Ракета для «Шторма»

В соответствии с имевшимся планом строительства советского ВМФ в конце 1950-х годов предусматривалась постройка серии специальных кораблей ПВО пр 1126 и кораблей радиолокационного дозора пр.62, главным оружием которых должен был стать универсальный зенитно-ракетный комплекс М-11, предназначенный для эффективной борьбы не только с воздушным, но и с надводным противником типа эсминцев, торпедных катеров и катеров-ракетоносцев.


зенитно-ракетный комплекс М-11



Основные технические решения, принятые при создании ракеты для этого комплекса, были предопределены тем, что на начальных этапах разработки М-11 одним из требований к нему стало обеспечение его максимальной преемственности с комплексом М-1, а по возможности, и унификация с его элементами. Предполагавшаяся унификация, наряду с естественным стремлением вписаться в ограниченные объемы погребов боезапаса кораблей, определила и длину ракеты нового комплекса, практически равную ракете комплекса М-1 С другой стороны, по дальности действия новый комплекс не должен был уступать корабельному варианту ЗРК средней дальности С-75 — М-2 «Волхов-М» с ракетой В-753, эксперимент по установке которого на крейсере «Дзержинский» был проведен в конце 1950-х годов.

Ракета  для  «Шторма»

Пуск ракеты 4К60 корабельного зенитного ракетного комплекса М-11 "Шторм


Окончательно параметры комплекса М-11 были определены в постановлении правительства от 25 июля 1959 года, а через год, 22 июля 1960 года, необходимость расширения этой работы была подтверждена очередным постановлением, которым был также расширен список носителей нового комплекса, включивший противолодочные крейсера пр 1123.

Комплекс М-11 должен был поражать воздушные цели, летящие со скоростями до 800 м/с, на высотах от 250 м до 20 км и на дальностях от 3 до 25 км от корабля. На тех же дистанциях М-11 должен был поражать и надводные цели. Одновременно с этим были предъявлены самые жесткие требования по габаритам и массе ракеты — ее длина не должна была превышать 6 — 6,5 метра, размах крыльев должен быть не более 1,7 метра, масса — менее полутора тонн.

Головным разработчиком М-11, получившего условное наименование «Шторм», был определен НИИ-10 (в дальнейшем— НПО «Альтаир»), главным конструктором — Г Н Волгин. Разработка пусковой установки была поручена конструкторскому коллективу во главе с ТД.Вылкостом.

Создание ракеты для М-11, получившей обозначение В-611, поручили возглавляемому П.Д Грушиным ОКБ-2 (в дальнейшем — МКБ «Факел»). Первый анализ требований, предъявленных к новой ракете, показал, что характеристики В-753, которые еще в середине 1950-х считались пределом достижимого, надлежало реализовать в ракете с почти вдвое меньшими размерами. Не менее жестко заказчики из ВМФ настаивали и на том, чтобы в составе новой ракеты использовались только твердотопливные двигатели.. О всевозможных жидких топли-вах на основе высокоэффективных углеводородных соединений и кислот не было и речи. Единственным, что могло поработать на облегчение решения задачи, было время Запас в несколько лет считался тогда более чем реальным, тем более что первые же оценки показали, что при использовании твердых топлив, производство которых было освоено к концу 1950-х годов, достичь требуемых характеристик ракеты при ее одноступенчатом исполнении будет крайне сложно. Впрочем, и двухступенчатый вариант В-611 значительных преимуществ также не обеспечивал — получая требуемую дальность, перед разработчиками одновременно вырастала проблема поиска средств защиты кораблей ордера от падающих ускорителей.

Разрубить туго затягивавшийся узел проблем предстояло за счет реализации целого комплекса мер, в том числе разработки рационального метода радиокомандного наведения ракеты на цель, выбора аэродинамической схемы ракеты и, естественно, создания максимально эффективной двигательной установки.

В окончательном варианте ракета В-611 массой 1833 кг, из которых 125 кг приходилось на боевую часть, была выполнена по нормальной схеме с Х-образным расположением аэродинамических поверхностей. Наиболее рациональным для ракеты был признан двухрежимный двигатель, обеспечивавший ее интенсивный старт с короткой направляющей и поддержание высокой средней скорости полета.

Корпус ракеты состоял из пяти отсеков. В первом отсеке располагались радио- и контактный взрыватели, а также антенна взрывателя, во втором — основные элементы системы управления, а в третьем — боевая часть. Четвертый отсек представлял собой корпус твердотопливного ракетного двигателя. Хвостовой отсек ракеты был выполнен в виде усеченного конуса, в котором размещались элементы рулевого привода, расположенные вокруг сопла двигателя с удлиненным газоводом.

Подобная компоновка позволила получить ряд преимуществ. Так, твердотопливный заряд удалось расположить ближе к центру массы ракеты, и его выгорание стало меньше сказываться на изменении центровки ракеты в процессе полета. При этом время работы двигателя было соизмеримо со временем полета ракеты на максимальную дальность, а значит, ракета могла обойтись без использования пассивного участка полета траектории и сопутствующих ему эффектов снижения маневренности и управляемости. Не менее важным было и сохранение работоспособности корпуса двигателя при выполнении ракетой интенсивных маневров в районе цели.

Еще одной новинкой, предложенной ОКБ-2, стал бортовой источник электроэнергии для питания аппаратуры ракеты переменным и постоянным током. В отличие от предшественников новый источник электроэнергии работал на твердом топливе.



крейсер «Москва»


15 декабря 1962 года, практически одновременно с выпуском эскизного проекта по В-611, на стапеле николаевского завода № 444 (в дальнейшем «Черноморском заводе») был заложен первый противолодочный крейсер проекта 1123, будущий крейсер «Москва», спроектированный в ЦКБ-17 под руководством А.С Савичева, затем А В.Маринича. По своему назначению, архитектуре, вооружению, техническим средствам и тактико-техническим данным он в корне отличался от всех кораблей, которые когда-либо строились для советского флота, а потому привлекал к себе самое пристальное внимание руководства страны. Первоначальным графиком работ его строительство планировалось осуществить за два с половиной года, к середине 1965 года. Это потребовало значительно ускорить темп работ по созданию ракеты В-611.

К лету 1964 года первые ракеты В-611 были подготовлены для бросковых испытаний с наземной пусковой установки, поскольку к тому времени еще не было завершено оснащение элементами комплекса выделенного для испытаний «Шторма» опытового корабля ОС-24 Первый бросковый пуск ракеты состоялся 30 июля. После этого потребовалось проведение ряда необходимых доработок и исследований, на что ушло почти полгода. Впрочем, от графиков работ отставали не только ракетчики, но и кораблестроители. К лету 1964 года стало ясно, что завершение строительства «Москвы» переносится по срокам приблизительно на полтора года. В конечном счете, спуск корабля на воду состоялся только 14 января 1965 года, и окончание его постройки запланировали на 1967 год. Вслед за ним, буквально на следующий день после спуска «Москвы» на воду, был заложен второй крейсер пр 1123, получивший в дальнейшем наименование «Ленинград».


Противолодочный крейсер "Ленинград", осень 1981 года


Первый бросковый пуск доработанной В-611 выполнили с опытового судна ОС-24 14 января 1966 года. Эта серия испытаний продолжалась до конца января. Их результаты также не были идеальными, поскольку к началу 1966 года еще не удалось завершить стендовую отработку двигательной установки ракеты — случались ее прогары, корректировались размеры и усиливалась теплозащита.

Тогда же для решения еще одной выявленной проблемы —экранирования прохождения радиосигналов от станции наведения факелом горячих газов — было выполнено четыре дополнительных пуска, во время которых уточнялось влияние факела двигателя на функционирование радиолинии управления при различном расположении бортовых антенн. В результате появилось решение об установке на пилонах в хвостовой части ракеты двойных антенн канала команд и канала ответа Теперь при любом взаимном положении ракеты и корабля факел больше не мешал получению ракетой необходимых команд управления.

27 февраля 1966 года выполнили первый пуск В-611 в замкнутом контуре управления, и вскоре ракетой впервые сбили мишень, летевшую на удалении 26 км и высоте 10,3 км. Еще один пуск произвели по двигавшемуся с высокой скоростью катеру-мишени, находившемуся на расстоянии 20 км.

В следующем году испытания М-11 продолжились не только на ОС-24, но и на противолодочном крейсере «Москва». В отличие от опытового судна на нем установили две двухбалочные пусковые установки Б-189 с устройствами хранения и подачи, способные принимать по 48 ракет. «Москва» была оснащена и двумя станциями наведения «Гром». Но поскольку оба зенитных ракетных комплекса разместили последовательно в носовой части, с превышением пусковых установок и антенных постов второго комплекса над первым, то огромная надстройка с мачто-трубой закрывала кормовые углы, начиная примерно с +/-130 градусов, от носа. В результате за кораблем образовывалась значительная «мертвая зона», в которой «Москва» была беззащитна от атак воздушного противника. В какой-то мере этот недостаток можно было компенсировать возможностью совершения кораблем маневра при своевременном обнаружении целей.

Государственные испытания М-11 с ракетами В-611 должны были начаться одновременно с испытаниями других систем будущего флагмана советского ВМФ и самого корабля. При подготовке к ним по отработанной при сдаче на вооружение предыдущих корабельных систем ПВО технологии стрельбы зенитными ракетами осуществлялись по запускавшимся с земли самолетам-мишеням, которые по условиям безопасности сопровождались двумя истребителями-перехватчиками. Они должны были добить самолет-мишень в том случае, если он отклонился от курса, а также при промахе ракеты или отмене стрельбы. Для обеспечения этих испытаний выделили эскадрилью самолетов-истребителей, базировавшихся на аэродроме вблизи Феодосии.



Однако первые стрельбы с «Москвы» зенитными ракетами, даже подготовленными по всем параметрам, не получились. Истребителям пришлось добивать в воздухе мишени несколько раз. Вскоре на корабль прибыл директор судостроительного завода А. В. Ганькевич, назначивший специальную премию участникам стрельб за каждый результативный пуск. Ведь без успешного завершения испытаний ракетного комплекса не могло быть и речи о завершении государственных испытаний корабля. И дело стало постепенно выправляться.
К середине августа 1967 года, перед самым началом государственных испытаний, оставалось выполнить последнюю стрельбу. И вновь пришлось подключаться директору завода. Неожиданным препятствием стал приближавшийся День авиации, перед которым во избежание аварий или катастроф были запрещены все полеты военных самолетов Ганькевичу удалось пробиться на прием к командующему армией А. И. Покрышкину, который вошел в положение судостроителей и ракетчиков и дал разрешение на выполнение истребителями полетов.

Все это так подняло напряжение среди моряков, работников и испытателей, что перед последней стрельбой на полетной палубе и надстройке крейсера собрались все, кто только мог, искренне переживая за результат столь важного пуска. И когда первой же парой стартовавших с корабля «611-х» ракет мишень была поражена, ликованию собравшихся не было предела1 Государственные испытания М-11 начались в заданный срок.

В ходе государственных испытаний «Москвы» было проведено 20 пусков ракет, включая девять телеметрических. Примерно треть из них прошла неудачно. Однажды сказались недоработки в документации, в трех случаях подвела корабельная система управления и в трех — бортовая ракетная. Четыре пуска провели по имитированным целям, столько же — по парашютным мишеням ПМ-6, спускавшимся с высоты 8 км на дальностях около 30 км. Кроме того, выполнили по два двухракетных залпа по мишеням Ла-17, летевшим на той же высоте, но на удалении чуть больше 20 км, и еще два — по барже, поставленной на том же удалении. В целом при испытаниях была подтверждена способность комплекса поражать цели на дальностях от 6 км до 33,5 км в диапазоне высот от 100 м до 25 км.

Следует отметить, что пуски зенитных ракет с «Москвы» ставили своей основной целью испытания конкретного образца вооружения корабля, а не комплекса М-11, который по-прежнему продолжал отрабатываться на ОС-24 и после сдачи флоту первого противолодочного крейсера 25 декабря 1967 года. В окончательно отработанном виде М-11 с ракетами, получившими флотское обозначение 4К60, был принят на вооружение 6 сентября 1969 года.

Практически одновременно с принятием «Шторма» на вооружение вступил в строй флота и однотипный с «Москвой» противолодочный крейсер «Ленинград», при испытаниях которого было запущено восемь ракет В-611, в том числе две — по имитированной цели, пара — по катеру пр 199, а остальные — двумя двухракетными залпами по мишеням Ла-17. Несмотря на то, что одна из ракет после старта не стала управляться, обе мишени были сбиты и испытания сочли вполне успешными.


Тяжелый авианесущий крейсер "Киев"


В дальнейшем М-11 с пусковыми установками Б-187 установили и на тяжелом авианесущем крейсере «Киев» пр 1143, основой авиагруппы которого стали уже не вертолеты, как на «Москве» и «Ленинграде», а самолеты вертикального взлета и посадки Як-38 Увеличение почти втрое водоизмещения в сравнении с вертолетоносцами позволило более рационально разместить зенитные ракетные комплексы один — в носовой части, второй — в кормовой, избежав наличия «мертвой зоны». При испытаниях корабля на Черном море, продолжавшихся с 6 мая по 24 октября 1975 года, успешно провели семь пусков ракет В-611 по парашютным мишеням М-6 и катеру-цели.


Тяжелый авианесущий крейсер "Минск"


Спустя почти два года, 15 октября 1977 года начались испытания однотипного «Киеву» корабля «Минск», завершившиеся 18 февраля 1978 года. При этом было проведено восемь успешных пусков ракет В-611 по корабельному щиту, мишеням Ла-17М и М-6. Последним из тяжелых авианесущих крейсеров комплексом типа «Шторм» оснастили «Новороссийск», построенный по усовершенствованному проекту 11433, имевшему ряд заметных отличий от предшественников. При его испытаниях, проведенных с 20 по 27 мая 1982 года, было выполнено 11 пусков по корабельному щиту, мишеням Ла-17М и М-6.


Стрельба УЗРК «Шторм-М» ТАВКР «Новороссийск» пр.11433


Комплекс М-11 был дважды модернизирован в 1969 году внедрили «Шторм-М», оснащенный усовершенствованными многофункциональными станциями «Гром-М», и в 1986 году — «Шторм-Н», характеристики которого обеспечивали поражение аэродинамических целей на малых высотах.. Кроме того, еще в начале 1970-х годов были предприняты попытки глубокой модернизации «Шторма» с доведением его максимальной дальности действия до 50 км. Но к этому времени его основные разработчики были загружены работами по создававшемуся для его замены С-ЗООФ и, чтобы не отвлекать конструкторов от этой работы, от радикальной модернизации «Шторма» отказались.

В целом за годы службы «Шторм» проявил себя с положительной стороны, став, по характеристике главкома советского ВМФ С. Г. Горшкова, становым хребтом противовоздушной обороны флота. Более того, поскольку «Шторм» устанавливался в основном на кораблях, лишенных ударного ракетного вооружения, он стал и важнейшим противокорабельным оружием крупнейших надводных кораблей флота постройки конца 1960-х и 1970-х годов, за исключением тяжелых авианесущих крейсеров.

В целом было изготовлено 44 комплекса «Шторм», установленных на ОС-24 и 22 боевых кораблях. Но к началу XXI века в строю из них осталось всего два корабля-носителя М-11 пр 1134Б — «Керчь» и «Очаков».
Автор:
В.КОРОВИН
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти