Махонина предлагала, казалось бы, невероятное: вместо 48-тонного КВ-1 выпускать 30-тонный КВ-13, но защищенный броней толщиной не менее 75 мм и при этом обойтись без броневого проката большой толщины. Расчетная величина максимальной скорости нового танка составляла 60-65 км/ч - то есть, налицо была попытка угодить этой машиной всем требованиям военных и производственников. Согласно пояснительной записке к проекту, военные, приняв на вооружение КВ-13, получали средний танк с бронированием тяжелого, подвижностью легкого и стоимостью почти на треть меньшей, чем серийный Т-34. Это было похоже на чудо.
«Это казалось невероятным для всех. Помню, как во время одного собрания Цейц раз пять подходил к телефону и отвечал каким-то начальникам из Москвы, что все заявленные характеристики «тринадцатого» проверены расчетами... Танк нравился, смущал только его номер. Но тут Котин сказал, что коммунисты - люди не суеверные и что, напротив, новый танк будет успешным», - вспоминал Л. Горлицкий.

Трудно сказать, какие выводы сделал начальник Автобронетанкового управления в декабре 1941-го, но уже в январе 1942 г., заместитель начальника БТУ АБТУ Красной армии военный инженер 1-го ранга Алымов, в справке на имя заместителя наркома танковой промышленности Ж. Котина писал:
«При составлении плана опытных работ на 1942 г. прошу Вас включить следующие ориентировочные работы БТУ ГАБТУ КА: Танк КВ-13 - переходящий с 1941 г. - окончание, изготовление опытного образца на Кировском заводе к 1 мая 1942 г.».

В марте 1942 г. на основании приказа по Наркомату танковой промышленности № 55 от 23 марта 1942 г. на базе бывшего Опытного завода ЧТЗ был создан Опытный танкомоторный завод № 100, которому были переданы все работы по «объекту 233». Разработка технического проекта танка и его изготовление теперь лично курировал главный конструктор НКТП Ж. Котин.

Конструкция КВ-13 была оригинальна тем, что впервые для отечественного танкостроения лобовая часть его корпуса проектировалась литой, так как это позволяло значительно снизить массу при сходной защищенности и упростить техпроцесс сборки наиболее трудоемкого узла.

Танк КВ-13 (объект 233)


В канун 8 марта (этот день тогда считался рабочим) 1942 г. А. Ермолаев докладывал наркому танковой промышленности, что «разработана компоновочная схема нового танка, в котором за счет применения жидкой брони, уплотнения компоновки, сокращения габаритов корпуса и башни, удалось значительно уменьшить вес тяжелого танка до уровня среднего».

Проектируемый танк КВ-13 имел классическую схему общей компоновки и конструктивно был разделен на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное.

Отделение управления располагалось в передней части корпуса танка. В нем находились: рабочее место механика-водителя, расположенное в центре отделения: приводы управления, контрольные приборы; два воздушных баллона; два топливных бака; запасные части, инструмент и принадлежности ЗИП. Под сиденьем механика-водителя в днище машины имелся аварийный люк, закрывавшийся броневой крышкой. Механик-водитель вел наблюдение через смотровой лючок, расположенный в лобовом листе, который в боевых условиях закрывался броневой крышкой со смотровой щелью с защитным стеклом триплекс. Кроме того, в крыше отделения управления было установлено два боковых зеркальных смотровых перископических прибора.

Боевое отделение располагалось в средней части танка. В нем находились рабочие места командира танка (он же наводчик) - слева от пушки и заряжающего - справа; основная часть боекомплекта (на полу боевого отделения и в бортовых нишах) и четыре аккумуляторные батареи. Верхнюю часть боевого отделения составляла вращающаяся башня, с установленными в ней пушкой и спаренным пулеметом, механизмами наводки, прицельными приспособлениями и приборами наблюдения. Кроме того, на правом борту башни размещалась радиостанция, а в ее кормовой нише укладывалась часть боекомплекта. Для посадки и выхода всех членов экипажа в крыше башни имелся один люк, закрывавшийся откидной крышкой на петлях. Для наблюдения за полем боя в крыше башни у бортов и в кормовой нише устанавливались четыре зеркальных смотровых перископических прибора, кроме того, для наблюдения наводчик (командир танка) мог использовать перископический прицел ПТ-4-7, а заряжающий - командирский панорамный прибор ПТК.

Танк КВ-13 (объект 233)
КВ-13 в период испытаний. Осень 1942 года[/right]

Моторное отделение располагалось за боевым и было отделено от последнего моторной перегородкой. В нем вдоль продольной оси машины па специальной раме устанавливался двигатель с главным фрикционом. По бокам от двигателя, вдоль бортов корпуса размещались два воздушных фильтра (у моторной перегородки), два масляных радиатора и два масляных бака. Над вентилятором системы охлаждения, установленным на корпусе главного фрикциона, был смонтирован подковообразный пластинчатый водяной радиатор. Для доступа к двигателю изнутри машины в моторной перегородке были сделаны специальные люки, а для доступа к фильтрам, масляным радиаторам и заливным горловинам масляных баков в крыше моторного отделения имелись два люка, закрывавшихся откидными броневыми крышками на петлях и крепившихся к корпусу машины болтами. Кроме того, на моторной перегородке устанавливался ручной привод инерционного стартера.

Трансмиссионное отделение было расположено в кормовой части корпуса за моторным отделением. В нем размещались коробка передач, бортовые фрикционы с тормозами и бортовые редукторы. В наклонной крыше трансмиссионного отделения для доступа к агрегатам трансмиссии имелись два люка, закрывавшихся откидными крышками на петлях.

Основное оружие танка состояло из 76,2-мм пушки ЗИС-5 обр. 1941 г. с клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа. Длина ствола пушки составляла 41,5 калибра. Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Для улавливания гильз, выбрасываемых из казенника после выстрела, на специальном кронштейне в задней части корыта люльки пушки устанавливался гильзоулавливатель (брезентовый мешок), в который помещалось до восьми гильз. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ, устанавливавшийся с ней в единой маске. Углы наводки спаренной установки по вертикали составляли от -5 до +25°. Наводка по горизонтали обеспечивалась с помощью МПБ, имевшего ручной и электромоторный приводы. Для производства выстрела использовались ручной и ножной спусковые механизмы.

Для наводки в цель спаренной установки применялись танковый телескопический прицел ДТ-7 (9Т-7) и танковый перископический прицел ПТ4-7. Для стрельбы в ночных условиях прицельные шкалы и перекрестье прицела ДТ-7 имели электрическую подсветку.

Боекомплект состоял из 57 - 65 унитарных выстрелов к пушке и 945 патронов (15 дисков) к пулемету ДТ. Для стрельбы использовались выстрелы с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами от 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1939 г., которые укладывались в кассетах серийного типа, устанавливавшихся на днище боевого отделения. Диски к пулемету ДТ укладывались в боевом отделении в боковых нишах подбашенной коробки. Там же укладывались 6 магазинов к двум 7,62-мм пистолетам-пулеметам ППШ. Кроме того, в боевом отделении укладывалась ракетница с комплектом сигнальных ракет и 15 гранат Ф-1.

Усиление броневой защиты в пределах заданной массы было достигнуто за счет увеличения толщины брони при одновременном уменьшении размеров машины по ширине и высоте. После того как отказались от стрелка-радиста, т.е от четвёртого члена экипажа, появилась возможность переднюю часть корпуса выполнить выступающей вперед и придать ей обтекаемую форму для увеличения снарядостойкости. Кроме того была приминена литая броня высокой твёрдости. Передняя и задняя части корпуса, а также подбашенная коробка были изготовлены из литых броневых деталей. Верхняя лобовая деталь корпуса имела максимальную толщину брони 120 мм, средняя, располагавшаяся под углом 60° от вертикали, - 60 мм и нижняя - 100 мм. Толщина бортов корпуса, изготовленных из катаной брони, достигала 75 мм. Соединение отдельных деталей корпуса производилось путем сварки деталей, подогнанных в четверть по местам стыков.

Интересно отметить, что конструкция броневого корпуса имела значительно меньшее, чем у КВ-1 число деталей, на порядок было сокращено число болтовых соединений, сварные швы упрощены. Расточка соединительных отверстий осуществлялась теперь не в собранном корпусе, как у КВ-1, а непосредственно в деталях до их подачи на сборку.

За счет плотной компоновки удалось снизить высоту танка на 205-212 мм и сделать его короче на 700 мм. Согласно первоначальному проекту, численность экипажа КВ-13 предполагалась в три человека, что позволяло значительно уменьшить габариты башни и диаметр погона в свету.

В лобовой части подбашенной коробки был сделан смотровой лючок механика-водителя, который в боевых условиях закрывался броневой крышкой со смотровой щелью с триплексом. Конструкция смотрового лючка была заимствована у тяжелого танка КВ-1 (КВ-1С).

В передней части крыши подбашенной коробки над отделением управления имелись две прорези - шахты под установку смотровых перископических приборов и два отверстия для доступа к заправочным горловинам топливных баков, закрывавшихся броневыми пробками на резьбе. В средней части подбашенной коробки было сделано отверстие под установку башни. Нижний погон опоры башни входил в конструкцию литой подбашенной коробки. Верхний кормовой лист в литой конструкции кормы корпуса был выполнен съемным, крепившимся к бортам корпуса и нижнему кормовому листу с помощью четырнадцати болтов. В нем для доступа к агрегатам трансмиссии имелись два круглых люка, закрывавшихся откидными крышками на петлях.

Крыша над моторным отделением состояла из двух съемных частей: крыши над двигателем и броневой коробки с жалюзи над водяным радиатором. Крыша над двигателем состояла из среднего броневого листа и двух боковых откидных броневых листов на петлях, крепившихся к бортовым угольникам, крыше литой подбашенной коробки и броневой коробке с жалюзи с помощью тридцати болтов. Откидные боковые листы обеспечивали доступ к двигателю, воздухоочистителям и масляным бакам. Для доступа к заправочной горловине правого масляного бака в правом боковом листе крыши было сделано отверстие, закрывавшееся броневой пробкой на резьбе. Броневая коробка жалюзи крепилась к бортовым угольникам с помощью десяти болтов. В ней устанавливались нерегулируемые броневые жалюзи, а в ее средней части имелось отверстие, закрывавшееся броневой пробкой на резьбе, предназначенное для доступа к заправочной горловине радиатора. В бортах броневой коробки жалюзи было сделано по три отверстия для выброса отработавших газов двигателя.

В верхней части бортов моторного отделения имелись специальные щели, предназначавшиеся для прохода охлаждающего воздуха. Со стороны бортов щели были прикрыты выносной броней, установленной на кронштейнах. В верхней части боковые щели закрывались защитной сеткой.

Башня танка отливалась практически одной деталью в одной изложнице с рамкой пушки. Бронирование литой башни было равнопрочным (толщина стенок 85 мм). Башня имела съемную крышу для монтажа пушки. В бортах башни и в ее комовой нише имелись четыре амбразуры для стрельбы из личного оружия экипажа, которые закрывались броневыми пробками. В крыше башни в передней части были сделаны три отверстия, два крайних - под установку перископических приборов ПТ-4-7 и ПТК, а среднее - под установку мотора вентилятора боевого отделения, закрывавшееся сверху броневым колпаком. В средней части крыши имелся прямоугольный люк для посадки и выхода экипажа, закрывавшийся откидной крышкой на петлях, а у бортов и в кормовой части - четыре выреза под установку четырех смотровых перископических приборов.

Танк КВ-13 (объект 233)

КВ-13 со снятым кормовым броневым листом в цехе завода №100. Челябинск. Весна 1943 года.

Основу силовой установки составлял дизель В-2К, мощностью 600 л.с. (441 кВт) с удельным расходом топлива 185 г/л.с. ч. Пуск двигателя производился сжатым воздухом (два баллона по 5 л) или инерционным стартером ИС-9 с электромоторным и ручным приводами. Инерционный стартер устанавливался на конце вала двигателя со стороны распределительного устройства. Емкость двух топливных баков (180 и 245 л), установленных в носовой части корпуса танка по бортам, обеспечивала танку запас хода по шоссе до 320 км. Система смазки - циркуляционная под давлением. Емкость двух масляных баков, располагавшихся под масляными трубчатыми радиаторами, составляла 160 л. Для очистки воздуха поступавшего в двигатель, в моторном отделении танка устанавливались два воздухоочистителя типа "Вортокс".

В состав механической трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион со стальными и чугунными дисками трения; трехходовая трехступенчатая коробка передач с тройным демультипликатором; два многодисковых бортовых фрикциона сухого трения (сталь по стали); два однорядных планетарных бортовых редуктора, смонтированных внутри ведущих колес. Коробка передач обеспечивала девять передач при движении вперед и одну передачу заднего хода. Применение трехступенчатой коробки передачи с тройным демультипликатором позволило произвести более рациональную разбивку передач. Тормоза - ленточные, плавающие, с двухсторонним серводействием и с накладками из серого чугуна СЧ-15-32. Конструкция коробки передач предусматривала ее крепление на цапфах, соосных грузовому валу, опиравшихся на опорные подшипники. Однорядные планетарные бортовые редукторы были смонтированы внутри ведущих колес для уменьшения ширины танка. Система управления движением танка - механическая. Трансмиссию проектировала группа конструкторов под руководством А.Ф. Маришкина. В целях дальнейшего совершенствования механизма поворота танка были спроектированы одноступенчатые ПМП для замены бортовых фрикционов. Демонтаж любого агрегата трансмиссии был возможен без демонтажа остальных агрегатов. Однако при испытаниях танка трансмиссия показала низкую надежность.

Второй вариант трансмиссии был разработан группой конструкторов под руководством Н.Ф. Шашмурина. Коробка передач обеспечивала восемь передач при движении вперед и две передачи заднего хода. Впервые она была установлена в тяжелом танке КВ-1С.

В ходовой части танка применялась индивидуальная торсионная подвеска с максимальным углом закрутки торсионов 28° при движении танка. Со стороны каждого борта устанавливалось по пять литых опорных катков со стальным ободом и по три литых поддерживающих катка с резиновыми бандажами. Литые направляющие колеса со стальным ободом имели винтовой механизм натяжения гусениц. На танке можно было использовать гусеницы и ведущие колеса гребневого зацепления, заимствованные у среднего танка Т-34 или гусеницы и ведущие колеса цевочного зацепления, заимствованные у тяжелого танка КВ-1С.

В ходе проведения испытаний была выявлена недостаточная надежность конструкции узлов гусеничного движителя, особенно при движении танка с относительно высокими скоростями.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 24 В. Основным источником электрической энергии при неработающем двигателе являлись четыре аккумуляторные батареи ЗСТЭ-80, При работающем двигателе потребители получали электроэнергию от генератора ГТ-6543-А мощностью 1 кВт. К основным потребителям электроэнергии относились: электродвигатели инерционного стартера - СА-189, механизма поворота башни МБ-20К, вентилятора боевого отделения, а также радиостанция и элементы внутреннего и наружного освещения.

Для внешней радиосвязи в башне танка устанавливалась коротковолновая радиостанция 10Р. Общение членов экипажа во время боя осуществлялось с помощью танкового переговорного устройства ТПУ-3-БИС.

Танк КВ-13 (объект 233)

"Наследники" КВ-13 - танки ИС "образец №1" (объект 233) справа и ИС "образец №2" (объект 234) слева во дворе ЧКЗ. Челябинск, весна 1943 г.

Первый отчет испытаний КВ-13 датируется маем 1942 г., но в это время танк еще не был собран. Просто в период 4-11 мая прошли испытания облегченных траков, а также опорных и поддерживающих катков танка КВ-13, установленных на серийный КВ-1. Испытания завершились в целом успешно, но расчеты показывали, что масса танка все же превысит запланированную величину в 30 т и потому в конце июня 1942 г. был разработан вариант «переобувания» КВ-13 на траки среднего Т-34 шириной 500 мм. При этом предусматривалось использовать более широкие траки КВ в распутицу и зимой. Но и с траками Т-34 в заданную массу все равно уложиться не удалось.

В работах по созданию этого танка впервые на ЧКЗ началось широкое соревнование по экономии цветных металлов и легированных сталей. КВ-13 был интересен тем, что утвержденный к изготовлению его первый образец совершенно не имел цветных металлов в узлах и деталях (за исключением двигателя и электрооборудования).

В принципе этому способствовало распоряжение ГОКО от 23 февраля 1942 г. Это распоряжение предписывало танкостроителям всячески экономить броневой прокат, недостаток которого ощущался весьма остро. Дело дошло до того, что руководители заводов должны были информировать непосредственно руководство Наркомата (копию - в ГОКО) не только о наличии кондиционного проката, но также и всех обрезков брони по трем категориям, отличавшимся площадью обрезка.

Первоначально работы по новому танку шли согласно утвержденного плана, по которому 5-7 июля 1942 г. планировалось начать 5-7 июля 1942 г. Но жизнь внесла свои коррективы - 15 июня последовало распоряжение НКТП о приостановке работ над КВ-13 в связи с началом немецкого наступления под Харьковом и решением ГКО о проведении модернизации КВ-1.

А еще через месяц прибывший на ЧКЗ новый нарком танковой промышленности И. Зальцман отдал распоряжение в месячный срок наладить на ЧКЗ выпуск средних танков Т-34, что опять-таки отодвинуло КВ-13 на второй план.

К работам над танком КВ-13 удалось вернуться только осенью 1942 г. В конце сентября собранный опытный образец танка показали наркому танковой промышленности И. Зальцману. Но уже к этому моменту еще до проведения ходовых испытаний в танке отмечались следующие недостатки: «недостаточный обзор и чрезмерная загруженность командира танка». Уже 1 октября 1942 г. в протоколе совещания по устранению недостатков КВ-13 появилась запись: «предусмотреть установку на существующем корпусе трехместной башни».

Первые же испытания пробегом выявили большое количество недостатков в конструкции КВ-13. Отмечались многочисленные поломки ходовой части (из-за неудачного крепления опорных катков), коробки перемены передач и планетарного механизма поворота, перегрев и выход из строя двигателя при движении на повышенных передачах. К тому же исключение из состава экипажа наводчика приводило к перегрузке командира танка, который одновременно вел огонь из орудия и наблюдал за полем боя.

«Больше всего мне запомнился этот танк тем, что он ломался каждый день, как только выезжал с завода... Некоторые рабочие даже спорили на кусочек сахара, сломается ли «чертова дюжина» за воротами завода или успеет вернуться с полигона. Помню, как один пожилой рабочий украдкой крестил уходящий танк, но ничего не помогало. Он снова ломался», - вспоминал Л. Горлицкий. Вновь и вновь танк ремонтировали, внося в ходе ремонта разные улучшения в его конструкцию. В частности, в октябре 1942 г. на танке было сменено более половины потребителей электроэнергии, часть системы охлаждения, бортовые редукторы.

Испытания обстрелом лобовой детали бронекорпуса КВ-13 были проведены 11-12 сентября 1942 г. на Свердловском артиллерийском полигоне. Огонь велся из отечественной 76-мм танковой, а также трофейной 88-мм зенитной пушек с дистанции 50 м. Путем навесок различных пороховых зарядов имитировалась стрельба с дистанции 400, 600 и 1000 м. Всего было произведено 22 выстрела бронебойным снарядом, из них восемь из 88-мм орудия. Обстрел подтвердил надежность броневой защиты лба корпуса от 76-мм снарядов, но 88-мм пушка пробила деталь в пяти случаях из восьми. Для надежной защиты танка от 88-мм пушки требовалось увеличить толщину литой брони, по крайней мере, до 120-мм, а для этого необходимо было смело перешагнуть за указанный предел массы в 30 т.

Все отмеченные недостатки КВ-13 было решено устранить в танке «второго варианта», заложенный сразу в двух экземплярах. Но изготовление его затянулось. «Танкоград» был загружен большим объемом работ по модернизации КВ-1 выпуску Т-34. Новый корпус КВ-13 с более толстой лобовой деталью был изготовлен на УЗТМ только в январе 1943 г., а трехместную башню с толщиной брони 90-110 мм на погоне диаметром 1540 мм (у первого образца было 1420 мм) ожидали получить с завода № 200 только к 10-15 февраля. Новый танк значительно потяжелел. Его боевой вес должен был составлять уже 38 т, но защищенность при этом значительно возрастала. 1 февраля 1943 г. Ж. Котин писал руководству НКТП: «В настоящее время можно говорить, что нами практически решен вопрос по созданию надежно забронированного от всех видов противотанковой артиллерии танка с умеренной массой, который будет обладать подвижностью на поле боя не хуже, чем средний Т-34». Действительно, после доработки коробки перемены передач КВ-13 его максимальная скорость снизилась, но подвижность оставалась весьма и весьма высокой.

По воспоминаниям В. Грабина, в конце февраля 1943 г. в Ставке ВГК состоялось экстренное совещание, причиной которого стало применение немцами под Ленинградом тяжелых танков «Тигр» (точная дата совещания автору неизвестна, но ссылки на его стенограммы приведены в переписке по НКТП от 27 февраля 1943 г.). Кроме членов ГКО, на совещании присутствовали нарком оборонной промышленности Д. Устинов и его заместители, нарком боеприпасов Б. Ванников, руководство ГАУ и ГБТУ, НКТП, ряд военных специалистов и ведущих работников оборонной промышленности, в том числе почти все «танковые» и «пушечные» ведущие конструкторы. Сообщение делал начальник артиллерии Воронов. Появление танков «Тигр» он назвал внезапным. Новые немецкие танки произвели на него, по его словам, потрясающее впечатление.

Видимо, в результате этого совещания был ускорен вопрос о назревшей модернизации КВ-13. 24 февраля было принято постановление ГКО № 2943сс «Об изготовлении опытных образцов тяжелых танков ИС (Иосиф Сталин)». В целях сокращения времени на постройку новых танков приняли решение использовать изготавливаемые два образца КВ-13, улучшив их характеристики и доработав конструкцию. Впрочем, название ИС впервые звучит раньше. В письме-рапорте, посвященном дню рождения В. Ленина, подписанным 21 апреля 1942 г., сотрудники ЧКЗ и Опытного завода № 100 писали: «Коллектив завода и конструкторского бюро, воодушевленные победами Красной Армии над немецкими полчищами под Москвой, берут на себя обязательства дать Красной Армии новый танк наступления. Этот танк пройдет в первых рядах Родной Красной Армии, способствуя ее ПОБЕДЕ над немецко-фашистскими захватчиками... Коллектив завода и КБ единодушно решили дать новому танку имя нашего Великого Вождя - товарища Сталина, организатора и вдохновителя наших побед над немецко-фашистскими захватчиками».

Л. Горлицкий так вспоминал об этом: «Вообще многие тогда боролись за получение своему оружию названия ИС. Максарев с Морозовым в 1941-м, Котин с 1942-го, но только когда наркомом стал Зальцман, это удалось. Зальцман был суеверный и считал, что надо убрать из названия «чертову дюжину» и тогда дело пойдет на лад».

Приказом по наркомату танковой промышленности № 190 от 28 марта 1943 года была образована макетная комиссия под председательством главного конструктора НКТП Ж. Котина «по рассмотрению макета корпуса танка ИС (бывший КВ-13)». Макет корпуса изготовили из дерева и тонких листов кровельной стали по рабочим чертежам.

Комиссия изучала улучшенную конструкцию корпуса и некоторых деталей башни с целью определения типов применяемой брони и требований к ней, унификации отдельных деталей для экономии бронелиста, литья, приспособлений и инструментов, уменьшения механической обработки деталей. В целом оценка степени защищенности бронекорпуса была признана макетной комиссией весьма высокой. Справедливости ради следует заметить, что к моменту начала работы макетной комиссии новые корпуса уже были в целом изготовлены и на одном из них шел монтаж агрегатов.

Танк КВ-13 (объект 233)

Продольные разрезы объектов "233" и "234".

Изготовление новых танков, получивших обозначения ИС-1 и ИС-2, завершилось необычайно быстро. Они отличались от «чертовой дюжины» не только названием: даже внешне выглядели как-то более аккуратно и элегантно, чем их предшественник. ИС-1, сохранивший заводской индекс «чертовой дюжины» («объект 233») получил трехместную обтекаемую башню, вооруженную 76,2-мм пушкой Ф-34М и двумя пулеметами. Для удобства наблюдения за полем боя на крыше башни имелась командирская башенка. Второй образец - ИС-2 («Объект 234») - оснастили башней со 122-мм гаубицей У-11 (башня была заимствована от опытного танка КВ-9). Собственно говоря, танк ИС-2 считался артиллерийским танком усиления танковых и механизированных частей и соединений при прорыве полос обороны противника. Интерес к нему был подогрет тем, что для 122-мм гаубицы М-30 в начале 1943 г. был разработан и принят на вооружение бронебойный кумулятивный (тогда писали «бронепрожигающий») снаряд, пробивавший броню толщиной более 100 мм.

Сравнительные полигонные испытания танков ИС-1, ИС-2 и КВ-1с проходили с 22 марта по 3 апреля 1943 г. под Челябинском. Планировалось также испытать первый образец КВ-13, но отремонтировать его к заданному сроку не удалось. К 1 апреля ИС-1 прошел 489 км, ИС-2 (начал испытания 27 марта) - 405 км, КВ-1с - 475 км. Потомки «чертовой дюжины» по всем статьям превосходили серийный КВ-1с. Еще до окончания испытаний комиссия пришла к выводам по проведению следующих улучшений танка ИС:

« - увеличить внутренний объем башни под пушку калибра 122-мм (У-11);

- сделать командирскую башенку единого типа; установить два смотровых прибора по типу МК-4 у механика-водителя и один смотровой прибор в командирской башенке;

- повысить качество сборки двигателей;

- продолжить испытания танков ИС-1 и ИС-2 до гарантийного километража (не менее 500 км);

- немедленно устранить отмеченные дефекты;

- ускорить изготовление установочной партии ИС-1 «объект 233» и ИС-2 «объект 234» в количестве 10 шт., запущенной в производство ЧКЗ, не дожидаясь результатов испытаний с целью проверки технологии, срочно устранив на этой партии все дефекты, отмеченные комиссией».

Танк КВ-13 (объект 233)


В апреле 1943 г. были проведены испытания стрельбой кумулятивными снарядами по корпусу трофейного «Тигра» из самоходной установки СУ-122. Эта самоходка была вооружена 122-мм гаубицей М-30 с баллистикой, близкой к танковой гаубице У-11. Но из 15 выстрелов, произведенных с дистанции 400 м, ни один не попал в цель. 76,2-мм пушка Ф-34 не пробивала даже бортовую броню «Тигра» штатным бронебойно-трассирующим снарядом БР-350А даже с дистанции 200 м. Лучшие результаты по обстрелу корпуса «Тигра» были у 85-мм зенитной пушки 53К, 107-мм пушки М-60 и 122-мм пушки А-19. Но установить их в существующей башне танков ИС не представлялось возможным, так как требовалось увеличение корпуса танка.

Л. Горлицкий рассказывал: «Помню, что работы над этим скоростным тринадцатым закончились осенью 1943 г., когда опять вернулись к ходовой КВ, чему завод был, конечно, рад. Но мне тогда уже было не до танка. Меня назначили главным конструктором по самоходной артиллерии, но с «чертовой дюжиной» я еще встречался. По его корпусу мы отстреливали и ИСУ-152 и СУ-100. А на заводе начали выпускать уже не «Клим Ворошилов» с несчастливым номером, а «Иосиф Сталин» с самой мощной 122-мм пушкой Петрова». Но это была уже совсем другая история.
Первоисточник: http://bronetehnika.narod.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Mikhado 15 марта 2013 08:53
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  2. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  3. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  4. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  5. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  6. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  7. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  8. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
  9. Mikhado 15 марта 2013 08:54
    Такой неоднозначный набор плюсов и минусов. Ну уж если "близкий родственник" 34-ки Т-43 "не взлетел", у этого шансов тем более не было. Куча родовых болячек от КВ, мало того, что у мехвода только нижний люк, получается, что у экипажа НА ВСЕХ - ОДИН ЛЮК СВЕРХУ!!!
    Ну нет худа без добра, в итоге из среднего недотанка вышел неплохой тяж, жаль, что светлая мысль спрямить, наконец, ВЛД, пришла к разрабам поздновато.


    В бытность свою игроком известного белорусского проекта пытался играть на "тринадцатом" - внешне очень нравился, но уж больно унылым его сделали, через месяц поставил " в музей"...
    1. the47th 15 марта 2013 09:31
      Цитата: Mikhado
      у этого шансов тем более не было.

      Почему не было? Он после доработки выпускался серийно, правда под именами "ИС-1" и "ИС-2". К тому же в 41 не было необходимости в этом танке, когда Т-34 хорошо делали своё дело, 43-й же не пошёл в серию из-за большой цены и меньшей технологичности танка, что сказалось бы на темпах выпуска, а это для командования было неприемлемо.
    2. marsel1524 15 марта 2013 13:21
      Не соглашусь, в отличии от т-43 унылым он не был. пока ему скорость не срезали. Был он веселым, шустрым неплохо бронированным танком, с отличной пушкой. Но видно "ногибал", скорость с 60 до 50км/ч срезали.:( Спасибо за статью.
    3. marsel1524 15 марта 2013 13:27
      Не соглашусь, у белорусов, в отличии от т-43 унылым он не был. пока ему скорость не срезали. Был он веселым, шустрым неплохо бронированным танком, с отличной пушкой. Но видно "ногибал", скорость с 60 до 50км/ч срезали.:( Спасибо за статью.
    4. ShturmKGB 15 марта 2013 14:28
      У нас памятник стоит, ИС-2 при въезде в город (Черкесск), теперь буду знать его предка...
    5. Avenger711 15 марта 2013 19:48
      7 Ур там весь уныл, кроме Т29 в лучшие времена. Причина - слабость вооружения, которое и тогда и сейчас просто неадекватно, если попадешь к 8 ур. Там как раз переход, что пробивать становится сложно.
      Avenger711
  10. ShturmKGB 15 марта 2013 14:27
    У нас памятник стоит, ИС-2 при въезде в город (Черкесск), теперь буду знать его предка...
  11. Avenger711 15 марта 2013 14:40
    а броневая защита лобовой части должна была выдерживать огонь 88-мм зенитных орудий Flak 36/37.


    Только ВЛД поздних ИС-2 такую дуру держал.

    Вообще у машинки наблюдается явная механическая ненадежность из-за ослабления всего и вся. Чудес-то не бывает. Серьезное усиление бронезащиты при массе в 32 т достигли только на Т-44, но там и корпусок на 300 мм понизили.
    Avenger711
    1. svp67 23 марта 2013 14:49
      [quote=Avenger711][quote]

      Вообще у машинки наблюдается явная механическая ненадежность из-за ослабления всего и вся. Чудес-то не бывает. Серьезное усиление бронезащиты при массе в 32 т достигли только на Т-44, но там и корпусок на 300 мм понизили.[/quote]


      С Т44 не все так просто, кроме того на нем перестали "резать" много "лишних" дырок в ВЛБ, а так же применяли броню с высокой степенью закалки..
  12. Avenger711 15 марта 2013 14:40
    а броневая защита лобовой части должна была выдерживать огонь 88-мм зенитных орудий Flak 36/37.


    Только ВЛД поздних ИС-2 такую дуру держал.

    Вообще у машинки наблюдается явная механическая ненадежность из-за ослабления всего и вся. Чудес-то не бывает. Серьезное усиление бронезащиты при массе в 32 т достигли только на Т-44, но там и корпусок на 300 мм понизили.
    Avenger711
  13. redwar6 25 марта 2013 22:18
    От одного попадания Флака 36/37 горел весь советский танковый парк,не думаю что лобовая броня выдержала бы.
    redwar6

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня