Запад против русских: восстание Чехословацкого корпуса. Часть 2

Запад против русских: восстание Чехословацкого корпуса. Часть 2

Осенью 1917 года Чехословацкий корпус располагался на переформировании в тылу Юго-Западного фронта на территории Украины. После Октябрьской революции руководство Чехословацкого национального совета заявило безоговорочной поддержке Временного правительства и заключило соглашение с командованием Киевского военного округа и Юго-Западного фронта о порядке использования чехословацких соединений. С одной стороны чехословацкое руководство сообщало о невмешательстве корпуса в вооружённую борьбу внутри России на стороне какой-либо политической группы, с другой стороны – было провозглашено стремление «содействовать всеми средствами сохранению всего, что способствует продолжению ведения войны против нашего врага — австро-германцев». Это привело к тому, что уже в конце октября чехословацкие части совместно с юнкерами киевских военных училищ сражались с рабочими и солдатами — сторонниками Киевского Совета.

Чехословацкий национальный совет стал просить французское правительство о признании всех чехословацких соединений частью французской армии. Томаш Гарриг Масарик проводил большую работу по созданию структур будущей независимой Чехословакии и в 1917 году наладил контакты практически со всеми «вождями» Февральской революции. В декабре 1917 года корпус был объявлен автономной частью французской армии. Французское правительство издало декрет об организации автономной Чехословацкой армии во Франции. В финансовом отношении Чехословацкий корпус зависел от Франции и Антанты. Таким образом, внешние силы, заинтересованные в крушении Русской государственности, получили в свои руки на территории России мощную боевую единицу. И по мере развала русских вооруженных сил, её значение только возрастало.


Чехословацкий национальный совет первоначально воздерживался от каких-либо действий против советского правительства. Корпус отказался помогать Центральной раде против советских отрядов. В феврале 1918 года Масарик заключил соглашение о нейтралитете с М. А. Муравьёвым, командиром советских сил наступавших на Киев. Советское правительство в целом не возражало против отъезда чехословацких частей во Францию. В чехословацких частях даже разрешили советскую агитацию. Но результат был незначительным – только небольшая группа покинула корпус и влилась в состав интернациональных бригад Красной Армии. Были идеи использовать Чехословацкий корпус в районе Дона, куда хотели перебросить чехословаков генералы М. В. Алексеев и Л. Г. Корнилов, а также один из лидеров либералов - П. Н. Милюков. Корпус должен был создать условия, необходимые для защиты Дона от красных сил и организации Добровольческой армии. В то же время Масарик установил тесные связи с рядом революционных деятелей. Русских офицеров постепенно удалили с командных должностей.

Самым короткий и оптимальный путь для эвакуации корпуса был через Архангельск и Мурманск. Однако от него отказались, якобы из-за страха перед германским подводным флотом. Приняли решение направить чехословацких легионеров более длинным путем - по Транссибирской железной магистралью до Владивостока, а оттуда через Тихий океан во Францию. Когда в марте 1918 года был подписан Брестский мир и начался ввод германо-австрийских войск на украинскую территорию, Чехословацкий корпус отступил через Киев в район Пензы. 26 марта 1918 года в Пензе представители советского правительства (Сталин) и Чехословацкого национального совета, чехословацкого корпуса подписали соглашение о беспрепятственной отправке соединений корпуса от Пензы к Владивостоку. Чехословацкий корпус должен был передвигаться не как единая боевая единица, что нарушала суверенитет Советской России, а разделенный на группы свободных граждан, имеющих некоторое количество оружия для самозащиты. Советское правительство обещало чехословакам всякое содействие на своей территории, при их лояльности. 27 марта в приказе по корпусу было сообщено о количестве оружия для самозащиты: в каждом эшелоне формировали вооруженную роту из 168 человек с одним пулеметом, на каждую винтовку дозволялось 300 зарядов, на пулемет 1200 зарядов. Остальное оружие сдавалось специальной комиссии. Артиллерийский парк в основном был передан Красной Армии ещё при переходе корпуса из Украины в Россию.

Условия этого соглашения вполне ясны. Советское правительство не хотело иметь на своей территории вооруженное формирование, которое подчинялось внешним силам. В то же время портить отношения с бывшими союзниками не хотели, были созданы все условия для спокойной эвакуации воинского соединения. Однако вывод Чехословацкого корпуса из России не устраивал ни определённые внешние силы, ни внутреннюю «пятую колонну», которую представлял Троцкий. Им нужна была полномасштабная гражданская война в России, а не быстрое установление Советской государственности, которая наследует все основные достижения Российской империи. Необходимо также участь и тот факт, что к моменту восстания Чехословацкого корпуса, напомню – он был в полной зависимости от Франции и Антанты, западные державы уже приняли принципиальное решение о поддержке антибольшевистских сил и интервенции. В конце ноября 1917 года совещание глав правительств Великобритании, Франции и Италии признало закавказские правительства. 22 декабря конференция представителей стран Антанты в Париже приняла решения поддерживать связи с антибольшевистскими правительствами Украины, казачьих областей, Сибири, Кавказа и Финляндии. А также поддержать их с финансовой стороны. 23 декабря была заключено соглашение между Францией и Англией о разделе сфер влияния в России. В марте 1918 года британский десант всадили в Мурманске. Планировался захват и других стратегических портов.

К концу мая 1918 года соединения Чехословацкого корпус растянулись от Пензы до Владивостока: в районах Пензы — Сызрани — Самары располагалась 8-тыс. группировка Чечека; в районе Челябинска — Миасса – 9 тыс. группа Войцеховского; Новониколаевска — ст. Тайга – 4,5 тыс. отряд Гайды; во Владивостоке – 14 тыс. группировка под началом Дитерихса. Кроме того, чешские войска располагались в районе Петропавловска — Кургана — Омска. Момент был идеальным для восстания. Чехословацкий корпус занял важнейшую стратегическую коммуникацию, связывавшую европейскую часть России с Сибирью и Дальним Востоком. Фактически это была одна артерия через всё огромное пространство Сибири. Чехословацкие войска стояли в важнейших городах России – от Волги до Тихого океана. В этот момент Чехословацкий корпус был чуть ли не единственной боеспособной силой в России, его численность достигла 50 тыс. штыков. Бывшая царская армия к лету 1918 года уже окончательно разложилась и развалилась. Красная Армия только формировалась и её боеспособность была низкой. Белая армия была в зачаточном состоянии. Нельзя забывать и про планы интервентов по разделу России. На Сибирь с Транссибом зарились Соединенные Штаты и «финансовый интернационал». После Гражданской войны, с полным подавлением русского сопротивления, Сибирь и Сибирская магистраль должны были стать призами американской финансовой олигархии. А Чехословацкому корпусу отводилась роль охранного и карательного инструмента. Поэтому его и эвакуировали только после того как стало ясно, что Советская Россия выстояла.


Чехословаки в Самаре.

Но для восстания нужна была провокация. В своей массе чехи хотели попасть в Европу, не задерживаясь в России. Такую провокацию быстро придумали. Если на восток двигались эшелоны с чехословаками, то на запад везли немецких и венгерских пленных из Восточной Сибири. А они друг друга мягко говоря недолюбливали. Венгры и немцы вполне обоснованно считали чехов предателями, а чехи – немцев и венгров, угнетателями. Более того, немцам и венграм дали «зеленый свет», их эшелоны пускали в первую очередь, чешские загоняли в тупики, они простаивали на запасных путях. Нарком иностранных дел Чичерин, по предложению германского посла Мирбаха, даже направил телеграмму Красноярскому совету о приостановлении дальнейшего передвижения чехословацких поездов на восток.

Начались стычки между чехами и красногвардейцами, с примкнувшими к ним бывшими немецко-венгерскими военнопленными. В Челябинске чехи, освобождая своих арестованных товарищей, разоружили местный отряд Красной гвардии и захватили арсенал с 2800 винтовок и артиллерийской батареей. Моментально последовал приказ Льва Троцкого от 25 мая, который и стал поводом для масштабного восстания: «Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на железнодорожной линии, должен быть расстрелян на месте, каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выброшен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных». Приказ называют «непродуманным и недальновидным», однако учитывая роль Троцкого в Революции в России, его связи с мировым «финансовым интернационалом», а также его весьма изощренный ум, это явно не ошибка. Этот приказ был сознательной провокацией. Троцкий был проводником интересов «мирового закулисья» и выполнил их заказ. В России было необходимо разжечь полномасштабную гражданскую войну, которая обескровит русский народ, выбросит его на обочину мирового исторического процесса. Сами русские «тянули» с началом войны, все конфликты, мятежи, восстания были незначительны, не вели к большой крови. Необходимо было «помочь».

Ещё 16-20 мая в Челябинске был собран съезд чехословацких военных делегатов, который учредил Временный исполнительный комитет съезда чехословацкого войска, в него вошли Чечек, Гайда, Войцеховский и Павлу. Чехословацкие делегаты вступили против сдачи оружия (три арьергардных полка в районе Пензы ещё не сдали оружие), стали на позицию разрыва с советским правительством и следования «собственным порядком» на Владивосток. Временный комитет разослал по всем эшелонам и соединениям приказ: «Оружия нигде советам не сдавать, самим столкновений не вызывать, но в случае нападения защищаться, продвижение на восток продолжать собственным порядком». Начались стычки между отрядами Красной гвардии, которые пытались разоружить легионеров, и чехословаками. Чехословацкий корпус разбил отряды Красной гвардии и захватил несколько городов. 8 июня, в захваченной чехословаками Самаре, было создано первое антибольшевистское правительство — Комитет членов учредительного собрания (Комуч), а 23 июня — учредили Временное Сибирское правительство в Омске. Таким образом, восстание Чехословацкого корпуса положило начало созданию антибольшевистских правительств по всей территории России. Провокация Троцкого удалась в полной мере. По всей территории России заполыхала Гражданская война.

Необходимо отметить тот факт, что уже после восстания корпус мог спокойно проследовать во Владивосток на своих тысячах вагонов с награбленным добром. У Красной Армии просто не было сил, чтобы остановить эту массу войск. Однако они остались. Их хозяевам было нужно, чтобы Чехословацкий корпус остался на Транссибе. В итоге чехи «ехали домой» три года. Нельзя забывать и факт снабжения Чехословацкого корпуса (фактически уже армии). Мы помним, что белые армии постоянно испытывали сложности со снабжением оружием, амуницией, боеприпасами и т. д. Чехи таких проблем не испытывали, т. к. де-факто они были экспедиционным корпусом Антанты и США в России. Им даже поставили новейшие американские бронепоезда, с помощью которых они полностью блокировали Транссиб. Поэтому белые части Колчака и вынуждены были отступать по тайге, а не дороге. Они не имели никаких шансов против чешской мощи – новейших бронепоездов со скорострельными пушками на вращающихся башнях. Для борьбы с такими монстрами нужна была дальнобойная артиллерия, которой у белых не было.



Сам Чехословацкий корпус постепенно вышел из первых рядов противников советской власти и уже осенью 1918 года чехословацкие соединения стали отводиться в тыл. При этом корпус продолжал контролировать Транссибирскую магистраль и полностью покинул территорию России только в 1920 году. Фактическими же хозяевами Транссиба били представители Антанты. Надо также отметить, что Чехословацкий корпус стал инструментом давления на армию Колчака и чехословацкие сыграли крайне неприглядную роль время отступления колчаковских войск из Западной Сибири на восток в конце 1919 – начале 1920 гг. Они мешали отступлению белых войск, занимая железную дорогу, и выдали на расправу Колчака. Без Транссибирской железной дороги армия Колчака была без всякой перспективы изолирована, потеряв возможность для маневра. Кроме того, чехословаки «отличились» в грабеже России, даже во время повального бегства гражданского населения на восток, они умудрялись отнимать у беженцев паровозы, топливо и имущество. С учётом суровых зимних условий, на их совести тысячи погибших от холода людей. Кроме того, корпус получил долю от золотого запаса Российской империи, видимо, в награду за его роль в развязывании и ходе Гражданской войны в России. Это золото и награбленные в России ценности стали основой «независимого» Чехословацкого государства, созданного на обломках Австро-Венгерской империи.


К сожалению, об этой неприглядной и кровавой странице истории Гражданской войны в России в настоящее время почти забыли. С 2000-х годов на территории России прошло несколько мероприятий направленных на увековечивание памяти о Чехословацком корпусе, выпячивании его роли в борьбе с Центральными державами и большевиками. История Чехословацкого корпуса описывается в положительных тонах. Утрачивается память о корпусе, как инструменте западных оккупантов, интервентов. Памятники чехословацким легионерам, фактически интервентам-оккупантам, открыты в Красноярске, Бузулуке, Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Челябинске. Чешское министерство обороны планирует поставить и обновить несколько десятков памятников чехословацким легионерам, павшим на территории России в боях Первой Мировой и Гражданской войны. Подобную утрату исторической памяти мы наблюдаем и в отношении Великой Отечественной войны: памятные знаки немецким, венгерским и прочим врагам всё чаще появляются на территории России.

Мародерство чехов. По информации генерала колчаковской армии Константина Сахарова «Чешские легионы в Сибири. Чешское предательство»

Самый большой трофей чешских соединений – это часть золотого запаса империи, 414 млн. 254 тыс. золотых рублей. Это была огромная по тем временам сумма. В частности, Я. Шифф дал Троцкому на революцию 20 млн. долларов. Во время захвата городов чехословаки грабили все, что подвернутся под руку. Они уносили буквально всё, начиная от медикаментов и кончая книгами, предметами искусства. За три года да такого грабежа Чехословацкая армия скопила огромные богатства. Одних медикаментов награбили на 3 млн. золотых рублей, а каучука на 40 млн. рублей золотом. Чехи захватили 20 тыс. вагонов и много паровозов, где хранили свои богатства. Они даже у белых отбили один вагон с золотыми рублями и ещё 8 млн. рублей золотом у генерала Скипетрова, когда в Иркутске напали на его поезд. А перед отъездом из Иркутска распотрошили здание государственного банка, забрав все машин печатающие деньги. По пути во Владивосток всю дорогу печатали купюры.

Как дикая орда чехословаки грабили все поезда по пути. Паровозы отбирали в свою пользу. В итоге все железнодорожное движение в Сибири было парализовано. Русские эшелоны с ранеными, детьми, женщинами не могли двигаться из Чешского корпуса. Приближалась зима 1918 года, а никуда доехать они не могли, как и достать теплую одежду, провиант, лекарства. В результате десятки тысяч русских, голодных, ограбленных, полураздетых, больных и раненых были брошены умирать вдоль железной дороги.

Чехи считали себя полными хозяева положения в Сибири. В Хабаровске они схватили немецкий оркестр и выпороли. Когда русские хотели их урезонить, говоря, что немцы здесь от Красного Креста, им предложили заткнуться, пока их не расстреляли. Немецких музыкантов спросили: «Кто хочет стать чехом?». В ответ – молчание. Всех немцев расстреляли. Подобные происшествия были обыкновенным делом. Поэтому русские ненавидели чехов, называли их «чехособаками». Перед отплытием чешскому генералу Сырову, командующему чешской армии, солдаты и командиры Ижевского и Воткинского полков прислали 30 серебряных монет, «тридцать сребренников, как цену за кровь и измену».

Бывшие полуголодные чешские военнопленные вернулись в Чехию героями. Они были просто перегружены различными драгоценностями, золотом, серебром, предметами искусства. Подсчитать ущерб, который Чехословацкий корпус принес России невозможно. Это многие сотни и сотни миллионов рублей золотом, даже без части имперского золотого запаса. С этими огромными богатствами чехословацкие легионеры учредили свой собственный банк-хранилище, где были сейфы для всех легионеров. Здание состояло из нескольких массивных корпусов с многочисленными стальными сейфами. Его начальный капитал составил 70 млн. крон золотом. Вот таким «героям» в современной России стали ставить памятники.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти