Генерал Шарль де Голль

«Исторический фатализм существует для трусов. Смелость и счастливый случай не раз меняли ход событий. Этому учит нас история. Бывают моменты, когда воля нескольких человек сокрушает все препятствия и открывает новые дороги».
Шарль де Голль


Генерал Шарль де Голль


Генерал Шарль де Голль, спасший Францию, объединивший французский народ, освободивший Алжир и другие колонии империи, до сих пор остается одним из самых загадочных и противоречивых фигур в новой истории Европы. Его методы неоднократно использовали многие политические деятели, а его отношение к долгу, к жизни, к себе, стремления и убеждения стали примером для целых поколений.


Шарль Андре Жозеф Мари де Голль появился на свет 22 ноября 1890-го года в городке Лилле, в доме своей бабушки, хотя его семья жила в Париже. Отца звали Анри де Голль, и всю жизнь он проработал преподавателем философии и истории. Де Голли по праву гордились своими глубокими корнями, многие из их предков были известными учителями и философами. А один из членов семейства принимал участие в восстании Жанны д'Арк. Следуя пожеланиям родителей, де Голль получил отличное образование. Молодой Шарль много читал, пытался писать стихи, увлекался историей, тем более что отец постоянно рассказывал ему о славных былых временах. Еще в юношеском возрасте де Голль проявлял недюжинное упорство и талант в управлении людьми. Он систематически тренировал свою память, что позволит ему позднее поражать окружающих, запоминая наизусть речи в тридцать-сорок страниц. Развлекался де Голль также специфически. Например, выучился произносить слова задом наперед. Выполнить это для французской орфографии гораздо труднее, чем для английской или русской, но Шарль мог без проблем говорить так длинными фразами. В школе он интересовался только четырьмя предметами: философией, литературой, историей и военным делом. Именно тяга к военному искусству заставила Шарля отправиться в Сен-Сире, где находилась Военная академия.

В Сен-Сире один приятель сказал де Голлю: «Шарль, мне кажется, тебе предопределена великая судьба». Без тени улыбки де Голль ответил ему: «Да, я тоже так считаю». В Военной академии за свою сухость и постоянную манеру «задирать нос» начальство дало де Голлю ироническое прозвище – «король в изгнании». Про свою заносчивость он сам позднее напишет так: «Настоящий вождь держит остальных на расстоянии. Нет власти без авторитета, и нет авторитета без дистанции».


Бытует мнение, что военная служба отнимает у человека способность самостоятельно мыслить, заставляет его бездумно выполнять приказы, превращает в тупого солдафона. Едва ли можно найти более наглядное опровержение этого бреда, чем жизнь Шарля де Голля. Каждый день не пропадал для него даром. Он не переставал читать, внимательно следил за устройством французской армии и отмечал ее недостатки. В учебе де Голль был прилежен и ответственен, но среди однокурсников вел себя заносчиво. За характер и высокий рост товарищи прозвали его «длинной спаржей». В 1913-ом году младший лейтенант Шарль де Голль был отправлен служить в пехотный полк. Едва началась война, он был два раза ранен, попал в немецкий плен, в котором предпринял пять неудачных попыток побега и был освобожден только через три года после заключения перемирия. После этого де Голль принял участие в интервенции в Россию в качестве инструктора польских войск, затем служил в войсках, оккупировавших Рейн, и был в числе военнослужащих, вторгнувшихся в Рур. Он предупреждал начальство о глупости данной операции, которая в итоге и закончилась оглушительным фиаско, приведшей к уменьшению доли Франции в репарационных выплатах. В это же время Шарль написал ряд книг, в числе которых была «Раздор в стане врага», начатая еще в плену и представляющая собой острую критику действий немецкого правительства и армии во время Первой мировой. Тут необходимо отметить, что во Франции в то время организация германской военной машины считалась идеалом. Шарль же ясно указывал на существенные просчеты немцев. Вообще взгляды де Голля на тактику и стратегию, на устройство армии в целом сильно отличались от убеждений основной массы французского штаба.
В 1921-ом году Шарль де Голль женился на Ивонне Вандру, двадцатилетней дочери крупного предпринимателя, владельца ряда кондитерских фабрик. Девушка отличалась скромностью, красотой и прекрасным воспитанием. До того момента как молодые познакомились, Ивонна была твердо уверена, что никогда не станет женой военного. Они обвенчались через полгода, у них было трое детей: сын Филипп и дочери Элизабет и Анна.

В 1925-ом году маршал Петен, верденский победитель и непререкаемый авторитет среди французских военных, обратил внимание на молодого де Голля, назначив его своим адъютантом. А вскоре будущему генералу было поручено сделать доклад о комплексе оборонительных мер, принятых на случай будущей войны. Де Голль, разумеется, подготовил эту работу, однако для Петена она стала полной неожиданностью, поскольку в корне противоречила существующим в штабе взглядам. Опираясь на стратегические и тактические уроки «позиционной» Первой мировой, маршал и его сторонники делали упор на линию укрепленной обороны, печально известную «линию Мажино». Однако де Голль утверждал о необходимости формирования мобильных тактических подразделений, доказывая никчемность защитных построек при современном развитии техники и учете того, что французские границы проходят в основном по открытым равнинам. В результате разразившегося конфликта его отношения с Петеном были испорчены. Однако первые же дни Второй Мировой войны подтвердили правоту Шарля де Голля.

Генерал Шарль де Голль


Шарль любил повторять: «Прежде чем философствовать, необходимо завоевать право на жизнь».


Находясь в опале, де Голль умудрялся успешно внедрять свои начинания. Также он был едва ли не единственным карьерным военным, позволяющим себе открытые разговоры в печати. Конечно, это не приветствовалось начальством, но заметно добавляло ему популярности в стране. Историкам известно, что сталкиваясь с затруднениями, де Голль часто обращался к политикам, неоднократно поступаясь своими принципами, ради достижения цели. Его видели и среди представителей ультраправых сил, и, несмотря на все свое воспитание и привычки, среди социалистов. Уже на этом отрезке времени можно было обнаружить две основные черты характера де Голля – склонность через малые тактические поражения победить в главном и тяга к инновациям. Также важнейшей составляющей методики Шарля являлась широта его стратегического замысла. Для этого человека был только один масштаб – масштаб своей страны.

Не все нововведения де Голля пропали даром, однако эффект от них в целом был ничтожным. Проведенная реорганизация практически не сказалась на состоянии армии. А де Голля, дослужившегося к тому времени до полковника, словно в насмешку назначили командовать единственным танковым полком, создание которого он так отстаивал. В части был некомплект, а наличествующие танки сильно устарели. Тем не менее, после того, как 1 сентября 1939-го года Германия набросилась на Польшу, а Великобритания и Франция объявили ей войну, де Голлю ценой невероятных усилий удалось остановить наступление фашистов с севера и даже отбросить его отдельные части назад. Шарля тут же произвели в бригадные генералы, звание, которое он предпочитал сохранять за собой всю оставшуюся жизнь. Несмотря на успехи его наскоро организованной четвертой танковой дивизии, на общий ход военных действий это не оказало никакого существенного влияния, и за считанные дни большая часть французской земли была оккупирована.

Французы говорят: «Шарль де Голль навсегда останется в нашей истории, как священная личность. Он был первым, кто вынул шпагу».


В июне 1940-го года Поль Рейно определил де Голля на высокое место в Министерство обороны. Шарль сконцентрировал все свои силы на продолжении борьбы, однако было уже слишком поздно. Правительство Рейно отправилось в отставку, а маршал Петен подписал документ о капитуляции Франции. Де Голль добрался до Лондона, где за считанные дни создал организацию «Свободная Франция» и потребовал от британских властей предоставить ему радиооэфир, вещавший на захваченные нацистами земли, а также на территорию режима Виши. Долгие годы для тысяч своих соотечественников, участников движения Сопротивления его голос, голос свободы, впервые прозвучавший 18 июня 1940-го и произносивший пятиминутные речи по два раза в день, оставался единственной надеждой на будущую победу. Свое первое послание он начал в манере французских королей: «Мы, генерал де Голль, обращаемся к Франции».

Вот как описывали биографы де Голля в 1940-ых годах: «Очень высокий, худощавый, крепкого телосложения. Длинный нос над маленькими усиками, убегающий подбородок, властный взгляд. Постоянно одет в форму цвета хаки. Головной убор украшен двумя звездами бригадного генерала. Шаг всегда широкий, руки, как правило, по швам. Речь медленная, но резкая, временами с сарказмом. Поразительная память».


Генерал Шарль де Голль


Посланники «Свободной Франции» побывали во всех свободных французских колониях и странах современного «третьего мира», добиваясь признания Шарля де Голля предводителем «свободных французов». С Сопротивлением также был установлен самый тесный контакт, генерал снабжал его всеми небольшими средствами, которые у него имелись. По отношению к лидерам союзников де Голль с самого начала поставил себя как равный. Своей строптивостью он постоянно выводил из себя Черчилля и Рузвельта. Приютив генерала, британский премьер-министр в первую очередь рассчитывал манипулировать внутренним сопротивлением и свободными колониями, однако он жестоко ошибся. Когда их взгляды сходились, все шло хорошо, но как только возникали разногласия, начинался яростный спор. Известно, что де Голль часто упрекал Черчилля в неуемной страсти к алкоголю, а премьер-министр в ответ кричал ему, что генерал воображает себя новой Жанной д'Арк. Один раз их конфликт едва не закончился депортацией де Голля. В письмах Рузвельту Черчилль называл высокомерного француза «вздорной личностью, возомнившей себя освободителем Франции», жалуясь, что «невыносимое нахальство и грубость в его поведении дополняются активной англофобией». Рузвельт также не оставался в долгу, именуя де Голля «капризной невестой» и предлагая Черчиллю отослать Шарля «губернатором на Мадагаскар». Однако хитроумные комбинации Рузвельта, восстанавливавшего Черчилля против генерала, наткнулись на твердую позицию английского Кабинета, объявившего своему премьеру: «Рискуя допустить с любой точки зрения совершенно неоправданное вмешательство в сугубо внутренние дела французов, мы можем подвергнуться обвинению в стремлении превратить эту страну в англо-американский протекторат».

Однажды в разговоре с американским президентом де Голль сказал: «Черчилль полагает, что я отождествляю себя с Жанной д'Арк. Он заблуждается. Я принимаю себя только за генерала Шарля де Голля».


Несмотря на все сложности, Шарль де Голль фактически на пустом месте с ошеломляющей скоростью создал централизованную организацию, полностью независимую от союзных сил и вообще от кого бы то ни было, обладающую своим информационным штабом и вооруженными силами. Каждый из практически не известных ему ранее людей, которых генерал собрал вокруг себя, подписал Акт о присоединении, обозначавший не только вступление в «Свободную (позднее Сражающуюся) Францию», но и безоговорочное подчинение де Голлю. С 1940-го по 1942-ой год количество одних солдат, дравшихся под стягами «Свободной Франции», увеличилось с семи до семидесяти тысяч. В результате военной и политической борьбы к началу D-Day, 7 июня 1944-го года, Шарль добился того, что подчинявшийся ему Комитет национального освобождения был признан всеми странами-союзниками, как временное правительство Франции. Дальше, больше. Благодаря усилиям только одного человека, Франция, по факту заключившая союз с нацистами, получила право как страна-победительница на свою собственную оккупационную зону в Германии, а немного позднее и место в Совбезе ООН. Подобные успехи можно без преувеличения назвать фантастическим, особенно если учитывать, что в самом начале борьбы де Голль был фактически пригретым Англией дезертиром, которого военный трибунал французской армии приговорил за предательство к смертной казни.

Андрей Громыко, бывший министром иностранных дел Советского Союза вспоминал: «Де Голль никогда не отвечал по существу на щекотливый вопрос. В таких случаях он обычно использовал словосочетание «все может быть». …Де Голль был отличным оратором. Выступая на официальных приемах, он говорил складно и почти никогда не использовал письменный текст. И это действительно производило впечатление. Близкие к нему люди говорили, что он с легкостью заучивает длинные речи, написанные накануне…».


Де Голль обожал играть на вражде своих союзников. И место в Совете безопасности, и оккупационная зона достались Франции лишь благодаря тому, что генерала поддержал Сталин. Де Голль сумел убедить его в том, что Франция подсобит в установлении в ООН баланса сил, склонявшегося в сторону Советов. После окончания войны к власти во Франции пришло временное правительство де Голля. Его основным лозунгом во внутренней политике стало: «Порядок, закон и справедливость», а во внешней: «Величие Франции». Основными задачами Шарля стало не только воскрешение экономики страны, но и ее политическая реструктуризация. Сегодня можно твердо сказать, что с первым генерал успешно справился – была проведена национализация крупнейших предприятий, прошли социальные реформы с одновременным целенаправленным развитием важнейших отраслей промышленности. Гораздо хуже вышло со вторым. Следуя своим убеждениям, де Голль не поддерживал открыто ни одну из существующих партий, включая «голлистов» – активных сторонников генерала. Когда временный парламент предложил конституцию Четвертой республики с однопалатным парламентом, назначавшим правительство, и президентом с ограниченными полномочиями, Де Голль, выжидавший до последнего момента, явил миру собственный вариант, отличающийся функциями президента, наделенного сильной исполнительной властью. Несмотря на высокий авторитет в народе, ранее занятая им позиция над политической борьбой («надклассового арбитража» по его собственным словам) сыграла с Шарлем злую шутку. В сражении за новую конституцию он потерпел поражение, на референдуме был принят предложенный парламентом вариант, а на выборах в Национальное собрание представители «голлистов» получили всего три процента голосов. В январе 1946-го года Шарль де Голль по собственному желанию ушел в отставку.

Французскому генералу принадлежат известные фразы: «Я уважаю только своих оппонентов, но я не собираюсь терпеть их», «Политика – дело слишком серьезное, чтобы поручать ее политикам».


Его отпуск в политической жизни страны продолжался двенадцать лет. За это время генерал вел общественную деятельность и просто наслаждался жизнью вместе со своей женой в семейном доме, расположенном в местечке Коломбэ-ле-Дёз-Эглиз в двухстах пятидесяти километрах от Парижа. Шарль общался с журналистами из разных стран, писал мемуары, много путешествовал. Ему нравилось раскладывать пасьянсы («пасьянс» в переводе с французского означает терпение). Страну в это время разрывали кризисы. В 1954-ом Франция потерпела сокрушительное поражение от национально-освободительных движений в Индокитае. Возникли волнения в Алжире и ряде других стран Северной Африки, являющихся французскими колониями. Валютный курс франка падал, население страдало от инфляции. По стране проходили забастовки, правительства сменяли друг друга. Де Голль предпочитал молчать, никак не комментируя сложившуюся ситуацию. В 1957-ом году обстановка еще более ухудшилась: в обществе усилились право и левоэкстремистские движения, правительство было в острейшем кризисе, а военные, ведущие войну с повстанцами в Алжире, угрожали переворотом.

После того, как 13 мая 1958-го года подобный переворот едва не случился, 16 мая президент Франции с одобрения парламента попросил де Голля занять должность премьер-министра. А в декабре 1958-го де Голля избрали президентом с необыкновенно широким для Франции кругом полномочий. Генерал мог объявить чрезвычайную ситуацию и распустить парламент, назначить новые выборы, лично курировать все вопросы, касающиеся внешней политики, обороны и важнейших внутренних министерств.

Несмотря на кажущуюся легкость и быстроту, с которой генерал во второй раз оказался у руля власти, историки раскопали факты, свидетельствующие о напряженной работе самого Шарля и его приверженцев. В последние годы он постоянно через посредников вел переговоры с парламентариями и лидерами ультраправых партий. На этот раз де Голль опирался на психологию преклонения толпы перед таинственностью, скрытностью, краткостью и эмоциональном обаянии вождя. «Я человек, который не принадлежит никому и принадлежит всем», – говорил де Голль на ступенях парламента, в то время как по Парижу проходили митинги «голлистов», призывавших правительство отправиться в отставку. Новая конституция де Голля была одобрена почти восьмьюдесятью процентами голосов и впервые во французской истории вводила президентскую форму правления, ограничивая парламент в законодательных правах. Авторитет Шарля взлетел до небес, а задвинутый «парламент» не мог помешать ему общаться напрямую с народом с помощью самостоятельно назначаемых референдумов.

Одобренный в 1993-ем году текст российской конституции по многим пунктам совпадает с конституцией Шарля де Голля, которую, по мнению ряда экспертов, отечественные реформаторы использовали как образец.


Генерал Шарль де Голль


Пытаясь решить проблемы экономического, внешне- и внутриполитического характера, его цель было по-прежнему одна – превратить Францию в великую державу. Де Голль провел деноминацию, выпустив новый франк достоинством в сто старых. По итогам 1960-го года экономика продемонстрировала самые быстрые за все послевоенные годы показатели роста. Понимая бесперспективность военного решения алжирского вопроса, де Голль четыре года подготавливал страну к неминуемости предоставления Алжиру независимости и искал компромисса, который позволил бы сохранить доступ Франции к источникам нефти и другим природным богатствам в Сахаре. Завершилась алжирская операция в марте 1962-го года признанием прав этой страны на самоопределение и подписанием в Эвиане договоров о прекращении огня, передачи суверенитета и дальнейших взаимоотношениях между государствами.

А вот еще один любопытный афоризм от Шарля де Голля: «В политике иногда приходится предавать либо свою страну, либо своих избирателей. Я выбираю второе».


Во внешней политике Шарль ратовал за обретение Европой самостоятельности и независимости от США и Советского Союза. Обиженный еще в военные годы рассуждениями Черчилля о статусе Франции он отказывался признавать британцев полноправными европейцами. Когда в Европе создавался Общий рынок, генерал сумел блокировать вступление в него Великобритании. Решая вопрос о выборах президента Франции прямым и всеобщим голосованием, де Голлю пришлось распустить парламент. 19 декабря 1965-го года генерала переизбрали на новый семилетний срок, а вскоре он объявил, что страна в международных расчетах обращается к реальному золоту. Он говорил: «…Считаю необходимым установить международный обмен на бесспорной основе, не несущей печати какой-либо определенной страны…. Трудно представить себе какой-то другой стандарт, кроме золота. Золото никогда не меняет природы: оно может быть в брусках, слитках, монетах; не имеет национальности; издавна и всем миром принимается как неизменная ценность». Вскоре Шарль согласно Бреттонвудскому соглашению потребовал от США обменять полтора миллиарда долларов на живое золото по тридцать пять долларов за унцию. В случае отказа де Голль угрожал вывести страну из НАТО, ликвидировав все (около двух сотен) натовские базы на ее территории и удалив из Франции тридцать пять тысяч натовских солдат. Даже в экономике генерал работал военными методами. США капитулировали. Тем не менее Франция все-таки вышла из НАТО, после того как Эйзенхауэр отклонил предложение де Голля организовать в военно-политическом блоке трехсторонний директорат, в который входили бы США, Англия и Франция. После того, как к осени 1967-го года отделение Франции от Северо-Атлантического Альянса было завершено, де Голль предложил концепцию «национальной обороны по всем азимутам», позволяющую отразить нападение с любой стороны. Вскоре после этого Франция успешно провела в Тихом океане испытание водородной бомбы.

Де Голля можно обвинять в жесткости, но он никогда не был жестоким. Даже после того, как в августе 1962-го года целый отряд боевиков расстрелял из автоматов автомобиль, в котором вместе с генералом сидела его жена, де Голль заменил пять из шести смертных приговоров, вынесенных судом, на пожизненное заключение. Лишь главарь банды – тридцатишестилетний полковник военно-воздушных сил Бастьен-Тьери – получил отказ на просьбу о помиловании, и то лишь потому, что он, офицер французской армии, обладатель креста Почетного легиона, по мнению де Голля, не умел метко стрелять. Всего историкам известно о тридцать одном покушении на его жизнь. Рядом с генералом взрывались гранаты и бомбы, летели пули, но, к счастью, все мимо. А гордый и высокомерный президент не позволял себе испугаться подобных «мелочей». Один случай, когда во время визита де Голля в Центральную Францию полиция поймала снайпера, ожидавшего его выступления перед населением, послужил основой для сюжета романа Форсайта «День Шакала».


Однако в спокойные годы все способности и таланты де Голля не обнаруживались во всей красе, генералу всегда нужен был кризис, дабы явить миру, на что он в действительности способен. «Дирижизм» Шарля в жизни страны, в конце концов, привел к кризису 1967-го года, а агрессивная внешняя политика, заключавшаяся в том, что он во всеуслышание осуждал опасные милитаристские действия стран НАТО, яростно критиковал вашингтонскую администрацию (особенно за Вьетнамский конфликт), симпатизировал квебекским сепаратистам и арабам на Ближнем Востоке, подорвали статус де Голля на внутриполитической арене. В мае 1968-го года парижские улочки были перегорожены баррикадами, население бастовало, на стенах повсюду висели плакаты «Пора уходить, Шарль!». Впервые де Голль был растерян. После того как парламент отверг очередные законодательные предложения генерала, он раньше срока, 28 апреля 1969-го года, во второй раз оставил свой пост. «Французы, похоже, устали от меня», – грустно пошутил Шарль.

В шестьдесят три года де Голль бросил курить. Секретарь генерала, решивший последовать примеру, спросил, как ему это удалось. Де Голль отвечал: «Скажи своему начальнику, своей жене и своим друзьям, что с завтрашнего дня ты не куришь. Этого будет достаточно».


Генерал Шарль де Голль


Отправившись в отставку, Шарль де Голль вернулся в свой скромный дом в Коломбэ-де-лез-Эглиз. Никакой пенсии, охраны или льгот для себя он не просил. Умер де Голль дома 9 ноября 1970-го года. Согласно завещанию его похоронили на маленьком местном кладбище без публичных церемоний. Однако в траурных мероприятиях в день похорон в Париже приняло участие свыше восьмисот тысяч человек. Выразить соболезнование прилетели представители восьмидесяти пяти стран мира.

В действительности о заслугах де Голля, ровно, как и о его промахах, можно говорить бесконечно. Будучи одаренным теоретиком военного дела, он не участвовал ни в одном исторически важном сражении, однако смог привести Францию к победе там, где ей, казалось, грозило неминуемой поражение. Не знакомый с экономикой, он два раза удачно руководил страной и два раза выводил ее из кризиса в первую очередь за счет своей способности организовывать работу вверенных ему структур, будь то комитет повстанцев или правительство целого государства. Для своих соотечественников Шарль де Голль является величайшим героем наравне с Жанной д'Арк. Он успел написать более дюжины книг, как мемуаров, так и теоретических трудов по военному делу, часть из которых до сих пор считается бестселлерами. Этого человека, дважды добровольно уходившего в отставку, уважали и боялись союзники, полагая, что он представляет собой нового диктатора гитлеровского типа. Генерал Шарль де Голль оставил потомкам одну из самых стабильных европейских политических систем, называемую Пятой республикой, по конституции которой страна живет и ныне.

Источники информации:
http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=2765
http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/goll_sharl.php
http://www.peoples.ru/state/king/france/gaulle/
http://www.c-cafe.ru/days/bio/29/gaulle.php
Автор: Игорь Сулимов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 25
  1. Владимирец 29 мая 2013 08:00
    Спасибо за статью, неординарный был человек, именно такие и остаются в истории.
    1. ShturmKGB 29 мая 2013 14:49
      Статья отличная, прочитал с удовольствием!
  2. a.s.zzz888 29 мая 2013 08:10
    Будь он сейчас у руля, не допусти бы этих педи.ов на улицы, что заполонили Францию.
    1. maxcor1974 29 мая 2013 08:56
      Думаю в гробу сейчас переворачивается наблюдая всю эту цветную чехорду во Франции...
      1. bask 29 мая 2013 09:36
        Умный был мужик!!!
        Узнал бы ,что сейчас во Франции твориться,,петушиная революция,,.Точно бы кондратий хватил.
        При правлении Ш.де.Голля,Франция была мировой державой со своей внешней и внутренней политикой.
        А сейчас,плотно под англосаксов ,,легла,,,Жаль,смотреть,во ,что превращается страна с такой богатой культурой.
        И с СССР-Россией всегда дружил.Знал и любил Русский народ,культуру.
        bask
        1. Gari 29 мая 2013 16:40
          Для Де Голля не имело значения то, что у нас антисталинская кампания. Президент Франции, приехав в Москву, возложил венок на могилу Сталина. Представим, как чувствовали себя эти, так называемые, наши стоящие рядом лидеры, когда высокий, прямой, негнущийся Де Голль стоял на Красной площади у могилы Сталина, держа руку под козырек...
          Gari
  3. Умник 29 мая 2013 08:21
    Реорганизовывал армию...да несмог, освобождал францию да неосвободил...Мое мнение, деголь-балабол, языком молоть мастер.

    "Дальше, больше. Благодаря усилиям только одного человека, Франция, по факту заключившая союз с нацистами, получила право как страна-победительница на свою собственную оккупационную зону в Германии" Австралия и Канада сделали больше для победы в ВМВ чем все французы вместе взятые включая БАЛАБОЛА ДЕГОЛЯ))
    1. maxcor1974 29 мая 2013 08:53
      В том то и величие политика-имея ничтожные средства добиться значимых результатов. А в этом де Голь преуспел. Без него Франция после ВМВ была третьеразрядной страной типа Австрии. Да и не прогибался он ни под кого(ни под штаты, ни под НАТО). Заслуживает уважение, как несомненный патриот своей страны
  4. svskor80 29 мая 2013 08:43
    Да уж - получить зону оккупации после такого катастрофического разгрома Франции. У немецких генералов наверно истерический смех с тиком обоих глаз возник по этому поводу.
    1. Умник 29 мая 2013 11:23
      я полностью согласен с вами
  5. Alex65 29 мая 2013 08:52
    Шарль де Голль решил обменять бумажные доллары на золто из ФРС , и через некторое время "вдруг" начались "студенческие волнения"....
    1. Mister X 29 мая 2013 19:42
      А когда студенческие волнения не помогли - на его жизнь стали покушаться.
  6. Yarbay 29 мая 2013 09:45
    Великий человек и политик!
    Yarbay
  7. Standard Oil 29 мая 2013 09:52
    де Голль был последним руководителем Франции который пытался остановить скатывание своей страны в УГ,после него в страну полезло тупое арабское которое Французы заместо того чтобы сажать на плоты и под присмотром военных судов отправлять обратно в Африку,зачем-то пустили к себе в дом.Во Франции арабы,в Германии арабы,в Англии арабы они уже везде,конечно приятно когда твой геополитический враг становится рабом своих арабских мигрантов с одной стороны и жопников с лесбиянками с другой.Наверное здраво мыслящему обычному французу знающему историю некогда великой нации становится стыдно за нее когда он выходит из дома и смотрит вокруг.Нам-то по телевизору показывают только одну сторону Франции скажем так парадную,но есть и другая не такая презентабельная.
  8. Серафим 29 мая 2013 10:10
    Спасибо за статью.
    За таких людей, как де Голь, страны получают международное признание. В России тоже. Жаль, что памятник в Москве стоит перед гостиницей Космос, котрая в советское ещё время была центром форцы и проституции. Не знаю как сейчас, но место, мне кажется, не подходящее.
    Серафим
    1. Standard Oil 29 мая 2013 11:20
      С приходом к власти "демократов" и свержения "кровавого" коммунистического режима "центров" стало намного больше,не находите?
      1. Серафим 30 мая 2013 00:26
        вспоминая конец 80-х и 90-е, мне кажется, что центров форцы, проституции и т.д. не стало больше. эти асоциальные явления абсолютно заполонили собою всё жизненное пространство русского народа. вспомнить хотя бы к/ф "Интердевочка" (а это январь 1989 года) и "Маленькая Вера" - новые сакральные образы для наших женщин, "Игла" - для нариков. и т.д..коммерческие ларьки, как воплощение идеала форцовки, были повсеместны вплоть, наверное, до середины 2000-х. Ну и так далее.
        Скорее, с приходом "демократов" разросшееся в душах наших сограждан зло евроцентризма и жажды либеральных свобод и рыночной благодати, сублимировалось вовне и повсюду, покрыв ткань народной жизни равномерным слоем плесени.
        фу, противно!
        но на то-то мы и Русские, чтоб все сублимации и подсознательное вновь отправить в ад. Бог в помощь
        Серафим
  9. omsbon 29 мая 2013 10:17
    Сильная личность, в истории всегда занимала свое особое место, например Шарль де Голль!
  10. teodorh 29 мая 2013 11:30
    Таких личностей не хватает сейчас.
    teodorh
  11. vkusniikorj 29 мая 2013 11:32
    УМЕР МАРШАЛ КУЛИКОВ.давайте помянем СОЛДАТА РОДИНЫ!!
    vkusniikorj
    1. vkusniikorj 29 мая 2013 12:46
      мужики,не плюсуйте !
      vkusniikorj
  12. tchack 29 мая 2013 11:42
    Истинный патриот Франции и французского народа.
  13. Dima190579 29 мая 2013 12:26
    Интересно у Франции сегодня найдется хоть один политик достойный памяти ка Де Голь. Сарказявка не всчет.
    Dima190579
  14. knn54 29 мая 2013 12:43
    Последний ВЕЛИКИЙ француз!
  15. Kovrovsky 29 мая 2013 14:02
    Настоящий сын и патриот Франции! Хорошо приложил америкосов!
    Kovrovsky
  16. Прометей 29 мая 2013 19:19
    Когда студенты в 1968 году взволновались,Де Голль удалился в ФРГ и добился поддержки военных из французской оккупационной зоны. После этого он ввёл в Париж войска,распустил парламент и назначил всеобщие выборы. В итоге бунтовщики согласились на условия правительства,с некоторым повышением зарплаты.
    Волевой был человек. Знал,когда применять силу,а когда договариваться
  17. APASUS 29 мая 2013 19:32
    Самый незаурядный политик и человек!
    Смог несколько раз упасть в глазах своего народа и возродиться как новый лидер!
    Можно сколько угодно спорить ,но я восхищаюсь его умом!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня