Ракеты для «Круга»

В середине 1950-х гг. стало очевидным постепенное отставание вооружений советских средств войсковой ПВО от достигнутых к тому времени возможностей средств воздушного нападения. Непрерывное совершенствование авиации, появление тактических баллистических ракет ставили все более высокие требования перед зенитными средствами сухопутных войск, требуя от них качественного скачка. Достичь его было можно лишь путем создания для войсковой ПВО зенитных ракетных комплексов (ЗРК), обладавших рядом специфических особенностей.

Эти ЗРК должны были действовать как централизованно, так и автономно, осуществляя поиск и обнаружение целей РЛС дивизиона. Высокая вероятность того, что действия сухопутных войск с участием большого количества бронетехники будут динамичными и маневренными, требовала обеспечить их защиту с помощью ЗРК, имеющих время развертывания 5 — 10 минут. При этом сами войсковые ЗРК должны были обладать высокой мобильностью и проходимостью, оснащены аппаратурой навигации и топопривязки, укомплектованы средствами телекодовой радиосвязи для обмена между собой командной и технической информацией, автоматизацией всех боевых операций, иметь встроенные агрегаты питания. Требуемый уровень их надежности и боеготовности при эксплуатации в войсках должны были поддерживать высокоподвижные станции ремонта и контроля.

Впервые задача создания войскового ЗРК была сформирована в Постановлении Совета Министров СССР от 27 марта 1956 г., предусматривавшем разработку комплекса, способного поражать воздушные цели на дальности до 20 км, в диапазоне высот от 2 до 12 — 15 км и со скоростями до 600 м/с. Однако эта работа не вышла из стадии проекта. Поэтому решение задач войсковой ПВО несколько ближайших лет должны были выполнять ЗРК С-75 и С-125.


Ракеты для «Круга»

С-75 — подвижный зенитно-ракетный комплекс

Ракеты для «Круга»

ЗРК С-125

В конце 1950-х гг. руководство СССР вплотную занялось проблемами, стоящими перед войсковыми средствами ПВО. В августе 1958 г. был образован самостоятельный род войск — ПВО Сухопутных войск. Незадолго до этого военно-промышленный комплекс (ВПК) приступил к первой полномасштабной работе по созданию войсковых ЗРК — комплексов «Круг» и «Куб», в тактико-технических требованиях к которым задавались вышеуказанные параметры по проходимости, времени приведения в боеготовность, устойчивости связи между средствами комплекса.

Руководство программой реализации первого войскового ЗРК 2К11 «Круг» было поручено 31 -летнему главному конструктору московского НИИ-20 Вениамину Павловичу Ефремову.

Ракеты для «Круга»

ЗРК 2К11 «Круг»

Изначально «Круг» предназначался для поражения целей, летящих со скоростями до 600 м/с на высотах от 3 до 25 км, на дальности до 45 км. В его состав должны были войти станция обнаружения и целеуказания 1С12 (головной исполнитель — НИИ-208), станция наведения ракет 1С32 (НИИ-20). Неожиданную проблему вызвал выбор разработчика ракет. В принятом 13 февраля 1958 г. совместном Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке средств войскового ЗРК «Круг» не упоминались уже признанные к тому времени авторитеты в области создания зенитных ракет ОКБ-301 С.А..Лавочкина и ОКБ-2 П.Д. Трушина. Разработка ракеты для «Круга» с самого начала приобрела конкурсный характер Одним из тех, кто получил предложение о ее разработке, стало двигателестроительное ОКБ-670 М.М Бондарюка Причина столь необычного выбора заключалась в том, что уже первые оценки показывали, что основу конструкции новой ракеты составит прямоточный двигатель. Но М.М. Бондарюк справедливо рассудил, что если с двигательной частью его КБ справится, то со всеми остальными элементами ракеты — разработкой планера и разнообразной аппаратурой — вряд ли.

Некоторое время над своим вариантом, ракетой С-134, работали в ЦНИИ-58, возглавляемом знаменитым артиллерийским конструктором В.Г. Грабиным. Однако летом 1959 г, после присоединения ЦНИИ-58 к ОКБ-1 Королева, эту тему закрыли, как не совпадающую с основным направлением работ предприятия.

В результате, «Круг» передали свердловскому артиллерийскому ОКБ-8, который круто повлиял на дальнейшую судьбу предприятия Его руководитель, Лев Вениаминович Люльев, отнесся к заданию на разработку новой ракеты с большим, хотя и не во всем оправданным оптимизмом. Как он говорил в дальнейшем. «В тот момент я плохо разбирался в ракетах и не представлял всех трудностей, с которыми нам придется встретиться при их отработке». Но как показало время, Люльеву удалось найти верные пути и подходы к выполнению этой работы, которая была начата с ускоренной подготовки специалистов. Чтобы не терять драгоценные месяцы на поиски молодых специалистов, заканчивавших профильные (в основном московские) институты, или на уговаривание руководства других КБ отпустить «лишних» специалистов-ракетчиков, Люльев, при поддержке руководства ВПК, договорился о направлении своих ведущих работников в ОКБ-2 П.Д. Грушина, для работы в качестве стажеров в проектных и конструкторских отделах. Приобретя таким образом столь необходимый первоначальный багаж знаний и опыта, свердловчане приступили к проектированию своей ракеты. А учениками они оказались более чем способными. Созданные ими ракета и пусковая установка отличались от аналогов новаторскими решениями.

Ракеты для «Круга»


Изначально ракета для «Круга» создавалась в двух вариантах, с различными системами наведения: ЗМ8 с радиокомандной, и ЗМ10 с комбинированной — радиокомандной на основном участке и самонаведением с помощью полуактивной радиолокационной головки — на конечном Но в дальнейшем остановились на варианте ЗМ8.

Ракета ЗМ8 была выполнена по аэродинамической Х-образной схеме с поворотными крыльями;, а стабилизаторы — по схеме «+».

Ракеты для «Круга»

Ракета ЗМ8

Конструкция ракеты была двухступенчатой — с твердотопливным ускорителем и маршевым ПВРД, работающем на керосине. Такая двигательная установка в несколько раз превосходила по энергетике другие типы ракетных двигателей. При высоких сверхзвуковых скоростях она была более экономична, чем турбореактивный двигатель, имела простую конструкцию и была относительно дешева. Однако за этими достоинствами скрывалось множество проблем, о путях решения которых многие ракетчики в то время имели лишь самые приблизительные суждения.

В окончательном варианте конструкции корпус маршевой ступени ракеты представлял собой сверхзвуковой прямоточный двигатель ЗЦ4 с заглубленным центральным телом, в котором располагались боевая часть массой 150 кг, радиовзрыватель и шар-баллон воздушного аккумулятора давления. Далее по тракту двигателя располагались спрямляющие решетки, блоки форсунок и стабилизаторы горения. Подача горючего обеспечивалась турбонасосным агрегатом, для работы которого использовалось монотопливо изопропилнитрат. В центральной части кольцевого корпуса двигателя располагались баки с керосином, рулевые машинки, узлы крепления крыльев, а в хвостовой части — блоки аппаратуры системы управления.

Ракеты для «Круга»


Старт и разгон ракеты до сверхзвуковой скорости обеспечивался четырьмя боковыми твердотопливными ускорителями ЗЦ5 с пусковой установки 2П24. Для их отделения от маршевой ступени на каждом из них закрепили по паре небольших аэродинамических поверхностей.

Пусковую установку создали в ОКБ-8 на шасси 100-мм самоходки СУ-100П. Артиллерийская часть пусковой установки включала в себя опорную балку с шарнирно закрепленной в ее хвостовой части стрелой, поднимаемой двумя гидроцилиндрами. По бокам стрелы крепились кронштейны с опорами для размещения двух ракет. Пуск ракет мог выполняться под углом от 10 до 55 градусов к горизонту. При старте ракеты передняя опора резко откидывалась вниз, освобождая путь для прохождения нижней консоли стабилизатора. Ракета в процессе разгона поддерживалась дополнительными опорами, также закрепленными на стреле. Одна опора ферменной конструкции подводилась спереди и фиксировала обе ракеты. Еще по одной опоре придвигалось со сторон, противоположных стреле.

Первый бросковый пуск изделия ЗМ8, оснащенного натурными стартовыми двигателями, состоялся 26 ноября 1959 г Ракета энергично сошла с пусковой установки, однако при отделении стартовых ускорителей разрушилась. Впрочем, для молодого коллектива результат первого пуска был более чем достойный. А вскоре начались попытки полетов с работающим маршевым двигателем, во время которых свердловчанам довелось столкнуться с множеством ранее незнакомых проблем. Так, первые попытки запуска в полете маршевого двигателя сопровождались возникновением помпажа, во время которого ракета теряла управляемость Как отмечал в дальнейшем один из участников этих работ: «Каждый ПВРД уникален в своем конкретном исполнении. Пришлось отжечь около десяти тысяч форсунок, прежде чем была найдена ее оптимальная форма Каждый шаг при отработке давался с трудом и делался буквально с нуля».

Ракеты для «Круга»

ЗУР 3М8 экспонат National Museum of the US Air Force (Национального музея ВВС США)

Потребовали дополнительного изучения и вопросы обеспечения виброустойчивости бортовой аппаратуры ракеты и экранирования антенны ответчика от продуктов сгорания маршевого двигателя. С последней оказалась связана проявившаяся в первых пусках ЗМ8 проблема «31-й-секунды» после которой на РЛС 1С32 несколько раз пропадал сигнал бортового ответчика. Решение этой задачи нашел В.П Ефремов, предложивший перенести приемопередающие антенны с корпуса ракеты на стабилизатор. В целом же, из проведенных до конца 1960 г. 26 пусков ракеты, удачными были лишь 12.

Но к этому времени «на пятки» ЗМ8 начал наступать очередной участник конкурсной разработки. ОКБ-2, предложивший ракету 19Д. Предложение о разработке для «Круга» этой ракеты поступило в начале 1959 г., после выпуска эскизного проекта на ракету 17Д, предназначавшуюся для использования в составе модернизированного ЗРК С-75, а также корабельного ЗРК М-31 В выпущенном 4 июля 1959 г. постановлении руководства страны эта инициатива была поддержана.

Работы над 19Д передали в московский филиал ОКБ-2, поскольку к тому времени основные проблемы в создании 17Д считались близкими к разрешению, а 19Д должна была отличаться от нее только элементами аппаратуры управления, совместимыми со средствами наведения «Круга». К апрелю 1960 г. филиал подготовил эскизный проект и выпустил основную часть технической документации, необходимой для изготовления опытных образцов ракет Но вскоре из-за ряда неудач в испытаниях 17Д работа застопорилась, и в полном объеме документацию на 19Д передали на завод только в феврале 1961 г. В результате, намечавшиеся ранее сроки проведения испытаний «Круга» как с ракетой ЗМ8, так и с 19Д были сорваны.



В начале февраля 1961 г. руководителей предприятий, работающих по «Кругу», вызвали на заседание Комиссии по военно-промышленным вопросам при Совете Министров СССР, где они подверглись резкой критике Председателя Комиссии Д.Ф. Устинова.

Вскоре было выпущено решение Комиссии «О неудовлетворительном состоянии работ по созданию войскового зенитного комплекса „Круг“. В нем отмечалось, что большинство из предприятий „… не выполнили своевременно эту разработку и сорвали установленный правительственным документом срок предъявления комплекса на совместные испытания ., допустили значительное отставание в разработке опытного образца станции наведения, …недопустимо медленно ведут отработку ракеты, …изготовление ракет не обеспечивает нормального хода испытаний“.

Однако первые реальные результаты от этой „встряски“ получили лишь к концу 1961 г., хотя все участники работ прилагали максимум усилий для их достижения. Так, 25 августа, после очередной серии неудач при пусках ЗМ8, была создана специальная комиссия, которая выработала предложения для очередных доработок ракеты — пути устранения прогаров камеры сгорания маршевого двигателя, отказов бортовой аппаратуры, недостаточной прочности элементов конструкции.

Осенью 1961 г. на смену экспериментальному образцу комплекса, использовавшеюся для проведения всесторонних заводских испытаний, на полигон прибыли элементы первого опытного образца. В конце года первую ЗМ8 подготовили для испытаний в замкнутом контуре наведения и получили подтверждение правильности решений, принятых разработчиками комплекса, после чего приступили к доводке его аппаратуры, включая систему управления. Тогда же, получив информацию о первом успешном пуске ЗМ8 в замкнутом контуре, Д.Ф. Устинов потребовал от разработчиков „Круга“ начать совместные испытания уже в марте 1962 г.

Однако 1961 г. нельзя назвать удачным для ее разработчиков. Теперь за темпами, достигнутыми разработчикам „Круга“, уже не поспевали разработчики 19Д. В том же 1961 г. изготовили и отправили на полигон всего пять таких ракет, из которых с пусковой установки 2П28, изготовленной специально для нее в единственном экземпляре на базе СУ-1 ООП, удалось запустить только одну. Неудачно развивались работы и по ракете 17Д. Очередным этапом в принятии решения о ее судьбе стал период с февраля по май 1961 г, когда намечалось окончание отработки 17Д в контуре управления ЗРК С-75М. Но и в этот срок уложиться не удалось. После того как 20 апреля 1961 г. на вооружение был принят ЗРК С75М с ракетой 20Д, напряжение в работах по 17Д начало спадать. Процесс ее доводки стал все больше напоминать работу по испытаниям летающей лаборатории, в составе которой выполнялась отработка перспективных решений. И, в конечном счете, летом 1963 г. работы по 17Д и 19Д прекратили.

Ракеты для «Круга»

Модернизированный зенитный ракетный комплекс С-75М-2 «Волга-2А

Тем временем, зимой 1963 г. опытный образец „Круга“ с ракетами ЗМ8 был впервые продемонстрирован на полигоне в Кубинке руководству страны. А на Эмбенском полигоне к тому времени уже шли его интенсивные испытания, которые на завершающей стадии в основном проходили успешно. После нескольких десятков пусков государственная комиссия под председательством А.Г. Бурыкина рекомендовала комплекс к принятию на вооружение. 26 октября 1964 г. вышло соответствующее постановление руководства страны, а через год, 7 ноября 1965 года пусковые установки „Круга“ с ракетами ЗМ8 впервые показали на военном параде на Красной площади в Москве.

В целом, разработчикам „Круга“ удалось выполнить большинство из заданных в 1958 г требований Так, дальность действия комплекса составляла от 11 до 45 км, высоты поражения целей от 3 до 23,5 км при скорости их полета до 800 м/с. Время реакции комплекса составляло 60 с, масса ракеты — 2450 кг. В то же время, по результатам государственных испытаний был составлен перечень из более чем сотни замечаний и предложений, которые предлагалось реализовать при дальнейших работах по „Кругу“.

Главными из них были:
 — расширение зоны поражения „Круга“;
 — повышение эффективности стрельбы в некоторых точках зоны поражения, особенно на малых высотах;
 — определение точностных характеристик РЛС при наличии «зеркальных» поверхностей.

Ракеты для «Круга»


Эти работы предполагалось осуществить в несколько этапов. В результате в 1967 г. был принят на вооружение ЗРК «Круг-А», для которого удалось снизить нижнюю границу зоны поражения до высоты 250 м и приблизить ближнюю границу до дальности 9 км.
На следующем этапе работ, в 1971 г. был принят на вооружение ЗРК «Круг-М», дальняя граница зоны поражения которого была доведена до 50 км, а верхняя — до 24,5 км.
Очередной вариант ЗРК «Круг-М1», принятый на вооружение в 1974 г., мог поражать цели на минимальных высотах 150 м и минимальной дальности 6 — 7 км.

В течение нескольких десятилетий ЗРК «Круг» находился на вооружении частей ПВО Сухопутных войск CCCР стран Варшавского Договора и ряда стран Ближнего Востока. И хотя в течение своей многолетней службы этот комплекс ни разу не принимал участия в боевых действиях, его создание и эксплуатация явились важным событием в истории развития отечественных войсковых средств ПВО.

В 1990-х гг., на этапе завершения боевой карьеры комплекса «Круг“ на базе ракет семейства ЗМ8 были разработаны мишени 9М319“Вираж».
Автор: В.Коровин


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. Greyfox 21 марта 2013 08:19
    Поляки "Круг" вроде до сих пор юзают и не жалуются.Последнее фото в статье оттуда-"Польский ЗРК "Круг-М3" стреляет на балтийском полигоне ЗУР 3М8М3 во время учений "Анаконда-2006"
  2. Средний брат 21 марта 2013 10:27
    Вроде бы в Северной Корее их тоже на вооружении держат
    1. smprofi 21 марта 2013 12:09
      Jane's Information Group на Северную Корею указывает с оговоркой на неподтвержденность данных.
      информация по состоянию на 02.07.2008: состоит на вооружении Азербайджана, Армении, Болгарии, Киргизстана, Польши, Туркменистана.



      Система ПВО Нагорно-Карабахской Республики




      Транспортные машины ТМ 2Т5 с ракетами 3М8, Ереван, 9 мая 2012
      smprofi
  3. RRiv 21 марта 2013 11:06
    А кто нибудь слышал о несанкционированном (?) пуске ракеты Круг с окраины Калининграда, произошедшем примерно в конце 70 - начале 80х годов?
    1. дмитрич 31 марта 2013 12:29
      эту сказку я слышал когда служил в ОЗРДНе ЗРК Круг в Германии в 77-79г.
  4. gregor6549 22 марта 2013 12:14
    Слабость ЗРК Круг была не столько в ЗУРах, сколько в средствах разведки воздушных целей, целеуказания и наведения ракет. Для разведки целей использовалась РЛС 1С12 "Броня" , наведение ЗУР осуществлялось с помощью СНР 1С32 а для целеуказания и управления комплексом использовалась система 9С44 «Краб К-1». Вот вся эта бабушкина электроника с "кибениматикой" и приводила к тому, что ЗРК Круг был не сильно эффективным особенно в условиях воздействия интенсивных помех

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня