Ближний Восток. Точка бифуркации. Реплика Александра Привалова

Всё более плотный поток новостей из стран Ближнего и Среднего Востока – то самое количество, которое должно вот-вот перерасти в качество. Новый – причём чрезвычайно неожиданный – президент в Иране. То стихающая, то вновь поднимающаяся волна беспорядков в Турции. Уж не говоря о Сирии, где правительственные силы, похоже, начинают совсем уж одолевать разномастную оппозицию.

Гул мощных, а часто и кровавых новостей из этой части мира таков, что многого мы просто не успеваем оценить. Скажем, в чуть более тихое время на вполне заметную сенсацию потянуло бы субботнее заявление египетского президента Мурси. Напомню, выступая на каирском стадионе, Мурси вдруг объявил о полном разрыве всех отношений с Сирией и о закрытии египетского посольства в Дамаске. И столь громкое заявление никто, в общем, и не комментирует: на фоне миллионного митинга сторонников Эрдогана или целой серии демаршей западных стран по активизации помощи сирийской оппозиции люди просто не успевают заметить таких пустяков. "С чего это он вдруг, этот Мурси?" – вот и весь комментарий.


То, что сейчас наблюдается на большом Ближнем Востоке, есть явление весьма редкое – во всяком случае, в таком масштабе редкое. Огромная система подошла к моменту, когда работать по-прежнему уже не может и должна выйти на какой-то новый режим. Точка бифуркации это называется. Системщики знают, что момент этот отличается принципиальной непредсказуемостью. Во множестве наблюдаемых событий можно выделить цепочки, казалось бы, ведущие к вполне однозначному исходу – бери, да прогнозируй. Да вот только разные цепочки событий с равной однозначностью ведут к разным исходам. И на какую траекторию в итоге выйдет разладившаяся система, не знает никто – в самом регионе сказали бы, знает один Аллах.

Более всех обсуждаемые здесь, в российских масс-медиа, неопределённости в Сирии и Турции далеко не исчерпывают всей массы проблем региона. К ним надо присовокупить и тяжелейшие проблемы монархий Залива, которые, кажется, не рассчитали своих сил, слишком активно ввязавшись в геополитическую игру. Здесь же надо учесть и вновь копящееся недовольство в странах "арабской весны", прежде всего, в Египте. Тамошняя улица сперва только недоумевала: как же так, уже месяц – уже полгода – уже год, как совершили великую революцию, а жить всё хуже? Теперь она, кажется, снова начинает закипать.

В преддверии предстоящей вскоре международной конференции по Сирии противоборствующие стороны стремятся усилить свои позиции. Иран, вроде бы, решил послать в Сирию для поддержки президента Асада 4000 военнослужащих. Из Корпуса стражей исламской революции, то есть из элитных соединений. Американцы, в свою очередь, вроде бы, оставляют на сирийской границе в Иордании зенитные ракетные комплексы Patriot и истребители F16. Кроме того, для участия в американо-иорданских манёврах в конце июня в Иорданию прибыли 300 морпехов. После окончания манёвров они, впрочем, оттуда не уедут, присоединившись к уже имеющимся в стране трём тысячам американских военных советников.

Политика западных стран по отношению к исламистам региона выглядит всё более странной: западную помощь для борьбы, скажем, с Асадом получают фактически те же люди, с которыми, формально говоря, Запад не прекращает бороться – та же "Аль-Каида". Вот характерное заявление британского премьера: "Я хочу помочь сирийской оппозиции добиться успеха, — заявил Дэвид Кэмерон. — Я признаю, что в рядах сирийской оппозиции есть элементы, которые нам очень не нравятся, которые очень опасны, очень экстремистски настроены. Но мы не имеем с ними дела. Мы хотим, чтобы их выдворили из Сирии. Они связаны с "Аль-Каидой". Но среди сирийской оппозиции есть элементы, которые хотят, чтобы Сирия была свободной, демократической, плюралистической страной, где уважают права меньшинств, в том числе христиан".

Итак, говорит Кэмерон, "мы не будем осуждать оппозицию за преследование христиан, поскольку среди них есть элементы, которые хотят, чтобы права меньшинств уважались". Кто мешает этим элементам сейчас прекратить погромы христиан, неведомо. Мы будем помогать оппозиции, говорит Кэмерон, в которой есть очень опасные элементы, поскольку мы хотим, чтобы их, опасные элементы, выдворили из Сирии. Но ведь их пытается выдворить только Асад и больше никто? Ничего, мы всё равно поможем оппозиции.

Конечно, не в сирийской оппозиции дело – она мелочь, сравнительно. Но если Асад её и вправду добьёт, то окажется, что в регионе победили и доминируют шиитские страны – прежде всего, Иран и Сирия. А это будет значить, что все прочие претенденты на лидерство в современном исламском мире (Турция, Египет, монархии Залива) остаются с носом. Ставки накануне развязки удваиваются и утраиваются. Поистине, точка бифуркации: что случится через неделю, а тем более через месяц — не знает никто. Удачи вам.
Автор:
Александр Привалов
Первоисточник:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=1095586
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти