Самая блестящая победа Восточной (Крымской) войны

Взятие Карса в 1855 году стало последней значимой операцией и самой крупной победой русского оружия в Крымской войне. Осада шла с июня по ноябрь 1855 года. Карс являлся важнейшей турецкой твердыней восточной Турции и считался неприступным. Эта победа предопределила исход войны на Кавказском фронте Крымской (Восточной) кампании. Руководил осадой кавказский наместник и командир Отдельного Кавказского корпуса Николай Николаевич Муравьёв (1794—1866). Он ещё в 1828 году отличился при первом взятии Карса.

Кавказский фронт 1853-1855 гг.


Русская армия с самого начала Восточной войны вела успешные операции на Кавказском фронте. Это объяснялось тем, что русская Кавказская армия имела огромный опыт военных действий в горных условиях. Русские солдаты здесь постоянно находились в условиях малой войны с горцами и напряжения на турецкой и персидской границах. Во главе армии были решительные, инициативные командиры, нацеленные на активные действия.

Османский султан и его британские и французские советники планировали объединить турецкую армию с горцами Шамиля, отрезать русскую армию в Закавказье, что могло привести к её полному уничтожению. А затем перенести боевые действия на Северный Кавказ. К началу военных действий на кавказском театре турецкое командование имело на этом направлении весьма значительные силы – 100 тыс. армию. 25 тысяч человек при 65 орудиях располагались в Карсе, 7 тысяч человек при 10 орудиях в Ардагане, 5 тысяч человек при 10 орудиях в Баязете. Кроме того, значительная группировка располагались в Батуми. Главнокомандующим османских войск был Абди-паша. Большая надежда была на силы Шамиля, который имел более 10 тыс. бойцов. Для наступления было сформировано две ударные группировки: 40-тыс. Анатолийская армия нацелилась на Александрополь, 18-тыс. Ардаганский отряд на Ахалцих и Тифлис.

Приближение войны стало неожиданностью для кавказского наместника – Михаила Воронцова. Русские войска дислоцировались в Александрополе, Эриване и его окрестностях, в Ахалкалаки, Ахалцихе. Первоначально русские силы были незначительны - всего 19½ батальонов, незначительное число нижегородских драгун и иррегулярной конницы. Осенью, когда разрыв с Портой стал очевидным, русские войска в Закавказье были усилены: морем в Грузию перебросили 13-ю пехотную дивизию (13 тыс. солдат), сформировали 10-тыс. армяно-грузинское ополчение. Была сформирована 30-тыс. армейская группировка под началом генерал-лейтенанта князя Василия Бебутова.

Первым открыл боевые действия Шамиль. Правда, он несколько поторопился, начав их ещё до вступления в войну Турции. 5 сентября 1853 года 10-тыс. отряд горцев появился близ аула Закарталы в Алазанской долине. Русские войска начали вытеснять противника в горы. 17 сентября Шамиль с основными силами атаковал недостроенный редут близ Месед эль-Кера. Положение осажденных было критическим, но их спас отряд командующего Каспийской областью, князя Аргутинского, который совершил беспримерный марш из Темир-Хан-Шуры напрямую через пять Кавказских хребтов. Шамиль был вынужден отвести войска. Потерпев неудачу, Шамиль после этого довольно долго бездействовал, ожидая появление турецкой армии. Однако русскому командованию приходилось считаться с наличием этой угрозы.

Первое столкновение с турками произошло в ночь на 16 (28) октября: многочисленный отряд атаковал пост св. Николая, который прикрывал дорогу от Батума, по берегу Чёрного моря. Пост св. Николая оборонял гарнизон из 300 человек при двух орудиях. Османы захватили укрепление, понеся большие потери. 2 (14) ноября при Баяндуре 6-тыс. русский авангард под началом князя Ильи Орбелиани вступил в бой в 30-тыс. османской армией и избежал поражения только благодаря быстрой помощи со стороны Бебутова. Абди-паша не стал ввязываться в решительное сражение с основными русскими силами и отвел войска к реке Арпачай. Одновременно Ардаганская турецкая группировка пересекла русскую границу и вышла на подступы к Ахалциху. 14 (26) ноября в сражении под Ахалцихом 7-тыс. русский отряд под началом князя Ивана Андроникова разгромил 18-тыс. турецкий корпус Али-паши.

Бебутов, после боя при Баяндуре, перешел в наступление. Османское командование решило дать бой русским мощном оборонительном рубеже у Баш-Кадыкляра (Башкадыклара). 19 ноября (1 декабря) князь Бебутов, несмотря на трехкратное численное превосходство противника (13 тыс. русских против 37 тыс. турок), атаковал. Русские воины прорвали правый фланг противника, турецкая армия потеряв 6 тыс. человек, в беспорядке отступила. Русская армия потеряла 1,5 тыс. человек. В этом сражении был смертельно ранен храбрый командир - Илья Орбелиани. Эта победа имела большое стратегическое значение. Турецкая армия в течение нескольких месяцев бездействовала, а авторитет России на Кавказе был подтверждён.

После сражения при Башкадыкларе, русская армия не предпринимала серьёзных операций. Император Николай был сторонником решительного наступления на Батум, Ардаган, Карс и Баязет. Но Воронцов, его поддерживал и князь Паскевич, осторожничал, указывал на сравнительную малочисленность русских войск (а ослабить армию в европейской части России не представлялось возможным), недостаток боевых припасов, наступление зимы, предлагая отложить наступление до весны. Это позволило турецкому командованию восстановить армию и довести её численность до 120 тыс. человек. Сменили и командующего – её возглавил Мустафа-Зариф-паша.

Русская же армия усилилась не столько заметно – до 40 тыс. штыков и сабель. Главнокомандующий разделил армию на три части: главные силы под началом Бебутова – 21 тыс. человек, прикрывали центральный участок на Александропольском направлении; Ахалцихский отряд Андроникова – 14 тыс. человек, оборонял правый фланг от Ахалциха до Черного моря; отряд барона Врангеля – 5 тыс. человек, защищал левый фланг, Эриванское направление.

Активные боевые действия возобновились весной 1854 года. Кампания 1854 года была успешной для русской армии. Первым вступил в бой Ахалцихский отряд. В конце мая 12-тыс. корпус Гассан-бея из района Батума двинулся на Кутаиси. Его встретил 3-тыс. отряд подполковника князя Николая Эристова. 28 мая 1854 года турецкий корпус был наголову разгромлен и бежал к Озугертам. Османы потеряли 2 тыс. человек, включая командира – Гассан-бея. Русский отряд потерял около 600 человек. Разбитые части корпуса Гассан-паши соединились с корпусом Селим-паши, численность турецкой группировки достигла 34 тыс. солдат. Иван Андронников собрал свои силы в кулак и, не дав Селим-паше перейти в наступление, сам пошел в атаку. 8 июня у селения Нигоешти русские войска разгромили 12-тысячный авангард турецкой армии. 16 июня в битве у реки Чолок русские войска разбили 34-тыс. турецкую армию под командование Селим-паши. Османы потеряли 4 тыс. человек, русские войска - 1,5 тыс. Эти победы обезопасили правый фланг русской армии на Южном Кавказе.

В середине июля проявили себя горцы Шамиля. 7 тыс. отряд Шамиля появился в Алазанской долине. На этот раз его рейд был более удачным, горцы захватили большую добычу и много пленных, спокойно ушли. В целом это нападение имело грабительский характер, не являясь боевой операцией. Князь Аргутинский ушел в отставку, а новое командование не проявило решительности.

Турецкое командование, не сумев прорваться на русскую территорию в районе черноморского побережья, решило ударить на эриванском направлении. 16-тысячный турецкий корпус в июле начал наступление из Баязета на Эривань. Барон Карл Врангель не стал занимать оборонительную позицию, решив атаковать. Русский отряд форсированным маршем достиг Чингильского перевала и 29 июля во встречном бою разбил численно превосходящие силы турецкой армии. Османы потеряли 2 тыс. человек, отряд Врангеля – около 400 человек. Барон организовал энергичное преследование противника и 31 июля занял Баязет. Большая часть турецких войск просто разбежалась, около 2 тыс. отступили к Вану. Таким образом, русские войска обезопасили и левый фланг Кавказского фронта.

Силы князя Бебутова долго не предпринимали активных действий – главнокомандующий не имел сил и средств для штурма Карса, когда ему противостояла более чем втрое численно превосходящая турецкая армия. К 20 июня (2 июля) русские войска подошли к селу Курюк-дара, и стали выжидать, когда османы выйдут из крепости и вступят в решающее сражение. Турецкое командование набиралось храбрости около месяца. Надеясь на численное превосходство, османы покинули свои укрепленные позиции и атаковали русские войска. 5 августа 1854 года 18-тыс. русское войско под командованием генерала Бебутова вступило в решительное сражение с 60-тыс. турецкой армией. Жестокий бой продолжался 4 часа. Бебутов, использовал растянутость вражеской армии, и разбил её по частям - сначала на правом фланге, а затем в центре. Победе способствовало умелое применение артиллерии и ракетного оружия - ракеты конструкции Константинова. Османская армия потеряла 10 тыс. человек, русские потери – 3 тыс. человек. Разгромленная турецкая армия отступила к Карсу. Бебутов, учитывая численный перевес Анатолийской армии – она сохранила до 40 тыс. человек и мощь Карского укрепрайона, не счёл возможным штурмовать Карс. Получив известие о поражении турецкой армии, Шамиль до конца войны не беспокоил русские войска.


Николай Николаевич Муравьёв

В начале 1855 года главнокомандующим русскими войсками на Южном Кавказе был назначен генерал Николай Муравьев. Судьба Муравьева-Карского (прозвище «Карсский», получил за взятие Карса во время Крымской войны) весьма прихотлива. Родился 14 июля 1794 г. в столице империи. Его отцом был генерал-майор Николай Николаевич, а матерью - Анна Михайловна (урождённая Мордвинова). Муравьёв начал службу колонновожатым в свите императора по квартирмейстерской части. Из-за его отличных познаний в математике он был командирован экзаменатором в Корпус инженеров путей сообщения, а затем преподавал геометрию в математических классах при чертежной канцелярии Свиты Его Величества. Являлся смотрителем Училища колонновожатых, а также заведующим библиотекой. Увлекался идеями масонства, и даже с соратниками выработал устав особого общества, которое должно было установить социалистическую республику на Сахалине. Война 1812 года положила конец этим юношеским мечтаниям.

Во время кампании 1812 года служил в корпусе великого князя Константина Павловича, при Главной квартире, принял участие в Бородинской битве (за неё награжден орденом св. Анны 4-й степени). После освобождения Москвы, служил в корпусе Милорадовича, который наступал в авангарде и участвовал в ряде сражений и схваток. С 1813 года участник Заграничного похода русской армии. Муравьев отличился во многих делах: при Лютцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге и взятии Парижа. Был удостоен ордена св. Владимира 4-й степени и ордена св. Анны 2-й степени. Последовательно производился в подпоручики, поручики и обер-квартирмейстеры при гвардейской кавалерийской дивизии. Вернувшись в Россию, был переведён в Гвардейский генеральный штаб. В 1816 году штабс-капитан Муравьев был прикомандирован к А. П. Ермолову. Был участником чрезвычайного посольства в Персию, а затем совершил экспедицию к восточным берегам Каспия и в Хиву. В 1821-1822 гг. совершил вторую экспедицию на восточное побережье Каспийского моря.

В русско-персидской войне 1826-1828 гг. командовал 13-м Лейб-гренадерским Эриванским полком, был помощником начальника штаба отдельного Кавказского корпуса. Отличился в делах против персидского главнокомандующего Аббас-Мирзы, при взятии крепости Аббас-Абад, при захвате крепости Меренда и Тавриза. Муравьёв был произведён в генерал-майоры. Когда началась русско-турецкая война 1828—1829 гг., командовал Кавказской гренадерской резервной бригадой и отличился при взятии Карса. Муравьёв под началом Паскевича в этой кампании участвовал в сражениях под Ахалцыхом и последующем взятии этой крепости, при занятии Эрзерума и Байбурта и других делах. Был отмечен орденом св. Георгия 4-й степени, орденом св. Анны 1-й степени, орденом св. Владимира 2-й степени. За Ахалцых Муравьёв был награжден орденом св. Георгия 3-й степени и орденом св. Георгия 3-й степени.

Из-за разногласий с Паскевичем, Муравьева перевели в Польшу, где он принял участие в подавлении Польского восстания 1831 года. Муравьев командуя гренадёрской бригадой, отметился в штурме Варшавы и был произведен в генерал-лейтенанты. Назначен командиром 24-й пехотной дивизии и награжден польским Орденом воинской доблести 2-го класса.

В 1832-1833 гг. выполнял военно-дипломатическую миссию в Египте. Муравьев был пожалован в генерал-адъютанты, был командиром 5-го армейского корпуса. В 1834 году Муравьёв составил записку «О причинах побегов и средствах к исправлению недостатков армии», где сообщил немало ценных сведений и предлагал меры к улучшению ситуации в вооруженных силах. Вышел в отставку и вернулся на службу в 1848 году главным начальником запасных батальонов 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов. Затем был назначен членом Военного совета и командиром Гренадерского корпуса. В декабре 1853 года назначен в генералы от инфантерии, а в ноябре 1854 года наместником Кавказским и командиром Отдельного Кавказского корпуса. Муравьеву было поручено руководить Кавказским фронтом Крымской (Восточной) войны.

Самая блестящая победа Восточной (Крымской) войны


Карс

Русская армия осаждала Карс в 19 столетии четыре раза: в 1807, 1828, 1855 и 1878 годах. В 1807 году отряд генерал-майора Несветаева в составе 6 батальонов пехоты и двух казачьих полков начал штурм крепости, которую защищал гарнизон из 10 тыс. человек. Приступ, в успехе которого были уверены и османы, был остановлен по приказу главнокомандующего Гудовича. В 1828 году крепость взяли войска Паскевича.

С того времени крепость серьёзно изменилась. Османское правительство, сознавая важность этой крепости в войнах с Российской империей, воспользовалось услугами английских военных инженеров. Первоклассные европейские фортификаторы включили в систему обороны Шарохские, Чакмакские и Карадагские высоты. На них возвели современные укрепления. Ниже Старой крепости, на правом берегу реки Карс-чай построили новый бастион – Араб-Табия, вооруженный орудиями мощного калибра. Вся крепостная линия состояла из редутов, окопов и высокого вала. Артиллерийские батареи хорошо простреливали ближние и дальние подступы к укреплениям. Фланги крепости были хорошо защищены природой – скалистыми горами и обрывистыми берегами реки. Сообщение через реку проходило по каменным мостам и двум понтонным. Гарнизон крепости доходил до 30 тыс. человек. И это были регулярные войска, а не ополченцы в своем большинстве, как в 1828 году. Кроме того, на Кавказском фронте на стороне османов сражалось немало иностранных наёмников, включая участников Польского восстания 1830-1831 гг. и Венгерской революции 1848 года. Они сражались против Австро-Венгрии и России, имели большой боевой опыт, многие сменили имена и приняли ислам. Для многих таких изгнанников борьба с русскими стала целью и делом всей жизни. Англо-французское командование отказалось их использовать на Крымском фронте, поэтому бывшие повстанцы воевали на Кавказе. В частности, венгры Кмети и Кольман стали османскими пашами – генералами.

Главнокомандующим (муширом) в 1855 году был Вассиф-паша. Он был малосведущ в военном деле, поэтому фактически всеми делами ведал британский советник - Уильям Фенвик Уильямс. Он хорошо знал турецкие дела, находясь в качестве военного советника в Османской империи с 1841 года. С началом Восточной войны Уильямс формально перешёл на турецкую службу с чином ферика (генерал-майора). Благодаря его стараниям карский гарнизон был хорошо подготовлен к обороне, имея 4-месячный запас продовольствия, а укрепления усилены. Эрзерум был превращен в тыловой склад армии.


Уильям Фенвик Уильямс.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти