Иран не согласен с заменой С-300 на ЗРК «Тор»

Ситуация вокруг поставок Ирану комплексов ПВО С-300 получила продолжение. По информации РИА Новости, Иран еще не принял окончательного решения о том, будет ли страна настаивать на выплате Россией компенсации в размере около 4 млрд. долларов за отказ от поставок ЗРК С-300. Об этом во вторник, 11 июня, заявил заместитель главы МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахийан. По его словам, Тегеран все еще рассчитывает найти более конструктивное решение данной проблемы. Поиски наиболее эффективного для двух сторон решения данного вопроса в настоящее время все еще продолжаются.

Согласно просочившимся в СМИ подробностям мирового соглашения, которое власти России готовы заключить с Ираном, Москва готова поставить Тегерану комплексы ПВО «Тор-М1Э», причем в достаточно сжатые сроки. Однако Иран такое предложение, естественно, не устраивает. В настоящее время в Тегеране готовы отозвать иск к России на 4 млрд. долларов лишь в случае поставки в страну комплексов С-300. В этом нет ничего необычного, если учесть, что предложенный Ирану комплекс «Тор» – это система ПВО абсолютно другого класса. ЗРК «Тор-М1Э» – это система ближнего радиуса действия, которая может быть интегрирована в иранскую ПВО, но лишь в роли одного из элементов, она просто не может заменить собой С-300, так как это системы разного назначения, обладающие разными тактико-техническими характеристиками. В то же время эксперты признают, что российский ЗРК С-300 является абсолютно необходимым для Тегерана, чтобы обеспечить безопасность страны от возможного воздушного нападения.


История с иском Ирана к «Рособоронэкспорту», поданным в третейский суд Женевы, началась еще в прошлом году и уже тогда российская сторона признавала, что шансов на победу в суде практически нет. До недавнего времени Москва никак не комментировала ход судебного разбирательства с Тегераном, но на днях гендиректор госкорпорации «Ростех» (ранее называлась «Ростехнологии») Сергей Чемезов на открытии военного завода в Иордании отметил: «Мы пытаемся договориться с Ираном о мировом соглашении, пока без особых результатов».

Стоит напомнить, что контракт на поставку Тегерану 5 дивизионов ЗРК С-300ПМУ-1 (общей стоимостью около 900 млн. долларов) был подписан еще в 2007 году. Данное соглашение сразу же вызвало резкое недовольство со стороны Израиля и США. Спустя 3 года после этого Совет Безопасности ООН принял очередную резолюцию по Ирану, которая осуждала руководство страны за нежелание прекратить собственную ядерную программу. Данный документ вводил в отношении Тегерана новые санкции, в их числе был также запрет на передачу Ирану современных образцов вооружений.

Иран не согласен с заменой С-300 на ЗРК «Тор»

В сентябре 2010 года тогдашний президент России Дмитрий Медведев подписал указ о мерах по выполнению принятой Совбезом ООН резолюции. После этого путь к поставке в Иран ЗРК С-300 был перекрыт. В ответ на этот шаг иранская госкомпания Aerospace Industries Organization и Минобороны Ирана подали иск в третейский суд Женевы. Иск к «Рособоронэкспорту» требует выплаты 4 млрд. долларов. Данная сумма сложилась из стоимости самого контракта на С-300, затрат на подготовку систем для постановки ЗРК на боевое дежурство и морального ущерба. По некоторым данным, в данную сумму также была включена неустойка по другим военным контрактам между странами, начиная еще с 1995 года, когда в рамках соглашения Гора-Черномырдина Россия отказалась от поставок оружия в Иран.

При этом Иран утверждал, что комплекс ПВО С-300 не попадает под действие принятой ООН резолюции. Согласно данной резолюции поставки Тегерану «ракет и ракетных систем» запрещены, но подкатегории ракет класса «земля-воздух» в резолюции нет. Владимир Евсеев директор Центра общественно-политических исследований, отмечает, что позиция России действительно уязвима, поставки С-300 были запрещены именно указом президента России, а не резолюцией Совбеза ООН.

Понимая, что риск проиграть это дело в суде очень велик, власти России предложили Ирану альтернативу в виде поставок системы ПВО «Тор-М1Э». В 2012 году Тегеран получил последние 29 комплексов данной системы по контракту, заключенному в 2005 году. Среди плюсов данного предложения указывается тот факт, что иранские военные уже достаточно изучили и освоили данные комплексы. Более того, в случае достижения соответствующих договоренностей Россия обещает сформировать график поставок ЗРК таким образом, чтобы сократить время их передачи заказчику до минимума.

Естественно, Иран такое предложение не устраивает. Радиус действия российского комплекса С-300 на 1,5 порядка превосходит аналогичный показатель для «Тор-М1Э» по дальности (150 км. против 10-12 км.) и значительно по высоте (почти 30 км. у С-300 и 10 км. у «Тор-М1Э»). Также Тегеран отметил тот факт, что уже закупленных у России комплексов «Тор-М1Э» вполне достаточно, а приоритетом для страны является именно российская система С-300.

ЗРК «Тор-М1Э»

То, что переговоры между странами ведутся, свидетельствует о том, что Россия не чувствует себя комфортно в связи с поданным Ираном иском и пытается найти выход из кризиса, отмечает Руслан Пухов, являющийся директором Центра анализа стратегий и технологий. В свою очередь Владимир Евсеев полагает, что подписание между странами нового соглашения на поставку оружия возможно, так как в настоящее время у иранских вооруженных сил имеется немало пробелов, которые Тегерану необходимо заполнить. При этом эксперт считает, что Иран будет максимально щепетилен в этом вопросе и возьмет лишь то, что страна не может пока что производить самостоятельно или покупать у КНР. После заключения соглашения Гора-Черномырдина в Иране вообще достаточно скептически относятся к развитию военно-технического сотрудничества с Россией. Тогда наша страна понесла значительные имиджевые потери, так как смогла убедить многих, что подвержена влиянию Запада по вопросам ВТС.

По информации издания «Коммерсантъ», источники близкие к «Рособоронэкспорту» утверждают, что, несмотря на желание Ирана идти на некоторый компромисс, Россия будет и дальше добиваться от Тегерана отзыва иска из Женевы и готова к ведению «долгого судебного разбирательства». Ставки в данном споре действительно очень высоки: 4 млрд. долларов – это практически ¼ годовой выручки России от продажи вооружений, по информации Федеральной службы по ВТС, торговля оружием принесла стране только в 2012 году 15,16 млрд. долларов.

Тот факт, что Москва все-таки предложила Ирану замену в виде одного ЗРК другим, достаточно красноречиво свидетельствует о том, что запрет 2010 года изначально являлся обычным лицемерием. Если уж Россия так свято уверовала в наличие международно-правовых ограничений на поставку Тегерану ЗРК С-300, то почему в настоящее время она предлагает Ирану тот же вид вооружений, но существенно меньшего радиуса действия. Необоснованность отказа Дмитрия Медведева от поставок комплексов по заключенному между странами контракту была видна уже тогда.

Согласно резолюции, которая не учитывала ракеты класса «земля-воздух», Россия могла на абсолютно легальных основаниях поставить в Иран комплексы ПВО С-300. Даже в администрации США, в которой прекрасно знали, что принятая Совбезом резолюция не препятствует России в продаже комплексов ПВО Ирану, похоже, не рассчитывали, что Москва примет решение обезоружить Иран. Увидев подписанный президентом России указ, в Белом доме, скорее всего, обалдели от того, что тогдашнее руководство России неожиданно решило стать «святее папы Римского».


В «сухом остатке» от срыва данного контракта Россия получила «чистый» минус в размере 900 млн. долларов, плюс дополнительный минус в размере 4 млрд. долларов, который женевский арбитраж с высокой долей вероятности заставит Москву выплатить Тегерану. То, что данное судебное разбирательство для российской стороны является заведомо проигрышным, признали и глава корпорации «Ростех» Сергей Чемезов, и глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин.


При этом ущерб для нашей страны от срыва данного контракта не ограничивается лишь потерей денег. В оружейном бизнесе, как ни в каком ином, принято всегда выполнять взятые на себя обязательства по поставкам. Оружие не относится к категории обыкновенных «светских» товаров: оно должно абсолютно безотказно и вовремя сработать, в противном случае ему грош цена. Иногда покупатель даже готов серьезно переплатить по контракту, но при этом быть уверенным в надежности и своевременности поставок. Надежность включает в себя не только качество продаваемого оружия, но и готовность поставщика к последующему обслуживанию и при необходимости модернизации поставленной продукции. Из такого комплекса надежности годами формируется авторитет продавца, который невозможно приобрести ни за какую сумму.

В то же время президент Дмитрий Медведев в свое время просто «кинул» Иран, которому Израиль и США угрожали бомбардировками, причем сделал это на виду у всего мира. Это ставит под сомнение позиции России в качестве надежного поставщика оружия, которое является достаточно специфическим продуктом. Наверняка, некоторые потенциальные покупатели российского оружия, теперь сначала задумаются над тем: «А не откажут ли мне в поставках в самый неподходящий момент, оставив без защиты перед лицом смертельной опасности, если меня объявят врагом США, Израиля или всего Запада». Такие потенциальные потери России от незаключенных контрактов достаточно трудно оценить в денежной форме. Однако можно со всей определенностью говорить о том, что 4 млрд. долларов, которые затребовал Иран, покажутся на этом фоне незначительной суммой.

Эксперты считают, что главные российские потери от невыполнения иранского контракта будут не материальными, а геополитическими. Они представляют для Москвы, куда большую опасность. Лишив Иран мощного оборонительного вооружения, Россия оставила эту страну без адекватной защиты от бомбардировок и обстрелов крылатыми ракетами. Иран и без российских комплексов ПВО будет обороняться куда лучше, чем рассыпавшийся в одночасье саддамовский режим, но с военной точки зрения силы в этом конфликте будут явно неравными. Нельзя исключать, что со временем американо-израильской военной коалиции удастся сменить политическое руководство в Тегеране, превратив Иран в своего союзника.


Для России это очень плохой вариант. После этого вся дуга так называемого Большого Ближнего Востока с ее огромными запасами углеводородов, которая опоясывает Россию с юга, окажется под контролем Америки. После этого вряд ли кому-то будут нужны различные «северные» и «южные» потоки, в которые «Газпром» вкладывает сегодня миллиарды евро, если Западу удастся установить полный контроль над регионом, где себестоимость добычи главных энергоресурсов планеты в несколько раз ниже, чем на месторождениях в России. После этого вряд ли кто-то будет вспоминать об издержках, которые понесет Россия на международном рынке вооружений.

При этом утрата роли великой энергетической сверхдержавы, которой так любят бравировать российские власти и политики, может показаться лишь «цветочками», по сравнению с угрозой территориальной целостности России, которая может появиться перед нашей страной в случае «падения» Ирана. После завоевания иранского плацдарма главные мировые «демократизаторы», оставив не удел не только Москву, но и Пекин, продолжат свое движение на восток и на север. При этом Россию, как и КНР, будет ждать инфильтрация нестабильности, а также подрывной деятельности у своих границ. Такова может оказаться истинная стоимость отказа президента Дмитрия Медведева и его окружения от поставок Ирану ЗРК С-300. Отказа, который не решается отменить и нынешнее высшее руководство страны во главе с Владимиром Путиным.

Источники информации:
-http://www.kommersant.ru/doc/2208206
-http://www.km.ru/world/2013/06/09/yadernaya-programma-irana/712777-rossiya-serezno-vlipla-otkazavshis-postavlyat-iran
-http://ria.ru/trend/russia_iran_missile_11062013
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

176 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти