Гилянская экспедиция. Осада Баку и гибель Цицианова

Поход Каспийской флотилии

Главнокомандующий русскими войсками на Кавказе князь Павел Цицианов большое внимание уделял необходимости расширения возможностей по снабжению русских войск в Закавказье. Русские гарнизоны в Закавказье связывала с Россией только Военно-Грузинская дорога, что было недостаточно даже в условиях мирного времени и очень опасным во время войны с Османской империей и Персидской державой. Нужно было получить порт на Берегу Черного моря или на южном побережье Каспийского моря.


Ещё перед открытием кампании 1805 года, планируя занять часть побережья южного Каспия и отвлечь часть сил персидской армии от главного театра военных действий, главнокомандующий отдал приказ Каспийской флотилии выдвинуться из Астрахани на юг вдоль кавказского побережья. Главной задачей был захват богатой персидской провинции Гилян (это имело и большое экономическое значение для развития России). На обратном пути флотилия должна была также изгнать враждебные России силы с западного (кавказского) побережья Каспийского моря и занять Баку.

Князь Цицианов, когда его назначали кавказским наместником, одновременно получил должность начальника Каспийской военной флотилии. Он планировал организовать военно-морскую экспедицию на юг Каспийского моря, чтобы вернуть России присоединенные Петром Алексеевичем в 1722-1723 гг. территории. На обратном пути Каспийская флотилия должна была занять Решт и Баку. Присоединение Бакинского ханства, при уже присоединенном к России Ширванском ханстве, решало вопрос с коммуникациями. Россия получала возможность снабжать войска в Закавказье по Каспийскому морю. В начале 1803 года был определен штат Каспийской военной флотилии: 2-4 корвета, 2-4 люгера, 2 бомбардирских корабля, 6-10 транспортов. Однако к началу похода флотилия имела в своем составе только один фрегат, одну яхту и 5 галиотов. Для решения поставленных масштабных задач это были небольшие силы.

Непосредственное командование Гилянской экспедицией было возложено на генерал-майора Завалишина. Иринарх Иванович Завалишин имел огромный боевой опыт: начинал службу в лейб-гвардии Преображенском полку, служил в Шлиссельбургском пехотном полку, под началом Суворова воевал в Фанагорийском гренадерском полку. Пользовался большим доверием Александра Васильевича, став одним из его близких друзей. Участвовал в боевых действиях против поляков, шведов, в нескольких морских экспедициях. Отличился не только как боевой командир, но и талантливый писатель и поэт. В 1790-е годы печатались стихотворные произведения Завалишина, прославляющие военные победы русских над турками. В 1795 в Варшаве подполковник Фанагорийского гренадёрского полка сочинил поэму «Сувороиду». В 1804 году Завалишин был назначен шефом Астраханского полка, ему поручался надзор за Астраханской флотилией и Астраханским казачьим войском. Цицианов предлагал ему пост гражданского управителя в Грузии, чин тайного советника. Однако воин суворовской школы не захотел оставлять военный мундир.

Командиром Каспийской военной флотилии был капитан-лейтенант Веселаго. Он взял в устье Волги десант в составе 6 рот Казанского пехотного и 2 рот 16-го егерского полков, всего 1300 штыков при 4 орудиях. Кроме того, небольшие отряды были сформированы из моряков-«охотников» (добровольцев). Непосредственно десантным отрядом командовал егерский подполковник Асеев. 23 июня 1805 года флотилия подошла к главному персидскому порту на Каспии - Энзели. Появление русской флотилии застало врасплох шахские власти. Поэтому сопротивление было слабым, хотя природа создала все условия для обороны – в порт вел узкий пролив, который был защищен укреплениями. Военный совет решил атаковать с ходу. В пролив вошло 3 галиота. Один из них при помощи артиллерии других кораблей прорвался к городу под обстрелом противника. Персы пали духом и разбежались. Русскими трофеями стало 3 судна и 8 фальконетов с боеприпасами. Другой артиллерии гарнизон Энзели не имел. На этом сопротивление противника было сломлено.

Завалишин оставил в Энзели гарнизон, и двинул на Решт отряд из 800 человек при 3 орудиях. Часть отряда двинулась вверх по реке на шлюпках. По пути был захвачен город Бери-Базар. На полпути к Решту путь преградил 7-тыс. персидский корпус. Завалишин энергично атаковал противника, который занял господствующие высоты, но прорваться к Решту не смог. Персы разрушили каменный мост через широкий оросительный канал и русские солдаты были остановлены, одновременно попав под перекрестный огонь. К тому же тяжелое ранение получил подполковник Асеев. Отходить пришлось постоянно отбивая атаки персов. Отряд ещё около месяца находился в Гилянской провинции, постоянно отражая вражеские вылазки. Кроме того, большая влажность и жара привели к появлению большого количества больных. Завалишин имел слишком мало сил и ресурсов, чтобы прочно закрепиться на южном берегу Каспия. Для сравнения, в Персидском походе Петра I в 1722-1723 гг. участвовало до 37 тыс. пехоты, кавалерии и моряков, при участи многочисленной иррегулярной конницы (казаки, калмыки и пр.); в Персидском походе Зубова в 1796 году первоначально участвовало до 13 тыс. человек, а затем численность экспедиционного корпуса была доведена до 35 тыс. человек. Изначальная малочисленность сил Цицианова, не давала ему развернуться в полную мощь.

Вскоре персидские пленные сообщили, что шах направил гилянскому губернатору подкрепления – 6 тыс. солдат с артиллерией. Завалишин отвел отряд в Энзели, где можно было опереться на огонь корабельной артиллерии. 20 июля отряду пришлось покинуть Энзели и взять курс на Баку. 12 августа флотилия бросила якорь в Бакинской бухте. Генерал-майор Завалишин предложил бакинскому правителю Хусейн Кули-хану сдать город. Гусейн Кули-хан ещё в конце 18 столетия, опасаясь персидского вторжения, просил о принятии его в подданство России. Однако теперь хан не хотел сдавать город. Бакинцы решили оказать сопротивление и отправили имущество в горы.

Флотилия несколько дней обстреливала крепость. Однако выход из строя двух мортир (их разорвало) из четырех имеющихся, и израсходование всех зарядов к единственному единорогу сделало дальнейшую бомбардировку мало действенной. Огонь из орудий меньшего калибра не мог разрушить мощные укрепления. К концу августа десант овладел передовыми укреплениями и господствующими высотами. Ханское войско. Сделавшее вылазку из крепости, было разбито. Однако предшествующие бои в Гилянской провинции и особенно повальные болезни сильно уменьшили численность отряда: боеспособными осталось только около 700 человек. К тому заканчивалось продовольствие и боеприпасы. Одновременно к бакинскому хану прибыли на помощь войска дербентского хана Шейх-Али и казикумыкского Сурхай-хана. Завалишин был вынужден снять осаду. 9 сентября флотилия покинула Бакинскую бухту.

Гилянская экспедиция. Осада Баку и гибель Цицианова


Поход Цицианова на Баку

Цицианов был очень огорчен таким исходом экспедиции. Считал, что русская слава понесла убыток от действий Завалишина. Наместник приказал совершить новую попытку по захвату Баку. Но и повторная попытка овладеть Баку успеха не имела. Завалишин обратился за помощью к Цицианову. Главнокомандующий поняв, что обескровленный отряд, без сильной артиллерии, не способен взять сильную крепость, решил ударить сам. Князь сформировал 2-тыс. отряд при 10 орудиях и с присущей ему решительностью двинулся через Ширванское ханство к Баку. Завалишину и Каспийской флотилии снова предписали идти к Баку. Бакинскому хану ещё раз предложили перейти в подданство России. Проект договора предполагал ввести в Баку портовое управление, в крепость вводился гарнизон 1 тыс. русских солдат. Хану предлагали годовое содержание в 10 тыс. рублей.

У крепости снова высадился десант Завалишина. Бакинский хан заперся в крепости. Поход Цицианова начался в зимнее время. С одной стороны это было выгодно, снег, выпадавший в горном крае от Тавриза до Карабаха, отнимал у персидского командования возможность перебросить на помощь Баку войска. Подчинив Ширванское и Бакинское ханства Цицианов надеялся получить от Тегерана мир, установив границу империи по река Куре и Аракс.

Надо отметить, что этот поход тяжело дался Цицианову. Он тяжело болел и был в мрачном расположении духа. Очевидцы затем скажут, что князь «точно предвидел свою кончину». Отряд выступил 23 ноября 1805 года. По дороге Цицианов тяжело болел. Приступы болезни заставляли его по несколько раз в день останавливаться, а затем догонять войска. 30 января 1806 года Цицианов подходит к Баку и требует немедленной сдачи у хана. После недолгих переговоров, бакинский хан согласился капитулировать.

Гибель Цицианова

8 февраля 1806 года должен был состояться переход Бакинского ханства в подданство Российской державе. Передовое укрепление у города было занято небольшим отрядом пехоты. Цицианов в 9 часов утра отправился принимать капитуляцию. С ним был только переводчик – подполковник князь Елизабар Эристов и казак, чтобы следить за лошадьми. Князю в этот день отказала его обычная предосторожность в отношении кавказских феодальных правителей.

Местом встречи был колодец в 100 саженях от крепостных ворот. Время шло, а Хусейн Кули-хан не показывался. Тогда кавказский наместник приказал Эристову съездить к воротам и напомнить правителю Баку, что он оскорбляет представителя российского императора. Вскоре из ворот выехали бакинские старейшины-беки и комендант с символическими ключами от крепости и преподнесли хлеб и соль. Сказали, что хан боится и не будет на встрече. Цицианов предложил хану выехать хоть с тысячным конвоем, а он будет только с Эристовым. В противном случае переговоры будут прерваны, и он вернется к стенам уже с солдатами.

В это время подъехал хан с эскортом. Хусейн Кули-хан дружески обнялся с Цициановым, они были знакомы ещё со времен Персидской экспедиции 1796 года. Затем воины хана застрелили Цицианова и Эристова, а наместника обезглавили. Из ворот крепости выехал большой отряд, который забрав хана и убитого наместника, вернулся за стены. По донесению Завалишина Цицианова убил приближенный хана – Ибрагим-бек. Голову и руки кавказского наместника Ибрагим-бек отвез персидскому принцу Аббас-Мирзе. Тот пожаловал ему за это предательское убийство титул хана и земли.

Есть ещё одна версия гибели Цицианова. Это рассказ нукера-воина, который присутствовал на этой встрече. По его словам, в Баку в это время было два персидских хана, которые присматривали за Хусейн Кули-ханом, чтобы не допустить его сближения с русскими, с которыми он уже ранее сносился для принятия подданства России. Действовали они через двоюродного брата хана – Ибрагим-бека, который ненавидел родственника и сам домогался власти. Он и взялся убить Цицианова, чтобы прервать переговорный процесс и навсегда рассорить русских с бакинцами. Хусейн-хан об этом ничего не знал. Ибрагим со своими воинами убили Цицианова и Эристова, хан был потрясен этим убийством, но сделать уже ничего не мог. Ночью Ибрагим бежал в Тавриз, где передал голову Цицианова персам.

К сожалению, Завалишин оказался не на высоте в этой ситуации. Трагическая гибель Цицианова подействовала на него удручающе. В эти часы решался вопрос о чести и славе Российской империи и Русской армии, но он предпочел отвести войска от крепости. Оправдываясь нехваткой продовольствия и большим числом больных. Хотя офицеры отряда требовали немедленно пойти на штурм и отомстить за подлое убийство главнокомандующего. Все войска погрузили на корабли Каспийской флотилии и отплыли в море, прибыв сначала на остров Сары. А через месяц к берегам Северного Дагестана, где отряд Цицианова отбыл к Кизлярской крепости. Правда, враги недолго торжествовали, уже через год Бакинское ханство было включено в состав России.

Итоги и значение деятельности Цицианова

В лице Павла Дмитриевича Цицианова Российская империя понесла большую утрату. Этот умный, решительный и активный государственный деятель управлял Кавказом всего три года, но за столь короткий сок смог совершенно изменить баланс сил в пользу России. Он принял в управление сравнительно небольшую территорию – Восточную Грузию (Картли-Кахетию), и раздвинул границы империи до Черного и Каспийского морей. Он после себя оставил Русское Закавказье почти в границах начала 20 столетия. И все эти деяния были совершены в трудное для России время, когда приходилось готовиться к войне со Швецией, Францией и Османской империей. В это время Цицианов не мог рассчитывать на серьёзную помощь со стороны России. Прибытие одно-единственного пехотного полка считалось большим подкреплением. Кавказский наместник с совершенно незначительными силами, опираясь на политическую волю, решительность и стойкость русских солдат, смог твердо встать на Южном Кавказе и подчинить целый ряд феодальных владений.

Цицианов успокоил Грузию, усмирил лезгин, присоединил к России Имеретинское царство и Мингрельское княжество. Грузия была освобождена от постоянной угрозы со стороны Турции и Персии, перестала платить дань лезгинам. В область легенд отошли предания о набегах горцев, разрушении селении, уводе пленных. Перестала Грузия платить дань не только деньгами, но юношами и девушками для гаремных утех. Только Имеретия должна была отсылать туркам по 80 пар юношей и девушек в турецкие гаремы. Ушла угроза исламизации Грузии. В 17-18 столетия Грузия уже настолько была покорена персами, что её трудно было отличить от других персидских провинций. Тегеран стал местом жительства грузинской аристократии. Шахи требовали, чтобы грузинские цари и князья принимали ислам. Целая народность в области Лазика была переведена в мусульманство. В одно единое целое грузинские области – Кахетия, Картли, Имеретия, Мингрелия, Гурия, Абхазия, Сванетия были объединены только под русской властью, чего не было со времени царицы Тамары в 12 столетии. Грузия получила перспективу вернуть области, которые ещё остались под властью Турции. С 1801 года Тифлис фактически стал столицей Закавказья.

Несмотря на эти достижения, многие грузинские исследователи не любят Цицианова и ставят ему в вину меры по русификации области, выселение из Грузии всех членов Кахетинско-Карталинского Царского Дома и жестокость в отношении грузинской аристократии. В частности, наместник направлял подобные послания землякам-грузинам: «Неверные мерзавцы! Вы, наверно, считаете, что я грузин... Я родился в России, там вырос и душу русскую имею».

Наместник успешно начал войну с Персией, отбил попытки персидской армии вторгнуться во владения подконтрольные России. В 1804 году штурмом взял крепость Гянджу, подчинив Гянджинское ханство. Подчинил России Шурагельскую область, Карабахское, Шекинское и Ширванское ханства. Трагическая гибель Цицианова не остановила победную поступь Российской империи. Другие кавказские наместники доведут дело до логического завершения: сокрушат в двух войнах Персидскую державу, присоединят к России Эриванское ханство – Восточную Армению, другие северокавказские и закавказские земли. Знаменитый «гроза горцев» Ермолов считал Цицианова своим учителем в кавказских делах и вспоминал о нем постоянно: «Со времени кончины славного князя Цицианова, который всем может быть образцом и которому там не было не только равных, ниже подобных, предместники мои оставили мне много труда». «Каждое действие его в здешней земле удивительно; а если взглянуть на малые средства, которыми он распоряжал, многое казаться должно непонятным».

Хорошо себя показал Цицианов и в области гражданского управления. При нём приступили к разработке дороги с Кавказской линии в Грузию, обновили город-крепость Владикавказ, учредили постоянное почтовое сообщение по Военно-Грузинскому тракту. Наместник уделял вниманию развития системы образования в Тифлисе, о присылке русских учителей, доставке книг, учебных пособий. Поощрял обучение грузинской молодежи в учебных заведениях империи. Навел порядок в законодательной сфере, унял самоуправство местных ханов и беков. Поощрял развитие земледелия, ремесел и торговли. Князь заложил основы военной и административной политики Российской империи в Закавказье.

После присоединения Баку к России прах кавказского героя будет предан погребению в городской армянской церкви. Через несколько лет прах Цицианова будет перенесен в грузинскую столицу, в тифлисский Сионский собор. Перенесение началось 27 ноября 1811 года. Гроб был поднят и вынесен офицерами бакинского гарнизона. Траурную процессию до самого Тифлиса сопровождали войска, отдавая воинские почести своему вождю. Весь Тифлис вышел навстречу процессии и безмолвно сопровождал прах смелого полководца и князя, чей род нисходил к династии последних картли-кахетинских царей. По приказу нового кавказского наместника, маркиза Паулуччи, над могилой был поставлен памятник. В эпитафии говорилось: «Под сим монументом сокрыты тленные останки Цицианова, коего слава переживет прах его». В 1846 году в Баку был поставлен памятник «на вечную память», который расположили в ста метрах от места гибели полководца, в конце Цициановской улицы.


Памятник князю Цицианову в саду его имени (Баку)
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

116 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти