Старое развалено, новое не создано

Старое развалено, новое не создано


В настоящее время Вооруженные Силы не имеют дееспособной системы технического обеспечения


Заводы Министерства обороны, входящие в ОАО «Авиаремонт», будут переданы промышленности, государственным корпорациям. Инициировал передачу министр обороны Сергей Шойгу, отказавшись, как он выразился, от «слесарей и токарей». Как это скажется на боеготовности ВВС? На этот и другие вопросы в беседе с нашим корреспондентом отвечает Анатолий Ситнов, член Общественного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации, президент – председатель совета директоров ЗАО «Авиадвигатели «Владимир Климов – Мотор Сич», генерал-полковник.

«ВПК»: Анатолий Петрович, зачем главе военного ведомства лишаться структуры, от которой напрямую зависит боеготовность Военно-воздушных сил?

– Шойгу получил указание передать авиаремонтные органы в промышленность. Не знаю, кто его отдал, министр обороны лишь озвучил. Никого сегодня не интересует, как обстоит дело с ремонтом танков, военной техники, вооружения. Всех интересуют авиационные заводы, где ремонтируются летательные аппараты и двигатели. Особенно предприятие в Старой Руссе, где обслуживаются транспортные самолеты Ил-76, завод в Кубинке – он рядом с Москвой, можно военных выгнать и посадить деловую авиацию, Ейский куст – это юг, подмосковный Чкаловский аэродром с налаженной инфраструктурой. Смысл происходящего один – растащить сладкие куски, а дальше хоть трава не расти.

«ВПК»: Неужели только это? А государственные интересы? Ведь есть же громадный и успешный опыт Советского Союза…

– В России сегодня превалируют теории западного мира, построенные на рыночных отношениях, частном капитале и частно-государственном партнерстве. Отсюда повсеместный аутсорсинг: люди, зарабатывающие на эксплуатации бюджетных средств, выводят себя из-под ответственности. Они не знакомы с прежней системой обеспечения Вооруженных Сил, не имеют этого опыта.

Американцы в ходе операции «Буря в пустыне» в Ираке расписались в собственном бессилии: половина танков застряла в песках, не было ни питания, ни топлива. То же было во Вьетнаме, а сегодня – в Афганистане.

Американцы сейчас начали копировать советскую систему обеспечения, а наши военные – систему американскую: в свое время попытались сформировать комитет начальников штабов, единый орган по руководству материально-техническим обеспечением. Затем к руководству армией пришли люди, которые не имели к ней отношения, не знали ее истории, никогда не участвовали в планировании. И началась дезорганизация Вооруженных Сил.

Копировщикам американского я бы напомнил: США никогда не имели опыта ведения войны по защите собственной территории, не воевали на выживание. А этот опыт показал необходимость создания полномасштабной системы обеспечения, построенной по уровням войск: отдельный солдат, взвод, рота, батальон, полк… С указанием норм размещения и содержания по уровням, чтобы все было эшелонировано и по боевым направлениям, и по тыловым, и по средствам разведки и управления.

«ВПК»: Вернемся к теме ремонта…

– Когда-то существовали замечательные документы: «Наставление по ведению операций», «Наставление по тыловому обеспечению». В них расписана вся система эшелонирования ремонта: в роте есть оружейный мастер, в батальоне – отделение, в полку – рота, в дивизии – ремонтно-восстановительный батальон. Все это связано только с восстановлением работоспособности – заменой готовых узлов и агрегатов. Средний ремонт с заменой крупных агрегатов делался уже в объединении (армии), капитальный – в округе. Для этого готовились специалисты, на складах скап-ливались необходимые запчасти…

«ВПК»: Что же произошло потом, при министре Сердюкове?

– Вся система центрального и окружного подчинения была убрана из Вооруженных Сил и отдана на аутсорсинг «Оборонсервису». Это значит, что структура обеспечения не находится в контуре управления командования Вооруженными Силами. Хорошо, догадались сохранить систему авиаремонта как единое целое, обеспечив тем самым техническую готовность авиации.


«ВПК»: Представим, что вся система капитального восстановительного ремонта авиационных средств поражения, двигателей передается промышленности. Кто будет отвечать за боевую готовность?

– Кто будет обслуживать экипажи, выполнившие поставленные главкомом ВВС боевые задачи и вернувшиеся на базы? Аутсорсинг? Это все равно, что спросить, накормит ли аутсорсинг солдата? Тетка-повариха поедет воевать? Предлагают, как американцы, питаться сухим пайком. Это в пустыне можно так питаться. Попробуйте обойтись сухим пайком за Полярным кругом…

Растащат «Авиаремонт» и никакой готовности авиации не будет. Еще в 30-х годах прошлого века итальянский генерал Дэу определил: в перспективе авиация станет решающим звеном в вооруженных конфликтах, обеспечивая бесконтактное ведение войны. Сначала уничтожается энергетика, потом транспортные коммуникации, связь и управление, разрушаются инфраструктура и социальная сфера, народ восстает против власти… Воплощение этой теории на практике мы видели в Югославии, Сербии, Ираке, Ливии, Египте… Ничего нового пока не придумали, реализуются старые методы с новыми видами вооружений.

Людям, разваливающим «Авиаремонт», следовало бы задать вопрос: мы Родину собираемся защищать? Если да, то система обеспечения должна быть приближена к людям, которые эту технику эксплуатируют. Возврат техники в боевой строй должен происходить в короткие сроки. Кто повезет восстанавливать технику, к примеру, из Москвы в Новосибирск, а из Ростова в Питер? Но как только предприятия передадут промышленности, так и будет. Минобороны остается без обеспечения технической готовности и как следствие – без боевой готовности авиации.

«ВПК»: Это уже вопрос обеспечения национальной безопасности.

– Авиаремонт в структуре обеспечения боевой готовности ВВС занимает основное место. Самолет пятого поколения (сейчас поколение 4+) – это технократическая армия. Она требует насыщенной технизации всех процессов – информационного обеспечения, сбора и обработки информации и т. д. Это и связь, и разведка, и поражение, и оценка поражения. Но при этом высок риск технических неполадок, поломок, аварий, катастроф, что подразумевает высокий уровень поддержания технической готовности.

Многофункциональные, многоэлементные системы требуют очень высокого уровня технического обеспечения. Самолет Су-24 обслуживают 16 машин. «Авиаремонт» авиатехнику и вооружение не только ремонтирует, но и обеспечивает эксплуатацию, сервисное обслуживание, авторский, гарантийный ремонт. Было в ВВС управление ремонта. Сейчас должность зама по вооружению везде ликвидировали, есть только зам по материально-техническому обеспечению, как в США. Приравняли портянки к ракетам. А теперь Шойгу и портянки ликвидирует. Роспуск «Авиаремонта», передача его частями по направлениям практически лишает ВВС России обеспечения технической готовности.

«ВПК»: Каково состояние уже имеющихся в авиационной промышленности заводов?

– Из 28 таких заводов реально работают лишь четыре: в Комсомольске-на-Амуре, Иркутске, Ульяновске и Воронеже. Остальные бросили, потому что у нас в стране летает 1,5 тысячи самолетов иностранного производства. Значит, отечественные двигатели, авионика, навигация не нужны. Аэродромное оборудование старое. Мы уничтожили собственную авиацию. Ну если 28 заводов не работают, а им дают еще 39…

«ВПК»: Что даст промышленности передача военных авиаремонтных заводов?

– Возможность ликвидировать производство, которое они считают конкурентоспособным, получить дополнительные площади для продажи и бюджетные деньги. Взамен мы имеем удорожание ремонта в пять-шесть раз, увеличение сроков его проведения в три-четыре раза и в несколько раз – сроков возврата техники в боевые части. Гражданскую авиацию загубили, теперь очередь за боевой.

Пусть Погосян разберется с тем, что у него есть. ОАК не производит Ил-96 (программа выполнена менее чем на 10%), Ту-204, Ту-204СМ и Ту-214. Корпорация практически отказалась от Ту-334, оставила проект Ту-324. Погосян не делает транспортный Ту-330, не хочет производить Ан-124 и Ан-70 – отказывается от всего. Если завтра закроют границу, не будет ни «Суперджета», ни МС-21, в них больше половины компонентов иностранные. Погосян берет себе заводы, но не берет на себя обеспечение технической готовности самолетного парка ВВС. Есть только стремление освоить бюджет МО.

«ВПК»: Как будут передаваться авиаремонтные заводы?

– Форма передачи, какой бы она ни была, противозаконна. Может быть, предприятия доведут до банкротства, их скупит администрация и тут же продаст по рыночной цене как землю. Как сейчас продают землю фирмы Миля в Москве, как пытаются продать в столице всю землю ОПК. Все продается, все застраивается.

«ВПК»: Возможен ли переход «Авиаремонта» в корпорацию «Ростех»?

– Не лучший вариант. Но если отдать в Ростех «Авиаремонт» и ОАК, это будет правильно. Сергей Викторович Чемезов – государственный человек, обеспечит решение всех задач.
Автор:
Анатолий Ситнов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти