Чудеса немецкой статистики

Чудеса немецкой статистики

Тема потерь германских Люфтваффе на советско-германском фронте вот уже много лет не теряет своей популярности. Сколько уже копий было сломано, сколько авторитетов было ниспровергнуто на этом поприще, а тема эта до сих пор остается злободневной.

Так как далеко не все читатели знакомы с историей вопроса, то прежде всего коротко осветим ситуацию с документальной базой по потерям Люфтваффе, которая на сегодня доступна российским исследователям.


Во-первых, в научный оборот введены так называемые сводки 6-го отдела службы Генерал-квартирмейстера Люфтваффе (далее будем именовать их сводки ГКЛ), ведавшего учетом потерь*. Это, в принципе, и есть основной источник сведений по интересующей нас теме. В сводках отражены время, место, действительные или предполагаемые причины гибели или повреждения самолета, судьба экипажа. Сводки эти полностью сохранились с начала войны до конца 1943 года, частично для 1945 года. И они практически утрачены для 1944 года**. Разумеется, как всякий оперативно заполняемый документ, эти сводки имеют свои недостатки: ошибки или элементарные описки, иногда большой временной промежуток между самим событием и моментом внесения записи. На особенностях учета потерь в них мы остановимся чуть ниже.

Во-вторых, некоторые пробелы в 1945 году закрывают подробные суточные донесения 6-го Воздушного флота Люфтваффе. Конечно, 6-й Воздушный флот оперировал, только на части советско-германского фронта, но это весьма существенная часть***.


Подготовка штурмовика Ил-2 к боевому вылету. Ленинградский фронт.


На этом большие массивы архивных документов Люфтваффе как по потерям, так и оперативных вообще, исчерпываются. В отличие от архивных фондов Сухопутных войск и Кригсмарине, архивные фонды ВВС Германии к настоящему времени сохранились очень плохо. Исходя из этого факта, наконец, переходим к третьему массиву документов. Это документы Сухопутных войск и Военно-морских сил Германии.

Информация о действиях Люфтваффе сохранилась в этих фондах двояким образом. Во-первых, как самостоятельные сводки или донесения, посланные в соответствующий штаб какой-либо инстанцией ВВС****. Во-вторых, как отражение боевых действий в воздухе в документах собственно армейских или флотских частей и соединений.

* – Для русскоязычного читателя доступны выборки из этих документов, выложенные на сайте «Уголок неба» – http://www.airwar.ru/history/av2ww/axis/axis.html#Poteri. Пока эти выборки не полны, но, в идеале, будут обработаны все имеющиеся в наличии документы
** – Военный архив ФРГ RL 2 III/1177-1197, 1199
*** – Национальный архив США NARA T-321 roll 17, 19, 50, 51
**** – При немецких штабах существовала штатная должность офицера по связи с Люфтваффе


В свете затронутой нами темы, интересны донесения армейцев (или моряков) о результатах налетов советских ВВС на аэродромы базирования Люфтваффе. Разумеется, речи о сплошной обработке всего массива документов армии и флота идти не может, в силу его, массива, необъятности. Однако некоторые выводы из сравнения документов разных видов вооруженных сил Германии сделать можно.

Первый вывод, который мы считаем вправе сделать, касается систематического занижения немцами в сводках Генерал-квартирмейстера числа поврежденных самолетов. Второй вывод, более осторожный. Не исключено, что то же самое, делалось и в отношении безвозвратных потерь авиационной техники на аэродромах.


Атака штурмовиком Ил-2 немецкого аэродрома


В подтверждение нашего предположения приведем три примера как были отражены в немецких документах успешные удары ВВС Красной Армии, по аэродромам Люфтваффе. Все три примеры взяты из 1941-1943 гг., т.е. из того периода, в котором сводки ГКЛ можно считать более-менее полными.
Самый показательный пример расхождения сведений о потерях в немецких документах имел место в 1941 году. Почему показательный? По нескольким причинам. Во-первых, 1941 год наиболее хорошо отражен в сводках ГКЛ. Если, например, для 1943 года какие-то эпизоды воздушной войны могли попасть в утраченные записи от 1944 года*, то для первого года войны такая вероятность минимальна.

События, о которых пойдет речь, произошли в ноябре 1941 года на Ленинградском фронте. В преддверии Октябрьских праздников командование Ленфронта получило данные разведки о предполагаемом немецком налете 7 ноября на Ленинград. Противника было решено упредить, первыми нанеся удар по аэродрому Сиверская.

В 11.25 6 ноября семь Пе-2 из 125-го БАП (ведущий командир полка майор В.А. Сандалов), в сопровождении десяти истребителей МиГ-3 из 7-го ИАП, атаковали стоянки немецких самолетов. «Пешки» сбросили на летное поле 28 ЗАБ-100, 210 8-килограммовых осколочных и 280 2,5-килограммовых бомб (осколочных и зажигательных).

Немцы явно прозевали налет. По донесению наших летчиков огонь зенитной артиллерии был открыт с опозданием и велся неорганизованно. В 10.40 девять И-153 из 7-го ИАП проштурмовали огневые точки на окраинах аэродрома. На отходе наши летчики вели бой с «мессершмиттами». Не вернулись из боя лейтенант Тимошенко и младший лейтенант Столетов, первый погиб, а второй попал в плен.


Пикирующий бомбардировщик Пе-2 авиации Северного флота на аэродроме


С 10.50 до 10.55 шесть Ил-2 сопровождаемые восьмью истребителями нанесли второй удар. На немецкие стоянки обрушились десять ЗАБ-100, десять фугасных «пятидесяток» и 30 реактивных снарядов. Зенитным огнем были сбиты «илы» капитана Анисимова и младшего лейтенанта Панфилова.
В 14.17 семь «петляковых» повторили налет. Снова было израсходовано 28 ЗАБ-100, 112 АО-15 и 140 ЗАБ-2,5. На обратном пути разбился Пе-2 капитана Резвых. Экипаж остался невредим.

Сводки ГКЛ рисуют следующую картину результатов налета нашей авиации. Уничтожено (потеря 100%) два «юнкерса-88» (зав. № 2543 из III./KG77 и 1256 из KGr806), еще один поврежден (60%) и подлежал списанию (зав. № 3542 из III./KG77). Три самолета из 806-й группы повреждены (40%), но могли быть восстановлены (зав. № 1081, 2501 и 4547). Таким образом, при самом выгодном раскладе три бомбардировщика противника были уничтожены, три – серьезно повреждены. Кроме того, ранения получили два летчика из 77-й эскадры, один военный строитель и один зенитчик**.
А вот как отражены события 6 ноября в Сиверской, в «Журнале боевых действий 18-й армии»***.
«6 ноября 1941 года, 15 часов 20 минут.

Офицер связи Люфтваффе сообщает о результатах сегодняшнего налета на аэродром Сиверская. В 10.15 девять вражеских истребителей пролетели на аэродромом. В 10.30 на высоте 200 метров над аэродромом прошли семь бомбардировщиков под прикрытием истребителей и непосредственно за этим семь штурмовиков. Самолеты сбросили с бреющего полета тридцать бомб. Уничтожено шесть, серьезно повреждено четыре и легко – восемь самолетов. Потери в личном составе: двое убитых и двое раненых. Сгорело 20 тысяч литров бензина.

Два истребителя дежурного звена взлетели по тревоге и сбили на преследовании два неприятельских самолета.
Позднее было установлено, что безвозвратные потери составили пять машин.



21 час 35 минут.
Офицер связи Люфтваффе сообщил начальнику оперативного отдела армии, что во второй половине дня противник произвел повторный налет на аэродром Сиверская. Уничтожен один, серьезно поврежден один и легко один самолет. Также получил повреждения «физилер-шторьх».

* – Документально зафиксированный максимальный временной промежуток между событием и моментом внесения записи о нем составляет около года
** – Военный архив ФРГ ВА-МА RL 2 III/1179 S. 321, 327, 329
*** – Национальный архив США NARA T-312 roll 782 frame 8433368, 8433374


Таким образом, по данным «Журнала боевых действий 18-й армии» немецкие потери при двух налетах составили – уничтоженными шесть самолетов, серьезно поврежденными пять и легко поврежденными десять машин (см. таблицу)!




Немецкие бомбардировщики Ju-88A из «Львиной» эскадры KG30 в полете над аэродромом Банак


Теперь перенесемся в 1942 год. Крайний Север, очень удачный налет бомбардировщиков Ил-4 на авиабазу Банак в Северной Норвегии в рамках операции по проводке печально известного конвоя PQ-17.

30 июня пятерка «ильюшиных» из состава недавно прибывшего на Северный флот 35-го минно-торпедного авиационного полка сбросила на стоянки немецкой авиабазы самолетов тридцать фугасных «соток». По докладам экипажей всё летное поле было накрыто разрывами. Североморцы потерь не понесли, и по возвращении доложили об уничтожении в результате бомбового удара двух вражеских самолетов, которые были идентифицированы как «мессершмитты» Bf-109. Однако это тот редкий случай, когда свои несомненные успехи в докладах «наверх» были занижены.

Сводки ГКЛ, напротив, сообщают об уничтожении четырех «юнкерсов» (зав. № 0051, 3717, 2125, 1500, все 100%) из 30-й «Орлиной» бомбардировочной эскадры*. Еще один бомбардировщик из KG30 был серьезно поврежден (70%) и подлежал списанию (зав. № 1753) и один (зав. № 2060) мог быть отремонтирован на месте (30%)**. Если число сгоревших самолетов в разных документах совпадает, то с числом поврежденных машин ситуация разнится и разниться очень ощутимо.

Вот, что можно почерпнуть по этому поводу в документах Кригсмарине:
«30 июня, 9 часов 1 минута/9 часов 3 минуты.

Воздушный налет на аэродром Банак. Пять самолетов с высоты 5800 метров сбросили 15 авиабомб. Уничтожено четыре, повреждено 17 самолетов. Двое тяжело и двое легкораненых». ***

Противник извлек уроки из событий 30 июня, поэтому следующий налет на Банак состоявшийся 2 июля уже не был таким успешным. На бомбежку аэродрома, в этот день вылетело две группы Ил-4. Первая пятерка вернулась из района Варде из-за неисправности мотора у самолета ведущего. Из четырех «Ильюшиных» второй группы один самолет оторвался в облачности и также вернулся на аэродром. Оставшиеся три ДБ-3ф продолжили полет к цели, сбросив на аэродром с высоты 5500 метров тридцать ФАБ-100. В момент отхода наших бомбардировщиков от цели в воздухе появилась пара «мессершмиттов». В течение нескольких минут они последовательно сбили ДБ-3ф командира только что прибывшего на Север 35-го МТАП майора А.А. Крылова и командира звена 2-го гвардейского полка капитана П.Д. Зубкова. Третий экипаж, не смотря на многочисленные пробоины своего «ильюшина» сумел уйти.


Загрузка боекомплекта 12,7-мм пулемета УБТ стрелком-радистом с Ил-4 Северного флота


На этот раз сводки ГКЛ о результатах налета хранят гробовое молчание. Зато интересующая нас информация отыскалась в «Журнале боевых действий Адмирала Полярного моря» ****:
«2 июля, 3 часа 00 минут
Авианалет на Банак. Четыре самолета типа ДБ-3. Высота 4500 метров. Сброшено восемь бомб калибром 500 кг. Один контейнер с 33 мелкими бомбами не разорвался. На аэродроме повреждены пять самолетов. Люфтваффе сбило два бомбардировщика достоверно и два предположительно».

Теперь перенесемся в 1943 год, на южный фланг советско-германского фронта. Вот, что было сообщено штабу 6-й полевой армии Вермахта, о результатах налета советской авиации на аэродром Кутейниково, в донесении о воздушной обстановке 15-й зенитно-артиллерийской дивизии Люфтваффе от 14 июля 1943 года*****:
«Предварительное донесение о потерях.
Девять машин легко повреждено: четыре «фокке-вульф-189», один Me-110, один W34, один «клемм» и два «физилер-шторьха».
Две машины тяжело повреждено: Me-110 и Fw-189.
Один «физилер-шторьх» уничтожен.
Один военнослужащий убит, два тяжело ранены, разрушены два здания».


Что же, в свою очередь, можно узнать об этом глядя в сводки Генерал-квартирмейстера Люфтваффе? В сводке ГКЛ, причем от пятнадцатого числа, указано, что в результате бомбардировки аэродрома Кутейниково, повреждены один Fw-189А-2 (зав. № 0125, 15%) и один «физилер» (зав. № 5074, 40%)******.

Как видно совпадения между двумя этими документами минимальны. Fw-189А-2 из сводки ГКЛ может быть отнесен только к легко поврежденным машинам, а «аист» вообще не ясно в какую категорию записывать. С одной стороны, он был поврежден достаточно серьезно и требовал заводского ремонта. С другой, – не указан в армейском донесении, как тяжело пострадавший. В качестве единственного возможного оправдания немецким штабистам можно предположить, что сведения о налете на Кутейниково, в конце концов перекочевали в сводки за 1944 год, позднее утраченные. Но это всего лишь предположение.

Добавим, что, к сожалению, нам пока не удалось точно установить, «авторство» налета на аэродром Кутейниково с советской стороны. Пока ясно, что это не были тяжелые корабли Авиации дальнего действия, так что возможно, что успеха добились летчики 8-й Воздушной Армии.

Таким образом, можно констатировать, что на сегодня, абсолютно надежных источников по потерям немецких Люфтваффе на советско-германском фронте не существует. При этом налицо «рост» потерь в документах немецких Сухопутных войск или Кригсмарине, не связанных с Люфтваффе. Поэтому видимо ещё достаточно долго нам придется довольствоваться очередным «приближением» к раскрытию данной темы, а не «истиной в последней инстанции».

* – Успех этот тем более значителен, что всего при налетах на конвой PQ-17 «Орлиная» эскадра потеряла только два «юнкерса», сбитых советскими истребителями 10 июля при проводке остатков конвоя с Новой Земли.
** – Военный архив ФРГ ВА-МА RL 2 III/1181 S. 4
*** – Национальный архив США NARA T-1022 roll 4312 “KTB APK 01.01 – 30.06.1942”
**** – Национальный архив США NARA T-1022 roll 2774 «KTB APK 01.07 – 31.12.1942»
***** – Национальный архив США NARA T– 312 roll 1474 frame 00344
****** – Военный архив ФРГ ВА-МА RL 2 III/1191 S. 93
Автор:
Александр Заблотский, Роман Ларинцев
Первоисточник:
http://otvaga2004.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

154 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти