Наш ответ «быстрому глобальному удару»

Отставание в высокотехнологичном вооружении может быть компенсировано сверхмалыми ядерными боеприпасами

Еженедельник «ВПК» в № 15 опубликовал материалы, свидетельствующие о необходимости развивать тактическое ядерное оружие РВ и А малой и сверхмалой мощности. Представляем точку зрения, согласно которой для решения задач регионального сдерживания нашей стране следует выйти из бессрочного Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД).


В 2009 году Федерация американских ученых, в составе которой 68 нобелевских лауреатов, совместно с Советом по защите природных ресурсов подготовили доклад «От противостояния к минимальному сдерживанию. Новая ядерная политика на путях к ликвидации ядерных вооружений» (From Counterforce to Minimal Deterrence. A New Nuclear Policy on the Path Toward Eliminating Nuclear Weapons). У нас в стране ряд экспертов расценили это событие как подготовку США к переходу на новый этап гонки вооружений: достигнув решающего превосходства в обычном оружии, техническом оснащении вооруженных сил и информационных технологиях над своими главными соперниками – Россией и Китаем, американцы предлагают остальным странам отказаться от стратегических ядерных сил (СЯС). Дальнейшее уменьшение ядерных арсеналов двух самых мощных ядерных держав – США и России проходило по линии Договоров о сокращении стратегических наступательных потенциалов СНВ-1, СНВ-2, СНВ-3. Это сокращение с повестки дня не снято. По сей день продолжается работа в этой области как со стороны США, так и со стороны России.

Параллельно в Стратегию национальной безопасности США вносится положение о значительной замене СЯС на обычные средства поражения.

Постановка проблемы

Наш ответ «быстрому глобальному удару»В военной науке даже в мирном политическом процессе сложилось четкое понятие «ядерное сдерживание на глобальном уровне». Как правило, говорится о СЯС прежде всего двух государств – США и Российской Федерации.

Для РФ сохранение и укрепление стратегических ядерных сил на данном этапе – единственный гарантированный способ обеспечения суверенитета. С другой стороны, по-видимому, по мере развития высокоточного оружия, средств информационной войны и оружия на новых физических принципах (ОНФП) роль ядерного сдерживания будет снижаться. Соответственно ЯО гарантом суверенитета рано или поздно быть перестанет. И к этому надо готовиться.

Военное руководство США заявило, что американцы не будут разрабатывать ядерные боеприпасы большой мощности. В Вашингтоне считают, что тратить значительные деньги в данном случае нецелесообразно. Поэтому Соединенные Штаты планируют разрабатывать высокоточные ядерные боеприпасы (ЯБП) малой и сверхмалой мощности. Среди других доводов – указанный класс ЯБП требует существенно меньших затрат времени и финансов, чем ОНФП. Что касается последнего вида оружия, то России сегодня за Америкой не угнаться. А вот ЯБП малой и сверхмалой мощности целесообразно применять в сдерживании на региональном уровне, поскольку их можно применять на поле боя с обычных носителей без особенных доработок последних и они более эффективны по сравнению с традиционными высокоточными боеприпасами. Необходимо учесть техническое условие: предлагаемые высокоточные ЯБП должны быть приспособлены для воздушных взрывов, чтобы обеспечить наименьший экологический вред (это актуально для регионального конфликта).

Вероятный сценарий

Распад двухполюсной системы взаимного сдерживания сделал мир менее безопасным. Появился соблазн решать политические проблемы военными методами. Соединенные Штаты присвоили себе право вооруженного вмешательства едва ли не в любой точке планеты, приняв новую форму сдерживания, основу которой составляет концепция «быстрого глобального удара» (БГУ). В соответствии с последней создали Главное ударное командование ВВС США (Air Force Global Strike Command – AFGSC). В его состав передали 450 установок. В дальнейшем они могут использоваться как средства запуска высокоточных средств с обычными боеприпасами.

Концепция БГУ предполагает нанесение мощного концентрированного удара несколькими тысячами высокоточных средств по стране-цели в течение двух – четырех часов, уничтожение важнейших объектов государства и принуждение его к капитуляции. В то же время США страхуются от удара возмездия со стороны России и Китая разворачиванием системы стратегической ПРО.

Если принять за аксиому, что США и РФ откажутся применять мегатонные ядерные боеприпасы, которые могут разрушить земную цивилизацию, то единственной возможностью обеспечить национальную безопасность России является ядерное сдерживание на региональном уровне. Такая концепция давно разработана военными специалистами России, но в силу ряда причин не получила широкого распространения.

Представим следующий сценарий. США нанесли БГУ по важнейшим объектам России, а с территории прибалтийских государств (Литвы, Латвии, Эстонии) перешли государственную границу РФ сухопутные войска блока НАТО, овладели Псковом, продвигаются к Москве. Учитывая ограничения рассматриваемого сценария, Россия может воздействовать по наступающим войскам тактическим ядерным оружием (ТЯО), в том числе высокоточными ЯБП малой и сверхмалой мощности. Наличное ТЯО и носители: фронтовые бомбардировщики с ядерными бомбами, крылатые ракеты воздушного, морского и наземного базирования. В ближайшей перспективе ракетный комплекс «Искандер-М» также будет иметь ядерные боеприпасы малой мощности. Кроме того, необходимо восстановить ядерную артиллерию (калибра 152 мм), для которой до сих пор хранится значительное количество ЯБП, в том числе разработан заряд сверхмалой мощности.

Опыт вооруженных конфликтов с участием США и их союзников в первом десятилетии XX века показал, что армии высокоразвитых стран зачастую превосходят ВС РФ по основным качественным и количественным показателям. В этих армиях – четко отработанные информационные системы боевого управления войсками и вооружением, включая современные АСУВ. Так, в войне США против Ирака в 2003 году наличие подобных систем позволило американскому командованию упреждать противника в принятии решений, боевом применении сил и средств, в нанесении огневых ударов по важнейшим объектам обычными средствами поражения.


Единственным способом решить проблему отказа от применения СЯС (мегатонных зарядов) в условиях качественного превосходства противника станет возможность РФ реализации упомянутой концепции ядерного сдерживания на региональном уровне с использованием высокоточных ЯБП малой и сверхмалой мощности.

Итак, региональное ядерное сдерживание осуществляется тактическим ядерным оружием и является составной частью глобального, для которого предназначена классическая триада – РВСН, МСЯС и ДА. Эта концепция представляет собой не только угрозу применения ТЯО, но и в случае вооруженного конфликта – реальное применение ограниченного количества ядерных ударов на континентальном ТВД или стратегических направлениях. Последнее позволяет с минимальными затратами и меньшим ущербом для своих войск осуществлять сдерживание агрессора, имеющего явное преимущество в людских ресурсах, более современную техническую базу и как следствие – превосходство в оснащенности войск современными автоматизированными системами информационного обеспечения и боевого управления.

Согласно сложившимся взглядам ТЯО может применяться в форме сдерживающего ядерного удара (СЯУ). Последний предназначен продемонстрировать решительность намерений России в недопущении агрессии или ее эскалации. СЯУ также возможен в рамках проводимой войсковой операции. Силы и средства ТЯО могут использоваться как до начала активных действий, так и в ходе отражения агрессии. Предварительно ВС РФ выполняют задачи по дезинформации противника, информационному противодействию техническим средствам, наращивают группировку сил и средств ТЯО.

С началом агрессии силы и средства ТЯО решают задачи поражения отдельных элементов в противостоящей группировке войск противника в целях нарушения управления или снижения его эффективности на оперативном уровне (это удержит агрессора от эскалации конфликта). Наносятся одиночные (выборочные) ядерные удары минимальной суммарной мощности по отдельным элементам войсковой группировки, по возможности исключающие непосредственное поражение мирного населения.

Успешное выполнение задач ядерного сдерживания на региональном уровне зависит от дальности поражения объектов противника, нашей способности наносить одиночные демонстрационные и сдерживающие ядерные удары наличным составом сил и средств ТЯО, возможности поражать типовые объекты с требуемым ущербом.

Оценка возможностей

Из всех сил и средств ТЯО рассмотрим наиболее современный ракетный комплекс (РК) «Искандер-М».

Построение боевых порядков наступающих войск организуется таким образом, чтобы главные силы группировок, а особенно ракетно-ядерные системы не могли поражаться не только артиллерией, но и оперативно-тактическими ракетами. Главные силы группировок войск составляют вторые эшелоны. Резервы бригад, дивизий, корпусов и полевых армий размещаются на большую глубину от линии боевого соприкосновения (ЛБС).

В настоящее время сложилась следующая классификация зон поражения: тактическая зона построения боевых порядков противника – удаление от ЛБС 100–150 километров, оперативно-тактическая (200–300), оперативная (400–500), оперативных резервов и тыловых объектов (800–1000). Учитывая максимальную дальность пуска комплекса «Искандер-М» и удаление его боевых порядков от ЛБС, определим возможности РК. Дальность пуска ракеты с ЯБЧ – 400 километров. При этом поражаются важные объекты противника в тактической и оперативно-тактической (200–300 километров) зонах.

Однако «Искандер-М» предназначен для ракетных бригад оперативных командований, а ограничения по дальности пуска для этого комплекса, устанавливаемые Договором по РСМД (до 500 километров), не позволяют этим РК поражать объекты противника в оперативной зоне и оперативные резервы, где расположены самые важные объекты. На наш взгляд, России уже давно целесообразно было бы выйти из режима соблюдения указанного договора модернизировать «Искандер-М» по дальности пуска до 800–1000 километров. Если нанесение РК демонстрационных сдерживающих ядерных ударов малой мощности не остановит противника, то тактические ядерные силы могут нанести групповой ядерный удар по основной группировке и тем самым заставить противника провести деэскалацию агрессии.

Примером успешного разрешения назревавшего конфликта в системе ядерного сдерживания может служить Карибский кризис 1962 года. Советский Союз провел блестящую операцию «Анадырь», в результате которой наши пусковые установки с ЯБЧ были размещены на Кубе. Для американской стороны эти действия стали совершенно неожиданными. В тот момент мир висел на волоске от развязывания глобальной ядерной катастрофы. Руководство США потребовало немедленного вывода советских стратегических сил с острова. СССР поставил свои условия: от Америки потребовали вывода носителей ЯО, размещенных в Турции и Италии. Компромисс был достигнут. Этот пример показал реальные возможности системы ядерного сдерживания, следовательно, и на региональном уровне может быть обеспечена безопасность России.

Таким образом, ядерное сдерживание на региональном уровне имеет полное право на существование. В настоящее время и на ближайшую перспективу пока не будут разработаны и внедрены в ВС РФ новые виды оружия, в том числе ОНФП, рассмотренная концепция станет реальным фактором сдерживания агрессивных устремлений. Эти предложения уже прорабатывались в научно-исследовательских центрах. Сегодня же необходимо приступить к отработке в войсках в различных видах учений вопросов регионального ядерного сдерживания, а также включить их в систему боевой и профессиональной подготовки в военно-учебных заведениях.
Автор:
Виктор Саксонов, Евгений Сапожников
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти