Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия - Гулаев Николай Дмитриевич

Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия - Гулаев Николай ДмитриевичРодился 26 Февраля 1918 года в станице Аксайская, ныне город Аксай Ростовской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы и фабрично - заводское училище. Некоторое время работал слесарем на одном из Ростовских заводов. Вечерами учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1938 года. Окончил Сталинградское военное авиационное училище в 1940 году.

С Июля 1942 года Лейтенант Н. Д. Гулаев в действующей армии. По Май 1942 года служил в 423-м ИАП; по Январь 1943 года - в 487-м ИАП; с Февраля по Август 1944 года - в 27-м ИАП ( 129-м Гвардейскм ИАП ).

Историки военного искусства называют Гулаева «лучшим лётчиком-снайпером двадцатого столетия», дотошно высчитав, что на 57 лично сбитых самолётов врага он затратил 69 воздушных схваток (эффективность — 0,82). У Кожедуба она составила 0,51, а у разрекламированного немецкого аса Хартмана — 0,4. Другое достижение Гулаева останется незыблемым, видимо, навсегда: 42 победы подряд в 42 боях. По свидетельствам сослуживцев, фактических побед у него значительно больше, но он «раздарил» их семейным товарищам, дети которых голодали в тылу: ведь за сбитые самолёты врага тогда неплохо платили. Приземлившись после результативного боя, он порой говорил: «Запишите сбитого фашиста на счёт моего ведомого, это он его уничтожил».


Вячеслав Воробьёв,
профессор Государственной академии славянской культуры


К Июлю 1943 года заместитель командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка ПВО ( 205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, Воронежский фронт ) Старший лейтенант Н. Д. Гулаев совершил 95 боевых вылетов, уничтожил лично 13 самолётов противника и 5 в группе с товарищами.

28 Сентября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

1 Июля 1944 года за 125 успешных боевых вылетов и 42 воздушных боя, в которых сбито 42 самолёта противника лично и 3 - в группе, командир эскадрильи 129-го Гвардейского истребительного авиаполка ( 205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиакорпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт ) Гвардии капитан Н. Д. Гулаев награждён второй медалью "Золотая Звезда".

После войны был на командных должностях в Войсках ПВО. Одним из первых освоил управление реактивным самолётом. В 1950 году окончил Военно - Воздушную инженерную академию им. Жуковского, а в 1960 - Военную академию Генерального штаба. В 1956 году был делегатом XX съезда КПСС. С 1972 года Генерал - полковник авиации. С 1979 года - в отставке. Жил в Москве. Умер 27 Сентября 1985 года.

Награждён орденами: Ленина ( дважды ), Октябрьской Революции, Красного Знамени ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени ( дважды ), Красной Звезды ( дважды ); медалями. Бронзовый бюст установлен на родине, мемориальная доска - в Ростове - на - Дону.

* * *

Даже среди далеко неординарных лётчиков - истребителей фигура Николая Гулаева выделяется своей колоритностью. Только он, человек беспримерной отваги, сумел провести 10 сверхрезультативных боёв, 2 из своих побед одержал тараном. Его скромность на людях и в самооценке диссонировала с исключительно настойчивой, агрессивной манерой ведения воздушного боя, а честность и открытость он с мальчишеской непосредственностью пронёс через всю жизнь, до конца сохранив и некоторые юношеские предрассудки.

В 1918 году с семье слесаря завода "Красный Аксай" Дмитрия Семёновича Гулаева родился первенец. Сына назвали Николаем. Рос он любознательным, настойчивым, очень любил спорт, увлекался плаванием. Часто выступал на соревнованиях за честь своей школы. От сверстников Николая отличало огромное трудолюбие. Он очень любил отца, во всём ему подражал. А Дмитрий Семёнович был хорошим рабочим, одним из заводских передовиков.

Когда Николай окончил школу, проблемы выбора жизненного пути не было. Он твёрдо решил, как и отец, стать слесарем. Отправившись в Ростов - на - Дону, он был принят в школу ФЗУ. Проучившись 2 года и получив профессию слесаря, Николай пошёл работать на Ростовский завод "Эмальпосуда".

Ещё во время учёбы в ФЗУ, юноша увлёкся авиаспортом и в самом конце обучения подал заявление в аэроклуб. Придя на завод, от своего увлечения не отказался и после рабочей смены регулярно ходил на занятия. Видимо, в этот период у молодого рабочего и родилось желание стать профессиональным лётчиком. Завод помог ему, и в 1938 году Гулаев уезжает на учёбу в военную авиационную школу. В Декабре 1940 года, закончив её в звании Младшего лейтенанта, он прибывает для дальнейшей службы в 423-й авиаполк. Через несколько месяцев под Могилёвом молодой пилот встретит известие о начале войны.

Но в бой ему пришлось вступить не сразу. По приказу командира он перелетел на другой аэродром для получения новых, более совершенных самолётов, а затем встал на противовоздушную оборону промышленного центра далеко от линии фронта. В Марте 1942 года Николай Гулаев, в числе 10 лучших лётчиков, был направлен на оборону Борисоглебска. Там основные налёты вражеской авиации были ночью, и ему пришлось переучиваться на ночную работу.

В Июне 1942 года Гулаев был переведён в 487-й авиаполк, где вскоре, 3 Августа 1942 года, принял свой первый бой. Первую победу он одержал без приказа, впервые в жизни взлетев ночью, под вой воздушной тревоги и подбадривающие реплики механиков. Ему повезло. На фоне лунного неба он увидел знакомые по таблицам и схемам силуэты - "Хейнкели". Форсируя мотор своего "Яка", сблизился с неприятельской машиной так, что отчётливо стали видны пламенеющие выхлопы двигателя, и нажал на гашетки. Очередь оказалась удачной: трасса засверкала быстрыми красными стрелами, вдруг расцветшими в ночи растущим огненным хвостом. Бомбардировщик скользнул на крыло, извергавшее багровые клубы горящего топлива и, беспорядочно штопоря, устремился к земле... Реакция командира на его победу была неординарна: Николаю объявили о взыскании и представили к награде. Так началась одна из самых ярких ратных судеб в нашей авиации.

Шли боевые будни. Гулаев приобретал опыт. Теперь он действовал более граммотно, смело и решительно. Однажды группа истребителей под командованием Гулаева вылетев на патрулирование встретила более 20 Ju-87, шедших без прикрытия на штурмовку наших войск. В завязавшейся схватке, Николай сбил лидера вражеской группы, а его лётчики ещё 2 самолёта. Остальные стали поспешно удирать за линию фронта, беспорядочно сбрасывая бомбы. Чуть позднее появилась новая группа Ju-87 - 36 самолётов, теперь уже под охраной 18 Ме-109. Несмотря на огромное преимущество противника в силах, наши лётчики атаковали их, врезались в строй Ju-87 и сбили 5 самолётов противника, принудив к бегству остальных.

В Феврале 1943 года, после окончания курсов командиров звеньев, Лейтенант Н. Д. Гулаев был направлен в 27-й истребительный авиаполк. В составе этого полка он прожил свой "звездный" год, сбив в воздухе более 50 неприятельских машин, "создав" десяток асов, став дважды Героем Советского Союза.

Говорить о "школе" Гулаева не принято, однако его особенная, вдохновенная и рискованная, внешне начисто лишённая какого бы то ни было практицизма, манера ведения боя делает его по меньшей мере "символом" романтического направления в искусстве воздушного поединка. Как никто другой, он умел быть результативным: 30.05.1944 года cбивает 5 самолётов; дважды ( 5.07.1943, 25.04.1944 ) он одерживал по 4 победы в день, ещё трижды ( 7.07.1943, 12.07.1943, 18.04.1944 ) уничтожал по 3 самолёта и в 6 боях ( 14.05.1943, 24.10.1943, 28.10.1943, 15.12.1943, 17.12.1943, 8.01.1944 ) делал дубль. На его счету 8 двухмоторных бомбардировщиков ( 5 Не-111 и 4 Ju-88), 3 "рамы" - корректировщика FW-189, 14 "Штук" - пикировщиков Ju-87. Столь весомый расклад трофеев не характерен для лётчиков фронтовой авиации, список побед которых главным образом составляли истребители.

Лётчик 27-го истребительного авиаполка ( 205-я истребительная авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, Воронежский фронт ) Старший лейтенант Н. Д. Гулаев особенно отличился на Курской дуге в районе Белгорода. Накануне Курской битвы Люфтваффе сосредоточило там около 1000 самолётов для поддержки своей 4-й танковой армии генерала Гота и оперативной группы "Кемпф". Наряду с новинками бронетехники Вермахт впервые широко использовал здесь новейшие истребители FW-190 А-4, А-5 и А-6, несшие, как правило, 4 - 6 пушек и 2 пулемёта.

В первой же схватке 14 Мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, Николай в одиночку вступил в бой с 3 бомбардировщиками Ju-87, прикрываемыми 4 Ме-109. Разогнав самолёт на малой высоте, Николай сделал "горку" и, приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его.

Стрелок второго "Юнкерса" открыл по нему огонь. Тогда Гулаев сбил и его. Пытался атаковать третий, но кончились патроны, и тогда Николай решил его таранить. Левым крылом своего Як-1 он ударил по правой плоскости "Юнкерса" и тот рассыпался на части. Неуправляемый истребитель вошёл в штопор. После нескольких попыток Гулаеву удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края.

Пехотинцы 52-й стрелковой дивизии - свидетели этого героического подвига - на руках вынесли лётчика из кабины, думая, что он ранен. Но отважный боец не получил ни одной царапины. На своей автомашине они доставили лётчика на аэродром.

Прибыв в полк, Николай Дмитриевич ни одним словом не обмолвился о совершённом подвиге. Лишь несколько часов спустя из донесения пехотинцев узнали авиаторы о его мужестве. На митинге, посвящённом этому событию, Гулаев не стал много говорить:

- На моём месте каждый из вас поступил бы точно так же. Вот жаль только, что "безлошадником" остался...

Командир тотчас же приказал выделить лётчику новую машину, и он в этот же день снова участвовал в бою... За этот подвиг Н. Д. Гулаев был награждён орденом Красного Знамени.

Сознание собственного авторитета не только укрепило его уверенность, но значительно повысило внутреннюю дисциплину и самоконтроль, усилило требовательность к самому себе. Внимательным образом он изучал попадавшую ему в руки литературу, если позволяло время, мог часами обсуждать перипетии проведённых или представляемых воздушных боёв. Теперь он одерживает победы в каждом втором своём перехвате: 22 Мая сбивает Ju-88, 29-го - Ju-87, 8 и 25 Июня - 2 Ме-109.

День начала Курской битвы, ставший самым кровопролитным днём Второй Мировой войны, Гулаев ознаменовал 4 личными победами, одержанными в 6 боевых вылетах на прикрытие аэродромов. На следующий день Гулаев сбил FW-190, 7 Июля - Ju-87, а также Hs-126 и FW-189, записанные как групповые победы, 8-го - Ме-109, 12-го - 2 Ju-87. 12 Июля Николай Гулаев сделал свой "дубль", уже будучи назначенным командиром 2-й эскадрильи 27-го истребительного авиаполка.

В один из дней четвёрка истребителей, ведомая Гулаевым, провела весьма успешный бой. Внезапно и смело они атаковали большую группу из 100 самолётов противника. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на свой аэродром. В этот же день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов. 9 Июля, в районе Белгорода, Николай Гулаев совершил свой второй таран и вновь благополучно приземлился на парашюте. Всего же, на Курской дуге, он уничтожил 17 вражеских самолётов.

К середине Июля, когда сильно поредевший полк был выведен с фронта для пополнения и перевооружения, в его лётной книжке значилось, что к тому времени он совершил 147 посадок на Як-1 и 4 посадки на Як-7.

9 Августа 1943 года, после краткого инструктажа, он совершил свой первый полёт на "Аэрокобре". В первом же боевом вылете на новой машине Николай уничтожил очередного "Лаптёжника", через два дня мощной очередью по кабине сбил Ju-88, назавтра - 2 Ме-109, 29 Октября - ещё одного "Мессера" и закончил месяц, сбив модифицированный Не-111 с усиленным вооружением и бронированием. Заметим, что все свои победы Гулаев одержал отнюдь не в режиме "свободной охоты": большинство его боевых вылетов записаны как прикрытие наземных войск, реже - аэродромов или переправ, на его официальном счету также до 10 перехватов и разведок.

28 Сентября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Николаю Дмитриевичу Гулаеву было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. К тому времени на его счету числилось уже 27 сбитых самолётов противника. На митинге в полку Герой дал товарищам слово удвоить это число. Во фронтовой газете "Крылья победы" Николай выступил с серией статей о передовом опыте. В одной из них он писал:

"Хоть ты одержал несколько побед, однако не думай, что уже достиг совершенства, стал первоклассным лётчиком - истребителем. Пока ты сидишь и самоуверенно подсчитываешь свои победы, противник обгонит тебя, он найдёт то новое, что по своей самонадеянности упустил ты, и в очередном поединке поймает тебя на хитром маневре".

Не успокаиваться на достигнутом, постоянно и настойчиво совершенствоваться - к этому звал товарищей Николай Гулаев. И сам он служил образцом творчески мыслящего мастера воздушного боя.

В Ноябре 1943 года с аэродрома Зелёная, что неподалёку от Пятихаток, ему удалось уничтожить 2 особенно ненавистные для солдат разведчика - корректировщика FW-189 - "рамы" и в последний день месяца сбить свой 3-й "Хейнкель-111". В новогодних боях за Кировоград Гулаев одержал 3 двойные победы и сбил очередной Ju-88.

В начале 1944 года Гулаев становится уже командиром эскадрильи, принимает участие в освобождении Правобережной Украины. 8 Января четвёрка истребителей под его командованием, прикрывая наземные войска, атаковали большую группу вражеских бомбардировщиков и истребителей ( до 50 машин ). Используя облачность, наши лётчики внезапно с первой же атаки сбили 4 немецких самолёта. В этом скоротеченом бою Николай Гулаев уничтожил 2 вражеские машины.

Замечательный бой был проведён им и весной 1944 года. В те дни войска 2-го Украинского фронта форсировали реку Прут и создали на её западном берегу плацдарм. 5 Марта шестёрка "Аэрокобр" под командованием Гулаева вылетела на прикрытие наших наземных войск. Вскоре лётчики обнаружили большую группу вражеских самолётов. Бомбардировщики шли тремя девятками в боевом порядке "клин" под охраной 8 истребителей. С земли поступила команда: "Перехватить противника и ни в коем случае не допустить до нашей линии обороны".

Оценив обстановку, Гулаев принял дерзкое решение: самому в составе двух пар атаковать бомбардировщиков, а паре Петра Никифорова связать боем истребителей прикрытия, тем самым облегчить выполнение основной задачи - уничтожение бомбардировщиков.

Да, это был риск, но риск трезвый, основанный на точном расчёте и уверенности командира эскадрильи Н. Д. Гулаева в мастерстве подчинённых, в их мужестве.

Задача, поставленная ведущему пары Никифорову, была особенно сложной. От того, как она будет выполнена, зависел успех задуманного боя. Но Гулаев прекрасно знал мастерство Никифорова и надеялся на него. И не напрасно. Отлично действовала эта пара. Она смело атаковала истребителей противника и связала их боем. Врагу быстро стало не до прикрытия подопечных бомбардировщиков.

Тем временем Гулаев со своими ведомыми стремительно врезался в боевые порядки бомбардировщиков и один за другим поджёг 3 самолёта противника. Выходя из атаки, Николай увидел, как противник в панике бросает бомбы куда попало и поворачивает обратно. Воспользовавшись замешательством врага, четвёрка сделала повторный заход по уходящим самолётам.

В этой схватке за 4 минуты боя нашими лётчиками было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 - лично Гулаевым. Основная задача - не дать противнику сбросить бомбы на наши войска - была успешно выполнена.
В ходе Корсунь - Шевченковской операции и под Уманью он сбил Ме-109, FW-189 и транспортный Ju-52.

В Марте 1944 года Гвардии капитану Н. Д. Гулаеву был предоставлен отпуск для поездки на Родину... Мать и сестра пережили оккупацию, а вот отца его, тихого всегда занятого хозяйством, фашисты повесили.

Мрачным и нелюдимым вернулся в часть прежде весёлый и озорной комэск. В Апреле 1944 года он был особенно неукротим, ещё никогда с таким упорством и неистовством он не искал встреч с противником, и никогда - ни до, ни после этого периода - ему не удавалось сбивать 10 вражеских самолётов за 2 недели. Тогда же он провёл 2 своих сверхрезультативных боя: 18 Апреля, прикрывая наземные войска в районе Шера, сбил 2 Ju-87 и Ме-109, а 25-го под Дубоссарами изрядно пощипал "Фоккеров", уничтожив 4 неприятельские машины. Вот как вспоминал об этом бое год спустя сам Гулаев:

"В 15 часов 30 минут 6 самолётов "Аэрокобра" вылетели под моим командованием на прикрытие наземных войск в районе плацдарма. Набрав по маршруту высоту около 4000 метров, я пришёл в заданный район и установил связь с радиостанцией наведения. При выполнении задания я ходил с правым кругом, углубляясь на территорию противника километров на 10.

Н. Д. Гулаев возле своей "Аэрокобры".Сделав два круга и пройдя с курсом 260 - 270°, я обнаружил группу самолётов, идущих под облаками с курсом 90°, на высоте от 2000 до 2500 метров в строю колонны, состоящей из трёх девяток. Боевой порядок девяток был клин. Выше и сзади шли, по - видимому, с опозданием 8 Ме-109. Поровнявшись на встречных курсах, я атаковал одну группу двумя парами с правым разворотом под ракурсом 2 / 4 с дистанции 150 - 200 метров и сбил один FW-190. При выходе из атаки боевым разворотом вправо я снова атаковал FW-190, который загорелся и отвесным пикированием пошёл к земле.

Вследствие неожиданности атаки первая девятка потеряла 4 FW-190: 2 сбил я и по одному Лейтенант Букчин, мой ведомый, и Старший лейтенант Козлов. Противник, видя горящие самолёты, стал уходить с правым разворотом с курсом 230 - 250°. При развороте один самолёт подставил мне живот, я молниеносно открыл огонь и сбил 3-го FW-190...

Одновременно я увидел горящий Ме-109, сбитый капитаном Никифоровым. Вскоре разрозненные самолеты и пары врага стали вновь подходить к месту воздушного боя. Но противник, видимо, мало верил в свои силы, так как самолёты FW-190 имели подвесные пушки калибра 37-мм, что не давало возможности им вести бой на вертикалях, а заставляло принимать оборону. Действия немецких лётчиков были неуверенными, огонь открывали с больших дистанций.

Имея всё же превосходство в высоте и скорости, мы продолжали вести бой, несмотря на близкий исход горючего и боекомплекта. Младший лейтенант Гуров атаковал Ме-109 на встречных курсах в лоб; в результате атаки самолёт резко накренился, задымил, вошёл в отвесное пикирование и врезался в землю недалеко от нашей радиостанции. В это время меня атаковали 2 Ме-109 сверху - сзади; но благодаря моему ведомому, своевременно предупредившему меня, мне удалось выйти из - под удара быстрым движением рулей. При выходе в сторону облачности на меня свалился из облаков один FW-190, подставив свой хвост, в результате чего был сбит. Таким образом, на моём счету появился ещё один сбитый самолёт - четвёртый.

Бой всё разгорался. Старшему лейтенанту Козлову энергичным разворотом удалось зайти Ме-109 в хвост и с дистанции 100 - 150 метров короткой очередью зажечь его. Младший лейтенант Акиншин, ведомый Капитана Никифорова, на вираже, с дистанции 50 - 70 метров, сбил один Ме-109. Ввиду исхода горючего и боекомплекта я запросил командира корпуса о помощи. Командир, находившийся на радиостанции наведения, поднял в воздух с ближайшего аэродрома 18 самолётов "Аэрокобра". Не прошло 3 - 4 минут, как эти самолёты вступили в бой, что облегчило положение нашей шестёрки.

Боекомплект мой был израсходован полностью, но из боя я не выходил, а делал ложные атаки, пугая немецких лётчиков. Моему ведомому удалось в одной такой ложной атаке, следуя за мной, сбить ещё один FW-190. Наша шестёрка вернулась на свой аэродром без потерь и существенных повреждений... В этом воздушном бою было сбито 7 FW-190 и 4 Ме-109".

При прочтении отрывка возникает ощущение органичной лёгкости, с которой Гулаев проводит воздушный бой. Всё протекает как бы само собой: "один самолёт подставил мне живот", другой "свалился из облаков, подставив свой хвост", из - под удара пары Ме-109 удается выйти "быстрым движением рулей". Эта внешняя лёгкость и является, наверное, проявлением высочайшего мастерства, искусства, будь то воздушный бой, музыкальное произведение или спортивный поединок.

Невысокого роста, крепкий ( сказались занятия атлетизмом ), с золотистыми глазами, подвижный "как ртуть", скорый на острое словцо и всегда готовый к дерзкому молодечеству, Николай Гулаев был прирождённым воздушным бойцом. Его исключительная одарённость тем более полно проявилась в высокоорганизованном и сильном по составу полку, каким был 129-й Сандомирский орденов Александра Невского и Богдана Хмельницкого Гвардейский истребительный авиационный полк. Лётчики полка сбили в воздушных боях около 500 самолётов противника, среди них были 13 Героев Советского Союза. Командовали полком известные асы - В. И. Бобров, а с Февраля 1944 года - В. А. Фигичев.

Гулаев постоянно искал новые приёмы ведения воздушного боя, дрался храбро, навязывая противнику свою волю. Нередко шёл на риск, основанный на твёрдом знании техники и тактики, точном расчёте. Много раз ему доводилось сопровождать группы наших бомбардировщиков, вылетающих на задания в глубокий вражеский тыл.


...Авиационный полк находился на полевом аэродроме Правобережной Украины. Стояли тёплые весенние дни. Однажды утром над аэродромом появился немецкий истребитель. Как только наши самолёты поднялись в воздух, он, не принимая боя, улетел. А на следующий день в то же время появился снова. И вновь быстро улетел, увидев наши самолёты. Так продолжалось дня 3 - 4. При этом немецкий лётчик появлялся всегда с особой точностью: ровно в 11 часов.

Командир полка вызвал к себе Гулаева и потребовал покончить с утренними прогулками немецкого пилота. Николай решил во что бы то ни стало сбить его. Утром пошёл к своему самолёту и в 10 часов 50 минут запустил мотор. Взлетел, набрал высоту и, отойдя чуть в сторону, стал ждать.

Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия - Гулаев Николай ДмитриевичРовно в 11:00 над аэродромом появился непрошенный гость. Гулаев ринулся на врага, направив машину прямо в лоб. Расстояние быстро сокращалось. Первым дрогнул противник - резко отвернул в сторону, но не отступил. Круто развернувшись, Гулаев попытался занять выгодное положение и зайти противнику в хвост. Не удалось. Умело выполняя различные маневры, тот ушёл из - под удара. Гоняясь друг за другом, самолёты то свечой взмывали ввысь, то входили в пике.

Наконец Гулаеву удалось так построить свой маневр, что он оказался в хвосте у противника. В перекрестье прицела появился "Пиковый Туз", нарисованный на борту вражеского самолёта. Огонь ! И самолёт противника, резко клюнув носом, рухнул вниз. Но лётчику почти у самой земли удалось выброситься с парашютом. Николай кружил над ним до тех пор, пока тот не приземлился. Было 11 часов 14 минут.

Через некоторое время немецкого пилота доставили в штаб. Им оказался Полковник, на кителе которого было четыре Железных Креста. Он оказался довольно разговорчивым: "Я был во Франции, Италии. Везде мне везло, а тут, на русском фронте, оказался сбитым. Хотелось бы видеть того, кто это сделал..." Вызвали Гулаева. Немецкий ас ожидал увидеть великана, эдакого "русского медведя", а перед ним стоял молодой, не очень высокий человек...

30 Мая 1944 года над Скулени Н. Д. Гулаев сбивает 5 вражеских самолётов за один день: Hs-126, 2 Ме-109, Ju-88 и Ju-87. При этом Ju-87 и Ме-109 он сбил в одной атаке своим "фирменным приёмом": резко развернув "Кобру" после смертоносной очереди по "Юнкерсу" навстречу атакующему его истребителю. Сам был серьёзно ранен в правую руку; сконцентрировав все силы и волю, сумел привести истребитель на свой аэродром, зарулил на стоянку и потерял сознание. Он пришёл в себя только в госпитале, после операции. Здесь же узнал о присвоении ему звания дважды Героя Советского Союза.

Свой последний боевой вылет Николай Гулаев выполнил с аэродрома Турбя в Польше, 14 Августа 1944 года, уже будучи Гвардии майором, штурманом 129-го Гвардейского истребительного авиаполка. Накануне, 3 дня подряд - 10, 11, 12 Августа, он сбивал в боях по одному самолёту.

В начале Сентября 1944 года Н. Д. Гулаев, в принудительном порядке, был направлен на учёбу. Исход войны был уже всем ясен, и прославленных асов старались беречь, в приказном порядке направляя их в Военно - Воздушную академию. Таким образом, война для него неожиданно закончилась...

Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия - Гулаев Николай ДмитриевичПо официальным данным Гвардии майор Н. Д. Гулаев выполнил 250 боевых вылетов. В 49 воздушных боях сбил 57 самолётов лично и 3 - в группе. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 55 личных и 5 групповых побед. ] Его "производительность", 4 вылета на один сбитый, стала одной из самых высоких в советской истребительной авиации.

Отважный воздушный боец сражался на Сталинградском, Воронежском, 1-м и 2-м Украинских фронтах. Участвовал в боях под Сталинградом, Белгородом, на Орловско - Курской дуге, освобождал Правобережную Украину, Белоруссию, Польшу, Румынию, Чехословакию. Был рядовым пилотом, командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи, штурманом полка, заместителем командира полка.

После окончания войны Николай Дмитриевич продолжал служить в авиации. В 1950 году он окончил Военно-Воздушную академию. Командовал полком, с 1954 года - авиационной дивизией в Ярославле, потом в Ельце.

Гулаев хорошо знал Владимира Высоцкого, тот по приглашению командующего выступал в 1968 году в армейском Доме офицеров в Архангельске, что очень не одобрили большие люди в партийной власти. Есть версия, что свои знаменитые песни «Смерть истребителя (Я — Як-истребитель…)» и «Песня лётчика (Их — восемь, нас — двое…)» Высоцкий написал после встреч и разговоров с истребителем-асом Гулаевым.

На Севере произошел ещё один скандальный случай, повлиявший на карьеру Николая Дмитриевича. Норвежские погранслужбы нажаловались на Гулаева, что он якобы охотился на белых медведей на их территории, используя боевые вертолёты. После этой кляузы Гулаев был переведён в Москву на штабную работу, затем отправлен в отставку, очень переживал по этому поводу и прожил после этого довольно недолго.

Вячеслав Воробьёв,
профессор Государственной академии славянской культуры


В 1960 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1961 году был назначен командиром корпуса в Ржев, а в 1964 - 1974 годах командовал 10-й Воздушной армией, базировавшейся под Архангельском. В 1972 году ему было присвоено звание Генерал - полковник авиации. В 1974 году Н. Д. Гулаев был назначен начальником боевой подготовки войск ПВО страны.

Он освоил многие типы реактивных боевых машин. Летал на МиГ-21 до 1967 года, пока П. Батицкий, в то время главком ПВО страны, не запретил ему летать. В 1979 году Н. Д. Гулаев был отправлен в отставку. Талантливый военачальник, он не пришёлся ко двору во времена, когда наверху ценились отнюдь не деловые качества. Тяжело переживая своё отстранение от службы, он умер в Москве 27 Сентября 1985 года.
Автор: Аксайский военно-исторический музей
Первоисточник: http://avim-kola.narod.ru/stanitsa_aksaiskaya_1941-1943g/gulaev/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 22
  1. Владимирец 22 мая 2013 07:40
    "По свидетельствам сослуживцев, фактических побед у него значительно больше, но он «раздарил» их семейным товарищам, дети которых голодали в тылу: ведь за сбитые самолёты врага тогда неплохо платили. Приземлившись после результативного боя, он порой говорил: «Запишите сбитого фашиста на счёт моего ведомого, это он его уничтожил»."

    Это очень точно характеризует нашего лётчика, как Человека.
  2. Myasnov 22 мая 2013 08:10
    И снова Аэрокобра. Видимо в умелых руках действительно не плохая машина была. Но родные Яки все же не хуже были.
    Myasnov
    1. Mikhado 22 мая 2013 08:55
      Цитата: Myasnov
      И снова Аэрокобра. Видимо в умелых руках действительно не плохая машина была. Но родные Яки все же не хуже были.

      Строгая машина из-за более задней центровки - поэтому только для опытных. Вооружение, шасси, оборудование - плюсы этой машины. Её больше для наших и делали, амеры на ней мало воевали.

      Обидно за такой финал жизни великого летчика. Паскудные интриги сгубили пожилого человека. Вечная ему память.
    2. Parabelum 22 мая 2013 08:59
      Да, как вспоминали пилоты, "Аэрокобра" была требовательна к пилотированию, но обладала мощным вооружением и хорошими летными характеристиками.
      1. Владимирец 22 мая 2013 15:09
        Цитата: Mikhado
        Вооружение

        Цитата: Parabelum
        но обладала мощным вооружением

        Пушечка 37мм это вам не фунт изюма. smile
    3. svp67 29 мая 2013 16:45
      Цитата: Myasnov
      И снова Аэрокобра. Видимо в умелых руках действительно не плохая машина была. Но родные Яки все же не хуже были.

      Основные плюсы "Кобры" по отношению к "Яку"
      - отличная обзорность;
      - превосходная радиосвязь;
      - мощнейшее вооружение...
  3. aksai61 22 мая 2013 08:19
    Слава Герою - земляку!!!!
    1. aksai61 22 мая 2013 09:04
      Дедушка рассказывал, что Гулаев и дедов старший брат были первыми хулиганами в станице!!:)
      1. cpk72 22 мая 2013 10:43
        Это точно, после войны на спор на миге крутил фигуры высшего пилотажа над станицей.
        cpk72
  4. Корсар 22 мая 2013 09:36
    Приземлившись после результативного боя, он порой говорил: «Запишите сбитого фашиста на счёт моего ведомого, это он его уничтожил».

    Какие ЧЕЛОВЕЧИЩИ!
  5. Комментарий был удален.
  6. master_rem 22 мая 2013 10:13
    Цитата: Myasnov
    И снова Аэрокобра. Видимо в умелых руках действительно не плохая машина была. Но родные Яки все же не хуже были.

    Только когда Р-39 прошли "адаптацию" после поставок из США
  7. Argon 22 мая 2013 10:41
    Без условно выдающийся воздушный боец.Его ведомый,с осени1943г- Букчин Семен Зиновьевич так отзывался о нем-"Гулаев,мой ведущий,пускал меня в бой вперед(то есть прикрывал ведомого,защита собственного хвоста была его проблемой.мое прим) и на земле терпеливо объяснял мои ошибки.Вообще к молодым в полку было бережное отношение.Гулаев был прекрасный ас,только летчики поймут то,что я сейчас скажу;он с расстояния в километр одним залпом,сбил на моих глазах немецкий бомбардировщик.Коля был смелый,безкомпромисный боец,если бы не его школа я бы не выжил."- Многие скажут преувеличил старикан,погорячился,а выход из атаки,боевым разворотом в лобовую?-много общаясь с теми,кто знал Николая Дмитрича лично,прихожу к выводу ,что природа буквально одарила этого человека,а трудолюбие и целиустремленность,позволили сложиться таланту истребителя.И не стоит удивлятся,что незаурядный,нестандартно мыслящий,человек ежечасно рискующий жизнью,в быту будет образцом добродетели.В 45г представлен к званию трижды ГСС.Награжден не был.Историй по чему это произошло, я знаю три(очевидно по этому в советские времена Ас не был избалован вниманием журналистов/писателей)PS продолжу вечером.
    1. Argon 22 мая 2013 13:27
      И так первая:44г полк перебазируется на новый аэродром,недавно отбитый у румын,причем самолеты садятся,а наземного персонала еще нет.В непосредственной близости от аэродрома,толи ж/д станция,толи комендатура с зазевавшимся отрядом горнизонной охраны,в общем,порядка 40 летчиков вступают в бой со 200ми солдатами и одерживают победу,самым значимым трофеем,по мимо 80ти пленных становится цистерна питьевого спирта,спустя несколько часов пребывает командование полка со штабом,и награждающий.Причем,разговор начался далеко не с поздравлений,как расчитывали победители,а с разноса за нетрезвый вид,что послужило причиной некоего конфликта,причем награждающий остался со сломанным носом.Вторая:Военные прибывшие в столицу для награждений устроили групповую драку и погром в ресторане"Москва"зачинщиками были названны трое летчиков Николай Дмитриевич в их числе.Это самая часто печатаемая версия,но мне кажется более вероятной третья:прибыв в Москву для награждения,расположившись в гостинице,в процессе знакомства,(а стоит понимать момент,45г награждаемых достаточно,чтобы гудела вся гостиница,конечно,выпивали)находят в соседях военного атташе турции(бывшего союзника германии) со свитой,в результате дипломатически не прикосновенные персоны были избиты.Зачинщиком драки персонал гостиницы называл майора Гулаева.продолжение следует.
      1. Argon 22 мая 2013 22:26
        Думаю,что любой конфликт в среде военных был бы урегулирован по тихому т.к.орг выводы коснулись бы не только участников но и их непосредственных командиров.Другое дело,дипломатический скандал(с одной из двух стран отношение к которым было особенное,в хорошем смысле.)Считаю,что сам Иосиф Виссарионович отменил награждение(нет сомнений,награда такого уровня без его резюме была не возможна).Об этом же говорит отсутствие официального взыскания,видимо ввиду ситуации и заслуг виновника.Ну вот такое дополнение к статье,может быть не очень патриотично,но ведь из песни слов не выкинешь.Казак он и есть казак и недостатки его,продолжение его достоинств.
  8. heruv1me 22 мая 2013 11:47
    Аэрокобра хороший самолет, но американцы все свои кобры отправляли нам, не нравились они им. Наши же максимально облегчали самолет и использовали его на высотах 3,5-5 км., ниже Яки. Аэрокобра существенно отличалась от наших самолетов уровнем комфорта, отличным оборудованием, связью (даже писуар был), хорошими летными характеристиками на средних высотах, мощным вооружением. Но была заурядным самолетом на низкой высоте: недостаточная максимальная скорость, плохой набор, плохой маневр, что и заставляло применять самолет на верхних эшелонах, чуть ниже лавки, у земли яки.
    1. Денис 23 мая 2013 00:23
      Цитата: heruv1me
      американцы все свои кобры отправляли нам, не нравились они им
      Другие источники гласят,что в начале войны они гейбританцам были поставлены,а те отказались.Сами ещё тогда,до Перл-Харбора,они не воевали
      А вообще машина выдающаяся тем,что впервые начали делать самолёт как бы вокруг пушки.Оттого и такая компоновка-двигатель за кабиной
      1. Argon 23 мая 2013 01:20
        В целом с вами согласен,самолет уникальный,и пришелся у нас кстати.Не соглашусь только на счет строительства вокруг орудия,поверьте это не так.Хотя ваша версия самя упоминаемая в нашей прессе.Но главное у нас,так не кто и не объяснил почему в союзе почти все 2ГСС и ГСС добились званий на "Кобрах" а на западе их недооценивали.Задумал статью по этой машине но не знаю,материала много и что бы осветить особо интересные вопросы требуется понимание некоторых инженерных "моментов".У амеров они постоянно до конца второй мировой воевали,в азии,в океании,в африке в 42г.
  9. Fitter65 22 мая 2013 16:16
    Вот какая радость на душе.С начала о Кожедубе статья,потом О Комозине,теперь О Гулаеве.Давайте и дальше,про Речкалова,Скоморохова,Ворожейкина,и других героях-лётчиках.Костылеве,Фадееве,Сафонове,Пстыго,Ефимове,Молодчем-каждая фамилия уже легенда.Надо писать,пусть молодые знают своих героев,воздушных солдат победы.
  10. yanus 22 мая 2013 16:35
    Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия

    Двадцатого века. Столетие было девятнадцатым....
    1. Mister X 22 мая 2013 19:02
      Самый полезный комментарий к статье.
      Чисто немецкая педантичность.
  11. nnz226 22 мая 2013 16:57
    Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя... Богатыри - не вы! (Лермонтов)
  12. suslopha 22 мая 2013 19:28
    интересная статья!
    suslopha
  13. nevopros 22 мая 2013 20:10
    Нарезка из различных источников:
    nevopros
  14. Tektor 22 мая 2013 23:04
    А Кожедуб в конце 2 мировой сбил около 6 американских истребителей (не вошли в официальный зачёт), что явно повлияло на откладывание "Немыслимого" на "попозжее": без господства в воздухе амерзы не решались на начало войны против СССР. Ну а там... И у Кожедуба добавились победы над амерзами на корейской войне, доведя общий неофициальный счёт побед до 262, кажется.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня