Национальный характер и военное дело

Национальный характер и военное делоСоединенные Штаты – это государство, которое было создано потомками свободолюбивых и предприимчивых европейских пилигримов, принесших в Америку особенности национального характера англосаксов и романских народов и сформировавших свое общественное сознание. Национальный характер – это совокупность основных отличительных черт характера (психических свойств) большинства граждан государства, которые проявляются в особенностях поведения и в отношении к окружающей действительности и сказываются на всех действиях данного государства.

Общественное сознание людей в государстве отражает национальный характер и является действующим на данное время сплавом представлений, убеждений и установок большинства граждан страны (относительно общих желаний и устремлений, образа жизни и поведения, семьи и морали, науки и предрассудков, обычаев и предубеждений, религии и рас, безопасности своего дома и своего государства, относительно своего места в обществе и места своего государства в мире).


ОБЩНОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Национальный характер и общественное сознание участвуют в формировании воли нации, определяющей цели, которые государство ставит перед собой, и средства, которыми оно пользуется для достижения этих целей.

Знание основных черт американского национального характера и особенностей общественного сознания США может помочь понять образ и направленность мышления в этой стране и предвидеть возможные действия в области строительства и использования вооруженных сил этой страны для достижения национальных целей. Сами американцы насчитывают около полутора десятков «основных черт национального характера США». Разумеется, все они положительные. В их числе патриотизм, оптимизм, прагматизм, энергичность, вера в свои способности, уверенность в своих возможностях преобразовать мир, чувство нового. Русским людям бросались в глаза такие черты граждан США, как отсутствие расхлябанности, надежды «на авось да небось», высокая организованность и культура работы американцев; тщательность теоретической проработки любых практических вопросов; системность в наметках и воплощении в жизнь различных планов и программ, умение продумывать, предвидеть и решать все главные вопросы и все второстепенные детали при долгосрочном планировании; неуклонное следование критерию «стоимость–эффективность»; умение и страсть делать деньги. Немцев удивляла такая черта американцев, как научный подход ко всему, начиная с футбола и кончая войной.

Основу общественного сознания по военному делу составляют следующие положения. Американцы считают, что Соединенным Штатам Америки самим Божественным провидением определена исключительная судьба – всегда идти впереди всех стран и вести весь мир за собой по проложенному ими пути (иными словами, высшая сила уполномочила США быть мировым гегемоном и вознестись превыше всех). Средством достижения этой цели и попутно обеспечения мира для США американцы полагают силу во всех ее видах и угрозу ее применения (отсюда идет тезис об опоре на силу). Гарантией недопущения войны и победы в войне в США считают поддержание качественного и количественного преимущества в военной технике над любым вероятным противником (т.е. делается ставка на военно-техническое превосходство). Наиболее надежным способом удержания вероятного противника от нападения на США и от действий против их интересов там считают сдерживание противника устрашением на основе силы и неоспоримого военно-технического превосходства США. Навязывание вероятному оппоненту своих условий применения силы, вступления в бой и правил ведения войны обеспечивает Соединенным Штатам выбор оружия, места и времени его применения. Наиболее экономичным для себя способом борьбы с вероятным противником американцы считают коалиционную войну. Легче предотвратить войну в зародыше, чем вести ее. Прибыль победы должна быть значительно выше стоимости ее достижения. Война должна вестись вдали от США, на территории и в воздушном и морском пространстве противника. Она должна быть короткой, малокровной (для американцев) и только победоносной, демонстрирующей мощь США.

Остановимся на нескольких чертах американского характера, прямо или косвенно влияющих на строительство и использование вооруженных сил (ВС).

У ДЕМОКРАТОВ СОБСТВЕННАЯ ГОРДОСТЬ

Патриотизм. Североамериканцы гордятся тем, что первыми в современном мире создали демократическое государство, провозгласив еще в 1776 году в своей «Декларации независимости» равенство граждан, отказ от сословных привилегий и утвердив в 1791 году в «Билле о правах» свободу личности, слова, собраний и вероисповедания. Они верят в превосходство своего общественного строя и в способность США быть лидером в переустройстве мира, сделав ставку на неоспоримую военную мощь страны.

Деловитость. Американская деловитость – это вера в свои способности, сметка, предприимчивость, трудолюбие, напористость в работе, основательность, уверенность в конечном желаемом итоге работы (лозунг «Можешь – делай») тех людей, которые сделали свою страну самой богатой, сильной и привлекательной, которые умеют держать данное слово и доверять слову соотечественников. «Американская деловитость, – говорил в 1924 году Сталин, – это та неукротимая сила, которая не знает и не признает преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие препятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело…»

И если американцам удалось одержать верх в холодной войне против СССР, само существование которого как «империи зла» устрашало Соединенные Штаты, то не надо сомневаться и в том, что эта страна построит почти глобальную или глобальную систему противоракетной обороны (ПРО) от баллистических ракет (БР). Этот «зонтик» американцы предназначили для прикрытия своего «стеклянного дома» и домов своих союзников и друзей от «камней» оппонентов. Создание такой глобальной ПРО от БР станет первым шагом на пути к выполнению задачи построения противокосмической обороны (ПКО) планеты Земля от астероидно-кометной опасности (АКО). Дальнейшее повышение уровня развития науки и техники в США (на основе достигнутого по развитию ПРО) позволит им в дальнейшем самостоятельно или во взаимодействии с другими странами приступить к решению задач ПКО от АКО и сделать это до наступления времени реальной угрозы для человечества.

Что же касается обеспечения национальной безопасности от «земных» угроз, то здесь существует логика завоевания военно-технического превосходства над потенциальными оппонентами. Чтобы знать возможности и намерения противника и осуществлять целеуказание, нужна разведка. Чтобы на основе осведомленности об обстановке принимать наиболее правильные решения и при этом упреждать противника в скорости как принятия решений, так и организации их выполнения, необходима современная информационно-управляющая система. Чтобы добраться до избранных объектов, требуются платформы – носители средств доставки и средства доставки (со средствами кинетического и некинетического поражения). Чтобы как можно быстрее уничтожить или нейтрализовать объекты противника с наименьшими своими потерями и с наименьшим уровнем расхода своих материальных средств, оружие должно быть высокоточным (ВТО) с потребным для выполнения задач уровнем его могущества.

Совершенствование всех этих четырех составляющих с максимальной автоматизацией и роботизацией – это дело, которым занимается научно-технический и военно-промышленный комплекс США. Существует и логика применения военной силы, основанная на основных принципах ведения войны. Это единство цели в виде решения главных задач, единство командования, простота планов ведения войны, массирование мощи, экономия сил, решение задач войны наступательными действиями, маневр, внезапность, обеспечение безопасности, поддержание высокого морального духа. К ним американцы добавили совместность –одновременные и взаимно дополняющие друг друга совместные действия всех видов и родов ВС, обеспечивающие не сложение, а умножение сил – так называемый синергизм.

В соответствии с духом времени деловой подход к применению военной силы ныне заключается и в том, чтобы в любых операциях осуществлялось ослепление, оглушение, обезглавливание и обезоруживание противника. Разнесенными по районам силами нанести быстрые, опережающие и согласованные по месту, времени и цели удары по центрам тяжести противника для слома его способности и воли к сопротивлению путем достижения максимального воздействия наименьшим масштабом применения оружия с наиболее выгодным выбором объектов поражения. Но, как цитировал китайского классика президент Рональд Рейган, «одержать сто побед в ста битвах – это еще не верх искусства. Верх искусства состоит в том, чтобы покорить врага без боя».


ДЕНЬГИ СЧЕТ ЛЮБЯТ

Прагматизм (в смысле расчетливость) – это как стремление американцев всегда и во всем получать реальные выгоды, преимущества, прибыль, так и желание сократить вынужденные издержки. Они не хотят повторения Перл-Харбора и сентябрьских событий 2001 года. Не хотят войны на своей территории. Не хотят быть пушечным мясом в заморских войнах. А потому предотвращение нежелательных для них войн столь же важно, как и одержание победы в заранее выгодных для них войнах. Тем более что стоимость предотвращения войны на своей территории устрашением значительно ниже общей стоимости такой войны.

Расчетливость – это сильное качество и законодателей. В комитетах и подкомитетах обеих палат Конгресса детально обсуждают проект ежегодно представляемого Министерством обороны военного бюджета и представляемые видами ВС обоснования расходов с точностью до одного человека, до единицы техники, до одного летного/ходового часа. Конгресс отсекает попытки протащить новоделы, когда не выработаны ресурсы хорошо показавшей себя существующей военной техники или когда расходы на эти новоделы выходят за границы установленных предельных уровней их превышения. Американцы уповают на количество, дальность, точность, скорость оружия.

По расчетам 90-х годов и опыту первых лет нового века для нанесения поражения стране с населением 10–25 млн. человек требуется уничтожить или нейтрализовать 15–20 тыс. целей. Если в войне против Ирака в 1991 году для этого понадобилось применить 226 тыс. бомб и ракет (из них 7% высокоточных), то в 2003 году это число сократилось до 29 тыс. (из них 68% высокоточных). Примечательно, что в войне 2003 года против Ирака для уничтожения или нейтрализации одной цели (а их было около 20 тыс.) затрачивалось в среднем полтора боеприпаса в виде авиабомбы, авиационной или корабельной ракеты общей массой 750 кг (без учета расхода артиллерийских снарядов наземными силами и авиацией).

По критерию «стоимость–эффективность» выгоднее приобретать крупные партии военной техники. Поэтому американцы строят большие серии платформ – носителей высокоточного оружия: свыше 2400 истребителей F-35, около 500 истребителей-штурмовиков F/A-18E/F, не менее 70 ракетных эсминцев типа «Берк», до 30 многоцелевых атомных подводных лодок типа «Вирджиния». Это же касается управляемых авиабомб (УАБ), управляемых ракет (УР), крылатых ракет воздушного и морского базирования (КРВБ и КРМБ). Серии производимых УАБ с лазерным или спутниковым наведением исчисляются сотнями тысяч (к 2013 году произведено 225 тыс. УАБ типа JDAM со спутниковой системой наведения). Серии УР для действий по наземным целям состоят в зависимости от их предназначения и дальности из тысяч ракет (в 2020 году ВМС США получат девятитысячную КРМБ «Томагавк»), из десятков тысяч ракет (УР «Мейверик»), из сотни тысяч ракет (УР APKWS). Сравнительно низкая стоимость управляемой авиабомбы (несколько десятков тысяч долларов за превращение обычной неуправляемой бомбы в управляемую планирующую) в сочетании с низкой стоимостью одного летного часа пилотируемого летательного аппарата (менее 10 тыс. долл.) или беспилотного летательного аппарата (БЛА) делает эту комбинацию средства поражения и платформы наиболее привлекательной для налогоплательщиков.

Осуществляется последовательное и целенаправленное насыщение различными видами обычного высокоточного оружия (автономного и дистанционного управления, дозвуковым и сверхзвуковым, авиационным и корабельным) диапазона дальности его применения (5–2500 км сейчас с возможностью увеличения границы диапазона с 2500 до 3700–4600 км и более). ВС США всегда стремились к повышению дальности высокоточного оружия (ВТО обеспечивает поражение цели одним боеприпасом с вероятностью 50% и лучше) до 1000–2500 км и размещению такого дальнобойного оружия на максимально большом количестве кораблей и самолетов, с тем чтобы иметь возможность массированного применения обычной огневой мощи по любому объекту на суше, где бы он ни находился. Известно, что на удалении от моря в 370 и 925 км проживает соответственно 75 и 95% населения мира. А море – это возможность маневра и доступа для воздействия на противника. Уже в первом десятилетии нашего века палубная авиация каждого из 10–11 авианосцев США была способна поражать ежесуточно до 1080 целей на удалении до 370 км, а для 125–140 крейсеров, эсминцев и многоцелевых атомных подводных лодок имелось 1500–4000 КРМБ с дальностью до 1500–2500 км. Бомбардировщики ВВС обладали ограниченным запасом КРВБ с дальностью до 1500 км (сейчас есть менее 200 AGM-86C), а истребительная авиация вообще не располагала подобными ракетами. Но уже поступает на вооружение бомбардировочной и истребительной авиации ВВС (а позже, возможно, и истребительно-штурмовой авиации ВМС) новая КРВБ – AGM-158: 2400 ракет с дальностью полета 370 км и с 2013 года 2500 ракет с дальностью полета свыше 900 км. Вооружение этой ракетой истребительной авиации резко повышает ее возможности по нанесению глубоких ударов без захода в зону действия системы ПВО противника. Точность управляемого оружия (при КВО в 1–10 м) уже сейчас достаточно высока. Что касается поступления на вооружение сверхзвуковых и гиперзвуковых КР с дальностью свыше 900–3700 км и гиперзвуковых управляемых артиллерийских снарядов с дальностью до 370 км для действий по наземным и морским целям, то это только вопрос времени.

Американские войска могут высадиться в любой точке земного шара

ИННОВАЦИИ НЕ В СЛОВАХ, А В ДЕЛАХ

Новаторство американской нации проявляется в непрерывном поиске новых идей, в постоянной готовности к экспериментам, в быстроте претворения идей в жизнь. Американцы гордятся тем, что первенство в создании парохода, самолета, компьютера, в овладении ядерной и термоядерной энергией, во внедрении спутниковой связи и навигации, в высадке первых людей на Луне, в изобретении Интернета и во многом другом принадлежит им, и они уверены, что и впредь будут осуществлять эпохальные открытия и изобретения. Американцы умеют быстро реализовывать не только свои, но и чужие идеи, развивая их и дополняя масштабностью.

«Иссечение мозга германской нации» после Второй мировой войны, выразившееся в перемещении в США тысяч ученых и конструкторов, в захвате как трофеев более миллиона изобретений и свыше 340 тыс. патентов, позволило Соединенным Штатам опередить своих конкурентов во всех областях науки и техники. Немецкие идеи и разработки по МБР и БР меньшей дальности, по подводной лодке с ядерной энергетической установкой и с баллистическими ракетами, по ракетным и реактивным двигателям, по управляемому оружию были использованы сполна. Да и сейчас, например, при подготовке к созданию новой МБР, которая должна будет находиться на вооружении с 2025 по 2075 год, американцы изучают и при необходимости переймут опыт эксплуатации МБР наземного базирования в СССР/РФ (на мобильных грунтовых и железнодорожных пусковых установках) и туннельного базирования в КНР.

США опережают другие страны в создании оружия мгновенного действия (ЭМИ-оружие, СВЧ-оружие, лазерное, противокомпьютерное), управляемого на расстоянии и роботизированного оружия, боевых космических платформ (вспомните прототип инспектора-перехватчика-истребителя ИСЗ с обозначением Х-37В). Американцы первыми осознали, что в урбанизированном более чем на 50% мире основным местом приложения военной силы становятся города, и подготовились к ведению боевых действий в населенных пунктах теоретически и практически. «Гуманизация» боевых действий в городах привела, например, к созданию как нелетальных средств борьбы, так и боеприпасов «фокусированной летальности» и «уменьшающих побочный ущерб».

Начавшаяся в США в конце ХХ века «революция в военном деле» имела одним из своих достижений создание беспилотной авиации, уже теснящей пилотируемую авиацию во всех видах ВС. Скоро беспилотные летательные аппараты (БЛА) будут в каждом взводе наземных сил, на каждом корабле ВМС. К 2020 году американцы планировали ввести в строй систему BAMS из 68 БЛА дальнего действия RQ-8, которые будут вести непрерывную воздушную разведку в океанских и морских районах (одним или более БЛА одновременно в каждом районе на удалении до 3700 км от баз вылета).

Впервые в мире американцы создали Объединенное командование сил специальных операций (ОК ССО), резко увеличив численность спецназа в видах Вооруженных сил и организовав планомерную переподготовку его личного состава и спецназовцев союзных и дружественных стран в созданном университете ОК ССО. События в Ливии и Сирии показали правильность и этого предвидения.

В США военная наука быстро отзывается на перемены в военно-политической обстановке и своевременно диктует изменения в военно-технической сфере. Стратегия «региональной обороны» Джорджа Буша-старшего была сменена стратегией «упреждающих действий» Джорджа Буша-младшего. Концепция «воздушно-наземного сражения» 1980-х годов уступила место концепции «совместного воздушно-морского сражения» 2010-х годов. Концепции «глобального удара» и «совместного оперативного доступа» призваны обеспечить «вышибание двери» на ТВД и свободу использования военной мощи США на ТВД как введенными туда силами, так и силами извне. Свидетельством американского новаторства в военном искусстве и в военной технике является ведение войн малой кровью граждан США. Безвозвратные потери в колониальных войнах США против КНДР и Вьетнама исчислялись десятками тысяч, а против Ирака и Афганистана – уже только несколькими тысячами американских военнослужащих. Характерно, что в ходе проведения военных операций в Афганистане потери убитыми в бою у ВС США за сопоставимое время были на порядок меньше чем у ВС СССР.

СИСТЕМНОСТЬ И МОБИЛЬНОСТЬ

Простота (в смысле удобства и системности). Эта американская черта здравого смысла проявляется в одежде, в питании, в отношениях между собой, в упорядоченности структур, в разумности решений и в организации их выполнения. В Вооруженных силах США существует простой и стройный порядок обозначения материальных средств и документов. Например, используется единая система обозначения летательных аппаратов. Если мы встречаем обозначение В-2А, то знаем, что это бомбардировщик (В) второй модели (2) первой модификации (А). Точно так же мы знаем, что F-35С – это истребитель (F), С-17 – транспортный самолет (С), а КС-135 – заправщик (К) на основе транспортного самолета. Есть порядок обозначения документов в Министерстве обороны. Интересна система обозначения (нумерации) оперативных соединений и объединений. Удобна действующая в ВС система постоянных и временных воинских званий. Постоянные звания (их восемь) присваиваются офицерам в соответствии со служебной аттестацией и выслугой лет в прежнем звании, наличием вакансий и в порядке строгой очереди. Временные звания (их 11) присваиваются одновременно с назначением на должности, которые должны замещаться, как правило, офицерами в более высоком звании, чем их постоянное звание. А это способствует быстроте продвижения по службе перспективных офицеров и утверждению их авторитета без ущемления субординации. Дуайт Эйзенхауэр, имевший в 1918 году постоянное звание капитана, был снижен во временном звании на две ступени (с подполковника до капитана), а в 1936–1944 годах он прошел через семь временных званий (от подполковника до генерала армии), закончив военную службу с высшим постоянным званием генерал-майора.

Непоседливость (мобильность) американцев достаточно известна всем. Это самая «моторизованная» нация в мире с сотнями миллионов автомашин и мотоциклов, миллионами водных судов, с перевалившим за полмиллиона числом воздушных судов, удовлетворяющими потребности и амбиции жителей страны. Американцам тесно в США, щупальцами своей экономики они опутали весь мир, сделав его сферой своих глобальных жизненных интересов. Для защиты этих интересов они создали такую военную мощь, про которую сами же говорят: «Нет в мире силы, равной нам!»

Авиационный парк ВС страны имеет летательных аппаратов столько, сколько их у пяти ведущих в авиации стран мира; девиз авиаторов «Глобальная мощь – глобальная досягаемость». ВВС готовы к «глобальному удару» и «быстрому глобальному удару».

ВМС страны имеют на надводных кораблях такое количество пусковых ракетных установок, какого нет у надводных кораблей 20 сильнейших флотов мира. Военные моряки руководствуются концепцией «удара с моря» и «кооперативной стратегией мощи в ХХI веке» с ее идеями «глобального военно-морского присутствия», «глобального распределения военно-морской мощи», «глобальной досягаемости».

КОНЦЕНТРАЦИЯ СИЛЫ

Присущая американцам мобильность ярче всего выражается в возможностях авиации и флота. В авиации введение постоянно действующей системы дозаправки самолетов топливом в воздухе «летающими танкерами» – самолетами-заправщиками (способами встречи в назначенном месте, сопровождения в полете, круглосуточного ожидания в определенных районах) привело к увеличению продолжительности полетов и дальности беспосадочных перелетов боевых и транспортных летательных аппаратов, расширив боевой радиус действий не только бомбардировочной, но и истребительной и штурмовой авиации. США создали такой парк самолетов-заправщиков, который в 2–2,5 раза больше парка аналогичных самолетов у всех стран мира. В ВВС его основу представляют примерно 450 заправщиков КС-135 и КС-10. В морской пехоте насчитывается около полусотни транспортно-заправочных самолетов КС-130. В ВМС истребители-штурмовики F/A-18E/F обладают способностью быстрого превращения в заправщики (и наоборот). Этот флот самолетов-заправщиков обеспечивает при необходимости быстрые трансокеанские переброски сотен и тысяч боевых самолетов с континентальной части США в передовые районы Азии и Европы. Например, беспосадочный перелет из США в Европу или на Ближний Восток одной истребительной эскадрильи с несколькими дозаправками в воздухе занимает 10–14 часов. В период холодной войны через Атлантику в Европу планировалось при необходимости таким образом перебросить 60 эскадрилий тактической авиации за первые 10 суток.

Дозаправка в воздухе позволяет глубже проникать в воздушное пространство противника и дольше там действовать. Это показала практика нанесения ударов бомбардировочной, истребительной и штурмовой авиацией США с аэродромов стран Персидского залива и с авианосцев в Аравийском море по целям в Афганистане.

Столь же мобильны и авианосные ударные группы (АУГ) ВМС США. В годы холодной войны они могли совершить переход из баз континентальной части страны к Камчатке и в Норвежское море за неделю. Каждая АУГ, состоящая из одного авианосца, нескольких ракетных крейсеров и эсминцев и имеющая боезапас для поражения нескольких тысяч целей, совершает переход в заданный район и может осуществлять маневрирование в районе боевого применения со скоростью около 900 км в сутки.

Мобильность сухопутных войск (СВ) и морской пехоты (МП) гарантируют возможности военно-транспортной авиации по переброске личного состава и части материальных средств СВ, МП и ВВС из США в передовые районы с темпом 20–40 млн. тонно-километров в сутки. Как видно, мобильность – это ключ к маневру, массированию сил и захвату инициативы.

Завершая разговор о деловитости и расчетливости, системности и новаторстве североамериканцев, не следует забывать о их взвешенном и реалистичном подходе к оценке той обстановки, которая сложится в ближайшие 10–30 лет. Вряд ли национальный истеблишмент позволил бы себе держать явно избыточную военную мощь страны без понимания того, что внутренние трудности, природные изменения, расширяющийся глобализм, ужесточение конкуренции, утверждение многополярности в мире предвещают для Соединенных Штатов борьбу за выживание.
Автор:
Маркелл Бойцов
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

136 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти