Обещаю, вернутся все...

Обещаю, вернутся все...В его гибель не верили и те, кто передавал скорбную весть друзьям, знакомым, сослуживцам, и те, кто принимал эту бьющую наотмашь информацию. Его, всегда веселого, наполненного энергией и светом, невозможно было представить вне жизни.

Не верили до последней минуты…


Поздним вечером 11 декабря 2012 года в пригороде Тырныауза вспыхнула перестрелка: водитель «Жигулей», остановленных для досмотра, открыл огонь из пистолета, ранил полицейского. После нейтрализации стрелка и проведенных оперативно-розыскных мероприятий сотрудникам управлений ФСБ и МВД по Кабардино-Балкарской республике удалось установить дом, в который предположительно направлялась машина.

Чтобы проникнуть внутрь строения, утром к месту проведения операции были стянуты силы полицейского спецназа — находившиеся в то время в командировке в КБР подразделения СОБРа Алтайского края, московского и ивановского ОМОНа. Штурмовую группу, которой предстояло действовать непосредственно в доме, возглавил самый опытный из офицеров майор полиции Александр Князев. Для него эта начавшаяся в сентябре командировка была уже десятой по счету…

В органы внутренних дел он пришел в девяносто четвертом. И все последующие восемнадцать лет его жизнь неразрывно была связана с правоохранительной деятельностью. Четырнадцать лет в ОМОНе, где он прошел путь от рядового бойца до командира взвода в ЦСН ГУ МВД по городу Москве, ведомственные и государственные награды, среди которых медали «За отвагу» и «За отличие в охране общественного порядка», особо ценимые среди тех, кто служит закону. Но главное, у него была масса учеников, которых он воспитал и подготовил к действиям в ситуациях, экстремальных даже по спецназовским меркам.

…После того как двор, жилые и хозяйственные постройки были блокированы, внутрь дома устремилась штурмовая группа из четырех человек. Первым, держа перед собой и товарищами броневой щит, шел прапорщик полиции Павел Яковлев, вторым — майор Князев, за ним еще двое бойцов. Быстро досмотрели прихожую, кухню, комнаты по правую и левую стороны коридора. Все они были пусты.

Группа на мгновение остановилась у входа в пристройку. Александр дал команду вскрыть дверь. Сразу за ней находилось небольшое помещение с темнеющими проемами в правой и левой стене. Хуже положения не придумаешь: в какую бы сторону ни двинулась группа, один из флангов все равно останется неприкрытым! Князев жестом показал Яковлеву, чтобы тот начинал движение в правый прогал, а сам перекинул ствол своего автомата в левую сторону, страхуя товарищей от неприятностей, грозящих слева.

Не успела группа сделать и двух шагов в сторону проема, как оттуда показался автоматный ствол и навстречу омоновцам понеслись бандитские пули. Большинство из них ударились в броневые листы, но двум все же удалось ужалить Павла и Александра. Яковлев, продолжая удерживать щит, открыл ответный огонь. Боевик, сраженный его меткими выстрелами, упал.

Понимая, что в доме могут находиться еще бандиты, с которыми группе, имеющей двух раненых, будет тяжело справиться, майор приказал отходить. И в это время в левом проеме показался второй боевик. Автомат он держал перед собой, палец — на спусковом крючке.

Времени на отдание команд у Александра уже не оставалось, только на то, чтобы действовать. Майор развернулся лицом к противнику, вскинул автомат на уровень груди и сделал шаг вперед, чтобы полностью перекрыть собой сектор обстрела. Стрелять они начали одновременно…

Позже станет известно, что в том доме на окраине Тырныауза находился штаб так называемого «северо-западного сектора» бандподполья, действующего в Кабардино-Балкарии, а в подвале пристройки, до которой не успел дойти майор Князев со своей штурмовой группой, располагалась лаборатория по изготовлению самодельных взрывных устройств. Боевики же, уничтоженные московскими омоновцами, окажутся причастными к нескольким резонансным преступлениям, совершенным на территории республики.

Но всего этого майор полиции Князев уже не узнает: не приходя в сознание, он скончается от потери крови по дороге в больницу.

13 декабря 2012 года гроб с его телом спецрейсом был доставлен в столицу. На следующий день проститься с боевым товарищем пришли все сотрудники ЦСН ГУ МВД России по городу Москве, многих других подразделений московской полиции, родители и друзья Александра.

Прощаясь с погибшим соратником, генерал-майор полиции Вячеслав Хаустов, возглавлявший ЦСН московской полиции на протяжении нескольких лет, вспомнил, как в сентябре, провожая своих подчиненных в очередную командировку на Северный Кавказ, он просил командиров подразделений сделать все возможное, чтобы не допустить потерь. Ответное слово выпало тогда держать Александру Князеву. «Не беспокойтесь, товарищ генерал, я вам обещаю — вернутся все», — сказал он тогда.


Во время прощания с офицером о нем было сказано много добрых слов. Все они произносились искренне, по велению души. Нет смысла повторять их все, пытаясь рассказать об этом удивительном человеке и выразить всю горечь от понесенной утраты. «Он обладал удивительной способностью влюблять в себя целый свет» — вот фраза, произнесенная одним из друзей, которая наиболее точно характеризует Александра Князева. Князя, как называли его друзья. И не только потому, что это было созвучно его фамилии. Но еще и оттого, что он во всем и всегда поступал честно, по совести, благородно. Поступил так и в последние минуты своей жизни.
А за день до гибели, 11 декабря 2012 года, ему исполнилось тридцать восемь.
Автор:
Игорь Софронов
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти