Небесный танкист

Маршал авиации Ефимов Александр Николаевич является одним из самых знаменитых лётчиков отечественных Военно-Воздушных Сил. В возрасте двадцати двух лет он был дважды удостоен звания Героя Советского Союза. Советский летчик-штурмовик за время Великой Отечественной войны совершил свыше двухсот успешных боевых вылетов на самолете Ил-2, прозванного нацистами «Черной смертью» или «Мясорубкой». В одиночку со своим стрелком и в составе группы сбил в воздушных боях семь немецких летательных аппаратов и еще более восьмидесяти уничтожил на аэродромах. Ему приписывают ликвидацию тридцати эшелонов противника, свыше ста двадцати танков, около двухсот полевых и сорока зенитных орудий. Количество уничтоженной живой силы врага исчисляется сотнями человек. За время борьбы с фашистскими захватчиками отважный лётчик сменил семь машин, не включая тех, на которых совершил единичные вылеты.

Небесный танкист


Из интервью с А.Н. Ефимовым: «Согласно статистике лётчик штурмовой авиации Красной Армии в самом начале Великой отечественной в среднем жил восемь боевых вылетов. И эта цифра держалась очень долго. Хорошо помню, что когда я прилетел из своего восьмого вылета, встретивший меня механик не без удивления произнес: «Ты что, возвратился?» Уже позже, когда мы более-менее научились воевать и летать, этот страшный показатель немного улучшился, но все же держался на очень высоком уровне – одиннадцать самолето-вылетов приходилось на один сбитый советский штурмовик. Вот и подумайте: по официальным данным я более двухсот раз за войну «ходил» в небесные атаки, то есть двадцать раз должен был погибнуть. Из тех летчиков, которые вместе со мной окончили училище в Уральске к концу войны никого не осталось».



Александр Николаевич родился 6 февраля 1923 года в Воронежской губернии в селе Кантемировка. Дом их стоял на тихой улочке возле Троицкого храма. А за избой сразу начинался луг, и протекала речка, в которой купались и рыбачили дети. Воспитывал мальчика отчим, Николай Герасимович, инженер и потомственный железнодорожник. Будущему летчику дали его фамилию, и он с раннего детства считал высокого крепкого мужчину своим родным отцом. Всего в их семье было четверо детей. Младшие, Александр и сестра Люся, были от предыдущего брака матери, а старшие Лиза и Костя являлись детьми Николая. Однако разницы никто не замечал, все ребятишки росли, как родные. Отчим несколько десятков лет проработал начальником местной дистанции пути. Само собой, он считал, что сыновья пойдут по его стопам. Однако жизненный путь Александра Ефимова сложился совсем по-иному.

Однажды в их деревне произошло поистине сказочное чудо. Средь бела дня на заснеженном выгоне совершил вынужденную посадку оснащенный лыжами аэроплан. Очарованные дети и взрослые до глубокой ночи толпились у самолёта. Тогда их мало кто видел даже в небе, а тут можно было прикоснуться, потрогать волшебный аппарат. И, разумеется, все сельские мальчишки непременно решили стать летчиками. Александр со сводным братом Константином с тех пор играли только в «авиаторов». А вскоре в деревне побывал еще один, агитационный самолет. Гости дарили крестьянам листовки и газеты с историями о воздушном флоте. В руки ребятишек попали конкретные советы, как самостоятельно дома изготовить летающие модели.

Из разговора с А.Н. Ефимовым: «Я неоднократно делал заявление, что во время войны существовали не только сухопутные штрафные батальоны, но и авиационные. И мне всегда отвечали: с чего это ты взял, не имелось таких штрафбатов. Однако я не забыл, как меня, штурмовика, они неоднократно прикрывали в воздухе. Как сейчас помню: командира эскадрильи Ил-2 прикрывает летчик в звании рядового. Я видел его авиационный реглан, на петлицах остались отметки от «шпал». До разжалования он был полковником».


С годами страсть к авиации, желание побывать в небе у Александра только увеличилось. Справедливости ради, стоит заметить, что Николай Герасимович поддерживал его увлечение. Возможно, он чувствовал, что оно станет главным делом Александра. В тридцать седьмом году отчима арестовали. Два года он мучился в тюрьме, пока его, наконец, не оправдали. Он вернулся к семье, но вскоре умер. В это же время Ефимовы переехали из Кантемировки в дом маминых родичей в райцентре Миллерово, расположенный в Ростовской области. А старший сын Константин отправился учиться в город Воронеж. Александр же продолжил учебу в седьмом классе местной школы №2 и окончил ее в 1940 году.

В годы войны сводный брат Ефимова, Константин, станет разведчиком. Его работа была строго засекречена, семья ничего не знала о нем. Только после войны появилась информация, что Константин Ефимов работал за границей, за успешное выполнение заданий был награжден множеством орденов. А Лиза, дочь Николая Ефимова, была убита фашистами в оккупации. Была похоронена в родной Кантемировке.


Еще во время учебы Александр стал посещать школьный авиационный кружок, в котором вместе с другими мальчишками сооружал простейшие летательные аппараты с моторчиками на резинках. В Миллерово имелась и школа планеристов при Осоавиахиме, оснащенная рядом планеров типа УС-4. В старших классах Ефимов занимался в ней, с интересом осваивал теоретическую часть, с нетерпением ожидая самостоятельных полетов. И настал день, когда они состоялись. 18 августа 1938 года Александр Николаевич впервые поднялся в воздух. Чувство полета, пусть и на небольшой высоте, было непередаваемо. Именно тогда он твердо понял, что станет лётчиком.

После окончания десяти классов Ефимову пришлось самостоятельно выбирать дальнейший путь. Он ничем не отличался от остальных сверстников. Ни богатырским телосложением, ни исполинским ростом, ни выдающимся интеллектом. Сначала Александр попробовал попасть в морское авиационное училище. Вступительные экзамены он сдал на «отлично», но комиссию возмутили показатели его веса. «Вот поправитесь на три-четыре килограмма, возмужаете, молодой человек, тогда и приходите к нам», – сказали ему. Было и обидно, и досадно, однако Ефимов своего всё же добился, в мае 1941 года он поступил сначала в аэроклуб, а уже потом в военную школу для пилотов, расположенную в Ворошиловграде (Луганске). Основам летного дела молодых авиаторов учили на фанерной «уточке» – знаменитом самолете У-2. Здесь же он впервые познакомился со штурмовиком Ил-2. Одно из окованных броней творений выдающегося конструктора Сергея Ильюшина меняло место дислокации и временно оказалось выставлено на всеобщее обозрение на летной полосе аэродрома при Ворошиловградской школе. Его формы сразу поразили Александра. «Он напомнил мне степного орла: могучие крылья, хищный нос и всесокрушающая сила огня», – рассказывал Ефимов. Пилот летательного аппарата рассказал собравшимся курсантам о достоинствах нового самолета, не поленился полазить по нему и показать бомболюки, реактивные снаряды, пушки и пулемёты. А в самом конце достал пистолет и выстрелил в кабину. Пуля только оцарапала броню.

Небесный танкист


22 июня 1941 года в воскресенье ранним утром к Александру приехали мать и сестра. «Так вот, какой ты у нас лётчик», – сказала мать, увидев выходящего из дверей контрольно-пропускного пункта Ефимова в военной форме. В конце разговора она сказала: «Лишь бы войны не было». Однако война уже шла с четырёх часов утра, но жители Ворошиловграда ещё не знали об этом. Впервые Александр Ефимов услышал эту поистине чёрную новость, провожая родных домой, на трамвайной остановке.

Из разговора с Александром Николаевичем: «В самом начале войны звание Героя Советского Союза штурмовикам давали за тридцать боевых вылетов. С ходом военных действий, когда наши потери уменьшились, «норматив», как мы его называли, вырос до шестидесяти вылетов. В 1944 году Золотую Звезду уже давали за сто вылетов. Лично я долго шел за своим Героем: вплотную приблизился к тридцати вылетам, поменяли на шестьдесят, подошел к шестидесяти – хлоп и стало сто! Сильного желания получить это звание не было, летчики вообще не загадывали ничего наперед. Кто бы и что сегодня ни говорил, мы действительно были готовы отдать жизни за Родину и прекрасно понимали, что всех нас рано или поздно собьют. Сегодня ты потерял сослуживца, друга, завтра погибнешь сам. Поэтому никто и никогда из летчиков не заводил дневников. И на темы о грозящей гибели или геройских званиях мы тоже не разговаривали. На войне мы делали свою работу – воевали. А уж там – как повезет…».


Небесный танкистПервым желанием Александра, как и многих других курсантов, было тотчас же идти на фронт. Однако руководство училища, собрав своих воспитанников, сумело остудить их пыл, объяснив, что страна нуждается в хорошо подготовленных лётчиках. А вскоре вся Ворошиловградская авиационная школа была эвакуирована на Урал. Учеба Ефимова продолжилась, теперь молодой авиатор в срочном порядке переучивался на Ил-2. Этот штурмовик, названный «летающим танком», заслуженно возглавляет почетный список самолётов второй мировой, «вложивших наибольший вклад в победу» над фашистской Германией. Занятия закончились лишь в июле 1942 года, после чего Александр Ефимов в звании сержанта без промедления был отправлен на фронт. В этом же году А. Новиков сумел доказать Сталину всю важность объединения авиации. Однако командующие наземных войск добились того, что все реформы в этом направлении были выполнены лишь наполовину. Авиацию действительно собрали в воздушные армии, но подчинили командующим фронтами, ограничив, таким образом, в маневре. Лишь бомбардировочная авиация, которую преобразовали в авиацию дальнего действия, подчинялась непосредственно Ставке.

Из интервью с А.Н. Ефимовым: «В двухместных Ил-2 твоя жизнь во многом зависит от мастерства воздушного стрелка. Как и его – от твоих умений. Он сидит в своей кабине спиной к тебе, и мы отбиваемся вместе. Я долго воевал с сержантом Георгием Добровым, отчаянно смелый был малый, мой надёжный щит. И посейчас ему вечно благодарен. Вообще мне всегда везло на боевых друзей. А это громадное счастье».


Александру сильно повезло, он получил назначение во вторую авиационную эскадрилью 198 штурмового авиаполка 233 штурмовой авиадивизии. Действовала она на Западном фронте, и возглавлял ее капитан Виктор Малинкин, по праву считавшийся одним из лучших командиров своего времени. Еще до войны Малинкин работал в аэроклубе инструктором, летал на истребителях, а потом прошел переобучение на штурмовика. Именно благодаря его толковым советам и наставлениям Ефимов в кратчайшие сроки успешно встал в строй. Первое боевое задание девятнадцатилетнего Александра Николаевича состоялось 30 ноября 1942 года в Подмосковье под городом Ржевом. Эскадрилья штурмовиков нанесла удар по станции Осуга, возле которой стоял вражеский транспортный эшелон. Боевая задача была выполнена, состав разбомбили, железнодорожные пути разворотили, противник понес большие потери. Молодой летчик так радовался успеху первого вылета, что на обратном пути отстал от своей группы и заблудился над незнакомой местностью. Ефимову повезло, он нашел соседний аэродром, где и дозаправился горючим. А потом благополучно долетел до своей части. Там его уже считали погибшим, ведь по всем расчетам бензин в баках должен был закончиться. За подобный проступок он получил суровый выговор от командира эскадрильи.

Как бы то ни было, к началу битвы на Курской дуге Александр Ефимов стал уже опытным и мастеровитым летчиком. Его повысили в звании, стали посылать на боевые задания ведущим авиагруппы. Вскоре ему доверили командовать звеном, а чуть позднее (в том же 1943-ем) эскадрильей штурмовиков.

Основная цель штурмовой авиации – поддерживать союзные наземные войска и наносить удары по скоплениям живой силы противника, его танкам, артиллерийским и минометным позициям, эшелонам, аэродромам, мостам и железнодорожным перегонам. Вообще любым наземным целям, которые определит командование. Истребитель имеет возможность отступить, выйти из боя или оторваться от противника, штурмовик этого лишен, он обязан ударить там, где ему велено. Причем «распотрошить» цель одним самолетом не всегда удается, сила штурмовиков в их совместном ударе по врагу. Илы обладали могучим вооружением: имелись бомбы, реактивные снаряды, пушка, которая немецкие средние танки типа Т-III и Т-IV щелкала как орехи. К тому же штурмовая эскадрилья воздействовала на противника не только огнем, но и видом. Далеко не каждый человек может психологически выдержать зрелище пикирующей на него многотонной громадины. Несмотря на все уверения вражеской пропаганды, немцы не были сверхчеловеками и разбегались в разные стороны при виде советских штурмовиков.


Небесный танкистПозднее в своих книгах Александр Ефимов подробно расскажет про тактику ведения воздушного боя советских штурмовиков в годы войны: «Если прямо отвечать на вопрос мог ли Ил-2 противостоять нападению вражеских истребителей, то нет, не мог. В такой дуэли штурмовик практически всегда проигрывал. Все же истребитель самолет более маневренный, а мы не были подготовлены для полноценного воздушного сражения. Да и невозможно такое. Назначение штурмовика – это противник на земле. Единственная наша защита – групповые действия. При атаке немецких истребителей пара наших самолетов выполняла «ножницы». Если группа была большая, то прикрывали друг друга, применяли тактический маневр «круг». В начале войны истребителей не хватало и нам приходилось действовать без их сопровождения. Для прикрытия ударных групп использовались так называемые штурмовики-истребители, одноместные Ил-2 без бомбового вооружения. Летали на них только опытные летчики. Самолет двигался чуть в стороне от основной группы. При атаке вражеских истребителей его задачей было не ввязываться с ними в полноценный бой, а отсекать фашистов огнем от ударных самолетов. Когда истребителей стало больше, такое самоприкрытие убрали. Был и еще один прием – создание специальных пар для уничтожения вражеских средств ПВО. К примеру, из восьмерки штурмовиков одна пара работала только по самым опасным зенитным средствам. Вообще наша тактика изменялась, улучшалась всю войну. В самом начале мы летали только на бреющем. Оказалось это очень невыгодно: угловое перемещение цели большое, прицелиться как следует с помощью стандартного прицела не успеваешь. Прицелы для малой высоты отсутствовали, летчикам приходилось отрабатывать «на глазок», или, как мы говорили, «по сапогу». Еще одна негативная сторона полетов на этих высотах – большие потери. По нам стреляли, если говорить образно, из всего, даже из пистолетов. Конечно, бронекапсула Ил-2 была рассчитана на защиту и от стрелкового оружия, и от осколков снарядов.

Бронеспинка толщиной двенадцать миллиметров теоретически спасала даже от атак вражеских истребителей. Однако прямое попадание зенитных снарядов прошибало броню штурмовика. Для того, чтобы спастись от огня малокалиберной зенитной артиллерии – «Эрликонов» и крупнокалиберных пулеметов фашистов, мы поднялись до восьмисот-тысячи метров. Потерь стало меньше, результативность выросла. Освоились, но и эта высота нас не устроила. Только обнаружишь цель, начнешь пикирование, прицелишься, а времени уже нет, нужно бомбить и отправляться на повторный заход. А для большей эффективности в атаке штурмовику нужно сразу обрушивать на противника всю свою мощь. Тогда подняли высоту еще, до полутора-двух тысяч метров, на которой и закончили войну. В одном заходе успевали бросать бомбы, стрелять «эРэСами» (реактивными снарядами серии РС), перемалывать врага огнем пушек и пулеметов. Для полного уничтожения цели успевали выполнить несколько заходов».

Со слов Александра Ефимова «Я по натуре человек любознательный, всегда стараюсь добраться до сути... С каждого боевого вылета пытался вынести для себя что-то полезное. Большинство возвращалось на свой аэродром по принципу «отбомбился, отстрелялся и забыл», но я еще и анализировал. Позже, когда стал командиром эскадрильи, у меня в подчинении было двенадцать самолетов с летчиками и еще около пятидесяти человек личного состава. Мне тогда исполнилось только двадцать лет, что и говорить самый молодой комэск в полку, командовал авиаторами, которые были старше на несколько лет. Выскочил, как болтали…. И на базе своих размышлений решил отдельно готовить эскадрилью к каждому вылету. Собирал всех вместе перед заданием и дотошно рассказывал о будущем полете с момента взлета и до возврата на аэродром. Вначале это жутко раздражало летчиков. Особенно, когда я заставлял подчиненных выполнять задание «пеший по-летному». При этом мои ребята под дружных смех товарищей из других эскадрилий бегали по полю с деревянными макетами самолетиков в руках. Однако я не обращал внимания на это... После возвращения с операции непременно делал разбор. При этом привлекал и технический состав, дабы они были в курсе всех замечаний летчиков по зарядке вооружения, подвеске бомб, заправке топливом... Данную практику сделал систематической. Результат был, в моей эскадрилье потери заметно снизились. А летчики на меня с уважением стали смотреть и беспрекословно выполнять все рекомендации, не говоря уже о приказах».


Небесный танкистАлександр Николаевич принимал участие в боях под Ржевом, Вязьмой, Смоленском, Брянском, сражался в воздушном пространстве Белоруссии, Польши, Германии. К июлю 1944 года старший лейтенант и командир эскадрильи 198 штурмового Волковысского авиаполка 233 штурмовой авиадивизии четвертой Воздушной армии А.Н. Ефимов совершил свыше сотни успешных боевых и разведывательных вылетов. 26 октября этого же года за отвагу, мужество, героизм, воинскую доблесть и мастерство, проявленное в боях с врагом, он был удостоен звания Героя, а 18 августа 1945 года повторно награждён орденом «Золотая Звезда». Весной 1945-го в боях под польским городом Гданьском провел свой двухсотый вылет. Последним же боевым заданием капитана Ефимова, уже в должности штурмана 62 Гвардейского штурмового авиаполка, стал налет 5 мая на расположенный в Балтийском море порт Свинемюнде. 9 мая Александр Николаевич встречал в Берлине, вместе со своими товарищами расписывался на разрушенном Рейхстаге и позже принял участие в Параде Победы.

В 1944 году Ефимов познакомился с Михаилом Александровичем Шолоховым. В свой краткосрочный отпуск лётчик гостил в доме матери в Миллерово. Один знакомый совершенно случайно представил его великому писателю. С того дня два дважды Героя, один – труда, а другой – войны, крепко задружили. В мирное время они часто встречались. Александр Николаевич одним из первых прочитал рукопись «Судьба человека». Позднее именно Шолохов заставил летчика изложить на бумаге все свои воспоминания о войне. Он часто повторял: «Ты сейчас просто не соображаешь, как твои рассказы будут нужны потомкам. Позабудь о своих погонах. Пиши, как простой фронтовой лётчик. Пиши, что видел своими глазами, что пережил, чему сам был свидетелем. Пока всё в памяти, не откладывай на будущее». И Ефимов последовал его совету. Вскоре в Ростове-на-Дону вышла книга «Над полем боя». Первый вариант он подарил Шолохову. Александр Николаевич вспоминал, что волновался как школьник, пока писатель с карандашом в руках читал его воспоминания, сразу внося в них поправки. В конце Михаил Александрович написал замечания и вопросы, которые маршал авиации принял к исполнению, когда подготавливал записи к переизданию в Москве.


Война закончилась, но Александр Николаевич не представлял себя без авиации. В 1951 году он успешно окончил Военно-Воздушную академию в Монино, а через несколько лет, в 1957-ом, Военную академию Генерального штаба. Образованный, грамотный офицер с огромным боевым опытом стал быстро продвигаться по служебной лестнице. Вскоре он уже командовал штурмовым авиаполком, состоящим из самолетов Ил-10. Спустя некоторое время он возглавил штурмовую дивизию на МиГ-17 и МиГ-15, потом бомбардировочную дивизию, укомплектованную Ил-28. После окончания академии Генштаба Александр Николаевич был назначен заместителем командующего тридцатой воздушной армией, размещенной в Прибалтийском военном округе. А с 1964 по 1969 годы он уже сам возглавлял воздушную армию в Прикарпатском военном округе. В марте 1969 года новое повышение Ефимова – теперь он на должности первого заместителя главнокомандующего ВВС. В начале семидесятых вместе с присвоением звания «Заслуженный военный лётчик СССР» Александра Николаевича отправляют в Египет воевать вместе с Мубараком. Но на этом карьерный рост не заканчивается, в 1975 году он становится Маршалом авиации, и наконец, в 1984-ом Ефимов занимает должность Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами - заместителя министра обороны СССР. В этом же году за успешные испытания новых видов оружия он стал лауреатом Государственной премии.

В апреле 1956 года министр обороны Жуков познакомил руководство страны с докладом Генштаба о дальнейшем развитии штурмовой авиации. В конце документа предлагалось расформировать штурмовую авиацию, переложив решение ее боевых задач по авиационной поддержке наземных войск на истребительно-бомбардировочную авиацию. После громких побед штурмовиков в Великой Отечественной такие выводы для многих стали громом посреди ясного неба. «В верхах» обсудили доклад и выпустили Директиву под номером 30660 от 20 апреля 1956 года, упраздняющую штурмовую авиацию. Имеющиеся машины списывались, летный состав переучивался. Боевая авиация страны продолжала развиваться, однако после проведения учений командиры мотострелковых и танковых частей, раз за разом убеждались, что с задачей поддержки войск истребительно-бомбардировочная авиация не справляется. На совещаниях разных уровней все настойчивее звучали просьбы обеспечить более действенную авиаподдержку на поле боя. Позиция первого зама главкома ВВС А.Н. Ефимова в этом вопросе была всегда неизменной – возрождать штурмовые авиачасти. Однако главком ВВС Кутахов приказал ему не трогать эту проблему. Тем не менее, в личных беседах с легендарным конструктором П.О. Сухим, маршал авиации предложил ему поразмыслить над проектом нового штурмовика. Дальнейшие работы велись на добровольных началах. КБ Сухого разработало и рассчитало варианты будущего самолета. Когда после очередного совещания командующие войсками высказали настоятельную просьбу в присутствии штурмовиков на полях сражений и министр обороны Гречко обозначил цели и задачи в этом направлении, Ефимов предложил уже готовый макет. За это ему досталось от Кутахова, а Сухому сделал выговор Петр Дементьев, организатор авиапрома Советского Союза. Тем не менее, продемонстрированный макет всем понравился. После этого начались уже официальные работы по созданию самолета. Итогом стал штурмовик Су-25 или «Грач», отлично зарекомендовавший себя в различных «горячих точках».


Шесть долгих лет проработал Александр Ефимов на должности Главкома ВВС. В 1990 году он был назначен председателем специальной Госкомиссии при правительстве страны по управлению воздушным движением и использованию воздушного транспорта. Также в 1989-1991 годы его избирали народным депутатом СССР, депутатом Верховного Совета СССР и РСФСР. В отставку Маршал авиации вышел в августе 1993 года, однако продолжил плодотворно работать на благо Родины. Александр Николаевич являлся членом Общественной палаты Российской Федерации, возглавлял комитет ветеранов войны и военной службы, работал в комиссии по налаживанию взаимодействия офицеров запаса и ветеранов с общественными организациями.

В последние годы Ефимов был заместителем председателя (Президента России) организационного комитета «Победа», президентом Международного благотворительного фонда «Победа-1945», членом Центрального совета Министерства обороны по делам ветеранов. В 2011 году он участвовал в подписании Обращения представителей общественности против подрыва доверия к судебной системе нашей страны в информационной среде. 31 августа 2012 года Александра Ефимова не стало. Он умер от сердечного приступа на девяностом году жизни, предположительно после того, как узнал о смерти близкого друга маршала С. Соколова. 4 сентября Героя похоронили на Новодевичьем кладбище.

Мнение Александра Ефимова по поводу современной авиации: «Проводя реорганизацию современных Вооруженных Сил, мы руководствуемся старыми шаблонами. Авиационные силы снова, как и перед Великой Отечественной, сильно ограничили в маневре. Дело ведь не только в количестве самолетов, но и в том, как мы их будем использовать. Граница нашей страны около шестидесяти тысяч километров, из этого следует, что необходимо обладать маневренными военно-воздушными силами. А что сделано? В состав ВВС входят зенитно-ракетные части. Если авиачасть перебазируется, то они что, полетят за ней? На Дальний Восток из Подмосковья самолеты воздушной армии передислоцируются за сутки. Зенитчики же будут добираться по нашим дорогам месяц, ведь в угрожаемый период железнодорожная сеть будет занята транспортировкой других сил».


Всю жизнь Александр Николаевич прожил в Москве, был женат, отец четверых детей. Без преувеличения он заложил начало целой династии авиаторов Ефимовых – трое его сыновей и один внук (пока) связали свою жизнь с небом. Кроме этого легендарный маршал являлся членом Академии наук авиации и воздухоплавания, профессором, доктором военных наук, автором книг «Над полем боя» и «Советские Военно-Воздушные силы». Был награждён многочисленными иностранными и отечественными наградами, среди которых три ордена Ленина, пять орденов Красного Знамени, два – Отечественной войны первой степени, один - Александра Невского. Список летной техники, которую Ефимов освоил уже в послевоенное время поистине огромен, здесь и боевые самолеты (Ил-28, Ил-10, Як-11, Як-9, МиГ-21, МиГ-17, МиГ-15), и вертолеты (Ми-4, Ми-1), и транспортно-пассажирские машины (Ил-18, Ил-14, Ан-24, Ан-14, Ан-8, Ан-2, Ту-134, Ту-124, Ту-104). Ефимов достиг почти рекордного летного долголетия. До 1983 года он самостоятельно пилотировал летательные аппараты во время многочисленных командировок по стране и даже за рубежом. Последней машиной, которой он управлял, был Ту-134. В одном из разговоров с журналистами Александра Николаевича спросили:

– О чём вы всегда говорите однополчанам на встречах?
– Помни войну!

Источники информации:
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1241
http://nvo.ng.ru/forces/2008-02-01/1_efimov.html
http://old.redstar.ru/2006/05/06_05/3_01.html
http://bookre.org/reader?file=107702
Автор: Игорь Сулимов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

[media=Маршал%20авиации%20Александр%20Ефимов]
Читайте также
Комментарии 10
  1. Владимирец 11 июня 2013 08:18
    Можно сказать повезло, но только он один знает чего стоит это "везение". Немцы Ил-2 называли "бетонный самолет".
  2. alvas 11 июня 2013 09:51
    Офицер - с большой буквы! Я только присягу принял, когда он Главкомом был уже.
    alvas
  3. omsbon 11 июня 2013 12:22
    Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы... Н. Островский "Как закалялась сталь."

    Героическая жизнь, замечательного человека - Александра Николаевича Ефимова.
    Вечная ему память!
  4. RPD 11 июня 2013 13:03
    Из тех летчиков, которые вместе со мной окончили училище в Уральске к концу войны никого не осталось». фартовый..
    RPD
  5. Fitter65 11 июня 2013 13:23
    ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК,к сожалению был.Частенько перечитываю его книгу,ни когда не пишит о том сколько гитлеровской мрази уничтожил.Скромно описывает как вышел на цель,как отаковал,как работал,над своими ошибками.Писал о своих боевых друзьях,ну или подробно о своих не удачах,оторвался от группы,скапотировал самолёт,обрезало двигатель...И ЛЁТЧИК от бога...
  6. berimor 11 июня 2013 13:45
    Точнее надо указывать статус наград. О Р Д Е Н А Красного Знамени, Отечественной войны, Александра Невского, а не медали!
    berimor
    1. строоитель 11 июня 2013 17:48
      статут наград. О Р Д Е Н А
  7. Костя-пешеход 11 июня 2013 15:09
    К сожалению, первоначальное предложение Ильюшина о выпуске двух местного ИЛ-2 было отлклонено, и многие потери наших самолётов и лётчиков были связаны, потому что фашисты могли безнаказано заходить к нашим в тыл, и расстреливать их в упор.

    А так же неповоротливость ставки к предложениям боевых лётчиков поднять потолок полёта до 1000, что так же отразилось на "ненужных" потерях при перелёте фронта.

    Про нашу штурмовую авиацию в годы войны и жизненные перепитии лётчиков, очень хорошо описал Одинцов в "Испытание огнём".

    Спасибо автору, о таких людях не только нужно знать, уважать их боевой Подвиг, но и приводить в пример нашим детям, как нужно любить и гордиться нашей Родиной.
    Костя-пешеход
  8. Tyunik 12 июня 2013 12:36
    Очень хорошая статья. Большое спасибо!
    Tyunik
  9. старый крыс 12 июня 2013 17:04
    читал, что перевод "черная смерть" не точен.
    точнее переводить как "чума".
    а Ефимов реально крут.
  10. EXA-2 20 июня 2013 07:34
    Цитата: alvas
    Офицер - с большой буквы!

    Полностью поддерживаю.
    EXA-2

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня