Русское оружие на твоем экране. Про ОПК без восторга и причитаний

На канале «Вести-24» российского телевидения начались передачи «Русское оружие». Так, «Вести-24» по примеру других российских федеральных каналов приобрели собственную передачу, посвященную военно-технической тематике. И хотя на российском телевидении, на первый взгляд, нет недостатка в подобных проектах, «Русское оружие» может существенно изменить ситуацию с информированием общественности о состоянии и путях развития отечественного ОПК.

Русское оружие на твоем экране. Про ОПК без восторга и причитаний

Парадоксальность нынешней ситуации с освещением работы российской оборонной промышленности заключается в том, что при обилии специализированных СМИ и телепрограмм составить сколько-нибудь правильное представление о ситуации в отрасли, не имея специальных знаний, невозможно. В вопросах, касающихся развития ОПК, российские СМИ в целом не исполняют свою функцию объективного информирования публики, не имеющей специальных познаний в военной сфере, о текущей ситуации в важнейшей отрасли национальной экономики. Они не способны дать не только широкой общественности, но и не связанным с ОПК представителям российского политического класса сколько-нибудь внятное представление о происходящем. В результате даже, казалось бы, хорошо информированные люди, участвующие в формировании государственной политики, высказывают абсурдные мнения о российском военно-техническом потенциале, вплоть до заявлений о его полном отсутствии и продолжающемся производстве исключительно советских образцов техники.


МИФОЛОГИЗАЦИЯ ОБОРОНКИ

Советская мифология отечественного оружия, «не имеющего аналогов в мире», нанесла немало ущерба отечественной экономике и национальной безопасности. Но, за небольшими исключениями, она уже бесповоротно ушла в прошлое. На смену ей пришли еще более вредные постсоветские мифы о тотальном развале, деградации и едва ли не исчезновении отечественного ОПК. Эти мифы живут собственной жизнью, они не имеют связи с реальной жизнью и не нуждаются в этой связи.

Отчасти их распространению способствуют конфликты, связанные со сложными институциональными противоречиями между ОПК и Министерством обороны. Другим важным фактором формирования информационного фона вокруг отрасли являются медиавойны между входящими в нее предприятиями, ведущими борьбу за активы или контракты. Примеры убийственных информационных войн между предприятиями российского ОПК, приводивших в прошлом к дискредитации целых отраслей, хорошо известны. В этой ситуации на фоне реально имеющегося роста экспорта вооружений на 12% – до 15.2 млрд. долл. в 2012 году – мы имеем регулярно повторяющиеся в СМИ утверждения о «развале» промышленности, о ее превращении в «черную дыру», ее полной неспособности выпускать оружие в соответствии с современными требованиями и так далее. На фоне многократного увеличения поступлений в войска новых образцов техники и вооружения в СМИ продолжают повторять мантру об отсутствии существенного прироста закупок нового оружия по сравнению с 1990-ми – началом 2000-х годов.

Наличие у российской оборонной промышленности многочисленных технических, кадровых, институциональных проблем очевидно. Получающие все большее распространение среди российского политического класса мнения о ее «развале» и «неспособности к развитию» не имеют никакой связи с этими проблемами и противоречат известным и легко проверяемым фактам.

Распространение мифов о низком потенциале российской промышленности, происходящее нередко стараниями самих предприятий промышленности, ведущих борьбу друг с другом, а до недавнего времени – и при прямом участии некоторых представителей Министерства обороны, может иметь серьезные политические последствия. «Неспособность» промышленности выполнить поставленные перед ней задачи была одним из главных аргументов, выдвигавшемся бывшим министром финансов Алексеем Кудриным против реализуемой сейчас масштабной программы перевооружения.

ГПВ-2020 вообще является популярным объектом критики в российских СМИ. В очень многих случаях эта критика, касающаяся конкретных программ, вполне обоснована, но часто оспаривается сама необходимость в значительном наращивании военных расходов. Такой подход – следствие невежества, непонимания технических аспектов военного дела и игнорирования того факта, что Россия сейчас расплачивается за 15 лет отсутствия всякого финансирования развития своих Вооруженных сил и перерыв в закупках обычных вооружений.

ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ ОБЪЕКТИВ

Созданная при участии Военно-промышленной комиссии программа «Русское оружие» является, таким образом, одной из первых попыток руководства отрасли дать сбалансированный взгляд на ее состояние. Помимо блоков новостей, программа состоит из сюжетов, посвященных конкретным предприятиям и программам перевооружения, которые в настоящее время «на слуху». К ним можно отнести, например, поступающие в значительных количествах в российскую армию новые бронетранспортеры БТР-82А, впервые принявшие участие в параде Победы.

Новым бронетранспортерам был посвящен обстоятельный сюжет в одном из недавних выпусков программы. Сюжет включал в себя интервью с представителями предприятия-производителя, инженерами-производственниками, испытателями, а также демонстрацию машины в деле. Зритель мог получить представление о том, почему российская армия вообще закупает данные машины, чем они отличаются от своих предшественников и как соотносятся с современными аналогами. Технические аспекты проекта вполне разъяснены, но без магической формулы о «не имеющем аналогов», способной с ходу дискредитировать любой материал. Важно, что, помимо описания технических новинок нового БТР, таких как двухплоскостной стабилизатор для 30-мм пушки, уделено внимание и технической модернизации предприятия, выпускающего эти машины.

Некоторые материалы программы, например развернутый репортаж с ЦНИИточмаша об испытаниях стрелкового оружия, позволяют дать российской публике представление о сложности и высокотехнологичности процесса разработки и производства современного оружия, даже если речь идет о таком его относительно простом классе, как стрелковое оружие. Наши люди любят стрелковое оружие и интересуются им. Подробное, развернутое техническое описание процесса его производства без журналистских штампов способно укрепить интерес и позитивное отношение к промышленности.

Программа дает представление и о дискуссиях, ведущихся в настоящее время вокруг крупных военно-технических проектов. Например, в выпуске 9 мая была затронута тема ведущихся сейчас с участием руководства Министерства обороны, представителей промышленности и профильного комитета Государственной Думы споров о целесообразности дальнейшей модернизации тяжелого перехватчика МиГ-31. Важно отметить, что дискуссионный вопрос освещен объективно, без завываний о «не имеющем аналогов комплексе» или, наоборот, о «советской рухляди».

Из передачи можно было узнать интересные подробности об обстоятельствах рождения новой, локализованной в России модификации тяжелого военно-транспортного самолета Ил-76 – Ил-76МД-90А, причем впервые были продемонстрированы интервью с молодыми инженерами-разработчиками, непосредственно занятыми в проекте. И вновь, при достаточно полном описании технических отличий новой модификации самолета от ее предшественников и уникальных кадров изнутри пилотской кабины, обошлось без ненужных обобщений.


Полезной особенностью программы являются также интервью с руководителями предприятий, например с гендиректором корпорации «Тактическое ракетное вооружение» Борисом Обносовым в сюжете о новой модификации ракеты Х-31. У массового зрителя в России немного возможностей получить доступ к информации из первых рук, исходящей непосредственно от руководства российской оборонной промышленности.

Важным достижением программы является демонстрация реальных результатов растущих государственных инвестиций в отрасль. В «Русском оружии» можно увидеть введенные в строй на предприятиях промышленности новые производственные линии, испытательные стенды, услышать интервью молодых работников, которые в последние годы вновь приходят на предприятия ОПК.

Программа не вдается глубоко в финансовые и организационно-политические проблемы функционирования оборонной промышленности, и, исходя из стоящих перед ней задач, это правильно. Особенностью подачи материалов во многих российских СМИ является обилие глобальных оценок и полемических выпадов при остром недостатке фактической информации. «Русское оружие» объясняет зрителю, что и как производится, предоставляя возможность делать собственные выборы, а не промывает ему мозги по поводу опережения всей планеты или, наоборот, по поводу того, что «нас предали на самом верху».

ЕСТЬ РЕЗЕРВ ДЛЯ РАЗВИТИЯ

Возможно, в перспективе имело бы смысл более развернуто освещать новости о развитии военной техники за рубежом, тем более что развитие отечественной промышленности все в большей степени определяется глобальными тенденциями, а сама отрасль все глубже вовлекается в международную кооперацию. Российской оборонной промышленности необходимо осознать общность своих интересов, которая вполне естественно сочетается с острой рыночной конкуренцией. ОПК для своего выживания и развития должен выработать единую линию и единые правила общения с обществом, которые должны проводиться даже в условиях острой внутренней конкуренции.

Оборонная промышленность наряду со смежными с ней отраслями, такими как атомная и космическая, – единственный крупный, по-настоящему высокотехнологичный сегмент российской экономики. Это главный компонент несырьевой части российского экспорта, важнейший источник создания высококачественных рабочих мест в нашей стране.

В конечном счете развитие ОПК, космос и атомпром – это единственная реальная надежда на модернизацию России. В большинстве «невоенных» отраслей имеющийся инновационный потенциал совершенно ничтожен и нуждается в строительстве с нуля, что займет годы. Наиболее престижные столичные вузы производят в последние годы главным образом офисный планктон, едва ли способный – весь совокупно – сделать хотя бы гайку, пригодную для экспорта на конкурентные рынки. Российская оборонная промышленность должна иметь свой голос при обсуждении будущего российской экономической политики, и с приходом в правительство Дмитрия Рогозина в этом направлении наметился очевидный прогресс. Не менее важно, чтобы промышленность могла информировать общество о состоянии важнейших программ, к которым приковано общественное внимание, в том числе из-за быстрого роста их финансирования.
Автор:
Руслан Пухов
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти