Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2

Подготовка к войне

Османы. Покорение столицы Византии грезилось в мечтах предводителям мусульманских армий много столетий. Султан Мехмед II как и его непосредственные предшественники принял титул султан-и-Рум, то есть «правитель Рима». Таким образом, османские султаны претендовали на наследие Рима и Константинополя.

Мехмед II вернувшись на престол в 1451 году с самого начала поставил перед собой задачу по захвату Константинополя. Завоевание византийской столицы должно было упрочить политические позиции султана и раз и навсегда решить проблему вражеского плацдарма в центре османских владений. Переход Константинополя под власть сильного и энергичного западноевропейского правителя мог серьезно осложнить положение Османской державы. Город можно было использовать как базу для армии крестоносцев, при господстве флота Генуи и Венеции на море.


Византийский император и другие окрестные правители поначалу считали, что Мехмед не представляет большой опасности. Такое впечатление сложилось по первой попытке правления Мехмеда в 1444—1446 гг., когда он из-за протеста армии, передал бразды правления отцу (Мурад передал трон своему сыну Мехмеду, решив отойти от государственных дел). Однако он своими делами доказал обратное. Мехмед выдвинул на посты второго и третьего визирей своих доверенных лиц – Заганоса-пашу и Шихаб-эд-Дин-пашу. Этим ослабил позиции старого великого визиря – Чандарлы Халиля, который вступал за более осторожную политику в отношении Византии. Приказал убить младшего брата, избавившись от претендента на престол (это была османская традиция). Правда, остался ещё один претендент – князь Орхан, который скрывался в Константинополе. Его византийский император Константин XI попытался использовать в политической игре, выторговав у султана облегчения, угрожая выпустить Орхана, что могло привести к гражданской войне. Однако Мехмед не испугался. Он утихомирил княжество Карамаидов, взяв в жены дочь Ибрагим-бея, правителя Карамана.

Уже зимой 1451—1452 гг. султан приказал начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор (здесь ширина пролива составляла около 90 м). Румели-Гисар - Румелийская крепость (или «Богаз-Кесен», в переводе с турецкого — «перерезающая пролив, горло») отрезала Константинополь от Чёрного моря, фактически это было начало осады города. Греки (они по-прежнему называли себя римлянами – «ромеями») были в замешательстве. Константин отправил посольство, которое напомнило о клятве султана – сохранить территориальную целостность Византии. Султан ответил, что эта земля все равно пустовала, а кроме того, велел передать Константину, что у него никаких владений за стенами Константинополя. Византийский император отправил новое посольство, попросил не трогать греческих поселений расположенных на Босфоре. Османы проигнорировали это посольство. В июне 1452 года было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем казнили. Фактически это было объявление войны.

К концу августа 1452 года Румелийская крепость была построена. В ней разместили гарнизон из 400 воинов под началом Фируз-бея и поставили мощные пушки. Самая крупная из них могла стрелять ядрами весом в 272 кг. Гарнизон получил приказ топить все корабли, которые будут проплывать мимо и откажутся пройти досмотр. Вскоре османы подтвердили всю серьёзность своих слов: осенью два венецианских судна шедших из Черного моря были отогнаны, а третье потоплено. Экипаж повесили, а капитана посадили на кол.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2

Румелихисар, вид с Босфора.

Одновременно султан готовил флот и армию во Фракии. Осенью 1452 года к Эдирне были стянуты войска. Оружейники по всей империи неустанно трудились. Инженеры строили стенобитные и камнемётные машины. Среди специалистов-оружейников при дворе султана был венгерский мастер Урбан, который оставил службу у византийского императора, так как тот не смог заплатить необходимую сумму и предоставить все материалы необходимые для производства невиданных по мощи орудий. На вопрос о возможности разрушения стен в Константинополе, Урбан ответил положительно, хотя и признал, что не может предсказать дальность огня. Он отлил несколько мощных орудий. Одно из них пришлось перевозить 60 быками, к нему было приставлено несколько сот человек прислуги. Орудие стреляло ядрами весом примерно в 450-500 кг. Дальность стрельбы составляла больше полутора километров.

Незаконные поставки оружия, включая орудия, шли к туркам из Италии, включая анконские купеческие товарищества. Кроме того, султан имел средства чтобы приглашать к себе лучших мастеров литья и механиков из-за границы. Сам Мехмед был хорошим специалистом в этой области, особенно в баллистике. Артиллерию усиливали камнеметные и стенобитные машины.

Мехмед II собрал мощный ударный кулак примерно из 80 тыс. регулярных войск: кавалерия, пехота и корпус янычаров (около 12 тыс. бойцов). С иррегулярными войсками – ополченцами, башибузуками (с тюрк. «с неисправной головой», «больной на голову», набирали среди горских племен Малой Азии, в Албании, отличались крайней жестокостью), добровольцами, численность османской армии была свыше 100 тыс. человек. Кроме того, армию сопровождало большое количество «обозников», торговцев и купцов и др. «попутчиков». Во флоте под командование Балта-оглы Сулейман-бея (Сулейман Балтоглу) было 6 трирем, 10 бирем, 15 галер, около 75 фуст (небольших быстроходных судов) и 20 тяжелых транспортов-парандарий. Другие источники сообщают о 350-400 судах всех типов и размеров. Гребцами и матросами на османском флоте были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав удивление и ужас у византийцев и итальянцев. Это был ещё один просчет византийской элиты, в Константинополе не ожидали, что турки подготовят столь значительные военно-морские силы и смогут блокировать город с моря. Турецкий флот уступал христианским военно-морским силам в качестве подготовки экипажей, корабли были хуже по мореходным, боевым качествам, но его сил хватало для блокады города и высадки десанта. А для снятия блокады нужны были значительные морские силы.

В конце января 1453 года вопрос о начале войны был окончательно решён. Султан отдал приказ войскам занять оставшиеся византийские поселения во Фракии. Города на Черном море капитулировали без боя и избежали разгрома. Некоторые поселения на бегу Мраморного моря пытались оказать сопротивление и подверглись погрому. Часть войск вторглось на Пелопоннес, чтобы отвлечь братьев императора, правителей Морейской деспотии, от основного театра военных действий. Правитель Румелии – Караджа-паша, привел в порядок работу от Эдирне до Константинополя.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Греки

Константин XI Палеолог был хорошим управленцем и умелым воином, обладал здравым умом. Пользовался уважением у подданных. Все недолгие годы своего правления - 1449—1453 гг., он пытался улучшить обороноспособность Константинополя, искал союзников. Его ближайшим помощником был главнокомандующий флотом Лука Нотарас. Перед лицом неотвратимого нападения император занимался завозом в город продовольствия, вина, сельскохозяйственных инструментов. В Константинополь переселялись люди из ближайших селений. На протяжении 1452-1453 гг. Константин направлял корабли в Эгейское море для закупки провианта и военного снаряжения. Из церквей и монастырей изымалось серебро, драгоценности для уплаты жалованья войскам.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2

Памятник Константину Палеологу напротив кафедрального собора в Афинах.

В целом в городе была проведена мобилизация. Изыскивались все резервы для повышения обороноспособности. Всю зиму горожане, мужчины и женщины работали, расчищали рвы, укрепляли стены. Был учрежден фонд для непредвиденных расходов. В него сделали вклады император, церкви, монастыри, частные лица. Надо сказать, что проблемой было даже не наличие денег, а отсутствие нужного количества воинов, оружия (особенного огнестрельного), вопрос снабжения продовольствием города во время осады. Всё оружие решили собрать в одном арсенале, чтобы при необходимости выделять на наиболее угрожаемые участки.

Стены и башни хоть и были старыми, но представляли грозную силу, при должном количестве воинов Константинополь был неприступным. Однако убыль населения дала о себе знать – Константин смог собрать только около 7 тыс. воинов, включая некоторое количество наемников и союзников-добровольцев. Пушек было мало, к тому же башни и стены не имели артиллерийских площадок, при отдаче орудия производили разрушения своих же укреплений. С моря город защищал флот из 26 кораблей: 10 греческих, 5 — венецианских, 5 — генуэзских, 3 — из Крита, и по одному из города Анконы, Каталонии и Прованса.

Огромный турецкий флот в Мраморном море, вражеская крепость, которая отрезала город от Черного моря, слухи о мощной турецкой артиллерии привели к упадку духа горожан. Многие считали, что только Бог и Дева Мария смогут спасти город.

Возможные союзники

Константин XI Палеолог с настойчивыми просьбами не раз обращался к христианским правителям за помощью. В феврале 1552 года венецианский сенат пообещал помочь военной амуницией, в остальном ограничился туманными обещаниями. Многие венецианские сенаторы считали Византию уже фактически погибшей, списали её со счетов. Раздавались предложения об улучшении отношений с османами.

Христианские державы больше «помогали» словом, чем делом. Осколок былой Византийской империи – Трапезундская «империя» занималась своими проблемами. В XV веке династия Комнинов, которая правила Трапезундом, совершенно выродилась. «Империя» платила дань османам и через несколько лет после падения Константинополя были ими ликвидирована. Практически последняя провинция Византийской империи - Морейский деспотат со столицей в городе Мистра, осенью 1552 года подвергся нападению османов. Морея выдержала удар, но помощи от неё ждать не приходилось. Небольшие латинские анклавы в Греции тоже не имели возможностей помочь Константинополю в силу своей слабости. Сербия была вассалом Османской империи и её воинский контингент участвовал в осаде Константинополя. Венгрия недавно потерпела серьезное поражение от османов и не хотела начинать новую кампанию.

Венецианцы, после гибели их корабля в проливе, задумались о том как защитить караваны идущие из Черного моря. Кроме того, в византийской столице им принадлежал целый квартал, венецианцы имели значительные привилегии и выгоды от торговли в Византии. Под угрозой были и венецианские владения в Греции и Эгейском море. С другой стороны, Венеция увязла в дорогостоящей войне в Ломбардии. Генуя была старым врагом-соперником, с Римом отношения были натянутые. В одиночку воевать с османами не хотелось. К тому же и с турками всерьез портить отношения не хотелось – венецианские купцы вели выгодную торговлю в турецких портах. В результате Венеция только разрешила византийскому императору вербовать солдат и матросов на Крите, а в целом сохранила нейтралитет во время этой войны. В апреле 1453 года Венеция всё же решилась выступить на защиту Константинополя. Но корабли собирали так медленно и с такими проволочками, что когда венецианский флот собрался в Эгейском море, он уже просто опоздал прийти на помощь. В самом Константинополе венецианская община, включая приезжих купцов, капитанов и команд кораблей приняли решение защищать город. Ни один корабль не должен был покидать гавань. Но в конце февраля 1453 года шесть капитанов проигнорировали указание предводителя Джироламо Минотты и ушли, увезя 700 человек.

Генуэзцы оказалась в примерно такой же ситуации. Их обеспокоенность вызывала судьба Перы (Галаты), принадлежавшего Генуе квартала на другом берегу Золотого Рога и черноморских колоний. Генуя проявила такую же хитроумность, как и Венеция. Сделали вид, что хотят помочь – правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Византии, но само сохранило нейтралитет. Частные граждане получили право свободы выбора. Власти Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении османов такой политики, какую они сочтут наиболее удобной в сложившемся положении. Пера сохранила нейтралитет. Помощь Константинополю оказал только генуэзский кондотьер Джованни Джустиниани Лонго. Он привел два корабля с 700 хорошо вооруженных солдат, 400 из которых были набраны в Генуе, а 300 — на островах Хиос и Родос. Это был самый многочисленный отряд, пришедший на помощь Константинополю. В дальнейшем Джустиниани Лонго проявит себя как наиболее активный защитник города, возглавив сухопутные силы.

В Риме смотрели на критическое положение Константинополя как на отличную возможность склонить православную церковь к унии. Римский папа Николай V, получив письмо византийского правителя с согласием принять унию, разослал послания о помощи различным государям, но положительного отклика не добился. Осенью 1452 года в византийскую столицу прибыл римский легат, кардинал Исидор. Он приехал на венецианской галере и привёл с собой 200 нанятых в Неаполе и Хиосе лучников и солдат с огнестрельным оружием. В Константинополе посчитали, что это авангард большой армии, которая вскоре прибудет и спасет город. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии пройдет торжественная литургия в присутствии императора и всего двора, Флорентийская уния была возобновлена. Большая часть населения приняла это известие с угрюмой пассивностью. Была надежда, что если город устоит, то и унию можно будет отвергнуть. Другие вступили против унии, их возглавил монах Геннадий. Однако византийская элита просчиталась – флот с солдатами западных стран не прибыл на помощь гибнущей христианской державе.

Дубровницкая республика (город Рагуз или Дубровник), получила от византийского императора Константина подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но рагузяне также не хотели подвергать риску свою торговлю в турецких портах. К тому же флот у Дубовника был небольшим и его не хотели подвергать такому риску. Рагузяне были согласны выступить только в составе широкой коалиции.

Система обороны города

Город располагался на полуострове образованном Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег Мраморного моря и Золотого Рога, были защищены стенами, которые были слабее укреплений оборонявших Константинополь со стороны суши. Стена с 11 башнями на берегу Мраморного моря была хорошо защищена самой природой - морское течение здесь было сильным, мешая высадке десанта, мели и рифы могли погубить суда. Да и стена вплотную подходила к воде, что ухудшало возможности вражеского десанта. Вход в Золотой Рог защищал флот и мощная цепь. К тому же стену с 16 башнями у Золотого Рога усиливал ров, прорытый в прибрежной полосе.

От залива и квартала Влахерны - северо-западный пригород византийской столицы, до района Студион у Мраморного моря тянулись мощные стены и ров. Влахерн несколько выступал за общую линию городских стен и был прикрыт одной линией стен. Кроме того, его усиливали укрепления императорского дворца. Влахернская стена имела двое ворот – Калигарийские и Влахернские. В месте, где Влахерн соединялся со стеной Феодосия, имелся потайной ход – Керкопорта. Феодосиевы стены были построены ещё в 5 веке при императоре Феодосии II. Стены были двойными. Перед стеной был широкий ров – до 18 м. По внутренней стороне рва проходил бруствер, между ним и внешней стеной был промежуток в 12-15 метров. Внешняя стена была высотой в 6-8 метров и мела до сотни квадратных башен, поставленных в 50-100 метрах друг от друга. За ней был проход шириной в 12-18 м. Внутренняя стена была высотой до 12 м и 18-20-метровыми башнями квадратной или восьмиугольной формы. Нижний ярус башен мог быть приспособлен под казарму или склад. Башни внутренней стены были расположены так, чтобы с них можно было обстреливать промежутки между башнями внешней стены. Кроме того, в городе были отдельные укрепления – обнесенные стенами кварталы, дворцы, усадьбы и т. д. Самым слабым местом считался средний участок стены в долине речки Ликос. Здесь рельеф местности понижался, и в Константинополь по трубу втекала река. Этот участок назывался Месотихион.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Расположение греческих войск

При наличии достаточного гарнизона взять такую крепость в то время было весьма сложным делом. Проблема была в том, что у византийского императора не было достаточных сил для надежной обороны столь протяженной системы укреплений. У Константина даже не было сил, что надежно прикрыть все основные направления возможной атаки противника и создать стратегический и оперативные резервы. Пришлось выбрать наиболее опасное место, а остальные направления закрыть минимальными силами (фактически дозорами).

Константин XI Палеолог и Джованни Джустиниани Лонго решили сконцентрировать внимание на обороне внешних стен. Если бы османы прорвали внешнюю линию обороны, резервов для контрнаступления или защиты второй линии укреплений просто не было. Главные греческие силы под командованием самого императора защищали Месотихион. Направление выбрали правильно – турецкое командование именно здесь нанесло главный удар. На правом крыле императорских войск расположился ударный отряд Джустиниани Лонго – он оборонял Харисийские ворота и стык городской стены с Влахерном, а при усилении вражеского натиска, укрепил силы императора. Этот участок остались оборонять генуэзцы во главе с братьями Боккиарди (Паоло, Антонио и Троило). Венецианский отряд под командованием Минотто оборонял Влахерн в районе императорского дворца.

На левом фланге императора стены охраняли: отряд генуэзских добровольцев под началом Каттанео; греки во главе с родственником императора Феофилом Палеологом; участок от Пигийских до Золотых ворот – соединение венецианца Филиппе Контарини; Золотые ворота - генуэзец Мануэле; участок до моря - греческий отряд Димитрия Кантакузина. На стенах у Мраморного моря в районе Студиона несли дозор солдаты Джакомо Контарини (Джакобо Контарини), далее – монахи. Они должны были известить командование о появлении противника.

В районе гавани Элевтерия располагались воины князя Орхана. У ипподрома и старого императорского дворца располагались немногочисленные каталонцы Педре Хулиа, в районе Акрополиса – кардинал Исидор. Флотом, располагавшимся в заливе, командовал Альвизо Диедо (Дьедо), часть кораблей защищала цепь у входа в Золотой Рог. Берег Золотого Рога охраняли венецианские и генуэзские моряки под руководством Габриеле Тревизано. В городе было два резервных отряда: первый с полевой артиллерией под командованием первого министра Луки Нотараса располагался в районе Петры; второй с Никифором Палеологом - у церкви св. Апостолов.

Упорной обороной византийцы надеялись выиграть время. Если бы защитникам удалось продержаться долго, то была надежда получить помощь со стороны венгерской армии или итальянских эскадр. План был верным, если бы не наличие у османов мощной артиллерии, способной проламывать стены и флота, дававшего возможность развивать наступление со всех сторон, включая Золотой Рог.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Расположение турецких войск и начало осады

2 апреля 1453 года к городу вышли передовые отряды османской армии. Жители города сделали вылазку. Но по мере пребывания вражеских сил, оттянули войска за укрепления. Все мосты через рвы были разрушены, ворота заложены. Через Золотой Рог протянули цепь.

5 апреля к Константинополю подошли главные силы османов, к 6 апреля город был полностью блокирован. Турецкий султан предложил Константину сдать город без боя, пообещав отдать ему Морейский деспотат, пожизненную неприкосновенность и материальное вознаграждение. Жителям столицы обещали неприкосновенность и сохранения имущества. В случае отказа – смерть. Греки отказались сдаваться. Константин XI сообщил, что готов заплатить любую дань, какую сможет собрать Византия и уступить любые территории, кроме Константинополя. Мехмед стал готовить армию к штурму.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2

Фото части Панорамы 1453 года (Исторический музей Панорама 1453 в Турции).

Часть османской армии под командование Заганоса-паши была направлена на северный берег залива. Османы блокировали Перу. Через заболоченную территорию в конце залива стали прокладывать понтонный мост, чтобы иметь возможность маневрировать войсками. Генуэзцам гарантировали неприкосновенность Перу, если жители пригорода не будут сопротивляться. Мехмед пока не собирался брать Перу, чтобы не ссориться с Генуей. Радом с Перу базировался и турецкий флот. Он получил задачу блокировать город с моря, пресекая подвоз подкреплений и провианта, а также бегство людей из самого Константинополя. Балтоглу должен был прорваться в Золотой рог.

Регулярные части из европейской части Османской империи под командованием Караджи-паши стояли у Влахерна. Под началом Караджи-паши были тяжелые пушки, батареи должны были разрушить стык стены Феодосия с укреплениями Влахерна. Султан Мехмед с отборными полками и янычарами расположился в долине Ликоса. Здесь же расположили самые мощные орудия Урбана. На правом фланге - от южного берега реки Ликос до Мраморного моря, стояли регулярные войска из анатолийской части империи под командованием с Исхак-пашы и Махмуд-пашы. За главными силами во второй линии располагались отряды башибузуков. Чтобы защитить себя от возможных вылазок противника, османы по всему фронту вырыли ров, соорудили вал с частоколом.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Османская армия имело до 70 орудий в 15 батареях. Три батареи поставили у Влахерн, две у Харисийских ворот, четыре – ворота св. Романа, три – Пигийские ворота, ещё две, видимо, у Золотых ворот. Самое мощное било ядрами в полтонны, вторая по мощи пушка – снарядом в 360 кг, остальные - от 230 до 90 кг.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2

Дарданелльская Пушка — аналог "Базилики".

Мехмед мог вообще не штурмовать город. Блокированный со всех сторон Константинополь, продержался бы не более полугода. Османы уже не раз брали сильно укрепленные города, лишенные подвоза продовольствия и помощи извне, крепости рано или поздно сдавались. Однако турецкий султан хотел блестящей победы. Желал обессмертить свое имя в веках, поэтому уже 6 апреля начался артиллерийский обстрел города. Мощные турецкие орудия сразу повредили стены в районе Харисийских ворот, и 7 апреля появилась брешь. В этот же день османы устроили первую атаку. На приступ направили плохо в своей массе вооруженных добровольцев и нерегулярные отряды. Но они встретили умелое и упорное сопротивление и были довольно легко отброшены.

Защитники города ночью заделали пролом. Султан приказал завалить ров, поставить больше пушек и сосредоточить в этом месте войска, чтобы бросить их на штурм, когда орудия снова пробьют брешь. Одновременно стали готовить подкоп. 9 апреля турецкие корабли попытались войти в Золотой Рог, но были отброшены. 12 апреля турецкий флот вторично попытался прорваться в залив. Византийский флот перешел в контратаку, стараясь отрезать и уничтожить турецкий авангард. Балтоглу отвел корабли.

Часть армии была направлена для захвата византийских фортов. Замок Ферапия на холме у берегов Босфора продержался два дня. Затем его стены были разрушены турецкой артиллерией, большая часть гарнизона погибла. Меньший форт в Студиосе - на берегу Мраморного моря, разрушили за несколько часов. Оставшиеся в живых защитники были посажены на кол на виду у города.

В первые дни греки сделали несколько вылазок. Но затем командующий Джустиниани Лонго решил, что пользы от таких атак меньше, чем вреда (людей и так не хватало) и приказал отвести людей с первого рубежа обороны (бруствера на внутренней стороне рва) на внешнюю стену.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Турецкое командование сконцентрировало тяжёлые орудия в долине Ликоса и 12 апреля начало бомбардировку участка стены. Среди орудий был и такой великан как Базилика – эта пушка стреляла ядрами весом по полтонны. Правда, в силу сложности обслуживания, орудие стреляло не чаще 7 раз в день. Базилика имела огромную разрушительную мощь. Чтобы хоть как-то ослабить его воздействие на стены, греки вешали на стены куски кожи, мешки с шерстью, но пользы от этого было мало. Уже через неделю турецкая артиллерия полностью разрушила внешнюю стену над руслом реки. Ров турки засыпали. Греки по ночам старались заделывать пролом с помощью бочек наполненных землей, камнями, бревнами. В ночь с 17 на 18 апреля турецкие войска пошли на штурм пролома. Впереди шла легкая пехота – лучники, метатели дротиков, за ними тяжелая пехота, янычары. Османы несли с собой факелы для того, чтобы поджечь деревянные заграждения, крючья для растаскивания бревен и штурмовые лестницы. Турецкие воины в узком проломе не имели численного преимущества, к тому же сказывалось превосходство греков в защитном вооружении. После четырехчасового ожесточенного боя, османы откатились.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 2


Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. pinecone 30 мая 2013 14:17
    К автору. Странно, что изначально Вы не упомянули о первом крупном боестолкновении византийской армии с турками-седьджуками в сражении при Маназкерте в 1071г. Поучительная история о неудачном опыте использования Византией воинских контингентов, укомплектованных уроженцами восточной окраины Империи.
    pinecone
  2. Vtel 30 мая 2013 15:34
    В Риме смотрели на критическое положение Константинополя как на отличную возможность склонить православную церковь к унии. Римский папа Николай V, получив письмо византийского правителя с согласием принять унию. Осенью 1452 года в византийскую столицу прибыл римский легат, кардинал Исидор. Большая часть населения приняла это известие с угрюмой пассивностью. Была надежда, что если город устоит, то и унию можно будет отвергнуть. Другие вступили против унии, их возглавил монах Геннадий. Однако византийская элита просчиталась – флот с солдатами западных стран не прибыл на помощь гибнущей христианской державе.

    Как всегда верхи отрвались от народа и предали свою Православную веру, тем самым отвергли помощь Божию - результат плачевный. А лукавый Запад, что сказать - Лукавый да и только.
    Vtel
  3. Орда 30 мая 2013 18:20
    так на картинке пушка только АНАЛОГ БАЗИЛИКИ? Вообще судя по картинке пушки ГЛАВНОГО калибра стоят от стен метров так 30,как турки могли расположить свои тяжёлые пушки так близко,у византийцев ,что артилерии не было?Кроме того пушки большого калибра лежат на лафетах на земле их что кранами ,что ли опускали с подвод? сомнительно,кроме того наводка таких орудий осложнена,кроме того ,как насчёт ОТДАЧИ при выстреле пушку могло элементарно развернуть ,потом приходилось наводить её снова,или даже разорвать,так не делается.Отдача орудия должна быть максимально ОБЛЕГЧЕНА.
    И вообще картинки ,которые привёл Самсонов ПОЗДНИЕ.Поэтому прилизанные,политкорректные и почти не вызывают вопросов.На СРЕДНЕВЕКОВОЙ картине АТАМАНСКИЕ войска выглядят совсем не так ,как на поздних стилизованных картинах,где атаманские войска походят на современных турок.А вот на старых картинах наиболее приближенных к реалиям в силу своей временной близости осаждающие выглядят на средневековых воинов и шлемы не остроконечные,и доспехи не такие ,как на поздних изображениях,и СВЕТЛЫЕ БОРОДЫ у воинов,ну и орудия на КОЛЁСАХ,как положено.
    Орда
  4. Орда 30 мая 2013 18:31
    уж если,кто и похож на современных турков,так это как раз византийцы laughing
    Орда
    1. yurta2013 2 июня 2013 15:31
      На данном рисунке, судя по его содержанию, форме кораблей и одежде воинов, изображён не штурм Константинополя, а, видимо, эпизод из Крестовых походов.
      yurta2013
      1. Орда 2 июня 2013 21:27
        Цитата: yurta2013
        На данном рисунке, судя по его содержанию, форме кораблей и одежде воинов, изображён не штурм Константинополя, а, видимо, эпизод из Крестовых походов.


        двойка вам по истории ,где вы видели у крестоносцев 1204г ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ? и тем более тяжёлые осадные пушки?
        Орда
        1. yurta2013 3 июня 2013 12:36
          Цитата: Орда
          где вы видели у крестоносцев 1204г ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ? и тем более тяжёлые осадные пушки?

          А где вы видите на этой картинке тяжёлые осадные пушки? Я вижу там мечи, копья и арбалеты, да ещё нечто похожее на ручное огнестрельное оружие в единственном экземпляре. Корабли, одежда и всё вооружение на картине относятся к 14-му веку. Видимо, художник, не зная каким было всё это в 12-13 веках, изобразил их такими, какими видел их сам. В 14-м веке у мусульман действительно появились первые прообразы ручного огнестрельного оружия. Чуть позже испанцы на его основе создадут в 15-м веке свою аркебузу. Кстати, 1204 год тут явно ни при чём. На картине изображен, видимо, штурм какой-то мусульманской крепости европейскими рыцарями.
          yurta2013
          1. Орда 3 июня 2013 21:16
            А где вы видите на этой картинке тяжёлые осадные пушки? Я вижу там мечи, копья и арбалеты, д


            на это ,что скажете? тут получше видно...



            Осада Константинополя турками в 1453 г. Миниатюра из «Путешествия за моря» Бертрандона де ла Брокье. 2-я пол. XV в.






            Орда
            1. yurta2013 4 июня 2013 15:19
              Скажу, что это совсем другая картинка и здесь действительно изображена осада Константинополя. Сделана эта миниатюра во Франции, видимо, вскоре после данного события и, возможно, по рассказам его участников. Конечно, считать её абсолютно верным отображением событий осады нельзя. В то время не было кино- и фотоаппаратов, а рассказы очевидцев, как правило, грешат большими неточностями и пробелами.
              yurta2013
              1. Орда 4 июня 2013 17:14
                Цитата: yurta2013
                Конечно, считать её абсолютно верным отображением событий осады нельзя



                по вашему стамбульская панорама ,где атаманские войска антропометрически выглядят,как современные турки ,конечно больше походит на правду ,чем свидетельства художника приближенные к самому событию? Это распространённое заблуждение.Художник конечно не имел фотоаппарат,но не помешало ему знать ,как были одеты атаманы,и какие они носили бороды,белые ,а не чётные.

                а вот так выглядели монголы.
                Орда
                1. yurta2013 6 июня 2013 20:10
                  Цитата: Орда
                  атаманские войска антропометрически выглядят,как современные турки

                  Вообще-то, не атаманские, а оттоманские (одно из названий Османской турции в то время - Оттоманская порта). Что касается антропологии, то турки и в то время выглядели примерно также как сегодня, поскольку за 6 веков своего присутствия в Малой Азии изрядно перемешались с местным населением. Способствовало этому и их мусульманство, разрешавшее многожёнство.
                  Цитата: Орда
                  свидетельства художника приближенные к самому событию

                  Это каким же образом художник, живший в средние века во Франции был приближен к событию, происходившему на другом конце Европы, в Константинополе? В то время не было не только кино- и фотоаппаратов, но и самолётов и поездов. Я уж не говорю про телевидение. Человек того времени (если он не купец или путешественник) имел очень смутное представление даже о том как живут, выглядят и одеваются люди в соседней европейской стране или даже в соседней провинции своего собственного государства.
                  Цитата: Орда
                  а вот так выглядели монголы.

                  Это из той же оперы. До начала Великих географических открытий (и даже пару столетий позже) европейцы имели весьма смутное представление о народах, живших за многие тысячи километров от них. Поэтому полностью доверять сделанным ими рисункам иностранцев нельзя.
                  yurta2013
  5. Комментарий был удален.
  6. Sanches 30 мая 2013 21:39
    башибузуками (с тюрк. «с неисправной головой», «больной на голову», набирали...в Албании, отличались крайней жестокостью)
    а этих башибузуков еще НАТО всеми силами защищала в Югославских войнах fool

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня