Гвареза. Афганистан 1983 год

Сразу после училища я попал в 56-ю гвардейскую десантно-штурмовую бригаду ТуркВО, которая дислоцировалась в Афганистане, в г. Гардез. Ей я обязан всем. Здесь стал офицером в полном смысле этого слова, здесь понял, что такое боевое соединение, что такое коллектив. В ДРА провоевал 2,5 года.




Хотел бы поделиться с читателями примером боевого опыта посредством описания одной засады, имевшей место весной 1983 года в районе населенного пункта Гвареза (провинция Пактия).

Привлекаемая парашютно-десантная разведрота состояла из 45 человек: 30 человек из разведроты, корректировщик и с ним четыре человека, два снайпера, расчет АГС. Вооружение было следующим: по два пулемета ПК, РПК и гранатомета РПГ-16Д, одна винтовка СВД-Н, а также автоматы АКС-74, одноразовые гранатометы РПГ-18 «Муха» на каждого, радиостанции Р-159, Р-148, мины.

Личный состав имел по одному боекомплекту к автоматам и пулеметам, сухой паек на два дня, индивидуальные пакеты, запас воды.
Выходили в район засады на бронегруппе. Используя отличную проходимость штатных БМД, рота вне дорог выдвигалась по маршруту, который прокладывался на достаточном удалении от места засады. Пройдя километров десять, рота развернулась, спешилась и после огневого налета артиллерии имитировала атаку населенного пункта Малихель. По разведданным, в нем находилось до 20 моджахедов.

После того как противник открыл ответный огонь, рота под прикрытием двух пар Ми-24 отступила к броне и на большой скорости начала отходить. Через пять километров в каньоне мы спешились, а техника продолжала движение на прежней скорости. Из-за пыли, поднимаемой гусеницами, наблюдатели противника заметить нашу высадку не смогли.

Так как в районе ответственности бригады мы и раньше действовали активно, эта операция не могла вызвать настороженности. Бронегруппа вернулась в бригаду, а рота, дождавшись темноты, начала выдвижение в район засады.

Еще накануне обмундирование и снаряжение были тщательно подогнаны: ночью лязг оружия слышен на огромном расстоянии. На автоматных ремнях стальные карабины мы заменили кожаными петлями, на магазины в нагрудных подсумках надели резиновые кольца, чтобы избежать малейшего стука. Маршрут был выбран заранее. По вершинам не двигались, чтобы не обнаруживаться на фоне неба. Дозор из шести человек шел на расстоянии прямой видимости, с ним постоянно поддерживалась связь. На наиболее опасных участках высылалось боковое охранение.

Мы прибыли в район засады за полтора часа до рассвета. В районе Гварезы был только один участок, на котором могли пройти автомобили. За час успели оборудовать огневые позиции и замаскироваться. На обратных скатах гор выставили секреты. Заминировали местность, используя МОН-50 и управляемый фугас. Командир роты поставил задачу корректировщику. Применять артиллерию предполагалось только для освещения ущелья, но был подготовлен заградительный огонь, если противник попытается вырваться из засады или ему подойдет подкрепление.



В направлении, откуда ждали противника, на удалении 800 метров был выдвинут расчет ПК с четырьмя автоматчиками. С ними отправился замкомандира роты. Группа заняла господствующую высоту, с которой хорошо просматривалась дорога. Ей была поставлена задача: обнаружить караван, определить состав, численность и своевременно предупредить роту, пропустить его боевое охранение и при приближении автомобилей к месту засады открыть огонь из ПК и автоматов. На такой дальности огонь не эффективен, но должен заставить противника развернуться в боевой порядок, занять оборону и открыть огонь в сторону отвлекающей группы. При развертывании противник должен был понести потери от противопехотных мин. Фугас был рассчитан на подрыв головной машины в случае продолжения движения и на моральное подавление противника. После того как противник откроет огонь, рота кинжальным огнем в кратчайший срок должна уничтожить охрану и захватить автомобили с грузом.

Весь день вели наблюдение. По дороге следовали автомобили, повозки, прогоняли стада овец. Большую опасность представляли собаки. Они обегали на большом расстоянии стадо, и иногда казалось, что вот-вот обнаружат засаду. Но даже ветер нам благоприятствовал. Кстати, если бы кто-нибудь закурил, от собак не спас бы никакой ветер.

День прошел спокойно. Проследовали несколько групп по 5–10 человек пешком и на машинах. Вели они себя достаточно беспечно, и был большой соблазн их уничтожить. Но уничтожить их – значит сорвать наше задание.

Ближе к вечеру всякое движение прекратилось. Быстро темнело, небо заволокли тучи, пошел дождь. Проходили часы, а каравана все не было. В ночные прицелы и бинокли можно было рассмотреть цель не дальше 100 метров. Вскоре наблюдатель доложил о двух духах, следующих в направлении засады. Мы их беспрепятственно пропустили. Затем появилась группа в шесть человек, следовавшая в том же направлении. Наконец около трех часов послышался вой двигателей со стороны Гвареза.


Машины шли без фар на малой скорости. Колонна вошла в ущелье. Впереди двигались два пикапа «Тойота» с моджахедами, по 6–8 человек в каждой. На первой машине был установлен 12,7-мм пулемет ДШК. За ними шли три тяжело груженых грузовика. Замыкающих рассмотреть было невозможно, и это обстоятельство сильно действовало нам на нервы.

По команде подорвали передний джип, группа отвлечения открыла огонь и начала запускать осветительные ракеты увеличенной дальности. Из-за низкой облачности от них было мало толку. Противник спешился, начались подрывы на минах. Крики, вой, вспышки взрывов, беспорядочный огонь в разных направлениях. Пламя горящей машины освещало метавшихся духов. Но через 2–3 минуты они опомнились, огонь стал плотным, сконцентрировался в направлении группы отвлечения.

Начали рваться осветительные снаряды. Вся рота открыла огонь по моджахедам. Из РПГ-16 подбили два грузовика. Огнем АГС и ПК подавили огневые точки духов. Третий грузовик пытался развернуться, но тоже вспыхнул. Мы заметили еще один джип. Огонь АГС и ПК сосредоточили на нем. Отдельные огневые точки огрызались в голове и центре колонны. В связи с отсутствием тяжелого оружия подавить их оказалось довольно трудно. Артиллерии работать было невозможно из-за гребней гор, а мортирная стрельба исключалась из-за большой дальности.



Вот в таких передрягах обычно и начинаешь ругать конструкторов нашей боевой техники. Создав замечательный гранатомет РПГ-16, забыли создать к нему же осколочные гранаты. Духов добивали из АГС-17 и РПГ, хорошо работали ПК и снайпер. Но тогда я понял, что 82-мм миномет «Поднос» хотя бы один, а нужен. Да, тяжеловат для гор, морально устарел, но так не хватает его скорострельности и мощи!

Тем не менее, нам удалось подбить замыкающий джип. Духам ничего не оставалось, как отойти в сторону аула.

Начался сбор оружия и документов. Всем раненым оказали медицинскую помощь. Автомобили – а в них духи везли стрелковые боеприпасы и мины – подорвали.

Душманы в этом бою потеряли 30 человек и 6 автомобилей. Мы же помимо стрелкового оружия взяли 2 коротковолновые радиостанции и прибарахлились китайскими «лифчиками». Ранено с нашей стороны было только двое, да и те легко.

После ускоренного марша вышли к площадке, где нас подобрали работяга Ми-8.



А воз и ныне…

По собственному опыту хотелось бы высказаться об оснащении наших солдат. Вообще-то разговор о вооружении и экипировке личного состава армии давно назрел. Форму и снаряжение для армии разрабатывали, похоже, люди, далекие от этих дел. Хлопчатобумажное обмундирование выдавалось на шесть месяцев. Проползи 200 метров на пузе – и больше нет х/б. Ботинки тоже замечательные: солдаты копят деньги, чтобы купить кроссовки. Подсумок со штык-ножом вечно сбивается на сторону, трет, давит, мешает идти. Ранец десантника РД-54 тоже не особо удобная штука. Но и новые образцы разгрузочных жилетов мне тоже довольно подозрительны. Конструкторы увлеклись карманами. Жилеты для ОМОНа и налоговой полиции – это хорошо, но солдат-десантник должен быть одет «скромней». Блестящие кнопки на карманах – зачем тогда камуфлированный жилет? Отблеск металла виден за километр. Лишние лямки, свисающие с жилетов, клапаны и т.д. – все это недопустимо.

Мою правоту легко проверить. Взять отделение, одеть их в армейские бронежилеты, сверху натянуть «Выдры» («Пионеры» и т.д.) и раз десять прогнать в посадке и высадке на БТР-80, а еще круче – в БРДМ-2. Для полноты эксперимента попробовать в таком снаряжении вытащить через люк раненого. Сразу все станет ясно.

Не раз читал споры об АК-74. В ДРА за 2,5 года задержек у моего АКС-74 ижевского завода не было. Автомат не отказывал даже на рисовых полях, заляпанный жидкой грязью. Мое мнение: АК-74 – надежная машина. Боеприпасы обеспечивают поражение цели на 200–300 метров с очень высокой степенью надежности, в том числе и за укрытием. А это основная дистанция нашего боя. Патронов 5,45 мм можно взять значительно больше, чем 7,62 мм.

Есть у автомата и недостатки. Долго выпускались оранжевые магазины – идиотизм! Кроме того, после двух-трех дней езды на броне от пыли, ночной росы спекались патроны и были задержки. К счастью, это устранимо: вынуть два-три патрона и забить снова.

Плохо, что скоба спускового крючка не откидывается. Зимой трудно армейской перчаткой пролезать.

Не могу сказать ни одного плохого слова про АКМ. Что касается АКС-74У, автомат надежен, очень удобен при штурме зданий, в бою на малых дистанциях. Один недостаток: при стрельбе лежа поднимается пыль (но тут, может быть, я не прав: мало с ним действовал).

«Рейнджерские» магазины – глупость. Два связанных магазина, особенно по 45 патронов, при стрельбе лежа делают из вас прекрасную грудную мишень. Нарушается баланс оружия, оно становится громоздким.

Немного о минной войне. Основные потери мы несли от подрывов на минах и фугасах. Считаю, что армия до сих пор не имеет в войсках надежных миноискателей. Основная «техника» – щуп и собака.

Управляемые фугасы были у «духов» излюбленным средством борьбы и с танками. Радиоуправляемые фугасы попадались очень редко, чаще встречались контактные и управляемые по проводам. Фугасы устанавливались на узких участках дорог, на объездах. Иногда фугасы выдавали шероховатости в работе афганских минеров. Однажды наши саперы заметили на дороге куски проволоки, изоляции, а в нескольких метрах обнаружили провода управляемого фугаса. Находили так называемые «прицелы» – это шесты или пирамиды из камней по обеим сторонам дороги. Когда сапер находится на большом расстоянии, это простейшее устройство дает ему возможность довольно надежно подрывать технику.

В 1984 году против наших саперов начали применять новую ловушку. Мину оборудовали электродетонатором, в грунт устанавливались металлические сетки, одна над другой, между ними грунт служил диэлектриком. Сетки подключались к детонатору. При замыкании щупом цепи происходил взрыв.

Было дело, нам также «помогало» и родное телевидение. Летом 1984 года у нас показывали фильм про действия партизан в годы войны. Показали, как немцы использовали собак для обнаружения мин на железнодорожном полотне. Тогда партизаны принялись измельчать взрывчатку и рассыпать на большом участке. Собаки стали бесполезны. Духи буквально на следующий день проделали тот же трюк!
Автор:
Михаил Ефремов. Фото из архива Виктора Чугулева Журнал «Солдат удачи» 6-1998
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти