Чужие против хищников

«Образцовый налет спецназа». Так ветеран британской SAS назвал налет талибов 14 сентября 2012 года на британскую базу в Афганистане.

Чужие против хищников

Первая граната разорвалась за его спиной, когда тем вечером он ехал вдоль ВПП базы Кэмп-Бастион на работу. Уклоняясь от гигантского огненного сполоха, младший капрал морской пехоты США Этан Берк невзначай направил свой трактор прямо на засаду боевиков, и на него немедленно обрушился свинцовый град.


«Я увидел вспышки выстрелов за углом склада и внезапно понял, что все пули летят в меня. Почувствовал сильный удар в руку, но подумал, что просто стукнулся обо что-то. Выскочил из трактора, пригнулся. Когда дотянулся до винтовки, они снова начали по мне палить. В тот момент стало ясно, что стволов у них много, слишком частили, непохоже было на одиночный «калаш».

Перебегая вдоль бетонной стенки, Берк старался точно определить позиции талибов, чтобы занять наиболее выгодную позицию для боя. Через несколько мгновений он нашел не только удачное место. Перебираясь через ту же стенку, ему на голову чуть не свалился друг — младший капрал Кевин Соммерс. Два бойца изготовились к бою и стали ждать, когда противник обойдет стену и попытается их атаковать. Этого не случилось.


«Как только мы поняли, что они не собираются за нами гоняться, мы снова перемахнули через стену и оценили обстановку перед ней. В этот момент появились британцы (51-я легкая бронетанковая эскадрилья наземной обороны ВВС. Защищала аэродром Бастиона от нападения наземных сил противника) и вертолеты, которые прямо над нашими головами стали гасить боевиков из пулеметов. Мы решили остановить солдат, чтобы обрисовать им ситуацию. Стали подавать им сигналы фонариками и кричать: «Морпехи! Морпехи!». Главный парень в СБР, выслушав наш доклад и увидев кровь на моем камуфляже, приказал срочно показать рану врачам. После рентгена оказалось, что у меня в руке застряли два осколка пули, которые пришлось выковыривать хирургам. После всей этой суматохи меня спросили, не хочу ли я вернуться домой по ранению. Я ответил, что только приехал, и с чего бы мне этого хотеть?»

ЧУЖИЕ

Вечер 14 сентября 2012 года. База Кэмп-Бастион, провинция Гильменд, Афганистан. Группа из 15 боевиков собралась в условленном месте у юго-восточного участка периметра базы, ближайшего к стоянке американских штурмовиков AV-8 B «Харриер». Достав из схрона оружие (АК-47, РПК и РПГ) и средства для подрыва техники, боевики переоделись в американскую полевую форму и по сухому руслу ручья выдвинулись к заранее определенному участку периметра. В 10:15 они проделали проход в проволочном ограждении и проникли на территорию базы.

Пробежав еще 150 метров, они обошли заградительную стенку перед ВПП. Прямо перед ними вдоль ярко освещенной взлетной полосы стояло 10 брезентовых ангаров-укрытий с «харриерами». Боевики разделились на три подгруппы по пять человек. Одна пошла вдоль внешней стороны ВПП в сторону ангаров, вторая — к заправочным станциям, а третья — к вертолетам.


Добравшись до ангаров, боевики из первой пятерки закрепили на нескольких самолетах СВУ, а несколько других расстреляли из РПГ. Было уничтожено шесть «харриеров» вместе с ангарами, еще два — серьезно повреждены. Вторая подгруппа запалила три заправочные станции. Третья, к счастью, до вертолетов не дошла. Тем не менее за полчаса ими был нанесен материальный ущерб на 200 млн. долларов.

По объективным данным (талибы, наверняка, тоже об этом знали), у ангаров должно было находиться не более десятка человек. Но все оказалось гораздо хуже. На шум и грохот сбежались невесть откуда взявшиеся стрелки и не дали диверсантам пройти дальше стоянки штурмовиков. Те перешли к пассивной обороне и поискам путей отхода. Это решение и определило их дальнейшую судьбу. Сначала огнем пушек боевых вертолетов морской пехоты при попытке отхода по открытой местности была уничтожена одна подгруппа, несколько часов спустя наземные силы расстреляли вторую. Спустя еще какое-то время возле ВПП была обнаружена третья пятерка. Четыре боевика были уничтожены огнем уже с британских вертолетов. После пяти часов боя 14 боевиков убито, один ранен и взят в плен.

ХИЩНИКИ

Когда, через 12 минут на место происшествия прибыли штатные силы быстрого реагирования, на ВПП уже вовсю воевали более 100 офицеров и солдат авиации морской пехоты с авиабаз Юма и Мирамар и базы Пендлтон. Именно они и были теми «стрелками», которые остановили талибов.
…Вообще-то сначала они подумали, что начался минометный обстрел. Дежурные разбудили дневную смену, забрали народ из комнат отдыха и тренажерного зала. Организованно переместившись в бетонные укрытия, авиаторы расслышали «голоса» АК-47 и РПК и поняли, что враг у ворот.



Побросав свои гаечные ключи, взялись за винтовки авиамеханики и техники наземных служб. Пилоты и штурманы с земли наводили поднявшихся в воздух коллег на цели и снимали рамповые пулеметы с конвертопланов Osprey, чтобы поддержать однополчан «огоньком». Одну из подгрупп диверсантов выкурили из укрытия и перестреляли вообще «виноградинки» — так называют по цвету комбинезонов заправочные команды авиации морпехов. Что перечислять — бились все.

Лишившись своих «гончих» (Harrier (англ.) — гончая), на земле дралась и 211-я эскадрилья.

Командир крылатой пехоты

«Разница между мной и некоторыми другими людьми в том, что при звуке выстрелов они убегают. Когда я слышу выстрелы, я бегу на них». Так полушутя часто говаривал командир эскадрильи своим подчиненным.

…Первые взрывы на стоянке своих самолетов комэск «мстителей» (Avengers (англ.) – кличка 211-й эскадрильи) из Юмы подполковник Кристофер «Отис» Рэйбл услышал, когда, вернувшись с боевого вылета, он после ужина шел поговорить по скайпу с женой.

Талибы уже орудовали в ангарах, когда Рэйбл поднял морпехов в бараках. Затем он надел бронежилет и вместе с пилотом майором Гриром Чэмблессом и техником по электросистемам сержантом Брэдли Этуэллом из 13-й эскадрильи авиаснабжения рванул на джипе к ВПП. Спешившись, они пробежали под огнем противника около ста метров к группе засевших у первого ангара морпехов. Рэйбл спросил, кто пойдет с ним дальше. Добровольцев оказалось больше, чем нужно. Он взял восьмерых и снова пошел «на огонь». Через несколько мгновений над его головой разорвался заряд РПГ. Рэйбл погиб. Во время атаки другой группы был убит Этуэлл. Но остальным морпехам удалось оттеснить пятерку боевиков в отдаленную зону аэродрома, где те были уничтожены огнем с вертолетов.


В 469-й ударной эскадрилье легких вертолетов морской пехоты, по сигналу «огневой контакт» («troops in contact») «летучие» морпехи выбежали на ВПП и стали готовить вертолеты к боевому вылету. «Обычно мы реагируем на вызовы других подразделений в различных зонах боевых действий вдали от Бастиона» — вспоминал комэск и пилот «кобры» подполковник Стивен Лайтфут, — на этот раз вызов поступил из нашей собственной эскадрильи». Противник целил гранатами в его «хьюи» и «кобры», и вертолеты мгновенно подняли в воздух. Там они были гораздо полезнее мощью своего огня, приборами ночного видения и инфракрасными сенсорами. «Из дичи мы стали охотниками».

Боевые подразделения морской пехоты США в критической обстановке всегда предпочитают не отступать, а контратаковать. Так уж повелось. Но здесь эту особенность проявили чистые тыловики. Тот же капрал Берк — специалист по работе с опасными материалами, Соммерс — техник по системам охлаждения. Да и другие действовали так же. Например, сержант, отвечающий за взлет и посадку, заметил талибов, идущих к площадке складирования грузов, и под огнем противника принял на себя командование горсткой таких же технарей. Те бодро разбились на боевые группы, и отогнали боевиков от ценной добычи. По его словам, «морпехи стремились прикрыть друг друга и не позволить талибам занять наши позиции».

«Авиакрыло занято обслуживанием самолетов и вертолетов и поддержкой наземных войск. Но когда нас вынуждает обстановка, мы можем быстро перейти к атаке на земле. Именно так и случилось в тот вечер». Так позднее оценил действия своих подчиненных командир 3-го авиакрыла морской пехоты США в Афганистане генерал-майор Грэгг Стардивант.

Их выдержка и выучка производит впечатление. Готовя операцию, талибы, очевидно, прекрасно знали, что на стоянках американской техники находится только технический персонал. Но на такой горячий прием с его стороны, конечно, не рассчитывали. Может, командование базы рассчитывало?


Не факт. Начать с того, что поселения американских «механиков-терминаторов» у ВПП вообще могло и не быть. В свое время пилоты и техники авиакрыла вместе с остальными морпехами переселились в Кэмп-Лэзэрнек. Но дорога до аэродрома занимала у них около часа, и в 2011 году было принято волевое решение построить у ВПП для них отдельную жилую зону. Как показали события 14 сентября, летно-техническому составу обеспечили не только комфорт, но и приключения со стрельбой.

Британский вклад

Может показаться, что штатные силы охраны аэродрома были на второстепенных ролях. Это не так. Морпехи лишь локализовали угрозу, а охрана базы — та самая 51-я эскадрилья королевских ВВС сделала свою работу. Первая группа на двух бронированных «койотах» по прибытии на ВПП с ходу ринулась в бой. Командир группы сержант Рой Геддис был ранен, но до конца продолжил руководить своим подразделением. Вскоре подтянулись другие группы британских сил быстрого реагирования и вместе с морпехами из второго батальона 10-го полка морской пехоты США до утра зачистили зону боевых действий.

Но сообщения об их действиях скупы, что косвенно подтверждает — те, кто отвечает за безопасность периметра Бастиона, понимают, что где-то просчитались. Но прежде чем перейти к объективным и субъективным причинам этого ЧП, несколько догадок о том, почему сенатор Маккейн назвал рейд на Бастион, «возможно, самым… малоизвестным в этом году».

Запретные темы

Сначала было заявлено, что полтора десятка камикадзе сделали все, чтобы «нанести максимальный ущерб малой группой и продемонстрировать международному сообществу, жителям Гильменда и Кандагара, что они — сила, с которой нужно считаться». Командующий группировкой «Юго-Запад» генерал-майор морской пехоты США Марк Герганис подтверждает: «Они шли сюда, готовые умереть». На лицах мертвых боевиков эксперты обнаружили следы краски и предположили, что те вдыхали эмаль из баллончиков, «чтобы притупить чувства и обрести решимость в своей самоубийственной миссии».

Но никто не говорит, что диверсанты шли убиваться только за американские штурмовики. Более того, по словам генерала Стардиванта, «если бы они (морпехи) тогда не сделали то, что сделали, все могло быть намного хуже». Значит, у них были и другие планы? Не говорят. Даже Маккейну.

Вот генерал Герганис сообщает о подготовке нападения на Бастион: «На планирование ушли месяцы. Это не была компания местных чудаков, которые собрались в кучу и решили: «А ну-ка, давай нападем на Бастион». Понятно. Непонятно только, каким чудесным образом «инородцы» оказались у ограждения периметра базы. Догадайтесь сами — руководство по этому поводу не ругает ни людей, ни аппаратуру. Все остальное — примерно в том же духе.


Налет на Бастион эксперты единодушно называют «необычным». Один профессор по военным делам даже заявил: «Если это — искусный сюрприз, он не может сработать дважды». Но этот сюрприз сработал! Был уже такой налет. И не просто похожий, а точно такой. Судите сами.

22 мая 2011 года группа пакистанских талибов «распечатала» базу ВМС Пакистана Мехран в Карачи. Налету предшествовали месяцы подготовки. Далее — несколько недель наблюдения за объектом. И по Бастиону управление национальной безопасности Афганистана докладывало: «Как только точка прорыва была определена, талибы еще по меньшей мере две недели отслеживали все передвижения на базе».

Рядом с базой Мехран так же заранее был заложен тайник с оружием — те же надежные АК, РПК, РПГ и средства подрыва. Диверсанты нашли слепую зону в системе контроля, а проход сделали темным вечером, продырявив «колючку» в периметре. А в Бастионе? Слово генералу Герганису: «Там не было ни смертников с бомбами, ни туннелей-подкопов. Кусачки для стальной проволоки и все. Ограждение не было оборудовано сигнализацией. Они очень грамотно использовали местность, и вышли на участок, совершенно не просматриваемый с большинства сторожевых башен, где и получили возможность прорваться. И сделали это совершенно непроглядной ночью». Один в один.

Совсем не странно узнать, что нападавших на Мехран тоже было 15 человек. После прохода периметра они точно так же разделились на три пятерки и аналогично атаковали объекты с трех сторон. Первая цель — самолеты-разведчики морской авиации P3-C Orion. Один расстрелян из гранатометов, второй уничтожен в ангаре подрывными зарядами. Продвигаясь по базе Мехран, диверсанты повредили систему электропитания и погрузили базу во мрак. В Бастионе талибы «вели ураганный огонь по сторожевым башням» и другим техсооружениям, тоже, вероятно, надеясь укрыться во тьме. Даже эпизоды, когда пожарные команды вышли к подожженным объектам раньше охраны аэродромов и попали под обстрел диверсантов, совершенно идентичны.
Почему тогда, говоря о Бастионе, ни словом не вспомнили про Мехран? Можно попробовать погадать.

Во-первых, в этом случае наверняка пришлось бы объясняться, почему не учли печальный опыт соседей. Во-вторых, широкая общественность, прочитав до конца историю Мехрана, могла бы самостоятельно представить себе то, что случилось бы, если бы продвижение талибов по Бастиону не остановили лютые американские морпехи.

Боевики, по «мехранскому» сценарию, покрошив дорогущие самолеты, захватывают несколько зданий у ВПП и берут заложников. Только такой план объясняет и то, что пояса смертников нашли далеко не у всех участников налета на Бастион, и то, что в ролике о подготовке боевиков лица некоторых из них были «замазаны». Если бы в Бастионе диверсантам удалось взять заложников, пояса смертников им явно бы не понадобились. Любопытно, что руководство талибов через желтую прессу все-таки озвучило эту часть плана, но весьма своеобразно — объявили, что одной из целей налета был принц Гарри. В тот вечер он, пилот боевого вертолета, действительно находился не очень далеко. Но читатель ведь понимает, что принца душманам никак не поймать, и воспринимает эту историю с привычной легкостью. А легко ли было бы генералам отвечать на расспросы о реальности захвата десятков заложников и числа погибших в случае прорыва боевиков в жилую зону? Они и не вдаются в детали.

В Мехране двум диверсантам удалось уйти. В Бастионе одну пятерку, как известно, уничтожили при попытке отхода. Зачем смертникам отходить? А вот группе, четко выполняющей запасные планы, есть зачем. Смотрите — разгромили базу и вернулись живыми. О таком ударе в информационной войне можно мечтать. А можно и попытаться нанести.


Британские силы быстрого реагирования прибыли через 12 минут. Что за это время можно натворить? В Мехране силы безопасности подоспели так же быстро, а боевики уже сидели «по домам». Правда, операцию по зачистке там начали в пять утра. Но и спешить было некуда — диверсанты почему-то не занимались заложниками, и пакистанский спецназ выводил людей буквально у них из-под носа. В Бастионе все могло быть гораздо хуже — организаторы налета, наверняка, не собирались повторять прошлогодние ошибки.

В общем, выручили солдатики своих генералов. Но и от них не все зависит.

«Кроты»

Есть одна объективная причина молчать о налете на Бастион — талибские «кроты» в афганских силовых структурах. Кто-то на следующее утро с близкого расстояния снимал дым над Бастионом для талибского телеканала. Кто-то заложил тайник с оружием, навел талибов на «мертвую зону» в периметре, нарисовал планы стоянок и график патрулей. Слабо верится, что все сделали 15 «чужаков». Скорей всего, как и в Мехране, помогли «свои».

Как гласит афганская пословица: «Пуштуна нельзя купить, его можно лишь взять напрокат». За последний год от нападения афганских военнослужащих погибло более 50 солдат коалиции. После Бастиона командованием IFOR был издан приказ о временном прекращении совместных операций с афганскими подразделениями размером менее батальона и ограничении контактов с местной полицией. Афганские подразделения, при мне жившие в соседних палатках с теми же морпехами, теперь изолированы от «братьев по оружию». Потеря доверия — страшный удар. Впрочем, и помимо «кротов» в Бастионе были проблемы. Начну с объективной.

«Дыра в заборе»

После налета на Бастион ветеран SAS прямо заявил: «Тот факт, что они прошли и нанесли такой ущерб — явный промах, и те, кто отвечает за безопасность Бастиона, должны быть уволены. Это во-первых. Во-вторых, нужно переделать систему защиты». Начальник базы в Мехране после налета ушел в запас. А его коллега в Бастионе благополучно дослужил до замены. Может, не его в том вина и на базе ничего не надо переделывать?


Я бывал в Бастионе. Крайний раз — за год до этого налета. Могу ответственно заявить: мало найдется мест на земле, где чувствуешь себя в большей безопасности. Продуманная система из сотен разнообразных железобетонных и земляных укрытий, стенок и бункеров дает возможность не просто в считанные секунды укрыться от мин и снарядов, но и эффективно обороняться в случае нападения противника. Впрочем, трудно себе представить, как сюда вообще можно пробраться. Основная территория базы окружена бетонной стеной (т. н. blast wall) — десять метров в высоту, с рядами колючей проволоки сверху, спереди, сзади и вообще везде, где можно. Плюс — «полный фарш» из датчиков, сенсоров, прожекторов и т. д. и т. п. За стеной через каждые 90 метров стоят циклопические сторожевые башни с пулеметами. Дорого, но эффективно — говорят, что во время предшествующих атак талибы физически не могли пробить бетонные стены Бастиона.

Но чужие сюда все-таки прошли. Значит, есть «дыра в заборе»? Как оказалось — есть. Более того, она была всегда.

Объективная проблема Бастиона в том, что, помимо того, что база активно используется, она еще и постоянно расширяется и достраивается.

Сейчас периметр Бастиона — более сорока километров. Помимо «жилых» и учебных бастионов в него, естественно, заключен и аэродром. Он — главный элемент базы… и ее слабое место. Первый борт на первую ВПП сел через полтора часа после окончания ее строительства. Основная транспортная артерия напряженно работала, а бетонных стен не было — восточнее уже укладывали (и в 2010 году ввели в строй) вторую ВПП, длиной более 3,5 км. Сейчас аэродром принимает и грузовые С-5, и пассажирские «боинги-747» используемые для перевозки войск и другие типы сверхтяжелых самолетов. Режим полетов — 600 взлетов-посадок в сутки, а на ее восточной стороне снова строят новые площадки для техники. Нужна новая инфраструктура и полезные площади. А ландшафт на востоке уже посложнее, и к моменту штурма талибов еще остались участки с временными заграждениями в виде сетки-рабицы. На одном из таких участков и прошли диверсанты.

Протечка

Но есть и поразительный по своей очевидности промах. Его вполне можно было предвидеть и избежать, и потому он — субъективен.

Когда-то британская армия специально построила Бастион в отдаленном, изолированном и ненаселенном уголке пустыни. Но с появлением здесь базы произошло чудо — в бесплодной пустыне зародилась жизнь. Многотысячный гарнизон, помимо всего прочего, исторгал за пределы Бастиона обширные сточные воды. Как нетрудно догадаться, сливали их именно на юго-восток. Один из руководителей базы еще в 2010 году с умилением рассказывал о том, как там появился некий селянин, стал выращивать на мутных водах арбузы и сбывать их афганцам-рабочим на базе.

Дальше — больше. Более двадцати тысяч «беженцев» ринулись под бок Бастиона, где нашли спасение от войны и… госпрограмм по уничтожению опиумных плантаций. Как водится, после арбузов здесь заколосились маки, а потом завелись и талибы. Вот как описывал ситуацию лейтенант Марк Менсик, взвод которого патрулировал периметр Бастиона с юга:

«Здесь нет никаких властей, земля принадлежит первому, кто на нее приходит. Талибы перемещаются совершенно свободно. Когда мы там, они пытаются нас окружить, ведут беспокоящий огонь и затем уходят на юг. Когда же нас там нет, они, конечно, возвращаются». Самодельные мины его бойцы выковыривали здесь каждую неделю.

А маководы действуют по принципу: «меньше знаешь, крепче спишь». Незадолго до рейда на Бастион местный житель божился: «Я живу здесь уже три года и ни разу не видел талибов». А как насчет разбросанных повсюду гильз от АК-47? «Они остались от американцев, кроме них никого здесь нет».
Еще «честнее» оказался имам местной мечети (кстати, земляк муллы Омара). Стоя перед остатками прошлогоднего урожая опийного мака, он настаивал, что селяне выращивают только пшеницу…


Как заметил Менсик, «все, что им здесь нужно, это вырастить мак, получить за него деньги и убраться подальше». Так что для нападения на Бастион врагу совершенно не нужно было красться десятки километров по неприветливому ландшафту. Он спокойно отсиживался совсем рядом.

И это еще не все. На пути от села к базе злодеи непременно должны были возбудить датчики движения и инфракрасные сенсоры, привлечь внимание патрулей с собаками и без и всевидящих камер беспилотников. Ведь те же радары Бастиона отслеживают движение людей и механизмов на расстоянии более 30 километров. Не возбудили и не привлекли.

Еще когда строили периметр, в 2010 году тогдашний завбазой сетовал на то, что колючку возведенную за день, ночью снимают на металлолом какие-то темные личности. Заверял — когда наладят систему безопасности, такого безобразия допускать не будут. Свежо предание… Незадолго до 14 сентября один морпех из Бастиона доложил жене по телефону о том, что группа местных жителей нагло срезала и утащила кусок заграждения из периметра. А часовым на башнях запретили стрелять в воров, чтобы «не портить отношений с местным населением»…

В общем, местное население бродило, где хотело, и делало, что хотело. Несложно предположить, что талибов вполне легально пропустили через блокпосты (они ведь в гражданской одежде и без оружия!). После налета их, правда, попросили немного отодвинуться.
Но все это было потом. А в тот вечер чужие ошибки опять исправляли кровью.
Автор:
Вадим Ферсович
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

60 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти