Сирийская сага "трехсотки"

Сирийская сага "трехсотки"
Зенитно-ракетный комплекс С-300. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ


Возможные поставки в Сирию российских ЗРС С-300П уже успели обрасти массой мифов. Как, впрочем, и сама эта ЗРС, которая никогда еще не участвовала ни в одной войне.


По поводу «трехсотки» надо напомнить, что эта ЗРС в 70-е годы создавалась как составная часть мощнейшей системы ПВО СССР. Она должна была размещаться главным образом в глубине территории страны, где не было опасности нападения с земли, ее «снизу» «подпирали» ЗРК малой и средней дальности, «сверху» – истребительная авиация. Кроме того, самих полков С-300П должно было быть много. Если же ЗРС «вырвать из контекста» и поставить в условия, для которых она не создавалась, начинают проявляться ее недостатки.

АХИЛЛЕСОВА ПЯТА ИДЕАЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Первый из них – громоздкость. Даже в минимальной комплектации один дивизион С-300П состоит из примерно десятка 12-метровых 4-осных грузовиков массой более 40 т. Притом что один дивизион не является полноценной боевой единицей.

Второй недостаток – наличие большой «мертвой воронки» вокруг каждой ПУ, внутри которой цель не может быть поражена.

Третий недостаток – очень низкий темп перезаряжания ПУ, не менее одного часа. Причем даже эта величина является чисто теоретической, для ее реализации нужно иметь ТЗМ на каждую ПУ и запасной боекомплект на позиции дивизиона. Как правило, нет ни того, ни другого, поэтому ЗРС оказывается в некотором смысле «одноразовой».

Из этих недостатков следует, что ЗРС чрезвычайно уязвима от атак с земли, а до момента развертывания – и с воздуха. Но и после развертывания каждый дивизион, а также КП полка должен быть прикрыт маловысотными ЗРК, ПЗРК, ЗРПК/ЗСУ. Кроме того, полк, состоящий из одного–двух дивизионов, в реальности небоеспособен из-за очень быстрого истощения боекомплекта. Кроме того, дивизионов должно быть больше одного еще и для того, чтобы они перекрывали «мертвые воронки» друг друга. Наконец, ЗРС весьма сложна для транспортировки. В частности, практически невозможна переброска воздухом. Теоретически можно запихивать по одной–две машины в Ан-124, но это очень дорого и долго. Морем тоже долго, но хотя бы дешевле. Как было сказано выше, система чрезвычайно уязвима на этапах транспортировки, разгрузки и марша к месту развертывания.

По всему по этому, мягко говоря, нелегко будет доставить «трехсотку» в Сирию «тайно». Скорее всего для ее доставки придется проводить серьезную боевую операцию с участием боевых кораблей ВМФ, включая крейсера (для обеспечения ПВО хотя бы порта разгрузки). При этом в стране, вся территория которой охвачена гражданской войной, С-300П и на марше, и после развертывания будет находиться под постоянной угрозой атаки с земли со стороны боевиков оппозиции или замаскированных под боевиков оппозиции израильских, натовских или арабских диверсантов. Поэтому система потребует очень сильного постоянного прикрытия с земли.

Что касается атак с воздуха, то если ЗРС удастся развернуть, именно для их отражения она и предназначена. Проблему подготовки персонала сейчас опустим (не исключено, что этот персонал будет состоять не из сирийцев). Воздействие на разных потенциальных противников будет тоже разным.

СТРАХОВКА ОТ ИНТЕРВЕНЦИИ

Как известно, во время операции в Ливии в 2011 году европейские ВВС по очереди «выходили из игры» из-за полного израсходования имевшихся у них боеприпасов и лимитов на топливо. Хотя у сил Каддафи вообще не было ПВО. У Сирии имеется много старых ЗРК С-75, С-125, С-200, «Квадрат», «Оса» и немного новых «Буков» и «Панцирей». И уже это практически полностью отбивает желание повторить ливийский вариант. Появление в Сирии С-300П исключит возможность вмешательства европейцев окончательно и бесповоротно.

Израильтяне будут в бешенстве, потому что их ВВС впервые лет за 40 встретятся с действительно серьезной проблемой. И это притом что у них не осталось летчиков с реальным боевым опытом (атаки против безответных палестинцев и «Хезболлах» не в счет). Для уничтожения «трехсотки» понадобится проведение очень серьезной операции с задействованием значительной части ВВС Израиля. При этом будет очень велика вероятность потерь и, соответственно, попадания летчиков в сирийский плен, что станет для еврейского государства другой серьезнейшей проблемой.

При этом необходимо подчеркнуть, что популярный в Израиле тезис об опасности попадания «трехсотки» в руки террористов является воплощением абсурда. Захватив С-300П, террористы могут разве что взорвать его на месте, поскольку не смогут осуществить его техническое обслуживание и боевое применение, для этого им заведомо не хватит квалификации (к тому же техническое обслуживание невозможно без участия изготовителя, то есть России). Кроме того, террористы всегда стремятся к скрытности своих действий. ЗРС С-300П спрятать совершенно невозможно, поскольку, как было сказано выше, она состоит из множества огромных машин. Кроме того, в боевых условиях ЗРС демаскирует себя и в эфире благодаря нескольким мощнейшим локаторам.

Лишь американцы могут гарантированно уничтожить С-300П без потерь в самолетах и летчиках: просто задавить ее «Томагавками». В этом случае любая крылатая ракета (за исключением сбившейся с курса) выполнит задачу – либо уничтожит какой-то элемент «трехсотки», либо отвлечет на себя 1-2 ЗУР, чем поспособствует истощению боекомплекта ЗРС. Для которой, как было сказано выше, существует почти неразрешимая проблема перезарядки. В конце концов у американцев больше «Томагавков», чем сирийцы получат ЗУР, поэтому рано или поздно они таким незатейливым способом выбьют «трехсотку» целиком. Правда, на это уйдет несколько сотен ракет (а их число в американских арсеналах отнюдь не бесконечно и составляет, по-видимому, лишь 3–4 тыс.) и соответствующее количество миллионов долларов, будут катастрофически испорчены отношения с Москвой – и только ради того, чтобы вернуть ПВО Сирии в то состояние, в котором она находится сейчас. Израиль, как было показано выше, для достижения того же результата заплатит еще более высокую цену.

В целом, разумеется, наличие С-300П существенно повысит устойчивость ПВО Сирии против агрессии со стороны НАТО, но вероятность такой агрессии и сейчас очень низка. Что касается Израиля, то вероятность атаки с его стороны, пожалуй, даже возрастет.

Написанное отнюдь не означает, что Россия не должна поставлять «трехсотку» в Сирию. Как минимум подписанный контракт должен быть выполнен, тем более что нет ни малейших оснований его не выполнять. Но надо правильно расставлять приоритеты, то есть не зацикливаться на угрозе, вероятность реализации которой низка, а сконцентрироваться на угрозе, которая реализуется прямо сегодня. МиГ-29М, С-300, «Бук» и «Бастион» – это хорошо, но еще сирийцам нужны «Калашниковы», РПГ-7, Т-72, Д-30, БМ-21, Ми-24, а также боеприпасы ко всему этому. У России на складах этого добра бесконечно много, поэтому его можно поставлять бесплатно (все равно все это обречено на скорую утилизацию). И чем бессмысленно утилизировать боеприпасы путем подрыва (и иногда ценой солдатских жизней), лучше отдать их Асаду, чтобы его армия утилизировала их в бою.

НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ С ВАХХАБИЗМОМ

В начале сирийского конфликта поставка таких вооружений, предназначенных для ведения гражданской войны, казалась сомнительной с моральной точки зрения (тогда еще иногда казалось, что народ восстал против диктатора). Сегодня такие сомнения отпали. Даже не потому, что «революционная» Ливия, Турция и арабские монархии ничуть не ограничивают себя в поставках оружия оппозиции, тем самым, кстати, полностью исключая возможность мирного решения (арабы и турки платят именно за то, чтобы оппозиция воевала до победы). И не потому, что очень значительная часть сирийского народа поддерживает Асада, иначе его не было бы не только в Дамаске, но и вообще на свете. Дело в том, что стремительная интернационализация и радикализация (точнее – ваххабизация) оппозиции делает сирийскую войну нашей войной. Всемирный ваххабитский интернационал – наш опаснейший враг, поэтому любой, кто воюет против него, – наш естественный союзник.

Очень долгое время таким союзником нам были американцы, как бы кощунственно это ни прозвучало для нашей «патриотической общественности». В Афганистане и Ираке они нанесли исламским радикалам огромные потери. Благодаря двум этим войнам ваххабитское давление на Россию, особенно на Кавказ, заметно снизилось. Но теперь это в прошлом. Из Ирака американцы ушли полтора года назад, из Афганистана уйдут через год, но уже сейчас они быстро сворачивают эту операцию. Теперь на переднем крае борьбы оказался Асад. Чем больше его бойцы убьют ваххабитов, тем нам будет лучше и спокойнее. Надо дать сирийской армии все, что требуется для решения данной задачи, критически важной для безопасности России. Не факт, что боевики оппозиции на самом деле пишут на стенах по-русски «Сегодня Сирия – завтра Россия», но факт, что именно так в реальности и будет.

Позиция Запада в данном вопросе становится все более неприличной. Получив от «арабской весны» нулевую выгоду и массу проблем, он продолжает произносить мантры о «кровавом диктаторе, воюющем с собственным народом». Если диктатор на самом деле стреляет в собственный народ, он и недели не продержится, как это было в Румынии в декабре 1989 года. Там, кстати, призывная армия полностью поддержала народ и быстро снесла диктатора. В Сирии армия тоже полностью призывная, до 80% ее сохраняет верность Асаду. Однако сильнейшая идеологическая зашоренность не позволяет Западу смотреть в лицо фактам. Еще абсурднее поведение Израиля, для которого Асад заведомо является гораздо меньшим злом, чем оппозиция. Тут, видимо, уже действуют инстинкты.

Впрочем, это является проблемами Запада и Израиля, а не нашими. Никаких реальных рычагов давления на Москву Запад не имеет, его антиасадовские и антироссийские истерики – свидетельство слабости, а не силы. Пропагандистские кампании призваны подавить волю противника к сопротивлению, скрыв при этом неспособность Запада применить силу на практике. От наших нефти и газа он не откажется. Про силовое давление говорить просто абсурдно. Если НАТО не рискует воевать с раздираемой гражданской войной Сирией, то какую угрозу он может представлять для нас? Наоборот, Запад все сильнее боится нас, чего в России, к сожалению, совершенно не понимают. Правда, есть такой специфический способ давления на наших высших чиновников, как шантаж, на наличие у них счетов и недвижимости на этом самом Западе. Но тут уж no comments.

Таким образом, укрепление ПВО и береговой обороны Сирии, разумеется, полезно в качестве «страховочного средства» от западно-турецко-арабского вмешательства. Но гораздо важнее сейчас средства наземной войны.

Тем более что они тоже становятся дополнительным «страховочным средством». Главное же в том, что ваххабит, убитый в Хомсе, никогда не придет в Нальчик или Уфу.
Автор:
Александр Храмчихин
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/wars/2013-06-14/3_siria.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

156 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти