Улагаевский десант на Кубани

С июля белое командование разрабатывало план крупной десантной операции с высадкой войск на Кубань. Захват этой области позволял расширить политическую, военную, экономическую, демографическую базу Белого движения. Создавался новый антисоветский фронт. Высадку войск собирались осуществить в трех местах. Мобилизовав кубанское казачество, белые должны были занять Екатеринодар, Майкоп и затем всю Кубань. Большая надежда была на восставших казаков. На Кубани было около 30 крупных повстанческих отрядов. Самый большой из них - «Армия возрождения России» генерала Фостикова насчитывала 5,5 тыс. бойцов с 10 орудиями и 35 пулемётами. Михаил Фостиков в конце 1919 года был командиром 2-й Кубанской казачьей дивизии. Весной 1920 года, будучи отрезан от Кубанской армии, ушёл с небольшим отрядом в горные станицы и к лету организовал «амию» из нескольких тысяч казаков. Его силы заняли ряд станиц Баталпашинского отдела.

Для связи с Фостиковым главнокомандующий послал группу офицеров. 4 августа был заключен договор с «правительствами» Дона, Кубани, Терка и Астрахани, которые сбежали в Крым. Казачьим войскам предоставлялась внутренняя автономия, их представители включались в правительство Юга России. Врангелю предоставлялась вся полнота власти над казачьими вооруженными формированиями.

Операцию готовили долго, основательно, несколько раз откладывали её начало. Необходимо было заменить на фронте кубанские части. Шли бои, которые угрожали самому существованию армии Врангеля, и нельзя было выделить силы для десанта. Остро стоял вопрос с пехотой, поэтому её значительную часть составили юнкера училищ. Группу особого назначения возглавил Сергей Георгиевич Улагай, кубанский казак черкесского происхождения. Улагай имел огромный боевой опыт – участник русско-японской и Первой мировой войн, к весне 1917 года дослужился до полковника. Как участник Корниловского мятежа был арестован, смог уйти на Кубань. Стал одним из участников добровольческого движения, организовал отряд из кубанских казаков. Во время Первого Кубанского (ледяного) похода Добровольческой Армии в феврале-мае 1918 года командовал пешим пластунским казачьим батальоном, был тяжело ранен. После излечения от ран возглавил 2-ю Кубанскую дивизию. В дальнейшем Улагай командовал 2-м Кубанским корпусом, конной группой Кавказской армии под Царицыном, Кубанской армией. По отзывам современников это был отличный кавалерийский командир, разбирающийся в обстановке, смелый и решительный. По словам Деникина, Улагай был редким командиром чуждым политики и лично безупречным. Слащев его называл «человеком безусловно честным», кубанскм генералом, кажется, единственным «из известностей, не запятнавших себя грабежом».


Улагаевский десант на Кубани

Сергей Георгиевич Улагай.

Начальником штаба группы был генерал-лейтенант Д. П. Драценко. В группу вошли: 1-я Кубанская казачья дивизия под началом генерал-лейтенанта Николая Бабиева (около 1 тыс. сабель при 6 орудиях); 2-я Кубанская казачья дивизии (пешая) - генерал-лейтенант Шифнер-Маркевич (около 1 тыс. бойцов при 8 орудиях); Сводная пехотная дивизия генерала Казановича, в неё вошли - 1-й Кубанский стрелковый полк, Алексеевский пехотный полк, с Алексеевским артиллерийским дивизионом, Константиновское и Кубанское военные училища (около 2,5 тыс. штыков, при 12 орудиях, 3 броневиках и 8 аэропланах). Всего в группе Улагая было около 4,5 тыс. штыков и сабель.

Одновременно небольшой десант планировали высадить в районе Анапы - отдельный отряд генерала Черепова. В его состав входили Корниловское военное училище и Черкесский дивизион, всего около 500 человек при 2 орудиях. А десантный отряд генерала Харламова собирались высадить в районе Таманской. В его состав включили 42-й Донской казачий полк, части генерала Бредова (бредовцы) и Сводно-казачий дивизион, всего около 3 тыс. человек при 6 орудиях.

Тайну операции сохранить не удалось. Операцию готовили долго, и в неё оказалось вовлеченным большое количество людей, включая совершенно посторонних, не участвующих в боевых действиях. Уроженцы Кубани из других частей получали возможность перевода в соединения, которые были включены в Группу особого назначения. Казаки, готовясь к отъезду «домой», брали свои семьи, родственников, близких, весь скарб. Ехали также члены рады («правительства»), общественные, политические деятели, их окружение. О десанте открыто говорили. Ударную группу обременял огромный тыл. По данным флота, на транспорты десанта было посажено около 16 тыс. человек при общей численности войск в 4,5 тыс. бойцов. Правда, эта же плохая организация сыграла на руку белому командованию. Красное командование, получая информацию о возможном десанте, посчитало столь откровенную шумиху очередной дезинформацией. Белый десант ожидали снова в районе Дона. Кроме того, белое командование, смогло довольно хорошо провести сосредоточение войск, их посадку, проход через Керченский пролив и следование морем.

Побережье Азовского и Чёрного морей от Ростова-на-Дону до грузинской границы обороняла 9-я Кубанская армия Кавказского фронта под руководством Михаила Левандовского. В составе 9-й армии РККА было 2 стрелковые, 2 кавалерийские дивизии, одна стрелковая, 3 кавалерийские бригады. Всего около 34 тыс. человек, 157 орудий. Однако большая часть армии была занята борьбой с повстанческими формированиями, которые насчитывали более 10 тыс. человек. В районе Новороссийска дислоцировалась 22-я стрелковая дивизия, на Тамани - бригада этой дивизии, у станиц Крымская, Гостагаевская — бригада 9-й дивизии, к северу от Таманского полуострова до Ейска, на побережье – соединения - 1-й Кавказской кавалерийской дивизии.

Операция

Суда грузились в Керчи и по ночам выходили в Азовское море. В ночь на 14 августа эскадра соединилась и направилась к станице Приморско-Ахтарской. Корабельная артиллерия подавила довольно слабое сопротивление и началась высадка десанта. Сама станица Приморско-Ахтарская, здесь стояло две рот красноармейцев, была занята фактически без сопротивления. В авангарде наступал Алексеевский полк. Белая конница под личным командованием Улагая тут же рванула к Тимашевской — к важному железнодорожному узлу, который выводил на подступы к Екатеринодару.

Красное командование спешно предпринимало контрмеры: у населения реквизировали лошадей, чтобы не достались белым; где успевали, старались эвакуировать всё мужское население, которое могли мобилизовать белые (казаки уже привычные к белым и красным мобилизациям, старались спрятаться); бросили в бой бригады 1-й Кавказской кавалерийской дивизии с 9 орудиями. Малочисленная 1-я кавдивизия смогла некоторое время продержаться, контратаковала противника, уничтожив один из батальонов Алексеевского полка. К ней перебросили подкрепление - бронепоезд и кавалерийскую бригаду Балахонова. Но к этому моменту уже полностью высадилась 1-я Кубанская дивизия Бабиева. Под станицами Ольгинская и Бриньковская красные попали в окружение, бригада Балахонова вырвалась, а 1-я кавдивизия и бронепоезд были уничтожены. Сам командующий 9-й армии Левандовский еле спасся. Начальник дивизии Мейер вместе со всем своим штабом и всей артиллерией дивизии были захвачены.

Бабиев обеспечив левый фланг, повел войска на Брюховецкую. В центре за авангардом Улагая на Тимашевскую наступала Сводная дивизия генерала Казановича. На правом фланге 2-я Кубанская дивизия Шифнер-Маркевича наступала на Гривенскую. В Приморско-Ахтарской расположился штаб с небольшим прикрытием и весь «тыл», в основном – гражданские. Это лихое наступление сразу привело к ошибкам, основные силы слишком оторвались от тыла. Об этом начштаба Драценко безуспешно пытался предупредить Улагая, говоря об ущербности такой тактики, требовал обратить внимание на слабые фланги. В целом Улагай и его начальники дивизий стремились повторить успех 1918 года – стремительный рейд, победа и общее восстание. Однако красные были уже не те, что в 1918 году, да и Кубань изменилась. Населению уже «навоевалось».

Высадка шла 4 дня и к её завершению передовые части были уже в 50-80 км от штаба и тыла. Красное командование перебросило с севера подкрепления и решило отрезать белый тыл от ударных дивизий. Слабый заслон белых у Бриньковской был легко сбит. Красные войска наступали на юг, планируя перерезать железную дорогу Ахтари – Тимашевская. Драценко приказал Бабиеву немедленно восстановить фронт. 1-я Кубанская дивизия была вынуждена вернуться. Бабиев отбросил красных, поставил заслон и снова двинулся на Брюховецкую.

18 августа Бабиев занял Брюховецкую, части генералов Улагая и Казановича — Тимашевскую, а солдаты Шифнер-Маркевича — Гривенскую, Новониколаевскую и ещё ряд поселений. Был занят значительный плацдарм - 80 км по фронту и около 90 км в глубину. Группа Улагая вошла в соприкосновение с отрядом полковника Скакуна (несколько сотен бойцов) и к белым присоединилось около 2 тыс. казаков из занятых станиц. До Екатеринодара оставалось около 40 км, началась эвакуация советских учреждений, и белое командование ждало, что Кубань вот-вот взорвётся всеобщим восстанием против красных. Активизировалась «армия» Фостикова, пытаясь пробиться к группе Улагая. Первый этап операции, несмотря на некоторые ошибки, был успешным. 19 августа Врангель издал приказ о переименовании Главнокомандующего ВСЮР в Главнокомандующего Русской армией, а состоящее при нем правительство — в правительство Юга России. В этот же день севернее Новороссийска был высажен отряд генерала Черепова.

Но красное командование уже пришло в себя и стягивало войска. Командование Кавказского фронта - командующий В. М. Гиттис, члены РВС Г. К. Орджоникидзе, А. П. Розенгольц, В. А. Трифонов, стало подтягивать резервы - 3 стрелковые, 4 кавалеристские дивизии и одну стрелковую бригаду. Из резерва главного командования направили Московскую бригаду кремлёвских курсантов. Из них формировали две ударные группы - для удара с севера во фланг и тыл группе Улагая, и с востока для фронтального удара. Собирались части разбросанные гарнизонами по огромной территории. Перебрасывали войска из Азербайджана, запасные подразделения. В городах проходили мобилизации – «неделя борьбы с Врангелем», неделя «красного добровольца». С севера перебрасывали 9-ю и 2-ю Донские дивизии. Для того, чтобы Врангель не направил подкрепления из Крыма, в Таврии организовали наступление 13-й и 2-й Конных армий.

Десант Черепова провалился. Он смог продвинуться только на 8-10 км от берега. Затем был блокирован 22-й стрелковой дивизией. Связной от «зелёных» обещал скорую помощь, в горах скрывалось значительное число бывших белогвардейцев. Однако долго под артиллерийским обстрелом отряд Черепова продержаться не смог. «Зеленые» предлагали провести отряд в обход позиций противника горными тропами, но Черепов не доверился им, и 22 августа десант эвакуировали.

18-21 августа части Улагая стояли на месте, приводили себя в порядок. Белые корабли прикрытия, посчитав задачу выполненной, ушли. К Ахтари подошла красная Азовская флотилия и начала бомбардировку. Одновременно с северного направления снова атаковали красные, с целью перерезать железную дорогу, отделив тылы от главных сил. Заслон юнкеров у Бриньковской оттеснили, он еле держался у Ольгинской. Штаб, утративший связь с главными силами, и гражданские, оказались под угрозой окружения и уничтожения. Было принято решение составить огромный железнодорожный состав и пробиваться к Тимашевской. Поезд еле шел, у Ольгинской штабу пришлось помогать юнкерам, отбивать атаки красных. Едва проскочили, как железную дорогу перерезали, группа Улугая была отсечена от моря.

Ситуация серьезно ухудшилась. Азовская флотилия в ночь на 24 августа заминировала выходы из Приморско-Ахтарска, чтобы пресечь возможную эвакуацию противника, и высадила в р-не Ахтарского маяка морскую дивизию, которая создала угрозу тылу группы Улагая. Связь Улугая с генералом Бабиевым прервалась, командующий десантом предложил Врангелю, ввиду подавляющего превосходства противника в численности, выслать суда для эвакуации. Начальник 1-й Кубанской дивизии генерал Бабиев оценивал ситуацию иначе и предлагал продолжить операцию. Несколько дней шли упорные бои у Бриньковской и Ольгинской, станицы несколько раз переходили из рук в руки. Только получив сведения об отходе 2-й Кубанской и Сводной дивизий, Бабиев 25 августа перешёл в район хутора Степного.

В ночь на 25 августа белое командование высадило третий десант - около 3 тыс. бойцов под командованием генерала Харламова было высажено на Тамани. Харламов должен был у Темрюка соединиться с группой Улагая. Белые взяли Таманскую и выбили красных с Таманского полуострова, но дальше перешейков продвинуться не смогли. 29 августа десант под сильным давлением стал отходить и середине 2 сентября был эвакуирован.

28 августа против группы Улагая развернулось сильное наступление с фронта. Тимашевская была атакована 2-й Донской дивизией и кавбригадой, и несколько раз переходила их рук в руки. В итоге Тимашевская осталась за красными. Штаб и тыл перевели в Гривенскую, в Ачуеве организовали новую приморскую базу, срочно сооружали пристань.

В результате упорных боев красные войска заняли Степную, и группа генерала Улагая оказалась разрезанной надвое. 1-я Кубанская дивизия Бабиева была отделена от других сил и штаба, её теснили к болотистым лиманам и плавням, сужая возможности для маневра. Несмотря на яростные контратаки, белым не удалось вернуть Степную. Одновременно красное командование организовало десант – по Кубани и р. Протоке было направлено три парохода и несколько барж под командованием Е. И. Ковтюха и комиссара Д. А. Фурманова (около 600 человек). Десантный отряд под прикрытием тумана прошел линию фронта и ударил в тыл Улагая в станице Гривенская. В это же время 9-я дивизия начала наступление на Новониколаевскую, которую обороняли части Казановича и Шифнер-Маркевича. Отряд Ковтюха, вызвал панику в белом тылу, и занял половину селения. Белые стали отходить от Новониколаевской, они выбили Ковтюха из Гривенской. Но по пятам шли красные полки, за Гривенскую снова завязались бои. Ситуация стала критической.

Группа Улугая, под прикрытием арьергардов, начала эвакуацию. В конце августа вывезли силы Бабиева, тыловые соединения, всех желающих уехать. К 7 сентября вывезли и основные силы. Отход был довольно спокойным, ввезли всех желающих, всё имущество, лошадей, артиллерию и броневики.

Улагаевский десант на Кубани


Итоги

- Основную цель операции не смогли реализовать. Взять Екатеринодар и поднять Кубань против красных, создать Кубанский фронт, расширив базу белого движения, не вышло. Армия Врангеля снова была заперта в Крыму и Таврии. Считается, что главная причиной провала операции стала задержка белых войск, которые вопреки первоначальному плану стремительного наступления, не оглядываясь на тылы, сделали паузу. Однако сыграла свою роль и повышение боеспособности Красной Армии, оперативных способностей её командования.

- Однако десант Улагая смог пополнить русскую армию Врангеля. Несмотря на большие потери юнкеров и пехоты (в ротах выбило до 60-70% личного состава), которые сдерживали натиск Красной Армии, десант вернулся в более чем удвоенном составе. К эвакуированным частям присоединилось более 10 тыс. казаков, но большинство из них были безоружными, или без огнестрельного оружия. Появилась возможность усилить белую кавалерию, привезли и 6 тыс. лошадей. Привезли и больше пушек, чем брали с собой.

- «Армия» Фостикова была разбита. Потеряв всю артиллерию, почти без боеприпасов он был оттеснен в горы и ушёл в район Адлер — Сочи. 22-23 сентября 1920 года его отряд Фостикова (свыше 2 тыс. казаков) был вывезен в Феодосию.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. ranger 13 июня 2013 11:33
    Жаль, что страна находившаяся на пике своего развития была ввергнута в братоубийственную войну - хотя следует признать, что и у той и другой стороны была своя правда.
  2. Drosselmeyer 13 июня 2013 12:52
    Судя по количеству войск Белой и Красной армий, у Белой армии не было ни единого шанса. Только протянуть время до подхода подкреплений красных.
    Drosselmeyer
  3. Комментарий был удален.
  4. knn54 13 июня 2013 14:48
    Вечная память ВСЕМ погибшим в этой братоубийственной войне.
    В братоубийственной войне только на Дону из 4 428 846 человек (на 1 января 1917г.), осталось в живых 2 252 973 человека (на 1 января 1921г.). То есть, за 4 года гражданской войны , Дон не досчитался 2 175 873 казака. ! А в восточной части России, от Урала до Владивостока, к 1922 году было убито до полутора миллионов казаков.
    В войнах за Российскую Империю за 120 лет с 1788г по 1908 год погибло в боях ВСЕГО 6 896 казаков!
    1. Karlsonn 13 июня 2013 18:48
      Цитата: knn54
      В войнах за Российскую Империю за 120 лет с 1788г по 1908 год погибло в боях ВСЕГО 6 896 казаков!


      какое вранье!!!
      ссылку в студию!
      Русско-турецкие войны:
      - Война 1787-1792 гг.
      - русско-турецкая война 1877-1878 гг.
      - Война 1806-1812 гг.
      - Война 1828-1829 гг.
      - Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

      Крымская война, Отечественная война и это еще только навскидку.
  5. spd2001 13 июня 2013 16:43
    Какая статья для меня познавательная. Я живу в районе, где проходили все эти боевые действия уже 36 лет. И только сейчас в таких подробностях узнал об этом. Нас этому не учили, этого в школе не преподавали, в музеях информации нет.Однозначный плюс.
    spd2001
  6. Кислый 13 июня 2013 17:25
    Цитата: knn54
    В братоубийственной войне только на Дону из 4 428 846 человек (на 1 января 1917г.), осталось в живых 2 252 973 человека (на 1 января 1921г.). То есть, за 4 года гражданской войны , Дон не досчитался 2 175 873 казака. ! А в восточной части России, от Урала до Владивостока, к 1922 году было убито до полутора миллионов казаков.

    Может, обойдёмся без фантазий?
    Численность казачьего населения Дона на 1917 год составляла 1 миллион 495 тысячи человек обоих полов и всех возрастов, это 42,3% населения Донской области. Даже если перебить их всех, то "2 175 873 казака" никак не получится.
    Численность казаков азиатской части России (включая Уральских и Оренбургских) не превышала в 1917 году 1,4 миллиона человек.
    И вообще численность казачьего сословия на момент революции составляла 4,5-4,6 миллионов человек, что примерно составляло 3% населения Империи, включая Польшу и Финляндию.
    1. Karlsonn 13 июня 2013 18:37
      Цитата: Кислый
      Может, обойдёмся без фантазий?
      Численность казачьего населения Дона на 1917 год составляла 1 миллион 495 тысячи человек обоих полов и всех возрастов, это 42,3% населения Донской области.


      ща камрад нам опять начнут рассказывать как большевики убили в Гражданскую 16 000 000, а Сталин лично расстрелял 70 000 000. wink

      статье "+", автору спасибо.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня