Присоединение Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств. Подвиг отряда Карягина

Цицианов, после неудачи с захватом Эривани, не унывал и по-прежнему был энергичен и решителен. Он поставил перед Каспийской флотилией задачу – взять Баку и угрожать иранским городам Энзели и Решт на южном побережье Каспия. А в самом начале 1805 года князь Цицианов, воспользовавшись неурядицами в Эриванском ханстве, двинул на него отряд генерал-майора Петра Несветаева, который присоединил к России Шурагельскую область (Ширак). Появившееся на границах Шурагельскиого султаната 3-тыс. войско эриванского правителя Мухаммед-хана, не смогло ничего сделать. Один-единственный русский батальон в 400 штыков разбил противника и гнал его до Эривани, даже временно занял Эчмиадзинский монастырь, дойдя до Эриванской крепости, чем вызвал там большую панику. Шурагельская область была важна в стратегическом отношении, т. к. прикрывала Грузию со стороны Эриванского ханства и турецких крепостей Карс и Ардаган.

Присоединение Карабахского ханства


После возвращения из Эриванского похода кавказский наместник начал переговоры с правителем Карабахского (Карабагского) ханства Ибрагим-ханом. Ибрагим Халил-хана старался править самостоятельно, не подчиняясь ни Ирану, ни Османской империи, но внешнеполитическая обстановка вынуждала его попросить покровительства у одной из великих держав. Выбор был сделан в пользу Российской империи. Ещё в 1783—1784 гг. карабахский правитель вёл тайные переговоры о принятии своего владения в российское подданство. В 1795 и 1797 гг. Карабах перенес опустошительные нашествия персидских войск Ага Мохаммед-хана. В 1797-1799 гг. под угрозой поглощения Персидской империей он вновь обращался к Петербургу с просьбой о покровительстве.

Как только слух о переговорах правителя Карабаха с Россией достиг Тегерана, персидский правитель Фетх Али-шах, опасаясь потери ещё одного владения в Закавказье, которое он считал своим, послал в Карабах войско. Одновременно персидский шах давал владетелю Карабага щедрые обещания. Но 80-летний Ибрагим-хан человеком был опытным, умудренный долгой жизнью, наполненной кровавыми конфликтами, поэтому не поверил в эти обещания. Более того, карабахский хан вывел свои войска и наголову разбил при Дизане персидский отряд.

Цицианов поздравил Ибрагим-хана с победой и поспешил с заключением договора, т. к. ожидалось появление весной ещё более сильной персидской армии. В местечке Кюрекчай недалеко от Гянджи было подписано Кюрекчайское соглашение. Кавказский наместник принял присягу карабахского хана на верность государю России. Ибрагим обязался выплачивать ежегодную дань в 8 тыс. червонцев. Хану была дарована драгоценная сабля, знамя с российским гербом, обещаны неприкосновенность прав и сохранение его владений. Впоследствии, ввиду бегства в Персию последнего хана Карабаха, ханство было ликвидировано. Внук хана был взят в почетные заложники с постоянным проживанием в Тифлисе, ему положили постоянное ежегодное содержание в 10 тыс. рублей. Сам Ибрагим-хан был убит солдатами предводительством подполковника Лисаневича в 1806 году. По одной версии, карабахский правитель решил сдать русский гарнизон персам (в восточной политике, такие дела были обычным явлением) и Лисаневич предотвратил предательство. По другой версии, это убийство не имело политических мотивов.

Важным военно-стратегическим последствием этого соглашения было размещение в Шуше русского гарнизона. Мощная и довольно большая крепость Шуша, столица ханства, располагалась в 80 верстах от персидской границы на реке Аракс. Поэтому эта крепость могла сыграть роль плацдарма для ведения военных действий против собственно Персии. В крепости располагался батальон русских войск, который был обязан содержать правитель Карабаха.

Присоединение Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств. Подвиг отряда Карягина


Присоединение Шекинского ханства

Ещё одним владением, которое присоединилось к России, стало Шекинское ханство. С конца XVIII столетия в связи с угрозой персидского завоевания шекинские ханы искали покровительства России. 20 мая 1805 года Селим-хан Шекинский, женатый на дочери карабахского правителя, принял подданство России. Матерью Селима была знатная грузинка, и через неё он состоял в родстве с княжескими фамилиями Грузии, включая Багратионов.

В Шекинском ханстве в это время была смута. Кавказский наместник помог Селим-хану восстановить свои права на престол в городе Нухе: тот изгнал своего обидчика брата Мухаммед-Хасана, который в борьбе за власть ослепил другого своего брата - Фатали-хана. Кроме того, Селима вынуждала принять покровительство России, не только внутренняя усобица, но и конфликт с соседним ширванским ханом. Ширванский владетель уже собирался вторгнуться в Шекинское ханство. Надо сказать, что бичом Кавказа были не только крупные вторжения персов и османов, но бесчисленные феодальные войны, внутренние усобицы. Только вхождение в состав Российской империи принесло длительный мир на Кавказ.

В междоусобицу вмешался Цицианов: он для защиты Нухи направил русский отряд и известил хозяина Ширвана, что так как владения Селима вошли в состав Российского государства, то всякое покушение на них будет жестоко наказано русским оружием.

С занятием Шекинского ханства джаро-белаканские лезгины оказались между двумя русскими отрядами, один стоял на реке Алазани, другой – в Нухе. Таким образом, проблема вековечных набегов разбойных отрядов на Восточную Грузию, практически была решена.


Ханство на карте 1823 года.

Начало кампании 1805 года


В Шуше была расположен русский гарнизон в составе 6 рот 17-го егерского полка при 3 орудиях под началом майора Дмитрия Лисаневича. Дмитрий Тихонович происходил и бедной дворянской семьи Воронежской губернии. Службу начал рядовым в Кубанском егерском корпусе, во время Персидского похода графа Зубова отличился и был произведен в офицеры. Лисаневич был зачислен в 17-й егерский полк, который перешёл в Грузию под начальство Цицианова. В 1803 году он был уже майором. Отличился при штурме Гянджи. Лисаневич хорошо изучил азербайджанский язык и приобрел на местного правителя такое влияние, что тот по его убеждению три раза отсылал обратно персидских послов, не слушая ни их угроз, ни щедрых обещаний.

Прибытие русского отряда в Шушу было весьма кстати, около границ Карабаха была сосредоточена большая персидская армия. Наследный принц Аббас-Мирза, оставаясь в Тавризе, выдвинул на север два сильных авангарда: один в сторону Эривани, другой – к Худоперинскому мосту на Араксе.

Положение русского главнокомандующего Цицианова было весьма тяжелым. Он не знал, на каком направлении нанесёт удар 50-тыс. персидская армия. Персы на любом направлении могли подавить незначительные русские отряды. Цицианов на всем Закавказье имел около 7 тыс. солдат. Если бы на одном месте удалось сосредоточить основные силы, то Цицианов, при несомненном боевом превосходстве и умении русских войск, не сомневался в победе. Однако пока приходилось так расположить заслоны на возможных путях продвижения вражеской армии, чтобы можно было сохранить ситуацию под контролем на Южном Кавказе. Поэтому Лисаневичу было предписано действовать в Карабаге решительно, самому атаковать противника.

У Цицианова были некоторые надежды на помощь армянского населения, особенно в Карабахе-Карабаге. Он даже обратился со специальным призывом к карабахским армянам, вспомнить «прежнюю свою храбрость, … как были прежде страхом для персидской конницы…». Но край был сильно разорен и опустошен прежними персидскими вторжениями и угоном жителей. К тому же сам Ибрагим-хан проводил политику выдавливания непокорных армян из области и заселения его тюрками. Почти не осталось и армянских меликов (дворянский титул), способных возглавить отряды ополченцев. Ранее цветущая область была разорена в край. По некоторым оценкам, из 60 тыс. жилых дворов осталось едва 5 тысяч. Не было надежды и на силы самого Ибрагим-хана, который обещал выставить конницу. На стойкость мусульманских воинов положиться было нельзя.

Вскоре ситуация несколько прояснилась. Персидская армия двинулась к Карабаху. На эриванском направлении действия противника ограничились размещением в июне в Эривани 3 тыс. гарнизона. Старый правитель был арестован. Его место занял Мехти-хан Каджарский.

8 июня 10-тыс. персидский корпус под командованием Пир-Кули-хана форсировал Аракс в нескольких местах. Персы обошли Худоперинский мост, где стоял русский заслон. Отряд Лисаневича сделал быстрый марш-бросок и в упорном бою разбил передовые силы противника. Персов изгнали за Аракс. Однако известие о смуте в Шуше, вынудило русский отряд возвратиться в крепость.

Подвиг отряда Карягина

Бороться с конными персидскими отрядами было трудно, не имея достаточных сил, особенно кавалерии. Персы начали разорять область. Их передовые отряды вошли в крепость Аскеран (Аскаран) и готовились к вторжению в Елизаветпольский округ (бывшее Гянджинское ханство). Из Елизаветполя было направлено подкрепление: батальон 17-го егерского полка под началом майора Котляревского, рота Тифлисского полка и 2 орудия. Всего 493 бойца под общим командованием шефа 17-го егерского полка полковника Павла Карягина. Этот офицер имел за плечами школу войн с Турцией, горцами и получил орден св. Георгия 4-й степени: «За отличное мужество, оказанное при штурме крепости Ганжа, где командуя колонною примером храбрости своей поощрял к неустрашимости подчиненных».

Персидская армия под командованием принца Аббас-Мирзы снова перешла реку Аракс и вторглась в Карабахскую область. В ответ русский отряд Карягина выбил противника из замка Шах-Булах. Персидская армия блокировала крепость, и принц Аббас-Мирза начал вести переговоры о её сдаче. Карягин тянул время. Мощные стены, хорошее вооружение, отсутствие у противника сильной артиллерии, позволяли русским егерям считать себя в относительной безопасности. Главной проблемой была угроза голода. Имевшиеся запасы быстро кончались. С помощью командира местных добровольцев армянского мелика Аванеса удалось добыть немного продовольствия в окрестных армянских селениях (селения старались располагать в труднодоступных для врага местах), но это не спасало положения. Солдаты перешли на конину и траву. Карягин послал известие к Цицианову, сообщая о своем плачевном положении. Но главнокомандующий, находясь в Елизаветполе, почти не имел войск, подкрепления шли из Тифлиса.

Русские егеря смогли добыть немного провианта: совершили ночную вылазку и вырезали вражеский дозор, уведя всех лошадей в крепость. Аббас-Мирза потерял всякое терпение и предложил за сдачу крепости большую награду и почести. Карягин решил применить военную хитрость и попросил для размышления 4 дня. Персидский принц даже разрешил отправить посланца к Цицианову и собрать продовольствие в местных селениях. Карягин, получив известие о приближении главных сил шахской армии под командованием Фетх Али-шаха, ночью покинул замок, забрав с собой обе пушки, и ушел к Шуше. На стенах оставались дозорные, которые громкой перекличкой вводили в заблуждение персидские посты. Утром мелик Аванес увел горной тропой последних воинов. Упорной обороной Шах-Булах Карягин задержал передовые части вражеской армии, которые должны были идти на Елизаветполь, а затем Тифлис. Конница Пир-Кули-хана настигла отряд Карягина в садах в 5 верстах от Мухрана, который занимал отряд Котляревского. После жаркого боя, когда орудия несколько раз переходили из рук в руки, русские солдаты пробились в крепость.


Шахбулаг.

Персы, заняв Аскаранский замок, отрезали гарнизон Шуши от главных сил русского кавказского корпуса. Цицианов направил отряд Карягина на усиление гарнизона Шуши. У Аскеранского ущелья русский отряд столкнулся с основными силами Аббас-Мирзы. У персидского принца было от 15 до 25 тыс. конницы. Русские егеря заняли оборону на холме на берегу реки Аскарани. Там находилось мусульманское кладбище, с каменными надгробиями, малыми мечетями, что облегчало оборону. Персы, ободренные ничтожным количеством русских войск, ожесточенно атаковали до полной темноты. Конные лавины отбрасывали ружейно-артиллерийскими залпами, доходило и до рукопашных схваток. Отряд устоял, но потерял почти половину состава – 197 человек убитыми и ранеными. На второй день ситуация ещё более ухудшилась, атаки персидской конницы стали сопровождаться артиллерийскими обстрелами из фальконетов (малокалиберных пушек). На третий день обороны у блокированного отряда «отняли» воду – установили на берегу 4 артиллерийские батареи. Положение стало критическим. В отряде оставалось боеспособными не более 150 человек.

Но русские чудо-богатыри продолжали биться. В одной из ночных вылазок команда поручика Ладинского добыла воду и захватила 15 фальконетов, пройдя почти до вражеского лагеря. Ладинский обратился к солдатам перед атакой: «Пойдем, ребята, с Богом. Вспомним русскую пословицу, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, - а умереть же, сами знаете, лучше в бою, чем в госпитале». На первой вражеской батарее персов захватили врасплох, на второй – противники отчаянно защищались, но были переколоты, на третье и четвертой – все в панике бежали.

Отступление персидской армии и разгром отряда Аббас-Мирзы

Когда у осажденных закончились последние сухари, они двинулись на Шах-Булах, чтобы взять его и держаться в нём, или пасть смертью храбрых под его стенами. Однако герои не погибли. В это время к Елизаветполю подошли подкрепления из Тифлиса, и Цицианов 11 июля повел войска в Карабах.

15 июля русский авангард из 4 батальонов переправился через реку Тер-Тер. 2-тыс. вражеский отряд попытался помешать переходу русских войск, но его атака была отражена сотней донских и линейных казаков под командование есаула Фролова. Персидская армия не приняла генерального сражения и отступила. Фетх Али-шах с 40-тыс. армией ушел за Аракс. В Северном Азербайджане осталась только конница Аббас-Мирзы. Основные силы русских деблокировали Шушу и отряд Карягина.

Аббас-Мирза узнав о том, что основные силы русских ушли из Елизаветполя, совершил обходной маневр и осадил город, два дня обстреливая его из фальконетов. В это время к Елизаветполю подошли остатки отряда Карягина на «отдых». Аббас-Мирза отошел к Шамхору и планировал ударить по Тифлису, который также остался без гарнизона. 25 июля отряд Карягина из 600 бойцов (пополнили из гарнизона), двинулся на врага.

Настичь конное войско принца помог случай. Из Тифлиса в Елизаветполь шел транспорт под прикрытием 300 солдат. Около Шамхора караван столкнулся с персами. Солдаты соорудили из повозок полевое укрепление и отчаянно отбивались. Погиб командир – поручик Донцов, второй офицер – прапорщик Платковский из-за своей горячности попал в плен. Оставшись без командиров, солдаты держали оборону ещё 4 дня. Вечером 27 июля показался батальон Карягина и с ходу ударил по вражескому лагерю. Солдаты ворвались в лагерь, захватили пушки противника и начали из них же бить по персам. Вражеская конница обратилась в паническое бегство. Был захвачен вражеский обоз, несколько пушек, много пленных, включая грузинского царевича Теймураза Ираклеевича, младшего брата ставленника Персии – грузинского «царя» Александра. Аббас-Мирза бежал за реку Аракс.

Подчинение Ширванского ханства

Цицианов обладал стратегическим мышлением и понимал, что не имея ни одного порта, ни на Каспийском, ни на Черном морях, удержаться в Закавказье будет трудно. Единственной коммуникацией с Россией оставалась Военно-Грузинская дорога, но этот путь был доступен не во все времена года и его могли перерезать горцы. Переговоры с Турцией об уступке Поти к успеху не привели. И Цицианов решил использовать войну с Персией, чтобы захватить Баку и утвердиться в южной части Каспия. Таким образом, Россия могла получить морское сообщение Закавказья с Астраханью.

Но для этого надо было привести в российское подданство Ширванское ханство. Начались переговоры с его владельцем Мустафой-ханом. Ширванский владыка не отказывался принять подданство России, но и не спешил, уклоняясь под разными предлогами. Видимо, хотел дождаться исхода войны Российской империи с Персией. Князь Цицианов предлагал те же условия, что и другим феодальным правителям Южного Кавказа. Но Мустафа-хан считал себя знатнее других правителей и требовал исключительные условия: признания его власти над всем Восточным Закавказьем, где правили его предки с титулом Ширван-ханов; отказывался платить дань, наоборот, требовал себе высокого постоянного жалованья.

Всё же за лето 1805 года переговоры значительно продвинулись. Мустафа-хан принял все условия, но отказывался лично принести присягу кавказскому наместнику. Цицианов упрекал ширванского правителя в том, что тот хочет по-восточному служить двум господам – России зимой, а «зайцу Баба-хану летом». Чтоб надавить на Мустафу Цицианов выдвинул несколько батальонов к Арешской крепости, где предполагалось поставить русский гарнизон. Эта демонстрация на Мустафу-хана не подействовала. 30 ноября 1805 года войска Цицианова перешли через Куру и вошли в пределы Ширванского ханства. Но Мустафа упорствовал и отсиживался в горном убежище на Фит-Даге. 11 декабря русские войска были в 5 верстах от Новой Шемахи. Хан упорно отказывался покидать свою крепость, хотя Цицианов обещал ему полную безопасность.

15 декабря Цицианов объявил хану войну и провел новую демонстрацию, русские солдаты заняли гору Чартму в 15 верстах от Фит-Даге. Мустафа уступил. 27 декабря ширванский хан Мустафа-хан подписывает соглашение о переходе в подданство Российской империи. Мустафа обязался обеспечить безопасность караванов, следующих через Ширван в Грузию. Предусматривалась возможность сооружения двух укреплений в устье реки Куры и в Джевате. Ханство обязалось платить дань в 8 тыс. червонцев.

В результате, благодаря редкой энергии, решительности и мастерству в восточной политике Цицианова, было покорено Ширванское ханство. Это известие вызвало в Тегеране уныние и ещё больше озлобление против «неверных». Теперь путь на Каспий преграждало только Бакинское ханство.


Ханство на карте 1823 года
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти