«Момент истины»

Кадр из фильма "В августе 44-го"


«Мы ни разу не получали действительно достоверных данных от своей разведки, которые смогли бы оказать серьезное влияние на ход планируемых военных операций… Сведения, добытые сумевшими возвратиться разведывательными группами, практически не представляли реальной ценности…»
фельдмаршал Вильгельм Кейтель (начальник штаба верховного главнокомандования вооруженными силами Германии).



«Момент истины»
фельдмаршал Вильгельм Кейтель


Советская контрразведка, как ни печально это признать, оказалась малоподготовленной к ожидаемой войне с нацисткой Германией. К началу войны спецслужбы были сильно ослаблены репрессиями 1937-1939 годов и практически не имели средств и возможностей противостоять отлично подготовленным гитлеровским спецслужбам.

К маю 1941 года в системе Абвера был создан мощный разведывательный центр «Штаб Валли», целью которого было руководство всеми диверсионными и шпионскими операциями на будущем фронте. При всех немецких армейских группировках действовали крупные подразделения Абвера(абверкоманды), а также работали органы СД и гестапо.

У нас же в первой после начала военных действий директиве Управления НКО от 22 июня 1941 года нацистская Германия даже не указывалась, как главный противник,, все внимание согласно дерективе должно было уделяться обнаружению антисоветских элементов в рядах Красной армии. И только через пять дней, 27 июня вышла другая деректива, предусматривающая все мероприятия по противодействию внешнему врагу.

Вместе с этим во время наступления в руки противника попадало много секретной информации, оставленной на оккупированной территории, поэтому стратегическая инициатива в начале войны была на стороне немцев.

На первом этапе главной задачей армейской контрразведки и контрразведки органов госбезопасности являлась борьба с подрывной, диверсионной деятельностью немецких спецслужб и ликвидация дезертиров-предателей находящихся в прифронтовой полосе. При этом, также контрразведчикам надо было успевать организовывать партизанские отряды, маскировку эшелонов, обеспечивать перебазирование в тыл важных промышленных объектов.

Еще больше работы у контрразведки появилось после того, как немцы начали забрасывать в прифронтовую зону парашютные диверсионные группы. В тылах фронтов и в зоне боевых действий начали действовать спецподразделения разыскивающие шпионов и диверсантов (действия одного из таких подразделений очень хорошо описано в книге В. Богомолова «Момент истины»). Также было организовано выявление на линии фронта и в прифронтовой полосе всех возможных пунктов и маршрутов переправы диверсантов, возле которых выставлялись засады и посты,, силами специально организованных для этих целей заградительных служб.Наряду с этими задачам органами госбезопасности создавались резидентуры и оперативные группы осуществляющие разведывательную и диверсионную деятельность в тылу врага.

В первый год войны на Западном фронте военные контрразведчики и войска НКВД задержали больше тысячи шпионов и диверсантов, в один только период битвы под Москвой было обезврежено более 50 диверсионных групп и свыше 300 агентов. И это несмотря на то, что спецслужбы к началу войны еще не успели завершить реорганизацию после ежовских чисток. Попытки немецкой разведки нарушить работу фронтовых и прифронтовых коммуникаций и внести дезорганизацию в управление советскими войсками потерпели провал.

К концу 1942 года все трудности с которыми контрразведка столкнулась в начале войны были преодолены, силы восстановлены, система оперативных и предупредительных мер борьбы с шпионской, диверсионной и другой разведывательно-подрывной деятельностью противника заработала в полную силу. Фашистким спецслужбам так и не удалось добыть важную информацию о подготовке крупных наступательных операций Красной армии первых лет войны.

В 1942 году немецкие спецслужбы особенно усердствовали на Кавказком и Сталинградском направлениях. В этих направлениях забрасывалась основная масса хорошо подготовленных немецких диверсантов, целью которых были взрывы переправ и крушение воинских эшелонов. В этом регионе с января по ноябрь 1942 г. было разоблачено и захвачено 170 фашистких агентов.

В том же 1942 году нашими контразведчиками были сорваны планы Фашисткой Германии о начале химической войны. Первые сведения о разработке и выращивании фашистами бактерий холеры, чумы и брюшного тифа были получены от арестованных офицеров немецкой разведки. Для проверки и подтверждения полученных данных в тыл противника был заброшен спецотряд чекистов под командованием подполковника госбезопасности Станислава Ваупшасова, которому удалось добыть информацию о том, что нацистское командование направляет на фронт пробную партию химических артиллерийских снарядов, все мировое сообщество узнало о преступных планах фашистов. Протест и предупреждение об ответных мерах антигитлеровской коалиции трех стран – СССР, США и Великобритании, не позволили Гитлеру осуществить свой коварный бесчеловечный план.

После сокрушительного поражения под Москвой руководство немецких спецслужб активизировало агентурную деятельность. Для того чтобы сбить агентурную активность немецкой разведки, а также ввести фашистов в заблуждение и выявить планы и замыслы гитлеровского командования, советской контрразведкой была разработана и проведена масштабная спецоперация вошедшая в учебники по разведывательному мастерству. Эта операция продолжалась практически всю войну и на разных этапах носила разное название «Монастырь», «Курьеры», а затем «Березино». Проведение этой операции до сих пор считается «высшим пилотажем» в работе разведки, все было сработано чисто, последняя радиограмма пришедшая из «Абверкоманды-103» 5 мая 1945 года, уже после капитуляции Берлина завершившая эту супероперацию выглядела так: «С тяжелым сердцем мы вынуждены прекратить оказание вам помощи. На основании создавшейся ситуации мы также не можем больше поддерживать с вами радиосвязь. Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами».




Благодаря умелой работе советских контрразведчиков, Абвер работал фактически впустую и был ликвидирован за несколько месяцев до окончания войны. Чуть более длительной оказалась деятельность другой фашисткой спецслужбы, Цеппелин. Разработанная этой конторой крупная операция получившая кодовое название «Волжский вал» имела грандиозные цели. При помощи диверсантов планировалось вывести из строя коммуникации, связывающие с фронтом Урал, Сибирь, Среднюю Азию и другие районы находящиеся в глубоком тылу, а также провести диверсии на самых важных промышленных оборонных объектах и взорвать мосты через реки Урал и Волга.



Некоторых успехов этой спецслужбе добиться удалось, но и она в результате работы советской контрразведки потерпела полный провал всех своих грандиозных замыслов.

Так, например, в мае 1944 года в руки наших контрразведчиков попали два диверсанта, которые признались, что почувствовав безнадежность своих действий они решили сдаться и дали следующие показания. Они были заброшены в тыл в составе группы состоящей из четырнадцати человек под командованием обер-лейтенанта германской армии Агаева. В состав группы входят хорошо подготовленные в диверсионной школе Люккенвальде русские, бывшие военнопленные. В задачи группы входит проведение разведывательно-подрывной работы на территории Туркмении, Азербайджана, Казахстана и других прикаспийских областях СССР. Также задержанные дали полный расклад об экипировке и оснащении группы и сведения о том, что планируется заброска еще нескольких диверсионных фашистских отрядов.



В район задержания диверсантов была направлена оперативная группа для изъятия схронов, захвата очередной партии диверсантов и зачистки территории. В процессе проведенной зачистки близлежащей территории были задержаны еще пять фашистких лазутчиков, которые дали показания о том, что остальные семеро ушли в район нефтекачки. Там их и встретили, на предложение сдаться диверсанты ответили отказом и открыли пулеметный огонь. В ходе перестрелки были убиты пять бойцов и их командир обер-лейтенант Агаев. А вот радиста группы удалось взять в плен и впоследствии использовать в оперативной игре с Берлинским разведцентром. Следующая группа диверсантов попала в руки чекистов не успев приземлиться и это был очередной провал немецкой разведки на этот раз Цеппелина.

Пытаясь оправдаться в глазах своего покровителя Гиммлера и главного нациста Гитлера, руководство Цеппелина разработало еще одну операцию «Римская цифра II». Но и эта операция провалилась, большая часть заброшенных в рамках этой операции диверсантов была уничтожена, остальные взяты в плен.

Из всех заброшенных Цеппелином диверсионных групп больше половины были уничтожены так и не приступив к выполнению поставленных перед ними задач. Генрих Гиммлер покровитель Цеппелина признал полный провал и этой разведывательной спецслужбы.

За годы войны немцам так и не удалось совершить ни одной серьезной, успешной диверсии.

«Исходя из опыта войны, мы считали советскую контрразведку чрезвычайно сильным и опасным врагом… По данным, которыми располагал Абвер, почти ни один заброшенный в тыл советских войск наш агент не избежал контроля советских спецслужб, в основной массе вся немецкая агентура была арестована, а если и возвращалась обратно, то зачастую была снабжена дезинформационными материалами».
(генерал-лейтенант Бентевеньи Бывший начальник отдела Абвер-3 на допросе 28 мая 1945)
Автор:
Вадим Собин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

65 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти