Эдвард Сноуден: правду не остановишь

17 июня Гленн Гринвальд, корреспондент британской газеты «Гардиан», провёл эксклюзивное онлайн-интервью с Эдвардом Сноуденом, знаменитым общественным информатором-обличителем, против которого затеяло уголовное расследование АНБ США. Посетители сайта «Гардиан» могли задавать ему вопросы в режиме реального времени. Прежде чем началось интервью, товарищ Гринвальд предупредил возможных участников трансляции о том, что Сноуден выходит на связь через защищённое соединение, и могут быть разрывы и помехи. Ответы Сноудена появлялись один за другим перед читателями газеты в виде текстовых блоков в живой ленте. Затем интервью было вывешено на сайте полностью.




Первый вопрос задал сам Гринвальд. Он спросил, почему беглец выбрал Гонконг.

Правительство США, сказал в ответ информатор, немедленно и предсказуемо истребило всякую возможность справедливого судебного разбирательства на родине — точно так же, как это было и с другими информаторами. В США Сноудена открыто объявляют виновным в государственной измене и заявляют, что раскрытие тайны есть не только уголовное преступление, но и непростительный антиконституционный акт. Это несправедливо, считает информатор. Почему? А вот почему: он не рассекретил каких-либо военных операций, законно проводимых США. Он сообщил о взломе АНБ гражданской инфраструктуры (университетов, больниц, частного бизнеса). Всё это опасно, считает информатор. Общественность должна знать, что правительство делает от своего имени то, на что «согласие управляемых» не имеет смысла.

Вопрос номер два поступил от Иэна Макаскилла, корреспондента той же «Гардиан»: «Почему вы просто не улетели сразу прямым рейсом в Исландию, если вы выбрали эту страну для получения убежища?»

На это был получен ответ следующего содержания. Для сотрудников АНБ оставить США — рискованно. Сотрудники агентства должны декларировать свои зарубежные поездки за 30 дней, и затем за ними следят. Существовала большая вероятность того, что ему запретили бы этот маршрут. Так что ему пришлось отправиться в ту страну, куда можно было улететь без предварительного бронирования — в страну с такой культурно-правовой базой, где он мог бы работать, не будучи немедленно задержанным. Гонконг обеспечил ему эти условия.

Один из пользователей спросил, не солгал ли он о своей годовой зарплате в 200 тысяч долларов: ведь фирма «Booz» сообщила о 122000 $?

На это Сноуден уточнил, что 200 тысяч было пиком зарплаты в его карьере; он не утверждал, что ему столько в последнее время платила компания «Booz». К тому же Гленн Гринвальд и его коллеги из «Гардиан» в течение нескольких дней бесед записали не все разговоры.

На вопрос следующего пользователя о том, зачем Сноуден ждал, когда на пост президента вступит Обама, почему не рассекретил документы раньше, информатор ответил так.

Он считал, что предвыборные обещания Обамы и само его избрание дают основания верить в решение имеющихся проблем. Не один Сноуден, многие американцы считали точно так же. Увы, вскоре после прихода к власти Обама закрыл глаза на расследования систематических нарушений законности. Мало того, он углубил и расширил несколько программ, позволяющих власти совершать злоупотребления. Нарушения прав человека, как это хорошо видно по тюрьме Гуантанамо, где люди всё ещё сидят без предъявления обвинений, мало его волнуют.

Известно, что компании «Google», «Facebook» и другие отказались признаваться в участии в «PRISM». Читатель «Гардиан» спросил, не думает ли Сноуден, что они лгут? Или, быть может, они ничего не знают?

В ответ товарищ Сноуден объяснил, что их отказы несколько раз эволюционировали, и поэтому становится всё более ясно, что они вводят нас в заблуждение. Они вынуждены по закону соблюдать тайну и помалкивать о названной программе, но это не соответствует их этическим обязательствам.

«Если, например, «Facebook», «Google», «Microsoft» и «Apple» отказались бы сотрудничать с разведывательным сообществом, то что, как вы думаете, правительство сделало бы? Закрыло бы их?»


Отвечая на вопрос о том, не планирует ли чего-либо в отношении его китайское правительство и не ждёт ли оно от него информации, Сноуден заметил, что толки в американских СМИ о «Красном Китае», реакция на всё, так или иначе связанное с Гонконгом или КНР, направлены на отвлечение общества от вопроса о преступлениях правительства США.


«Спросите себя: если бы я был китайским шпионом, почему же не улетел прямо в Пекин?..»


Отвечая на один из вопросов об опасности терроризма, Сноуден отметил, что американские чиновники каждый раз вынимают из рукава этот козырь, когда общественная дискуссия может ограничить их власть. Официальные представители США прямо вводят в заблуждение общественность или лгут о необходимости программ для прослушки.

Кроме того, важно иметь в виду, что Сноудена называют предателем такие люди, как бывший вице-президент Дик Чейни — человек, который, по словам информатора, дал государству схему необоснованных телефонных прослушиваний как своего рода разминку на пути к тому конфликту, в котором впоследствии погибло более 4400 и получило увечья почти 32000 американцев, а также к тому, что более 100000 иракцев мертвы. Слово «предатель» в устах Дика Чейни — высшая награда, которую может получить американец. Чем больше тревоги мы слышим в голосах таких людей, как он, сказал Сноуден, как Файнстайн или Кинг, тем, значит, лучше мы все становимся.

Говоря о Мэннинге, Дрейке и других информаторах, Сноуден сказал, что это примеры того, какие ответы может дать государству общество. По его словам, граждане, имеющие совесть, не станут игнорировать неправильных действий правительства просто потому, что будут уничтожены за это: совесть не позволит. Если администрация Обамы ответит ещё более жёстко против самого Сноудена, чем против других, она должна быть уверена: скоро и она сама окажется перед суровым общественным резонансом.

У Обамы есть ещё возможность вернуться к здравомыслию, к конституционной политике, к верховенству закона.

«У него есть ещё время, чтобы войти в историю в качестве президента, который заглянул в бездну, но отступил назад, а не прыгнул».


Сноуден советует ему потребовать создания специального комитета для рассмотрения этих программ перехвата, отказа от опасных привилегий государственной тайны. Обама мог бы начать традицию, которую приняли бы у него следующие президенты, он мог бы продемонстрировать своё уважение к закону, назначив следствие для рассмотрения политики, которую вёл, пребывая в должности, — с целью выявления любых правонарушений.

«Ни капли нельзя верить в правительство, если наши высшие чины освобождены от контроля: они должны подавать пример прозрачности».


Среди прочих заявлений Сноудена выделяется вот это, о США:

«Эта страна стоит того, чтобы за неё умереть».


Отдельно информатор отметил, что Джеймс Клэппер, директор Национальной разведки США, открыто лжёт общественности без последствий. И это, по мнению Сноудена, свидетельствует об извращении демократии.

Далее информатор в очередной раз отверг «сведения» о его контактах с китайским правительством, и сказал, что работает только с журналистами.

В заключение онлайн-интервью он выразил сожаление, что СМИ куда больше интересуются тем, что он, Сноуден, делал в семнадцать лет, или тем, как выглядит его подруга. Самая крупная программа слежки в человеческой истории, увы, интересует прессу много меньше…

Затем Сноуден поблагодарил всех за выраженную ему поддержку.

В другом номере «Гардиан» появилась статья Хелен Дэвидсон — о том, что отец Эдварда Сноудена просит его прекратить рассекречивание. Лонни Сноуден попросил сына вернуться домой — даже если ему грозит тюремное заключение.

На эту тему подробнее пишут Филип Шервелл и Малкольм Мур из «Дейли Телеграф».

Лон Сноуден — отставной офицер береговой охраны США. Он сказал каналу «Fox News», обращаясь к сыну:

«Я надеюсь, я молюсь, и я прошу тебя не публиковать никаких секретов, которые способны привести к измене».


Отец желает, чтобы сын вернулся домой. Он верит в то, что американская система правосудия всё применяет абсолютно правильно. Он даже предпочёл бы, чтобы его сын оказался заключённым в США, нежели свободным человеком в какой-то стране, у которой нет той свободы, которая находится под защитой.

Далее он подверг критике программу правительства по тотальной слежке, но тут же сказал, что он «опечален» решением сына обнародовать секретные документы.

Мистер Сноуден-старший опасается, что кое-какие люди повлияли на его сына, дабы он «пересёк эту линию и совершил измену…»

Журналисты напоминают, что бывший вице-президент Дик Чейни предположил, что Эдвард Сноуден — китайский шпион, аргументировав это тем, что тот выбрал Гонконг в качестве убежища. В ответ Министерство иностранных дел Китая заявило, что это «полная ерунда».

Возвращаясь к онлайн-интервью в «Гардиан», в завершение статьи приведём ещё одну реплику Эдварда Сноудена — те фразы, которые он произнёс в ответ на вопрос корреспондента Гринвальда:

«Всё, что я могу сказать прямо сейчас: правительство США не в состоянии скрыть правду, упрятав меня в тюрьму или убив меня. Истина идёт, и её нельзя остановить».


Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти