Тяжелый экспериментальный танк Т-100

Тяжелый экспериментальный танк Т-100


К 1938 г. пятибашенный тяжелый танк Т-35, не принимавший участия до этого времени в боевых действиях, уже морально устарел. Появившиеся к тому времени средства обороны поставили под сомнение возможность его успешного противоборства с орудиями калибра 37-47 мм. Попытки усилить защиту Т-35 путем экранирования и применения накладной брони привели к росту боевой массы и снижению подвижности машины и не обеспечили требуемого эффекта. В связи с этим на Главном военном совете, состоявшемся в апреле 1938 г., на котором рассматривался вопрос о системе вооружения РККА, было принято решение создать новый тяжелый танк с мощным бронированием и вооружением - тяжелый танк прорыва, способный действовать в наиболее трудных укрепленных районах.

В это же время были сформулированы и тактико-технические требования (ТТТ) к танку такого типа. Работы по созданию новых тяжелых машин были развернуты в конструкторских бюро трех заводов: ленинградского Кировского,ленинградского Опытного имени С.М. Кирова (№185) и Харьковского паровозостроительного имени Коминтерна (№183).


Тяжелый танк нового типа разрабатывался на основе компоновочной схемы тяжелого танка Т-35 с целью усиления его броневой защиты, огневой мощи и подвижности. В ходе проработки этой схемы конструкторы рассматривали различные варианты установки вооружения в пяти и трех башнях. Окончательное решение было принято в пользу трехбашенной конструкции.

В октябре 1938 г. на рассмотрение государственной макетной комиссии коллективами конструкторских бюро ленинградских Кировского и Опытного заводов были представлены чертежи и макеты новых тяжелых танков, разработанных по одним ТТТ. Кировский завод представил тяжелый танк прорыва СМК - "Сергей Миронович Киров", а Опытный завод - тяжелый танк прорыва "Изделие 100", впоследствии называемый Т-100.

Работы по созданию тяжелого танка прорыва Т-100 были начаты летом 1938 г. в конструкторском бюро Опытного завода №185 под руководством С.А. Гинзбурга. Основные проектные работы по новой машине были выполнены И.С. Бушневым, Г.В. Крученых, Г.Н. Москвиным, Э.Ш. Палеем и Л.С. Трояновым. Ведущим инженером по танку был назначен Э.Ш.Палей. Первоначально, согласно ТТТ, был разработан вариант установки вооружения в трех башнях: 76,2-мм танковой пушки Л-10 в главной башне и двух 45-мм танковых пушек обр. 1934 г. в двух малых башнях. Однако после рассмотрения проекта и макета танка, дабы при толщине брони 60 мм масса машины не превышала 55-57 т, от одной малой башни отказались и дальнейшие работы вели над двухбашенным вариантом.

Основные работы по изготовлению узлов, агрегатов и сборке танка выполнял завод №185, брони - Ижорский завод, а агрегатов трансмиссии - завод №183 в Харькове. Пробный выезд машины на двор опытного завода без установленных башен с вооружением, люка механика-водителя, смотровых приборов, средств внутренней и внешней связи и элементов боеукладки состоялся 2 июля 1939 г. Сборку танка задержали смежники - завод N 183, который в это время все свои производственные мощности бросил на изготовление опытного образца танка А-32.

Окончательная сборка машины была завершена к 31 июля 1939 г., и Т-100 был принят комиссией для проведения полигонных испытаний, которые объединили с заводскими.

1 августа 1939 г. Т-100 поступил на полигонно-заводские испытания, которые, согласно программе испытаний, утвержденной Автобронетанковым управлением (АВТУ) РККА, должны были закончиться 3 января 1940 г. Однако в полном объеме эту работу провести не удалось, так как в середине ноября 1939 г. машина была снята с испытаний и в дальнейшем была отправлена на Карельский перешеек для "специальных испытаний", под которыми подразумевалась проверка ее боевых и ходовых качеств во фронтовых условиях в составе специально сформированной группы опытных танков, изготовленных заводами Ленинграда.

Компоновочная схема танка отличалась от классической размещением вооружения в двух конических башнях, расположенных одна за другой по продольной оси корпуса. Задняя главная башня кругового вращения была установлена на высокой подбашенной коробке. В носовой части в отделении управления по оси машины располагался механик- водитель, справа от него - радист. Боевое отделение находилось в средней части корпуса и включало боевые отделения двух башен.

Тяжелый экспериментальный танк Т-100

Общий вид танка Т-100

В боевом отделении малой башни располагались наводчик (командир башни) и заряжающий, в боевом отделении большой башни - командир танка, наводчик и заряжающий. Кроме того, было предусмотрено место для техника.

В качестве основного вооружения использовались 76,2-мм пушка Л-11 (Л-10), установленная в главной башне с углами вертикального наведения от минус 5,5 до плюс 26°, а в малой башне 45-мм танковая пушка обр. 1934 г. с углом обстрела в горизонтальной плоскости 256° и углами вертикального наведения от минус 4,5 до плюс 26°. Механизмы поворота башен имели электромеханические и ручные приводы. В качестве дополнительного вооружения танк имел два пулемета ДТ, спаренных с пушками, и один зенитный пулемет ДТ с вертикальными углами наведения от минус 12 до плюс 77°, установленный в башенке кругового вращения, размещенной на крыше главной башни над местом командира танка. Для поворота башенки использовался специальный механизм, в маховичке ручного привода которого была установлена кнопка электроспуска пулемета. Боекомплект танка состоял из 120 выстрелов для 76,2-мм пушки, 393 выстрелов для 45-мм пушки, размещенных в специальных металлических кассетах по три выстрела и 4284 патронов, уложенных в 68 пулеметных дисков для пулеметов ДТ.

Танковая пушка Л-11 производства Кировского завода, установленная позднее, отличалась от Л-10 длиной нарезной части (23,5 калибров вместо 17 у Л-10), а следовательно, большей начальной скоростью бронебойного снаряда (612 м/с вместо 555 м/с) и большей бронепробиваемостью (63 мм на дальности 1500 м при угле встречи 90°). Клиновой затвор с ударным механизмом с самовзводом был заменен на затвор по типу пушки обр. 1927 г. Был добавлен механизм выключения полуавтоматики и изменены подъемный механизм и механизмы ручного и ножного спусков. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3600 м, а наибольшая - 12 000 м. Практическая скорострельность составляла 6 - 7 выстрелов в минуту.

Для ведения прицельной стрельбы и наблюдения за полем боя экипажем машины использовались панорамные и телескопические прицелы: для 45-мм пушки - ПТКУ и ТОП, для 76,2-мм пушки - ПТК, ПТ-1 и ТОД, для зенитного пулемета - ТЗП. Кроме этого, в башнях и корпусе машины имелись зеркальные смотровые приборы и щели со стеклом триплекс.

Броневая защита корпуса и двух башен была противоснарядной, равнопрочной, выполненной из броневых деталей толщиной 60 мм с рациональными углами наклона, соединенных между собой комбинированным способом - гужонами с последующей проваркой швов. Для посадки и выхода экипажа имелись люки - по одному в каждой башне и в носовой части корпуса справа по ходу машины. Кроме этого, в днище танка был сделан аварийный люк. Для удобства обслуживания двигателя и агрегатов трансмиссии в полевых условиях в крыше моторно-трансмиссионного отделения и корме танка имелись специальные люки, закрытые броневыми крышками.

В кормовой части корпуса устанавливались карбюраторный авиационный четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный двигатель жидкостного охлаждения ГАМ-34-ВТ (мощность 850 л.с., 1850 об/мин) и механическая трансмиссия. Пуск двигателя производился с помощью сжатого воздуха или электрического стартера СТ-70 мощностью 15 л.с. Охлаждение водяных радиаторов двигателя осуществлялось с помощью осевого вентилятора с винтовыми лопастями, установленного горизонтально на коробке передач по типу среднего колесно-гусеничного танка Т-29. Воздух для охлаждения двигателя засасывался вентилятором через боковые карманы воздухопритоков, закрытых защитными сетками и расположенных в передней части моторного отделения. Отработанный горячий воздух выбрасывался в задней части моторного отделения на верхние ветви гусениц. В качестве топлива применялся авиационный бензин, который размещался в четырех алюминиевых топливных баках общей емкостью 1160 л. Такое количество топлива обеспечивало танку запас хода по шоссе 160 км и по проселку до 120 км.

В трансмиссии применялась пятиступенчатая трехходовая коробка передач, обеспечивающая пять скоростей вперед и одну скорость назад, трехдисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), многодисковые бортовые фрикционы сухого трения (сталь по стали) с ленточными тормозами с обшивкой из ферродо и простые однорядные бортовые редукторы. Бортовые фрикционы и тормоза имели пневматические сервоприводы управления и дублирующий механический привод.Сервоуправление машины пневматического типа с замкнутым циклом работы состояло из одноступенчатого двухцилиндрового компрессора производительностью 105 л/мин (1200 об/мин), имеющего привод от коробки передач, системы следящего действия, пневматических цилиндров, радиатора, воздушных баллонов высокого и низкого давления и трубопроводов.С помощью сервоуправления производились повороты и торможение машины, что позволило снизить усилие на рычагах поворота до минимального - 10 кГ, а на педали главного фрикциона - до 15 кГ; однако в случае выхода из строя этой системы управление танком было затруднено из-за больших усилий на рычагах (до 80 кГ). При проведении полигонно-заводских испытаний сервоуправление педали главного фрикциона было снято из-за плохой работы привода.

В ходовой части применялась индивидуальная кривошипно-балансирная подвеска с листовыми рессорами на семи опорных катках на борт и буферной рессорой на переднем катке. Элементы подвески были защищены от возможных боевых повреждений броневым экраном и опорными катками. В состав гусеничного движителя входили 18 двускатных опорных и 10 поддерживающих катков с наружной амортизацией, ведущие колеса со съемными зубчатыми венцами, направляющие колеса с винтовыми механизмами натяжения и мелкозвенчатые гусеницы цевочного зацепления из штампованных траков с открытым металлическим шарниром. Натяжение гусеничных цепей производилось из отделения управления.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети 12 и 24 В (цепь стартера) обеспечивалось четырьмя стартерными аккумуляторными батареями 6СТЭ-144, соединенными последовательно, и генератором постоянного тока мощностью 2,5 - З кВт. Генератор устанавливался на коробке передач и приводился в действие от шестерни привода вентилятора системы охлаждения двигателя.

В качестве средств связи на танке была установлена радиостанция 71-ТАК КАК-З с умформерами РУН-750 и РУН-10а. Кроме радиостанции, для внешней связи в пулеметной башенке был установлен светосигнальный прибор цветного сигнала: белый, красный и зеленый. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТПУ-6.

Противопожарное оборудование состояло из ручных огнетушителей с тетрахлоруглеродом.

Танк Т-100 с боевой массой 58 т развивал максимальную скорость по шоссе 35,7 км/ч, по проселку до 10,3 км/ч и имел неплохие показатели проходимости. Машина могла преодолевать подъемы крутизной до 42°, рвы шириной 4 м, вертикальную стенку высотой 1,3 м, брод глубиной до 1,25 м и двигаться по косогору с углом крена до 25°.

В конце 1939 г. на базе танка Т-100 были разработаны самоходная установка, танк Т-100Z с более мощным вооружением, инженерный танк. В марте 1940 г. были изготовлены в металле самоходная установка СУ-100Y, а для танка Т-100Z главная (задняя) башня с гаубицей М-10 калибра 152,4-мм. Танк Т-100Z был разработан под руководством Л.С. Троянова, ведущим инженером машины был Э.Ш. Палей.

Инженерный танк на базе Т-100 разрабатывался для выполнения задач по наведению мостов, перевозке людей и подвоза взрывчатых веществ в специальных ящиках. В последующем предполагалось его использовать как базу для создания самоходно-артиллерийских установок. Опытный образец машины не был закончен, а его изготовленное шасси было использовано при постройке самоходно-артиллерийской установки СУ-100Y.

По результатам анализа боевых действий в войне с Финляндией и применения новых тяжелых танков, весной 1940 г. конструкторским бюро завода N 185 на базе танка Т-100 был разработан проект нового тяжелого танка - "изделие 103" (ведущий инженер проекта - Шуфрин). Машина предназначалась для подавления наземных огневых точек и борьбы с флотом противника. Был изготовлен деревянный макет этой машины, но дальнейшая работа над ней была признана нецелесообразной и прекращена ввиду того что танк Т-100 не был принят на вооружение, а также из-за отсутствия базового шасси.

Боевое приминение

Экипаж Т-100 состоял из военнослужащих 20-й тяжелой танковой бригады: командира лейтенанта М. Астахова, артиллеристов Артамонова, Козлова, радиста Смирнова и рабочих завода № 185 им. Кирова, водителя А. Люхина, запасного водителя В. Дрожжина и моториста В. Капланова. СМК, Т-100 и KB составили роту тяжелых танков под командованием капитана Колотушкина. 10 декабря 1939 года рота прибыла на фронт и была придана 90-му танковому батальону 20-й тяжелой танковой бригады.

Боевое использование СМК и Т-100 было достаточно подробно описано в книге "Конструктор боевых машин" (Лениздат, 1988). Вот что там можно найти об этом: танк СМК двигался во главе танковой колонны и в этом бою (имеется в виду 18 декабря) долго находился под обстрелом... У развилки Кямаря ? Выборг водитель не заметил груду ящиков и, видимо, наехал на них. Раздался сильный грохот, бурым дымом заволокло все вокруг. Танк остановился. Дождавшись, когда дым рассеется, старший лейтенант Петин вышел из танка и осмотрел подбитую машину. СМК стоял у большой воронки. Взрывом мины или заложенного здесь фугаса повредило ленивец и гусеницу, сорвало болты трансмиссии. Вышло из строя электрооборудование. прогнулось днище корпуса машины. Стоял 40-градусный мороз, но снег вокруг танка от взрыва почти полностью растаял...

Двухбашенный танк Т-100 и KB подошли и встали рядом. В составе экипажа Т-100 находились добровольцы-испытатели Ленинградского завода опытного машиностроения имени Кирова, и среди них Е.Рощин. Вспоминая об этом бое, он рассказывал: подойдя к подбитому СМК, наши машины прикрыли его своей броней. Т-100 встал впереди и правее, а KB тоже впереди, но чуть левее, таким образом, из трех машин образовалась треугольная бронированная крепость. В таком построении мы не только продержались несколько часов, но и пытались поставить СМК на ход, соединяя разбитые гусеницы... Но повреждения были слишком велики - кроме гусениц

Вид спереди пострадали катки, и тяжелую машину с места сдвинуть не удалось.

Тяжелый экспериментальный танк Т-100

Вид спереди

Тяжелый экспериментальный танк Т-100

Вид сзади


Эвакуационная группа лейтенанта Торопова пыталась вытащить поврежденный танк СМК, используя в качестве тягача 25-тонный танк Т-28. Работали по ночам под огнем противника, но вытащить эту громадину, прочно засевшую в воронке, не смогли. Поврежденный ленивец и разорванная гусеница полностью лишили танк подвижности. Пришлось оставить его на нейтральной полосе.

Действительно, рота тяжелых танков участвовала в атаках 90-го танкового батальона в районе Сумма-Хоттинен 17-18 декабря 1939 года. Во время этих боев у танка KB был прострелен ствол орудия, и машину отправили на ремонт. А подорвался СМК 19 декабря. В этот день 90-й танковый батальон 20-й танковой бригады прорвал линию финских укреплений. Вместе с батальоном за линию укреплений вышли СМК и Т-100 в сопровождении пяти танков Т-28. Подробности этого боя удалось найти в документе, направленном дирекцией завода №185 в штаб Северо-Западного фронта в феврале 1940 года. Ниже мы приводим этот документ полностью, с сохранением орфографии того времени:

Начальнику Автобронетанковых войск Северо-Западного фронта т.Богомолову.

О представлении к награждению работников завода №185 и военнослужащих из экипажа Т-100.
При начале боевых действий танк 100 был затребован командованием Красной Армии в действующую армию. Добровольно изъявили желание вступить в ряды Красной Армии для обслуживания 100 в боевых операциях на фронте:
- водитель т.Плюхин Афанасий Дмитриевич;
- запасной водитель т.Дрожжин Василий Агапович;
- моторист т.Капланов Владимир Иванович.
Указанные товарищи, вместе с командиром танка лейтенантом Астаховым Михаилом Петровичем, артиллеристами тт.Артамоновым, Козловым и радистом т.Смирновым, были зачислены в состав экипажа 100 и переданы в роту тяжелых танков 90-го танкового батальона 20-й танковой бригады. За время пребывания на фронте экипаж неоднократно участвовал в боях. Особого внимания заслуживает участие 100 в боевой операции 19 декабря 1939 года в районе рощи Сумма.

В этой операции был подорван белофиннами и выведен из строя танк СМК. Под артиллерийским и пулеметным огнем белофиннов (семь попаданий в 100 37-мм и 47-мм снарядов и многочисленные пулевые попадания) водитель т.Плюхин, закрывая своей машиной подбитый СМК, после длительных попыток вывести его из боя путем буксировки Т-100, попыток не увенчавшихся успехом из-за буксования гусениц Т-100 (наличие гололедицы) Экипаж подорванного СМК привёл в негодность агрегаты танка и его вооружение.

Экипаж Т-100 развил ураганный огонь из пушек и пулеметов и тем самым дал возможность для восьми человек экипажа СМК через аварийные люки (в днище Т-100 и СМК) перейти из СМК в 100. В это же время водитель т.Плюхин не прекращал наблюдения за действиями противника и вел огонь из револьвера по пытающимся приблизиться к танку белофиннам.

В этой операции был тяжело ранен младший командир из экипажа танка СМК т.Могильченко. После неудавшейся попытки подобрать его в 100 через аварийный люк в днище (последний заклинило гильзами пулеметных патронов), тт. Дрожжин и Козлов, под огнем белофиннов, вышли из Т-100 через люк малой башни и, подобрав раненого, перетащили его в 100.

В этой операции весь экипаж под командованием лейтенанта Астахова вел непрерывный бой с противником в течении пяти часов. В этот же день в бою у 100 заглох двигатель. Моторист т.Плюхин быстро устранил причину дефекта (срез резьбы регулировочной муфты магнето), умело перешел на работу с одним магнето (вместо двух), запустил двигатель и дал возможность танку продолжать выполнять задачу.

Плюхин А.Д. рождения 1910 года, член ВКП(б);
Каштанов В.И. рождения 1911 года, кандидат в члены ВКП(б);
Дрожжин В.А рождения 1907 года, кандидат в члены ВКП(б).
Докладывая о вышеизложенном, представляем к награждению орденами и медалями работников завода Плюхина А.Д., Капланова В.И., Дрожжина В.А. и военнослужащих лейтенанта Астахова, артиллеристов Артамонова, Смирнова и радиста Козлова.
Директор завода №185 Барыков /подпись/
Парторг ЦК ВКП(б) завода №185 Фомин /подпись/
Военпред АБТУ на заводе №185 военинже-нер 2-го ранга Ципко /подпись/
10 февраля 1940 года.


Тяжелый экспериментальный танк Т-100


Танк Т-100 после ремонта двигателя 18 февраля 1940 года был снова отправлен в действующую армию (возможно, что Е.Рощин был включен в состав его экипажа именно в это время). Машина действовала совместно с танками KB в составе 20-й (с 22 февраля по 1 марта) и 1-й (11 - 13 марта) танковых бригад. За это время машина прошла 155 км и получила 14 попаданий снарядами противотанковых орудий (левый борт - 6, маска 45-мм пушки - 1, ниша большой башни - 3, левая гусеница - 3, левый ленивец - 1). Во всех случаях броня не была пробита. После окончания войны Т-100 прибыл на завод, где была произведена замена двигателя и легкий ремонт танка. Всего к 1 апреля Т-100 прошел 1745 км, из них 315 км во время боев на Карельском перешейке.

База Т-100 послужила для разработки нескольких боевых машин, созданных по опыту боев в Финляндии. С самого начала советско-финской войны Красная Армия остро ощутила потребность в специальных бронированных инженерных машинах. Поэтому в середине декабря 1939 года Военный Совет Северо-Западного фронта обязал завод №185 спроектировать и изготовить инженерный танк противоснарядного бронирования на базе Т-100. Эта машина предназначалась для выполнения задач по наводке моста, перевозке саперов и взрывчатки и эвакуации поврежденных танков. Однако в ходе проектирования КБ завода получило от начальника АБТУ РККА Д.Павлова задание на постановку 152-мм пушки или другой подходящей с большими начальными скоростями на базу Т-100 для борьбы с ДОТ. В связи с этим директор завода №185 Н.Барыков обратился в Военный Совет Северо-Западного фронта с просьбой об отмене решения по изготовлению инженерного танка и вынесения решения по установке на машине 100 130-мм морской пушки. Просьба была удовлетворена, и уже 8 января 1940 года чертежи корпуса Т-100-Х (икс) - такое обозначение получила машина, были переданы на Ижорский завод.

Т-100-Х отличался от Т-100 установкой вместо башен рубки клиновидной формы с 130-мм морской пушкой Б-13. Подвеска машины проектировалась торсионной, и ее изготовление поручили Кировскому заводу, имевшему опыт в этой области. В ходе изготовления бронедеталей для ускорения сборки машины форма рубки была изменена на более простую. Новая самоходная установка получила индекс Т-100-У (игрек). Бронекорпус Т-100-У поступил с Ижорского завода 24 февраля, 1 марта началась сборка машины, и 14 марта готовая самоходка совершила свой первый выезд.

Но война к этому времени уже кончилась, и испытать Т-100-У в боевой обстановке на удалось.

В ходе советско-финской войны была сделана попытка модернизировать и вооружение Т-100. В январе 1940 года заместитель наркома обороны командарм 1-го ранга Г.Кулик дал указание усилить вооружение Т-100 установкой на него 152-мм гаубицы М-10 для борьбы с надолбами.
К середине марта 1940 г. была изготовлена новая башня с 152-мм гаубицей М-10. Ее предполагалось установить вместо имевшейся на Т-100 башни с 7б-мм пушкой Л-11. Машина с 152-мм артсистемой получила индекс T-100-Z (зет). Но новая башня так и не была установлена на танк в связи с принятием на вооружение KB-1 и КВ-2, АБТУ РККА прекратило все работы по дальнейшему совершенствованию Т-100.

Небезынтересно привести выдержки из отчетов по полигонным испытаниям танков СМК и Т-100, составленных комиссией под председательством П.Ворошилова. Причем отчеты эти датированы 22 февраля 1940 года: в это время СМК стоял на поле боя, а Т-100 снова убыл на фронт.
В отчете по Т-100 отмечалась, что недостаточно отработана система охлаждения, при движении по лесу сетки забиваются листьями, ненадежна работа вентилятора. Необходимо доработать механизмы управления коробкой перемены передач, конструкцию бортовых фрикционов необходимо пересмотреть в сторону усиления. Как достоинство отмечалось наличие пневматической системы управления танком. В заключении говорилось, что Т-100 заданным ТТХ соответствует. Рекомендовать для принятия на вооружение Красной Армии нецелесообразно, так как изготовлен и принят танк KB.

Однако представители завода №185, директор Барыков и главный инженер Гидков, высказали особое мнение, которое состояло в следующем:

Утверждение комиссии, что Т-100 нецелесообразно рекомендовать для принятия на вооружение при наличии решения о принятии KB является неверным, так как двухбашенный Т-100 является машиной другого класса по сравнению с КВ. Утверждение, что KB имеет лучшую ТТХ, по существу не соответствует действительности: по вооружению 45-мм и 7б-мм или 45-мм и 152-мм у Т-100 и у KB 7б-мм или 152-мм, по проходимости, по запасу мощности.

Поэтому завод считает абсолютно необходимым рекомендацию принятия Т-100 на вооружение даже при наличии КВ. Кроме того, по своим габаритам в Т-100 можно установить 130-мм морское орудие, чего на KB сделать нельзя. Но никакого решения по этому особому мнению принято не было.

Дальнейшая судьба последних советских многобашенных танков сложилась по-разному. СМК был доставлен на Кировский завод. По заданию АБТУ РККА в течении 1940 года завод должен был отремонтировать танк и передать его для хранения на полигон в Кубинке. Однако по неясным причинам до начала Великой Отечественной войны ремонт произведен не был, а после войны СМК пошел в переплавку.

Танк Т-100 летом 1940 года был передан для хранения в Кубинку, а после начала Великой Отечественной войны эвакуирован в Казань, а затем в Челябинск. Здесь машина была передана в распоряжение опытного завода №100, где и пробыла до конца войны. Дальнейшая судьба машины не установлена, но по некоторым данным до середины 50-х годов она находилась на территории Челябинского танкового училища.

Тактико-технические характеристикитяжёлого экспериментального танка Т-100
Год выпуска1939
Экипаж8
Масса, т 58
Габаритные размеры: 
длина, м 
ширина, м 
высота, м

8,495 
3,4 
3,43
Клиренс, м0,525
Ширина траков, м0,7
Броневая защита, ммЛоб корпуса 60 мм 
Борт корпуса 60 мм 
Корма 60 мм 
Крыша 20 мм 
Днище 20-30 мм
Вооружение76,2-мм пушка (Л-10) Л-11 
45-мм пушка обр. 1934-38 гг. 
3 х 7,62-мм пулемета ДТ.
Боезапас 200 выстрелов 
393 выстрелов 
4284 патронов
Средства связи 
- внешняя связь 
- внутренняя связь
     
71-ТК-3 
ТПУ-6
Двигатель "ГАМ-34-БТ" 
12-цилиндровый, 850 л.с
Емкость топливного бака, л1160
Среднее удельное
давление на грунт, кг/см2
0,68
Запас хода, кмпо шоссе - 160 
по грунту - 120
Макс. скорость, км/ч35,7
Преодолеваемые препятствия: 
подъём, град 
крен, град 
ров, м 
стенка, м 
брод, м

42 
25 

1,25 
1,25


Самоходная установка Т-100-У также была передана в Кубинку летом 1940 года. С началом войны САУ никуда не эвакуировалась. В ноябре 1941 года Т-100-У, вместе с 152-мм опытными САУ СУ-14 и СУ-14-1, вошла в состав самоходного артиллерийского дивизиона особого назначения. Однако сведений о боевом применении Т-100-У обнаружить не удалось.

Т-100-У сохранилась до настоящего времени и находится в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

Тяжелый экспериментальный танк Т-100


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. Ванёк 23 марта 2013 11:34
    В сравнении с "героем" предыдущей статьи этот выглядит мелковато. smile
    Ванёк
  2. Bosk 23 марта 2013 11:50
    Когда-то давным давно читал статью одного теоретика, так он утверждал что многобашенные танки появились раньше своего временни, ну вот подумалось а случаем ненаступают времена двухбашенных танковых платформ..?
    1. klimpopov 25 марта 2013 17:06
      Можно по фантазировать. Одна основная башня у танка с основным вооружением, вторая на ДУ со вспомогательным. Мне видится что дело не в колличестве башен а предназначении вооружения устанавливаемого на танках. Вот взять например того же Терминатора там есть разное вооружение которое применяется в завуисимости от задачи и тем не менее башни впринципе нет... Так что эта идея живет, только в очень измененной форме. Ну как то так
      1. the47th 4 апреля 2013 14:02
        Этот не подойдёт? Вторая пулемётная, но всё же башня.
  3. AK-47 23 марта 2013 12:09
    Внешне двухбашенный танк выглядит вполне современно, если бы его довели до ума, возможно он показал бы себя на полях ВОВ с наилучшей стороны.
    AK-47
    1. Avenger711 23 марта 2013 13:44
      КВ себя показал, до сих пор спорят, а был ли в нем смысл. Этого же при малейшем обездвиживании просто не вытащить было.
      Avenger711
    2. НАПОЛЕОН 23 марта 2013 14:15
      это тупиковая ветка развития танков это ещё поняли в конце 30 годов
      НАПОЛЕОН
  4. Iraclius 23 марта 2013 12:31
    Очень интересная машина. Статье плюс. Очень подробно расписана конструкция и боевое применение танка.
    Увы, но история безапеляционна - многобашенные танки не оправдали возлагавшихся на них надежд в первую очередь из-за сложности управления огнём. В наше время возобновление НИОКР по таким схемам представляется сомнительным даже с учётом новейших достижений автоматизации и робототехники. В любом случае появление даже второй башни приведёт к неизбежному увеличению массогабаритных характеристик танка, а, следовательно, и его уязвимости. request
  5. Iraclius 23 марта 2013 12:55
    СМК выглядит ещё более солидно:

    1. klimpopov 25 марта 2013 17:09
      А между тем нечто общее в подвеске и башне с ИСами и КВ просматривается.

  6. Drosselmeyer 23 марта 2013 13:14
    Жаль, что переплавили таких красавцев.
    Drosselmeyer
  7. svp67 23 марта 2013 13:45
    Цитата: Drosselmeyer
    Жаль, что переплавили таких красавцев.



    Жаль то оно конечно жаль, вот только хорошо что они в серию не пошли. КВ все таки был лучше, а такие "монструазы" на поле боя имели имели не много шансов, а вот сколько наша промышленность смогла бы их выпустить...еще тот вопрос
  8. Я так думаю 23 марта 2013 16:20
    Оказывается не всех "врагов народа" тогда расстреливали. Директора и главного инженера после такого "особого мнения" можно с полной уверенностью причислить к этой категории. Недай Бог их послушали бы ... страшно и подумать сколько проблем было бы танкистам от этого неповоротливого монстра ...
  9. svp67 23 марта 2013 18:08
    Вот КВ был рожден из проекта СМК, интересно если бы Т-100 прошел бы такой "апгрейд" какой бы танк получился...
  10. APASUS 24 марта 2013 10:58
    Теория много башенного танка показала себя не живучей.Хотя создать подобные машины пытались и немцы
  11. Прапор Афоня 24 марта 2013 21:47
    Цитата: Ванёк
    В сравнении с "героем" предыдущей статьи этот выглядит мелковато. smile

    Зато наш!!!
  12. valiant 25 марта 2013 00:10
    Цитата: APASUS
    Хотя создать подобные машины пытались и немцы

    Не пытались, а создали ещё в 1932 году и даже немного повоевали на них в Норвегии, потеряв один танк из пяти.
    valiant
    1. ALEW 30 марта 2013 15:21
      _" Рейнметал"!_выкрикнул я, вспомнив фотографию немецкого тяжелого танка, которую видел в альбоме училища, и скороговоркой выпалил _Тяжёлый, пушка 75, прямой выстрел 800, броня 40... В прицеле надвигалась ребристая громада. Её башня , поворачиваясь, нащупывала меня своей пушкой . Надеясь опередить, навожу перекрестие на башню. Раздаётся гром выстрела. В поле зрения телескопического прицела вместо башни танка клубится облако дыма... Выглядываю из люка . Передо мной, на том месте,где я видел немецкий танк, валяются исковерканные листы брони и дымится черное пятно. Позади спокойно разворачивается вправо башня нашего КВ. Вот, оказывается, кто стрелял !" 28 июня 1941г Г. И. Пенежко.
      ALEW
  13. SerGL 30 марта 2013 14:25
    Существует легенда, что снятие третьей башни произошло после совещания в Кремле. И.В.Сталин, рассматривая предоставленный макет танка сказал, что не не надо делать из него "Мюр-и-Мерелиз" и снял заднюю башню, сказав, что освободившуюся массу нужно пустить на усиление бронирования.

    У наших многобашенных танков было как минимум две проблемы - сложность управления и координации огня, а так же отсутствие адекватных эвакуационных средств (а так же средств транспортировки).
    SerGL
  14. Алекс 5 октября 2013 18:45
    Интересно по особому мнению руководства Кировского завода. Они как, хотели одновременно две машины выпускать: КВ и СМК? Да они-то с более простым КВ еле-еле справлялись. И второе. Отстаивали бы они точно так же сиоих конкурентов их Харькова с Т-100?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня